8. ФЕРЕКИД

Из 12 поименованных Дионисием логографов мы имеем некоторые сведения только о приведенных выше 5 историках; об остальных мы не имеем почти никаких сведений. От других древних писателей (например, от Афинея) мы знаем имена еще нескольких историков; из них важен только один Ферекид.
В своей "Древней истории Рима" Дионисий отзывается о Ферекиде, как об "одном из древних историков, не уступающем никому из генеалогов" (τῶν ἀρχαίων συγγραφέων ...γενεαλόγων ουὸενος δεύτερον -I, 13, 1); а схолиаст к Аполлонию Родосскому цитирует его почти столько же раз, сколько всех других логографов вместе.
Древние источники сообщают о двух Ферекидах - логографе и философе: Ферекид-логограф называется то леросцем, то афинянином. Объясняют эту двойственность тем предположением, что он был уроженцем острова Лероса, но написал свое главное сочинение в Афинах и проявлял особенный интерес к этому городу.
Ферекида-философа называют уроженцем острова Сироса - Σύριος, но так как это слово означает также уроженца Сирии, то некоторые считают его уроженцем этой страны. Древние находили, что Ферекид-философ старше Ферекида-логографа, и признавали его, наряду с Кадмом Милетским, первым писателем-прозаиком. Время его жизни - VI век. Его космогоническое сочинение (по видимому, единственное) называлось Πεντέμυχος по числу пяти стихий: эфир, огонь, воздух, вода, земля.
Свида называет даже трех Ферекидов, считая леросца и афинянина разными лицами, но новая наука не признает этой разницы.
Так как время "процветания" - ἀκμη[1], т. е. годы жизни около 35-40, для Ферекида-логографа - Евсевий относит к 454/3 гг. до н. э., то можно допустить, что время его рождения относится приблизительно к 500-490 гг.[2] Таким образом, он был современником Геродота и Фукидида.
Свида приписывает Ферекиду несколько сочинений, но сохранились отрывки лишь одного из них, которое у древних цитируется под разными заглавиями: Ἱστορίαι, Γενεαλογίαι, Αὺτόχθονες; самое распространенное название "Истории" - :Ἱστορίαι. Это сочинение делилось на 10 книг. Оно содержало рассказ о происхождении богов и знатных родов (в книге I речь шла о феогонии и гигантомахии, в книге II - о Прометее, в книге III - о Геракле, в книгах IV-V-об аргосских и критских сказаниях, в книгах VI, VII, VIII - об эолийских сказаниях и о походе Аргонавтов, в книгах IX и X - об аркадских, лаконских, аттических сказаниях).
План "Историй" воссоздать трудно, потому что лишь небольшое число отрывков дошло до нас с точным обозначением книги, из которых они заимствованы. Число сохранившихся отрывков- 118.
До какого времени довел Ферекид свой труд, неизвестно, но едва ли можно предположить, что он касался современных ему событий; вероятно, история его шла не далее рассказа о вторжении дорийцев в Пелопоннес и о выселении эллинов на берега Малой Азии. Относительно этих событий есть несколько отрывков, где речь идет о геройской смерти царя Кодра (фр. 110), о первоначальных жителях Ионийского побережья - карийцах и лелегах, изгнанных переселенцами (фр. 111), и об основании города Теоса (фр. 112).
Разбор отрывков "Историй" показывает, что главное достоинство труда Ферекида состоит в обилии собранного им материала и в простоте изложения. Не вдаваясь в аллегорическое толкование легенд подобно своему предшественнику Гекатею и своему современнику Геродоту, он довольствуется простым пересказом их.
Отличительные черты его слога - простота, безыскусственность, краткость и отрывистость фраз, отсутствие периодической речи; но все эти черты свойственны всем логографам.
Диалект, на котором пишет Ферекид, - ионийский, но он отличается обилием аттических форм. Это весьма понятно, если принять во внимание долговременное пребывание автора в Афинах, хотя многие формы должны быть приписаны цитирующим его отрывки авторам или переписчикам.
"Истории" Ферекида сохранялись и читались долее, чем сочинения других логографов; доказательством этого служат как многочисленные цитаты, приводимые из "Историй" позднейшими византийскими авторами, так и то обстоятельство, что сочинение его никогда не подвергалось подозрению в подложности.
"Истории" могли бы иметь для нас значительную ценность, если бы дошли в своем полном виде, так как они были сборником легенд, из которых нам известна только часть, да и то в разрозненном виде и в передаче позднейших авторов.


[1] 1 Выражения ἀκμη, ἤκμασε, συνήκμασε крайне неопределенны. Пора человеческой жизни, ими обозначаемая, противополагается молодости и старости, как нечто среднее (ср. Платон. Государство, 439В) но «акмэ» ближе к молодости, чем к старости; ὲναὐταῖς ἀαῖς ἀκμα ὶς у Исократа (VII, 57) противополагается παὶδες οντες.
[2] 2 Псевдо–Лукиан в сочинении «Долговечные» (22) говорит, что Ферекид Сиросский дожил до 85 лет. Если под этим Ферекидом разумеется логограф (так как оба Ферекида часто смешиваются), то год смерти его, надо полагать, был приблизительно 410.