Семенов-Тян-Шанский А.

II. РИМ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

I. ОБЩЕГРАЖДАНСКИЕ МОТИВЫ

* * *
(I, 2)
Довольно граду и снегов
Отец наслал земле, с размаха
Бросая в куполы богов
Десницей молнию!.. Дал страха
И Риму, и народам!.. Дал
Век Пирры, думали, с хаосом
Чудес вернется вновь: когда
Протей гнал скот вверх по утесам;
Когда в местах для голубей,
На высях вязов висли рыбы
И серны плыли средь зыбей,
Заливших земляные глыбы.
Мы зрели желтый Тибр: назад
Катясь от вод этрусских, в гневе
Грозил он камням колоннад,
И Храму Нумы, Весте-деве.
Поток, заступник женин, он
За плач Илии вел расправу -
И левый берег затоплен,
Хоть Зевсу то и не по нраву.
Грехом отцов разрежены,
Услышат внуки, что Квириты
Точили, в стыд своей страны,
Тот меч, которым Персы биты.
К кому же из богов народ
Взовет пред гибельным паденьем?

ОДЫ И ЭПОДЫ. I. ОТЗВУКИ ЭЛЛАДЫ

Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 
Переводчик: 

1. ГИМНЫ
ГИМН ВАКХУ[1]
(II,19)
Я Вакха видел, - верьте мне, правнуки,
Учил он песням в дальней расселине,
И нимфы-ученицы, вторя,
Всё озирались на уши фавнов.
Эво! трепещет и потрясен мой ум.
Я полон Вакха и ликования.
Зову, дрожу, эво! пьянею.
О, пощади, не грози мне тирсом.
В стихи виденья просятся: дикие
Бегут вакханки, бьет искрометный ключ
Струей вина, близ рек молочных
Мед из дуплистых дерев сочится.
В дыму видений к звездам возносится
Стан Ариадны. Вижу, как рушится
Чертог безумного Пентея,
Вижу Ликурга-фракийца гибель.
Ты оплетаешь реки притоками,
Ты укрощаешь море индийское,
Ты волосы менад, хмелея,
Вдруг перетянешь узлом змеиным.
Ты опрокинул Рета, грозящего
Свирепой пастью, лапами львиными,

ГОРАЦИЙ

Переводчик: 
Переводчик: 

* * *
(II, 20)
Взнесусь на крыльях мощных, невиданных,
Певец великий, в выси эфирные,
С землей расставшись, с городами, Недосягаемый для злословья.
Я, чадо бедных, тот, кого дружески
Ты, Меценат, к себе, в свой чертог зовешь,
Я смерти не причастен, - волны
Стикса меня поглотить не могут.
Уже я чую, как утончаются
Под грубой кожей голени, по пояс
Я белой птицей стал, и перья
Руки и плечи мои одели.
Мчась безопасней сына Дедалова,
Я, певчий лебедь, узрю шумящего Босфора брег, гетулов Сирты,
Гиперборейских полей безбрежность.
Меня узнают даки, таящие
Свой страх пред строем марсов, Колхиды сын,
Гелон далекий, ибериец,
Люди, что пьют из Родана воду.
Не надо плача в дни мнимых похорон,
Ни причитаний жалких и горести.
Сдержи свой глас, не воздавая

Syndicate content (C01 _th3me_)