История Рима

Переводчик: 

Граний Лициниан, как полагают, жил во втором веке н. э. Несколько страниц его «Истории Рима» сохранились в палимпсете, но стремительность его стиля вместе с частыми пропусками в латинском тексте делают перевод рискованным. Этот перевод (английский) основан на издании N. Criniti, которое можно найти онлайн в PHI Latin texts (http://latin.packhum.org/loc/1257/1/0).

Сохранившиеся отрывки охватывают различные годы между 163 и 78 г. до н. э. В квадратных скобках номер страницы по изданию М. Флемиша.

 

Книга 26 (традиции римской армии)

[1] Рутилий сообщает, что консулы и полководцы, которые сокрушили врагов своим мужеством в жестоких сражениях, случалось посвящали себя богам, обещая [ворваться в середину врагов и отдать] свою жизнь за родину.

Подобно им…

… поразил кого их полководец созывал на общий совет. (10) Большинство историков пропускают или не называют [отряд] кавалерии, приданный к когорте.

[2] Я уже говорил в предыдущих книгах о построении, названиях и численности [легионов], и о солдатском оружии. Но я не могу пройти мимо кавалерии, которую Тарквиний удвоил в численности, так как упомянутые кавалеристы вели по две лошади в битву каждый. Он сказал, что эта практика пришла из Италии с культом Кастора, который изображен держащим [двух лошадей]. Но в Ферапне статуи Кастора и Поллукса не имеют «лошадиных следов». (15) Я думаю достаточно упомянуть этот древний храм, хотя я понимаю, что некоторые спартанские художники представляли Кастора и Поллуксаа «безлошадными», а другие с «прекрасными лошадьми». [3] [Конница] называлась flexuntes от вида кулона, который назывался «царственный», а также «лошадиный»…

 

Книга 28 (события 163-162 гг. до н.э.)

[4] Антиох, который жил в Афинах, стал царем после смерти своего брата. После этого он обдумывал войну против римлян, но он говорил, что был удержан гибелью Персея. У Антиоха было несколько хороших качеств, смешанных со множеством плохих. (5) Он был непредсказуемого характера и чрезвычайно легкомыслен. Он любил покутить на пирах, и [5] танцевал обнаженным под музыку; он мылся на публике и ходил в баню помазанный миррой и облитый духами.

Он возглавлял процессию на астурийской лошадке, а в Иераполе притворился, что обручается с Дианой. В то время как другие готовили угощение, он вынес сосуды из храма, а после обеда со столов собрал посуду в качестве приданного, за исключением кольца, единственное из всех подношений он оставил богине.

Когда Гракх, [6] которого я упомянул ранее, был консулом во второй раз, Антиох умер в одну ужасную ночь. В то время как его тело везли в Антиохию, животные внезапно испугались, сбросили его тело в реку и скрылись. Таким наказанием расплатился он за вопиющее кощунство.

(10) Антиох посвятил две колоссальные статуи, двенадцать локтей высоты, одну Юпитеру Олимпийскому, а другую Юпитеру Капитолийскому. В Афинах он построил Олимпейон с мраморными стенами и окружил его многочисленными колоннами. Знаменитый храм Юпитера Олимпийского в Афинах долгое время оставался неоконченным…

[7] Другие чудеса сообщались… говорят, что благородная женщина по имени Эмилия, которую поместили на погребальный костер, когда ее семья причитала, чудесным образом вернулась к жизни при звуках труб.

Есть рассказ о братьях Корфидиях. Старший брат оставил наследником младшего брата, а после того как его воля была оглашена, старший брат вернулся к жизни. Он сказал, что был послан назад своим братом; (20) его брат был спрошен о 10 000 денариев уплаченных на погребение, он показал где спрятано золото и передал свою дочь на попечение старшего брата. Золото было найдено в указанном месте, а затем было объявлено, что младший брат внезапно умер.

Я решил не включать множество чудес в эту историю, [8] чтобы избежать заполнение страниц сведениями подобного рода, хотя с их полезностью в целом согласен. Я хотел выяснить об этих братьях самое необходимое, чтобы иметь возможность сохранить эту историю и передать ее потомкам.

Тот самый Т. Гракх, который изгнал… среди астуров, затем отправился против испанцев. (25) После чтения книги авгуров, [9] он пишет, что был научен своими коллегами, что он должен принять ауспиции [вне] померия, когда отправится проводить выборы на Марсовом поле, потому что помериум — это предел для городских ауспиций. Но он поставил палатку на вилле Сципиона, и когда он вошел в померий…

Я должен упомянуть П. Лентула, который был консулом с Гн. Домицием. (30) Лентул был выдающимся человеком и оказал великие услуги республике. Когда он был praetor urbanus, сенат поручил ему скупать земли в Кампании, которые были полностью заняты частными лицами, с тем чтобы они стали государственными землями. Владельцы земли доверили Лентулу назначить цену, и будучи человеком справедливым, он не обманул их. Такова была его умеренность, что он служил как интересам республики, так и ограничению частной собственности, и он воспользовался казенными деньгами для покупки 50 000 югеров земли. (35) Он предоставил кампанскую территорию, которая была разделена между частными лицами, в государственную собственность, [10] и сделал это по справедливой цене. Назначенный для следствия, он восстановил множество других земель и оставил план территории на бронзовой табличке с храме Свободы, позже разграбленном Суллой. Этот же Лентул дал ровно 25 сестерциев приданного за свою дочь.

Сенат даровал царство Антиоха Епифана его сыну Антиоху, который был еще мальчиком, а вскоре прославился как Евпатор. Сенат отклонил просьбу Деметрия, сына Селевка, который был послан отцом в качестве заложника, сделать его царем, хотя Деметрий заявлял, что прибыл в Рим маленьким мальчиком, и теперь достаточно взрослый, 24 года; Рим был его домом, а сенат его родителями. (40) Сенат сочувствовал ему…

 

Книга 33 (события 105 гг. до н.э.)

[11] Бывший консул М. Аврелий Скавр был сброшен с коня и пленен [кимврами]. Когда они призвали его на совет, он ни сказал и ни сделал ничего, что было бы недостойно римлянина, который обладал такими высокими почестями. Из–за этого он был убит, хотя мог спастись; (5) он отклонил их просьбу действовать в качестве их вождя, стыдясь, что должен остаться в живых после того как потерял свою армию. Консул Маллий был встревожен этой победой кимвров, и отправил письмо, умоляя Цепиона объединить силы и противостоять галлам большой объединенной армией; но Цепион отказался. Цепион переправился через Рону и хвастался перед своими солдатами, что он оказывает помощь перепуганному консулу; он он не хотел даже обсуждать с ним [12] как вести войну, и с презрением слушал сенатских послов, которые уговаривали полководцев сотрудничать и объединиться для защиты государства. Кимвры отправили послов устроить мир и просить земли под посевы, но он выпроводил их так резко, что они напали на следующий день. Его лагерь был расположен недалеко от лагеря Маллия, но он не дал убедить себя, хотя тот был так близко, объединить армии.

Большая часть армии была уничтожена… … [в битве] за один день до октябрьских нон. Рутилий Руф говорит, что по крайней мере 70 000 регулярных и легко–вооруженных войск погибли в этот день.

Римская матрона, действуя как будто в умопомешательстве, села [13] на трон Юпитера. Поэтому на Капитолии заново был проведен ритуал очищения. (20) Статуя Марса, говорили, упала головой вниз во владениях Сабинов. И незадолго до намеченных игр, когда трубачи заиграли на своих инструментах над жертвенником, черные змеи неожиданно появились и стали роиться перед алтарем и покусали многих прохожих, пока трубы не замолчали. Затем змеи вдруг исчезли.

Несколько матрон вышли вперед, после того как были предупреждены одним и тем же сновидением в одну и ту же ночь с сообщением о священных приношениях; и некоторые жертвоприношения были проведены по этому поводу. Благороднейшие мальчики пели гимн богам, специально составленный поэтом.

[Гн. Маллий был отправлен в изгнание по тому же обвинению, что и Цепион, декретом народа, который был предложен Сатурнином.]

(25) [Гн. Помпей родился в этом году.] [14] Консул Рутилий, коллега Маллия, остался единоличным правителем. [Цицерон также родился в этом году.] Вследствие этого, поскольку все государство с трепетом и страхом (ожидало) нападение кимвров, Рутилий (заставил) молодых людей дать присягу, что ни один из них никуда не уедет за пределы Италии. Вестники были отправлены ко всем берегам и портам Италии с указанием, что никто моложе 25 лет не должен быть допущен на борт судна…

 

Книга 35 (события 87-85 гг. до н.э.)

[15] [Сенат] не хотел делать что–либо вопреки [предзнаменованиям] и поэтому решил — нечто, что они никогда ранее не делали от имени священников — что содержание [Сивиллиных] книг должно оглашаться публично. Было решено, что это предначертано в стихах, что если Цинна и шесть трибунов будут изгнаны из страны, будет мир, спокойствие и безопасность.

Марий также получил предзнаменование во время своих прошлых приключений. Когда варвар бежал из своей комнаты и оставил ее открытой [16] Марий вышел и увидел осла, которому был предложен корм, но он удалился искать воду. Марий подумал, что это указание на то, что он должен делать то же самое, и поэтому он спросил (как) спуститься к морю, каковым способом он чудесно спасся.

Когда Марий собрал около тысячи последователей, он отплыл в Теламон на соединение с Цинной. Брут и другие изгнанники стекались к нему из Испании. Люди, которые видели его на вершине побед, теперь увидели его [17] неопрятным и бедно одетым, и он обращался ко всем к ним как проситель, которого угнетают враги. Таким образом он быстро набрал легион добровольцев. Он дал солдат Цинне с Серторием и Папирием как своими офицерами, (10) и отдал часть кавалерии Милонию с приказом двигаться на Рим, который, как ожидалось, был беззащитен. Это принесло успех Цинне.

[18] Помпей принял приказание сената прийти на помощь государству с сомнительною верностью; он продолжал мешкать, пока Марий не проскользнул в порт. Оставаясь здесь до ночи, Марий позволил Валерию, который руководил кавалерией гарнизона, взять контроль над Остией. (15) Помпей не долго откладывал войну с Серторием, и открыто боролся против него. Послы были отправлены с обеих сторон, но ничего не добились, потому что Цинна считал, что он одержал верх.

Марий со своими сторонниками получил контроль над Яникулом [19] после убийства многих из его противников, которые были схвачены и зарезаны по приказу Мария. Октавий получил шесть когорт от Помпея и пересек Тибр. Милоний был убит, а остальные солдаты, которых Серторий послал на помощь Милонию, были отброшены. (20) […] тысяча людей Октавия были убиты, включая сенатора Эбуция, и семь тысяч их врагов. Яникул можно было взять в тот же день, но Помпей не позволил Октавию двигаться дальше, и заставил его призвать Красса. Он не хотел останавливать боевые действия до выборов, с тем чтобы он сам мог получить значительную должность. Два Катула и Антоний явились как послы Сената умолять Метелла, лагерь которого располагался неподалеку, [20] прийти на помощь отечеству.

Во время сражения между Помпеем и Серторием, рядовой солдат из армии Помпея, в то время как он грабил труп врага, узнал в нем своего брата. (25) Он воздвиг костер для своего брата и во время похоронных обрядов, произнеся множество проклятий, убил себя мечом. Этот поразительный случай вызвал у всех осуждение гражданской войны и изменил их отношение. Никто не мог удержать слез.

Жители Нолы выступили против города Абелла и сожгли его. Марий отправил Сертория к Ариминию; он убил нескольких его людей и принял капитуляцию остальных, чья верность была подорвана.

Сенат был запрошен послами Метелла решить вопрос относительно верности самнитов, которые говорили, что они согласятся на мир только при условии, что они и все перебежчики получат гражданство [21] и восстановят имущество. Сенат отказал, желая сохранить древнее достоинство римского народа. (30) Когда Цинна услышал об этом, он с помощью Флавия Фимбрии привлек самнитов на условиях ими затребованных, и присоединил их силы к своим.

Между тем Помпей продолжал все запутывать… Он видел, что сенат противостоит всем изгнанникам, и в особенности Цинне, но даже при этих условиях он обеспечил безопасность делегатам, посланных Цинной. Он тайно обсудил планы с Цинной, но не стал делиться сведениями с Октавием. Каждому сдавшемуся было гарантировано гражданство; они обещали предоставить многие тысячи солдат, но с трудом наскребли шестнадцать когорт. (35) И армия была поражена такой великой чумой, [22] что семнадцать тысяч сторонников Октавия умерли.

В то время как Помпей лежал в постели больной, началась гроза; сам Помпей был поражен молнией, и верхушка его палатки разрушена. Он не проявлял никаких признаков жизни, и армия оставалась без полководца несколько дней. Затем, так как Помпей не мог быстро выздороветь, Г. Кассий был послан в лагерь с тем чтобы принять командование армией, пока он не восстановит здоровье. (40) Когда он прибыл, Помпей вдруг призвал… послы, которые были… Так или иначе он был согласен… Кассию было очевидно, что Помпей близок к смерти.

На третий день после этого Помпей умер от удивительной изнуряющей болезни. Народ города сорвал похороны, [23] выбросив его тело из похоронных носилок и протащив по грязи. Все согласились, что этот презренный человек по справедливости наказан небом за предательство и жадность. Но сенаторы и трибуны сдержали толпу и защитили тело своими одеждами. (45) Историки рассказывают, что тело было поднято на общественные похоронные носилки для погребения.

Октавий привел солдат Помпея в собственный лагерь. Метелл повел свою армию против Цинны, но его солдаты вдруг захватили все штандарты и с громкими криками встретили армию Цинны, которая приветствовала их в ответ. Встревоженный таким поворотом событий, Метелл отвел свою армию, и одним из первых предложил направить переговорщиков к Цинне для обсуждения мира. По его возвращении Красс настаивал на битве и советовал Метеллу, чтобы он… должен искать Цинну без дальнейшего промедления (50)… [24] Ввязавшись в бой с Фимбрией, он был наголову разбит, но не погиб, когда Метелл…

Сулла сразу же вернулся в Афины и наказал главарей восстания и виновных [в пособничестве им]… жестоко убив оставшихся.

Митридат собрал много солдат со всех сторон, а когда узнал о разгроме, он произвел дополнительные наборы. Он послал 65 000 пехотинцев и всадников и семьдесят серпоносных колесниц с Дорилаем во главе. [25] Архелай спешно добавил еще [десять] тысяч человек, набранных на островах, которые он снова разорял своими боевыми кораблями.

(65) В первый день понтийские солдаты были разбиты, а сын Архелая убит. Ослабленные и подавленные они оставались в своих укреплениях всю ночь. По утру началась жестокая атака, и наши солдаты захватили лагерь. [26] Они убили огромное количество врагов и взяли в плен более 25 000 человек, которые потом были проданы в рабство. Архелай бежал на Халкиду в маленькой лодке.

(70) Царский гарнизон Абдеры ускользнул после захвата (города) Филиппы.

Сулла и Архелай вели переговоры в Авлиде, и Сулла назвал условия, но которых Митридат получит мир. Митридат в конце концов принял эти условия, потому что он был встревожен приходом Фимбрии, что я объясню в надлежащее время, и Сулла пообещал, что не будет менять никаких условий. Условия были следующие: Архелай должен передать флот Сулле, а царь должен уйти со всех островов, [27] Азии, Вифинии, Пафлогонии и Галлогреции. (75) Он должен был вернуть послов Кв. Оппия и Ман. Аквилия, и должен был вернуть всех прочих пленных, которых было значительное число. Особо были упомянуты македоняне, которые проявили исключительную верность, что их жены и их дети должны быть возращены им.

В дополнение царь должен был дать семьдесят полностью снаряженных палубных кораблей союзников, и должен был сам обеспечить пропитание, платье и жалование для них.

На таких условиях Митридат заключил мир с Суллой в Дардане. После примирения с римлянами, он отпустил Ариобарзана как раба, и отправился в Понт с остатками флота.

Хотя условия мирного договора были установлены, офицер Суллы Гортензий направился к медам и дарданам, которые беспокоили союзников. (80) Сам Сулла возглавил армию на территории медов, до этого [28] он переправился в Азию для переговоров. После резни вражеских сил, которые беспокоили Македонию, он подчинил дарданов и денселатов.

[Сулла] провел расследование в Эфесе и казнил главарей восстания. Он наложил штрафы на города, и завладел городами, которые еще сопротивлялись.

Курион восстановил Никомеда на троне Вифинии, к которой он присоединил Пафлагонию. Никомед был обходителен и более культурен, чем его отец того же имени. Он был предан римлянам настолько, что не был вовлечен ни в какое предательство, и он с честью держался свой верности, свободной от всякого зла.

(85) [29] Его брат Сократ не соблазнился ревностными поисками контроля над царством, потому что имел достаточно проблем от прошлых своих авантюр. Никомед, которого по праву прозвали Эвергет («благодетель»), потому что он принес процветание своим нуждающимся подданным и многих завоевал своим великодушием, не удовлетворился одним законным сыном, которого он имел от Аристоники, но произвел еще одного сына по имени Сократ, которого родила наложница из Кизика Агна. Он отослал Сократа и его мать в Кизик с 500 талантов. Когда этот {Никомед} умер в старости, возможно, от яда, ему наследовал сын Аристоники… После утраты своей матери, он женился на сестре отца, [30] которая была дорога отцу при жизни. Всего лишь через девять дней она или умерла от болезни или была убита, и тогда он женился на Нисе, дочери Ариарата, царя Каппадокии. (90) Сократ сообщил царю Митридату, что Ниса призывает его к войне против брата.

Сократ получил великолепный прием у Митридата, и тот даже назвал его Хрестом («Благой»), как самым лучшим именем. Затем он отправился в Рим просить признать его царем, но не добившись успеха, он вернулся в Кизик. Ему было слишком стыдно возвращаться к царю. После убийства своей сестры из жадности, он был преследуем как Никомедом Филопатором, так и жителями Кизика, и прибыл на Эвбею, где остановился у некого Корнелия, римского всадника. Он был принят достаточно любезно Корнелием и его юным сыном… узнал преступления…

 

Книга 36 (события 81-78 гг. до н.э.)

[31] предупрежденный… он избежал борьбы.

И Помпей, когда ему было 25 лет, кроме того римский всадник — то, чего еще никогда не было раньше — отмечал триумф как пропретор за Африку в четвертый день до мартовских Ид. Некоторые авторы утверждают, что по этому поводу во время триумфа римскому народу были показаны слоны. Но когда он входил в город, триумфальная арка оказалась слишком мала для четверки слонов, запряженных в колесницу, хотя они пытались (пройти) дважды.

Триумфы также отмечали Мурена за Азию, и Валерий Флакк [32] за Кельтиберию и Галлию.

Братья Лициний и Теренций Лукуллы устроили бой между быками и слонами во время своих игр как курульные эдилы. Ранее Клавдий представлял подобную битву как эдил в цирке во время Ludi Circenses.

Жители Волатерры подчинились римлянам после восстания при котором бывший претор Карбон, которого Сулла поставил над ними, был побит камнями (он был братом Гн. Карбона). Проскрибированные были изгнаны из города и были порублены кавалерией, посланной консулами Клавдием и Сервилием. Перед этим [в предыдущем году] самниты в Ноле сделали то же самое из страха перед осадой. (10) Папирий Мутил бежал из Нолы, но затем даже его жена Бассия отказалась впустить его ночью в Теанион, потому что он был одним из проскрибированных, и он закололся кинжалом.

Сулла также предоставил провинцию Цизальпинскую [Галлию].

(25) [Сулла] оставил распоряжение, что он должен быть похоронен, а не кремирован, [33] но Л. Филипп заявил, что кремация будет лучше, чтобы Сулла мог избежать судьбы постигшей Мария, чье тело вытащили из гроба вражеские солдаты и разорвали на части. Поэтому было объявлено время общественного траура, и римские матроны оплакивали Суллу целый год. Его тело было сожжено на Марсовом поле Рима после великолепных похорон, в которых приняли участие большие массы народа. Когда костер был подожжен, начался проливной дождь.

Мы подошли к [периоду, охваченному] историей Саллюстия, но, как мы определили, мы исключим вещи, которые задерживают нас и не являются необходимыми. Ибо сказано, что Саллюстия надо читать не как историка, но как оратора. Он находит порчу своего времени и порицает его преступления; он включает речи и описания различных мест, гор, рек и других такого рода вещей; он устанавливает вину и производит детальное сравнение.

Но когда народные трибуны призвали консулов [34] восстановить власть трибунов, Лепид отказал первым, и большинство толпы на собрании согласились с ним, когда он сказал в своей речи, которая до сих пор сохранилась, что не будет пользы от восстановления трибунской власти. (35) Он провел закон о хлебе без сопротивления, который предусматривал раздачи хлеба для народа по пяти модий, и много других обещаний: призвать изгнанников, отменить законы Суллы, и восстановить владельцев земли, которая была использована для военных колоний.

Жители Фесулы ворвались в укрепленные пункты ветеранов. Убив многих ветеранов и восстановив свои поля, они защищали свои действия перед сенатом на основании того, что [35] что селяне были вынуждены сделать это после того, как были изгнаны из своих домов. Консулы были назначены в армию и отправились в Этрурию согласно поручению сената.

Лепид… в горах… привел обратно свою армию. (40) Но когда оружие было собрано и Катул не медлил… Где кто–то, казалось, был рядом с ним, поэтому когда он шел вдоль берега и озера, он избегал вершин гор.

 

С миром настолько неопределенным сенат прибег к наиболее торжественным клятвам, что они не должны перемещать свои вооруженные силы ни на шаг дальше. Когда они приблизились к городу, Лепид послал вперед своего посла… (45) Ибо он был от природы смутьян и не способен оставаться в покое… их с миром…