Тактика Арриана

τακτική

Переводчик: 
Источник текста: 
remacle.org

Одной из целей предпринятого перевода было изучение французского языка. Это мой первый перевод и поэтому к его результатам нужно относиться с осторожностью. Критические замечания и поправки всячески приветствуются.
Первоисточник находится по адресу: LA TACTIQUE
Текст на древнегреческом: τακτική
Для оценки адекватности своего перевода, использовались русские переводы «Тактики» Арриана:
1) Арриан. Тактическое искусство. Издательства: Факультет филологии и искусств Санкт–Петербургского государственного университета, Нестор–История, 2010 г. Перевод А.К. Нефедкина.
2) Перевалов С.М. Тактические трактаты Флавия Арриана. Издательство «Памятники исторической мысли», 2010 г.
В русском тексте расставлены номера глав, чего нет во французском. Сделано это для того, чтобы желающие, более комфортно, могли сравнить этот перевод с вышеназванными. Сразу надо оговориться, что французский текст составлен лаконичнее русского, и он гораздо короче. Поэтому номера параграфов, в ряде случаев, расставить просто невозможно. Французский текст заканчивается главой XXXII и не включает в себя описание упражнений римской конницы. Причина этого изложена в примечании 58.
Сочетание chef de file — лохаг в обоих русских переводах — мною переведено как урядник. Мне это слово показалось уместным. Слово «прапорщик» употреблено не в современном значении, а в старинном — знаменосец. Для текста трактата французская версия оставлена, для примечаний, весьма и весьма интересных, исходный текст я не стал оставлять, ввиду его многословности.

LA TACTIQUE / ТАКТИКА

Parmi les noms les plus célèbres des auteurs, dont nous avons des traités de tactique, on trouve ceux du fils de Pyrrhus,[1] de Cléarque, qu'il ne faut pas confondre avec ce Cléarque, qui commandait les dix mille grecs, dans la guerre de Cyrus contre Artaxerxès son frère, de Pausanias, de Polybe l'arcadien, ami de Scipion le jeune; enfin, ceux d'Eupolemus, d'Evangelus,[2] d'Iphicrate[3] autre que le général athénien, et de Posidonius le Rhodien.[4]
I. Среди наиболее известных авторов, которые писали трактаты по тактике, находим сына Пирра, [1] Клеарха, его не следует путать с Клеархом, возглавлявшим десять тысяч греков в войне Кира против брата Артаксеркса, Павсания, Полибия Аркадянина, друга юного Сципиона, и, наконец, Эвполема, Эвангела, [2] и Ификрата [3], не того, что был стратегом афинян, и Посидония из Родоса. [4]
Tous les ouvrages de ces auteurs, écrits pour les gens du métier, sont obscurs et presque inintelligibles pour ceux qui, n'étant pas instruits, ignorent les termes et les noms propres aux différentes armures et ordonnances, J’entreprends de remédier à cet inconvénient par leur explication, qui contribuera à faciliter la théorie de la tactique.[5]
Все произведения этих авторов написаны для занимающихся этим ремеслом, неясны и почти непонятны для тех, кто не образован, не знает выражений и названий имен собственных различных доспехов и построений, я обязуюсь преодолеть этот недостаток своими объяснениями, которые помогут освоить теорию тактики. [5]
Je distingue deux sortes d'appareils de guerre; les uns pour la guerre de terre, les autres pour celle de mer. Les armées sont composées; de deux ordres; l’un pour combattre: l'autre, simplement pour le service du premier comme sont chirurgiens,[6] les vivandiers, les domestiques, les marchands, etc.
II. Я различаю два вида механизмов войны, некоторые для войны на суше, другие — на море. Армия состоят из двух разрядов: один для боя: другой для обслуживания первых: врачи, [6] маркитанты, слуги, купцы и т.д..
On divise les combattants de l'Armée de terre en plusieurs classes, La cavalerie se sert de chevaux, ou d'éléphants, dont les Indiens et; les Éthiopiens ont appris l’usage aux Macédoniens, aux Carthaginois, et même aux Romains. On comprend sous le nom de cavalerie, non seulement les soldats, qui combattent à cheval; mais aussi ceux qu'on fait monter sur des chariots. Entre les premiers on distingue les amphippes, dont chaque homme a deux chevaux accouplés et sans harnais, pour pouvoir sauter de l'un à l'autre.
Мы делим бойцов армии на несколько классов, кавалерия использует лошадей, или слонов, как индусы; эфиопы воспитывали их для использования македонянами, карфагенянами, и даже римлянами. Понятно, что конница, это не только солдаты, которые сражаются на лошадях, а также те, кто занимает место в колесницах. От первых амфиппы (amphippes) отличаются тем, что у каждого человека есть две спаренные лошади без упряжи для того, чтобы перескочить с одной на другую.
Quelques éléphants portaient des tours; on armait leurs dents d'un fer aigu, pour en augmenter la force et le tranchant.[7]
Некоторые слоны имели башни, им вооружали бивни железным острием, чтобы увеличить силу и убойность. [7]
Les chariots étaient plus composés. Il y en avait de simples, à la troyenne; d'autres, armés de faux à la Persane, à un ou plusieurs timons, tirés par des chevaux bardés ou sans bardes.
Колесницы были более сложные. Существовали простые, как у троянцев и другие, вооруженные косами как персидские, с одним или несколькими дышлами, их тянули лошади в доспехах или без.
On compte trois différents ordres dans l'infanterie. Ceux aux armes pesantes, ceux aux armes moyennes, appelles peltastes, et ceux qui sont armés à la légère.
III. Существуют три различных разряда в пехоте. Те, у кого тяжелое оружие, у кого оружие среднее, называемые пельтастами, и те, кто легко вооружены.
Les pesamment armés, ou hoplites, ont une cuirasse, ou un corselet, un bouclier ovale, une pique à la grecque,[8] ou une sarisse à la Macédonienne.
Тяжело–вооруженные, или гоплиты, имеют кирасу или нагрудник, овальный щит, греческое копье [8] или македонскую сариссу.
L'infanterie légère n'a ni cuirasse, ni bouclier, ni bottes, ni casque, ne se servant que des armes de jet, comme le trait, la pierre et le javelot, et portant des arcs ou des frondes.[9]
Легкая пехота не имеет ни брони, ни щита, ни понож, ни шлема, используя только метательное оружие, такое как стрелы, камни и дротики, нося с собой луки или пращи. [9]
Les peltastes différent des hoplites en ce qu'ils ont un bouclir plus petit et plus léger, et la pique moins longue que celle des pesamment armés, ou que la sarisse.
Пельтасты отличаются от гоплитов тем, что у них щит меньше и легче, и копья короче, чем у тяжело–вооруженных, также как и сарисса.
Les pesamment armés, ou les hoplites, portaient aussi le casque ou le chapeau, soit Lacédémonien, soit Arcadien,[10] deux bottes, comme les anciens grecs, ou simplement une botte comme les Romains[11] pour couvrir la jambe qu’ils avaient en avant dans le combat Les cuirasses étaient faites pour la plupart d'un tissu de lames coupées en écailles, ou d'un fil de fer, dont les petits anneaux enlacés formaient une maille.
Тяжело–вооруженные, или гоплиты, носили шлем или шляпу, либо спартанскую, либо аркадскую, [10] пару понож, как у древних греков, или просто одну поножу, как у римлян [11], чтобы прикрыть голень, которая выставлена вперед в бою, доспехи были сделаны обыкновенно из ряда полос, соединенных в панцирь, или из проволоки, которая образовывала мелкую сеть переплетенных колец.
La cavalerie est, où toute bardée, cheval et hommes et s'appelle cataphractes ou gendarmes; l'autre partie n'a pas l'armure complète.
IV. Кавалерия, которая полностью в броне, лошади и люди, называется катафрактами или тяжелой кавалерией, другая часть не имеет брони.
Les cataphractes sont armés de toutes pièces, ainsi que leurs chevaux; l’homme porte le cuissard, et la cuirasse faite d'écailles de fer, de corne, ou de toile. Le cheval est armé d'un fronteau, et de la maille.
Катафракты имеют полное вооружение, таким же образом и их лошади, люди носят набедренники и кирасу, сделанную из железа, рога, или холстины. Лошадь носит налобник и кольчугу.
L’autre cavalerie sans avoir toutes ces armes pesantes, porte de différentes lances, où n'a que des armes de jet.
Другие кавалеристы без всякого тяжелого вооружения имеют только метательное оружие и носят различные копья.
Les lanciers s'approchaient de l'ennemi avec leurs lances, et choquaient avec impétuosité, comme les Alanes et les Sauromates.
Копьеносцы приближаются к врагу с копьями и поражают со стремительностью, подобно аланам и савроматам.
Les acrobolistes, ou les gens à trait, ne font que darder, comme les Arméniens; ou ceux des Parthes, qui n'avaient pas de lances,
Акроболисты (Acrobolistes) или стрелки, имеющие лишь дротик, как армяне или те из парфян, которые не имели копья.
Dans l'ordre des lanciers, on distingue les cavaliers qui portent la rondache; et dans celui des gens à trait, ou acrobolistes, les Tarentins, qui lancent le javelot de la main, et les archers à cheval, qui tirent de l’arc.
В категории копейщиков, есть выдающиеся кавалеристы, которые несут щит; и разряд стрелков, или акроболисты, тарентинцы, которые бросают копья рукой, и конные лучники, которые натягивают лук.
Les vrais Tarentins font leurs attaques en voltigeant autour de l'ennemi, sur lequel ils tirent de loin; d'autres, après avoir jeté leurs traits, chargent l’ennemi avec le sabre, ou bien avec un javelot, qu’ils ont en réserve.[12]
Настоящие тарентинцы те, которые атакуя противника, вольтажируют вокруг, стреляя с расстояния, другие, выпустив свои стрелы, атакуют врага с мечом или копьем, которое они имеют в запасе. [12]
Les cavaliers romains portent des lances, et choquent, de même que les Alanes et les Sauromates, ayant de longs et larges sabres, qu'ils portent en bandoulière, des boucliers oblongs, des casques de fer, des cottes de maille, et de petites bottes. Quelques uns sont armés de javelines, propres à lancer et à charger. Le sabre est cependant l'arme dont ils se servent le plus dans la mêlée.[13]
Римские кавалеристы носят копья, и нападают также как аланы и савроматы, имеют длинные большие мечи, они носят их на перевязи, продолговатые щиты, шлемы, железные кольчуги, и небольшие поножи. Некоторые вооружены дротиками, пригодными метать и колоть. Однако, меч — это оружие они используют чаще всего в бою. [13]
D'autres portent des masses d'armes à manche long, dont la tête de fer est hérissée de pointes.
Другие носят булавы с длинной ручкой, в том числе с головой, ошипованной железными остриями.
Toute répartition d'infanterie ou de cavalerie se fait par sections, auxquelles selon le nombre d'hommes dont elles sont composées, on impose des noms, ainsi qu'à ceux qui les commandent, pour l’intelligence et la prompte exécution des ordres. C’est ce que je vais déduire.
V. Всякое разделение пехоты и конницы на части сообразно с числом людей, из которых они состоят, установленным названием, также тем кто командует, способствующему быстрому выполнению приказов. Из этого я буду делать выводы.
L'objet le plus essentiel, dans le métier de la guerre, est d'ameuter et de mettre en ordre une foule d'hommes, qui se rassemblent; de les distribuer en différents corps ; rétablir une mutuelle correspondance entre eux d'en régler le nombre et la force proportionnellement à l’armée, pour en faciliter l'arrangement et le développement dans un jour d'action.
Важнейший предмет в ремесле войны: собрать и привести в порядок толпу мужчин, которые явились на сбор; распределить их по различным отрядам; учредить взаимное сообщение между ними, назначить количество и силы в соразмерности с армией, для облегчения обустройства и развертывания частей в течение одного дня действий.
Cet arrangement influe sur les campements, et sur les marches. On a vu de petites armées défaire, par cet avantage, celles qui étaient plus nombreuses, et même mieux pourvues d'armes, mais qui étaient en confusion.[14]
Эти приготовления влияют (на порядок) в лагере и на переходах. Мы видели как небольшие армии, будучи превосходны, громили, тех, кто был более многочисленным, и лучше оснащен оружием, но пребывал в беспорядке. [14]
Lochos ou file, est un nombre de soldats rangés en ligne, l'un derrière l'autre, depuis le chef de file, jusqu'au serre–file, nommé ouragos.
Лохос или ряд — это определенное число солдат, поставленных в линию, один за другим, начиная с командира ряда, до замыкающего, называемого урагом (ouragos).
On forme la file de huit, de dix, douze ou seize hommes. On préfère avec raison le nombre de seize; parce qu'il fait la meilleure proportion relative à l'étendue et à la profondeur de la phalange. Cette hauteur n'empêche pas les gens à trait, placés derrière, de lancer pardessus la tête des phalangites, et d’atteindre l'ennemi. Si l'on double la phalange, la hauteur de trente deux reste encore proportionnée ; de même que si l'on veut la réduire à huit, pour étendre le front. Si la file primitivement n'était que de huit, cette dernière évolution affaiblirait trop la phalange, qui n'aurait que quatre hommes de hauteur.
Он образует колонну в восемь, десять, двенадцать или шестнадцать человек. Предпочтительное отношение — число шестнадцать, потому что это лучшее соотношение для протяженности и глубины фаланги. Эта глубина не мешает стрелкам, помещенным позади, стрелять поверх голов фалангитов, и поражать врага. Если мы сдвоим фалангу, глубина в тридцати два по–прежнему будет соразмерна; также как если мы хотим сократить до восьми, это расширит фронт. Если ряд изначально был всего восемь, это последнее перестроение чересчур ослабит фалангу, которая будет иметь только четыре человека в глубину.
On choisira le meilleur homme pour chef de file, nommé lochagos ou protostate.
Мы выбираем наилучшего человека возглавлять ряд, или назначаем лохага (lochagos) (Далее урядник. прим. перев.) или простата (protostate).
Quelques Auteurs se servent du nom stichos, pour désigner une file. Ceux qui l’appellent décurie semblent la supposer de dix hommes.[15]
VI. Некоторые авторы используют название стихос (stichos) для обозначения ряда. Те, кто использует декурию (décurie), кажется, имеют ввиду десять человек. [15]
On ne convient pas de la valeur du terme enomotie;[16] plusieurs disent qu'il signifie le quart d'une file, dont le chef s'appelait enomotarque, quoique d'autres prétendent, qu'il n'a rien de commun avec la file. Xénophon n'explique pas quelle section de la file il entend par l’enomotie; mais lorsqu'il dit que l’on rangeait les files en enomoties, cela prouve que le mot signifie un nombre de soldats encore inférieur à la demi file.
Это не согласуется со значением термина эномотия (enomotie); [16], многие говорят, что он означает четверть ряда, командир которого называется энотомарх (enomotarque), хотя другие утверждают, что он не имеет ничего общего с рядом. Ксенофонт не объясняет, какую часть ряда означает эномотия; но когда он говорит, что ряды выстраиваются из эномотий, это доказывает, что это слово означает количество солдат опять–таки меньше полуряда.
Le second homme de file s'appelle epistate; le troisième encore protostate; le quatrième comme le second, ainsi jusqu'au dernier; de façon que la file était composée de protostates et d’epistates, rangés alternativement entre le chef et le serre–file. On doit apporter autant d'attention au choix du serre–file qu'à celui du chef, son poste étant essentiel dans l'action.
Второй человек в ряде называется эпистат (epistate), а третий, кроме того, простат (protostate), четвертый так же как и второй, и так до последнего, так, что ряд состоит из простатов и эпистатов, расположенных попеременно между началом и концом ряда. Мы должны уделить столько же внимания к выбору замыкающего, как и урядника, его пост является существенным в деле.
La jonction de deux files se nomme syllochisme. Elle se fait en plaçant les protostates et les epistates de la seconde, auprès de ceux de la première file. Tout homme à côté d'un autre se nomme parastate, on entend aussi par syllochisme la jonction d'un plus grand nombre de files.
VII. Соединение двух рядов называется силлохисм (syllochisme). Это делается путем размещения простатов и эпистатов второго и первого ряда вместе. Каждый человек, рядом с другим, называется парастат (parastate), также силлохизм означает соединение большого количества рядов.
La jonction totale des files forme la phalange. Le rang de tous les chefs de files forme le front, ou la tête de la phalange; les rangs qui le suivent, jusqu’à celui des serre–files, font sa profondeur. Tous les parastates bien alignés forment le rang; ceux qui sont compris entre le chef et le serre–file forment la file.
VIII. Соединение всех рядов образует фалангу. Шеренга всех урядников образует фронт, или голову фаланги, следующие шеренги, вплоть до замыкающих, составляют ее глубину. Все парастаты как следует выравниваются, образуя шеренгу; те кто помещается между урядником и замыкающим образуют ряд.
On divise la phalange en deux parties égales, dont l'une s'appelle la corne droite ou la tête, et l'autre la corne gauche ou la queue. Le point, qui les sépare, s'appelle le nombril, la bouche et la jointure de la phalange.
Делится фаланга на две равные части, одна называется правым рогом или головой, а другая — левым рогом или хвостом. Место разделения называется пуп, пасть или сустав фаланги.
Les armés à la légère sont placés souvent derrière les soldats de la phalange, qui leur servent de rempart. La phalange reçoit de grands avantages des traits qu'ils tirent par dessus ses rangs. On les poste aussi sur les deux ailes, ou simplement sur une ; si l'autre est couverte d'un fossé, d'une rivière, ou de la mer. Ils mettent la phalange à l'abri d'être tournée à ses flancs.[17]
IX. Легко–вооруженных часто помещаются позади солдат фаланги, которые служат им защитой. Фаланга получает большие преимущества от стрел, которые метаются поверх ее шеренг. Они также размещаются на обоих крыльях, или только на одном, если другой прикрыт рвом, рекой или морем. Их приставляют к фаланге, чтобы защитить ее фланги от обхода. [17]
Le poste de la cavalerie n'est pas fixé. C’est l'assiette du terrain, ainsi que la disposition de l'ennemi, qui doivent le déterminer.
Положение кавалерии не постоянно. Оно основывается на местности и расположение врага, которое нужно установить.
Le général n'étant pas toujours le maître de se choisir des troupes Faites et exercées à toutes les évolutions nécessaires,[18] c'est à lui d'y suppléer par de fréquents exercices.
Полководец не всякий раз может распорядиться выбранным отрядам произвести все необходимые построения, [18] это восполняется частыми упражнениями.
Je conseillerais à tout général de ne mener au combat que les soldats qui sont en état d'exécuter, au moins les évolutions les plus essentielles.[19]
Я бы посоветовал всякому полководцу выводить на бой только тех солдат, которые в состоянии выполнить, по крайней мере, основные перестроения. [19]
Nous voyons que nos maîtres ont adopté des nombres propres à être divisés en deux jusqu’à l'unité, comme celui de 16384, qui est le nombre des pesamment armés, dont la phalange est composée. La moitié de ce nombre suffit pour les troupes légères, et la moitié du dernier pour la cavalerie.[20]
Мы видим, что наши мастера приняли количество, удобное для деления на два вплоть до единицы, такое как 16384, что есть число тяжеловооруженных, составляющих фалангу. Половины этого количества достаточно для легких войск, и половины от последних — для кавалерии. [20]
Cette égalité de nombre donne la facilité de faire toutes les évolutions avec exactitude ; et de diminuer, ou d'augmenter d'abord, avec justesse, le front d'une Armée.
При равенстве этому числу с легкостью можно получить все точные перестроения; прежде всего для уменьшения или увеличения, с правильностью, фронта всей армии.
Les files étant de seize hommes: mille vingt quatre formeront le nombre de 16384, ci–dessus. Les différents nombres de files réunies ont autant de dénominations particulières. Deux files jointes font une dilochie, qui consiste en trente deux hommes, dont le chef prend le nom de dilochite.
Ряд состоит из шестнадцати человек; тысяча двадцать четыре их дают число 16384, указанное выше. Различное количество объединенных рядов носит то или иное название. X. Два соединенных ряда дают дилохию (dilochie), состоящую из тридцати двух человек, командир которой называется дилохит (dilochite).
Quatre files composent une tétrarchie, de soixante quatre hommes, dont le chef est nommé tétrarque.
Четыре ряда составляют одну тетрархию (tétrarchie), шестьдесят четыре человека, командир которой называется тетрарх.
Deux tétrarchies font une taxiarchie de huit files et de cent vingt huit hommes ; celui qui en est à la tête se nomme taxiarque ou centurion.
Два тетрархии дают таксиархию (taxiarchie) в восемь рядов и сто двадцать восемь человек, а тот, кто стоит во главе называется таксиарх (taxiarch) или сотник.
La taxiarchie doublée formé le syntagme, ou la xenagie, de deux cent cinquante six hommes, qui font seize files. Le chef se dit syntagmatarque ou xenague. On destine, à la xenagie, cinq hommes surnuméraires; un porte–enseigne,[21] un officier, qui marche derrière,[22] un trompette, un adjudant et le crieur, qui annonce les ordres.[23] Le corps, rangé en bataille, forme, par la proportion de ses rangs et files, un carré parfait.
Удвоенная таксиархия образует синтагму (syntagme) или ксенагию (xenagie), двести пятьдесят шесть человек и шестнадцать рядов. Начальник этого синтагматарх (syntagmatarque) или ксенаг (xenague). В ксенагию назначено пять человек сверхштатными; прапорщик, [21] офицер, идущий сзади, [22] трубач, посыльный и глашатай, объявляющий приказы. [23] Подразделение строится к бою, по отношению шеренг и рядов, в форме правильного квадрата.
Deux syntagmes composent la pentacosiarchie, de cinq cent douze hommes, rangés en trente deux files, dont le chef a le nom de pentacosiarque.[24]
Две синтагмы составляют пентакосиархию (pentacosiarchie) - пятьсот двенадцать человек, расположенных в тридцать два ряда, командир которой называется пентакосиарх (pentacosiarque). [24]
Deux pentacosiarchies font la chiliarchie, de mille vingt quatre hommes.
Два пентакосиархии дают хилиархию (chiliarchie), тысяча двадцать четыре человека.
La chiliarchie doublée fait la merarchie, ou la telarchie, de deux mille quarante huit hommes en cent vingt huit files;
Удвоенная хилиархия дает мерархию (merarchie) или телархию (telarchie), 2048 человек в сто двадцать восемь рядов;
Deux merarchies forment la phalange, de quatre mille quatre vingt seize hommes, en deux cent cinquante six files. C’est un général qui la commande; il se nomme phalangarque.
Два мерархии образуют фалангу в четыре тысячи девяносто шесть человек, двести пятьдесят шесть рядов. Военачальник, который этим командует, называется фалангарх (phalangarque).
Deux phalanges font la diphalangarchie, ou la phalange doublée, de huit mille cent quatre vingt douze hommes, et de cinq cent douze files. Ce corps forme une corne, ou la moitié de l'Armée.
Две фаланги дают дифалангархию (diphalangarchie), или удвоенную фалангу, восемь тысяч сто девяносто два человека в пятьсот двенадцати рядах. Подразделение образует один рог, или половину армии.
Deux diphalangarchies composent la tetraphalangarchie, ou la grande phalange, de mille vingt quatre files, et de seize mille trois cent quatre vingt quatre hommes, qui est le nombre désigné pour un corps de greffe infanterie.
Две дифалангиархии составляют тетрафалангиархию (tetraphalangarchie), или большую фалангу из тысяча двадцати четырех рядов, и шестнадцати тысяч триста восьмидесяти четырех человек, это численность, назначенная для корпуса пехоты.
La grande phalange contient ainsi deux cornes, ou diphalangarchies, quatre phalanges, huit merarchies, seize chiliarchies, trente deux pentacosiarchies, soixante quatre syntagmes, cent vingt huit taxiarchies, deux cent cinquante six tétrarchies, cinq cent douze dilochies, et mille vingt quatre files.
Большая фаланга содержит два рога, или две дифалангиархии, четыре фаланги, восемь мерархий, шестнадцать хилиархий, тридцать две пентакосиархии, шестьдесят четыре синтагмы, сто двадцать восемь таксиархий, двести пятьдесят шесть тетрархий, пятьсот двенадцать дилохий и тысяча двадцать четыре ряда.
On peut étendre le front de la phalange, en augmentant la distance des files; si le terrain et les circonstances l'exigent. Cependant ce sont ses files bien serrées, qui lui donnent sa principale force. C'est à cet ordre serré et uni, qu'Épaminondas fut redevable des victoires qu'il remporta sur les Lacédémoniens à Leuctre et à Mantinée. Il y serra ses troupes, et en forma pour ainsi dire un coin.[25] Ce même ordre est excellent pour résister au choc des nations aussi fougueuses, que les Scythes et les Sauromates.
XI. Мы можем расширить фронт фаланги за счет увеличения расстояния между рядами, если местность и обстоятельства того требуют. Однако ее ряды лучше уплотнить, что придает ей существенную силу. Именно такому сомкнутому строю и единству Эпаминонд был обязан своими победами над спартанцами при Левктрах и Мантинее. Он сжал свои войска и образовал клин, если можно так сказать. [25] Это же построение отлично подходит для обороны от таких горячих наций, как скифы и савроматы.
On serre la phalange en rapprochant les rangs et les files, ce qui en diminue le front et la hauteur.
Уплотнение фаланги — это сближение шеренг и рядов, которое сокращает фронт и глубину.
Pour former le synaspisme, on fait serrer le soldat en tout sens, au point qu'il ne puisse se tourner.[26] Le synaspisme des grecs a servi de modèle à la tortue des Romains, qu'ils ont formée différemment en carré, en rond, ou en ovale, Les hommes de l'extérieur du corps portent le bouclier devant eux. Ceux qui les suivent, le tiennent levé sur la tête de ceux qui les précédent, et ainsi des autres rangs. L'union de ces boucliers est si juste et si solide, que des Archers peuvent même courir dessus comme sur un toit, et que les pierres les plus pesantes, jetées avec violence, ne peuvent en rompre les jointures, mais roulent sans effet.[27]
При образования синасписма (synaspisme) солдаты уплотняются во всех направлениях, так что они не могут поворачиваться. [26] Греческий синасписм послужил образцом для римской черепахи, которые бывают различных форм: квадратные, круглые или овальные, люди, которые снаружи корпуса, несут щит перед собой. Следующие за ними, держат поднятый над головой передних, и так прочие шеренги. Соединение этих щитов и плотное и прочное, так что лучники могут даже бегать сверху, как по крыше, а тяжелый камень, брошенный с большой силой, не может разрушить стыки, а скатывается, не причинив вреда. [ 27]
Il faut choisir, avec grande attention, les officiers ou les chefs de file, qui doivent être de bonne taille et gens expérimentés,[28] puisque le premier rang qu'ils forment, contient toute la phalange, étant à la mêlée, ce qu'est le tranchant au fer, qui agit seul sur les corps ; le reste de la masse ne fait qu'appuyer, par sa pesanteur, comme font les derniers rangs de la phalange. Les épistates, ou ceux du second rang, doivent être aussi des gens d'élite, parce qu'en joignant leurs piques à celles des chefs de file dans la charge, ils soutiennent leurs efforts. Ils peuvent même encore atteindre l'ennemi de l’épée, en la passant par les intervalles du premier rang.[29]
XII. Надлежит выбирать с большим вниманием офицеров и урядников, которые должны быть крепкого телосложения и опытными людьми, [28] так как они образуют первую шеренгу, которые сдерживают всю фалангу в рукопашном бою, подобно стальному лезвию, что само действует на тело, а остальная масса только поддерживает своим весом, так и нижние чины фаланги. Эпистаты второй шеренги также должны быть людьми отборными, потому что, присоединив свои пики к пикам командиров, они поддерживают их усилия. Они могут даже достигать врага мечом, проходя через интервалы первой шеренги. [29]
Cette attention est d'autant plus nécessaire qu'ils doivent remplacer ceux du premier rang, qui sont mis hors de combat, afin d'empêcher la phalange de se rompre. On choisit les soldats du troisième et du quatrième rang, à proportion de la distance où ils sont du premier.
Такое внимание тем более необходимо, что они должны заменить бойцов первой шеренги, которые выбывают из битвы, чтобы предотвратить нарушение строя фаланги. Выбирать солдат третьей и четвертой шеренги следует соответственно их расстоянию от первой.
La phalange macédonienne a été aussi formidable à voir, qu'elle l’était en effet,[30] lorsqu'elle se serrait pour combattre, chaque homme n'occupait que trois pieds de terrain en rangs et files. Les piques ou les sarisses ont vingt quatre pieds de longueur, dont six sont contenus dans l'espace entre les mains et le bout de la pique en arrière, et dix huit devancent l'homme.[31] Le second rang étant à trois pieds en arrière, avance les sarisses de quinze pieds hors du premier rang ; le troisième par conséquent de douze ; le quatrième de neuf; le cinquième de six; et le sixième rang de trois pieds.
Македонская фаланга также грозно выглядела, какова она была на самом деле [30], когда она уплотняла ряды перед боем, каждый человек занимал площадь лишь три фута в шеренге и ряде. Пика или сарисса имеет двадцать четыре фута длины, шесть заключены в пространстве между руками и задним концом копья, а впереди человека — восемнадцать. [31] Вторая шеренга в трех футах позади, выступ сариссы пятнадцать футов от первой шеренги, а для третьей — двенадцать, таким образом, для четвертой — девять, пятой — шесть, а шестой — три фута.
Tout chef de file présente donc, à l'ennemi, les pointes de six sarisses en différents degrés, et réunit, de cette manière, la force de six piques, pour se faire jour partout où il donne. Les soldats des rangs suivants, bien qu'ils ne puissent pas se servir de leurs sarisses, ne laissent pas que de pousser ceux qui les précèdent, par le poids et d’augmenter la violence du choc que nul ennemi ne saurait soutenir.[32] Ils empêchent encore ceux des premiers rangs de s'écarter et de fuir. On a moins égard, dans le choix des serre–files, à la force qu'à la prudence. Car c'est à eux de retenir les files en ordre, et de contraindre les lâches à tenir ferme. Leur poste est surtout important, lorsque la phalange se met en synaspisme. Alors ils veillent au resserrement des files, d'où dépend toute la force de cette ordonnance.
Каждый урядник имеет, следовательно, против врага шесть наконечников сарисс в виде ступени, и вместе, таким образом, силу шести копий, действующую везде, куда она направлена. Солдаты следующих шеренг, хотя они не могут использовать свои сариссы, не только толкают впереди стоящих, но весом увеличивают силу удара так, что ни один противник не может удержаться. [32] Они предотвращают отступление или бегство первых шеренг. Не меньшее внимание нужно при выборе замыкающего, сила которого в осторожности. Потому как они держат ряд в порядке и заставляют трусов твердо стоять. Их пост особенно важен, когда фаланга начинает синасписм. Затем они наблюдают за уплотнением рядов, от чего зависит сила этого построения.
On range les armés à la légère en différentes manières, conformément à la disposition de l'ennemi et au champ de bataille. On les met souvent en avant de la grosse infanterie; on les place aux ailes, et derrière la ligne. Il y a même des exemples où on les a mêlés avec les soldats de la phalange. J'en déduirai l'ordonnance, en rapportant les noms des différentes sections et de leurs chefs. Leur nombre doit être de la moitié de la phalange, pour qu'on puisse en tirer de bons services.
XIII. Легковооруженные располагаются по–разному, в зависимости от расположения противника и характера поля боя. Часто ставят их перед тяжелой пехотой, их располагают на крыльях и позади строя. Есть даже примеры, когда их смешивали с солдатами фаланги. XIV. Теперь следует сообщить построения, названия различных частей и их командиров. Их численность должна составлять половину фаланги, что даст хорошее использование.
Leurs files n'étant que de huit hommes, ils forment, sur notre proportion, mille vingt quatre files, qui sont huit mille cent quatre vingt douze hommes.
Их ряды составляют только восемь человек, они образуют, при нашем соотношении, тысяча двадцать четыре ряда, численностью восемь тысяч сто девяносто два человека.
Quatre files réunies se nomment un systasis de trente deux hommes. Deux systasis une pentecontarchie; deux pentecontarchies, une hecatontarchie, ou centurie de deux cent vingt huit hommes. On destine à chaque centurie, quatre surnuméraires, qui sont un porte–enseigne, un trompette, un Adjudant et le héraut du camp. Deux centuries forment la psilagie, deux psilagies, une xenagie; deux xenagies, le systremme,[33] deux systremmes, l’epixenagie; deux epixenagiés, le stiphos; deux stiphos forment l’epitagme, de mille vingt quatre files et de huit mille cent quatre vingt douze hommes. Un tel corps est commandé par huit officiers de marque, quatre epixenagues et quatre systremmatargues.
Четыре ряда вместе называются систасис (systasis) численностью тридцать два человека. Два систасиса — пентеконтархию (pentecontarchie), две пентеконтархии — гексаконтархию (hecatontarchie) или центурию (centurie), ровным счетом сто двадцать восемь человек. Каждой центурии назначены четыре сверхштатных: прапорщик, трубач, посыльный и лагерный глашатай. Две центурии образуют псилагию (psilagie), две псилагии — ксенагию (xenagie), две ксенагии — систремму (systremme), [33] две систреммы — эпиксенагию (epixenagie), две эпиксенагии — стифос (stiphos), два стифоса образуют эпитагму (epitagme), тысяча двадцать четыре ряда и восемь тысяч сто девяносто два человека. Такой корпус находится под контролем восьми видных офицеров, четырех эпиксенагов (epixenagues) и четырех системматаргов (systremmatargues).
Les gens qui lancent les javelots avec la main, les arbalétriers, les archers, les frondeurs, et tous ceux, qui se servent d'armes de jet, sont d'une grande utilité dans les armées, ils blessent et tuent de loin ; les frondeurs cassent encore, avec leurs pierres, les armes de l'ennemi ; on se sert de ces troupes pour inquiéter ses postes et pour le provoquer, par une grêle de traits, à en sortir et à en venir aux mains. Elles sont propres à harceler même la phalange, et à la mettre dans la nécessité de rompre son ordonnance, de même qu'à arrêter le choc de la cavalerie. S'il y a quelque hauteur à occuper, ce sont des gens à trait, qu'on y détache; la légèreté de leurs armes les rend plus agiles et plus propres à grimper les montagnes; aussi s'y maintiennent–ils plus aisément, et l'ennemi ne saurait en approcher qu'à travers une nuée de traits. Ce n'est qu'avec un pareil corps de gens à trait, que l'on en pourra former l'attaque avec avantage. Ces troupes sont encore nécessaires, dans l'Armée, pour aller reconnaître l'ennemi et pour former des embuscades. On s'en sert aussi bien avant qu'après et pendant l'action, surtout si l'armée est battue, parce qu'alors on ne saurait s'en passer pour couvrir et assurer la retraite.[34]
XV. Метатели дротиков, арбалетчики, лучники, пращники и все те, кто использует метательное оружие, широко применяются в армии, они наносят раны и убивают издали; пращники, кроме того, ломают своими камнями оружие врага; используются эти отряды, чтобы беспокоить позиции и выманивать врага градом стрел, чтобы он вышел и вступил в бой. Они пригодны также беспокоить фалангу и вынудить ее разорвать строй, а также остановить атаку кавалерии. Если мы хотим занять какую–либо высоту, то стрелки сделают это самостоятельно, легкость их вооружения делает их более проворными и дает возможность карабкаться в гору; поэтому они удерживают позицию более легко, и враг не может подойти к ним из–за множества стрел. Не только этим части стрелков могут создавать полезные нападения. Эти войска также нужны в армии для разведки противника и устройства засад. Они используются как до, так и во время дела, особенно если армия терпит поражение, потому что тогда мы не можем обойтись без обеспечения безопасного отступления. [34]
Il y a différentes manières de ranger la cavalerie en bataille. On en forme un carré, parfait ou long, un rhombe, ou bien un coin.
XVI. Существуют различные способы построения конницы в бою. В форме прямоугольника, правильного или удлиненного, ромба, или клина.
Toutes ces ordonnances sont bonnes, suivant les circonstances. On serait mal de n'adopter qu'une seule méthode. Elle pourrait être inférieure aux autres en bien des occasions.
Все построения хороши, в зависимости от обстоятельств. Было бы неправильно принимать только один способ. Он может оказаться хуже другого, во многих случаях.
Les Thessaliens formaient leur cavalerie en rhombe. On dit que c'est Iiéon thessalien, qui en est l'auteur; mais je crois que cette manœuvre était connue avant lui et qu'il n'a fait que la mettre en réputation.
Фессалийцы строят свою кавалерию ромбом. Они говорят, что фессалиец Ясон его изобретатель, но я думаю, что этот маневр был известен до него и все, что он сделал, это доставил ему известность.
Le Rhombe est très propre à toute évolution et met, plus que tout autre ordre, le dos et les flancs à couvert de l'ennemi. Les angles seront occupés, chacun par un officier ; le chef se placera à celui qui regarde l'ennemi ; ceux des côtés auront des officiers, que l’on nomme garde–flancs. L'officier qui est placé à celui de derrière, s'appelle ouragos. L'extérieur des flancs sera composé des meilleurs cavaliers, comme étant le poste le plus essentiel.
Ромб весьма пригоден для движения в любом направлении, больше чем любой другой строй, тыл и фланги прикрыты от противника. Каждый угол занимает офицер; главенство отдается тому, кто наблюдает противника; боковые офицеры известны как стражи флангов. Офицер, который, находится в тылу, называется урагом. Внешние стороны должны состоять из лучших всадников, так как это наиболее важная позиция.
Le coin était mis en usage par les Scythes. Les thraces les ont imités; Philippe enseigna, à sa cavalerie macédonienne, à former le coin.[35] Cet ordre a l'avantage de présenter à l'ennemi, le front garni d'une quantité de chefs de file, qui, par la forme angulaire, percent aisément la ligne de l'ennemi. Ses évolutions sont plus promptes que celles du carré, surtout les caracols à droite ou à gauche, que le coin exécute avec beaucoup de facilité; il faut seulement avoir l'attention, d'avertir les files de la pointe qui se tourne, de ne pas se jeter sur leur pivot, et de s'ouvrir plutôt que de se serrer.[36]
Клином обычно пользуются скифы. Фракийцы переняли; Филипп научил свою македонскую конницу строиться клином. [35] Это построение дает преимущество над врагом, где фронт заполняет большое число урядников, который, благодаря угловатой форме, легко пробивает линию противника. Его перестроить быстрее, чем прямоугольник, особенно гарцевание направо или налево клин исполняет с большей легкостью; единственно нужна внимательность, чтобы предупредить ряды острия, которые поворачивают, не наскочить на их поворот, а начать раньше поджиматься. [36]
Le carré était préféré par les perses, les barbares de Sicile, et la plupart des grecs, surtout ceux qui avaient la plus nombreuse et la meilleure cavalerie. Son ordonnance est sans doute la plus simple et la plus facile par l'égalité des rangs et des files. La charge et la retraite se font avec moins d'embarras. Dans le carré, tous les chefs de file étant au même rang, choquent ensemble.
Прямоугольник предпочитали персы, варвары Сицилии, и большинство греков, особенно те, кто были наиболее многочисленными и наилучшими кавалеристами. Этот строй, вероятно, самый простой и самый легкий, с регулярными шеренгами и рядами. Атака и отступление происходят с наименьшим беспорядком. В прямоугольнике все урядники находятся в одной шеренге, нанося удар вместе.
La bonne proportion du carré est celle qui contient la moitié plus de monde en largeur qu'en profondeur, qui à cet effet, sera de quatre chevaux sur huit de front ou sur dix de front, et cinq de profondeur.[37] La figure décrit, sur le terrain, un carré parfait, malgré l'inégalité du nombre; la longueur du cheval évaluant la distance que le nombre n'occupe pas.
Наилучшее соотношение в прямоугольнике, который содержит половину от массы ширины в глубине, который для этой цели будет имеет четыре лошади против восьми по фронту, или десять по фронту и пять в глубину. [37] Образованная фигура будет правильным квадратом, несмотря на неравное число; длина лошади занимает расстояние, которое недостает до этого числа.
Pour mieux encore décrire la figure d'un carré parfait, on n'a qu'à ranger de front trois fois autant de chevaux, qu'il y a dans la profondeur, en comptant que la longueur du cheval est égale à la largeur de trois.[38] Car on doit remarquer, que les files de la cavalerie ne tirent point, de leur hauteur, l'avantage qui en résulte à l'infanterie ; puisque les chevaux ne peuvent pas s'appuyer ni se pousser comme font les hommes. L'escadron ne peut acquérir, en se serrant, le poids qui fait l'avantage de la phalange. Il n'en résulterait que de la confusion dans les chevaux et de l'embarras pour le cavalier.[39]
Для еще большего подобия фигуры правильному квадрату, нужно строить по фронту в три раза больше лошадей, чем в глубину, в ожидании, что длина лошади равна тройной ее ширине. [38] Потому следует отметить, что длинные ряды кавалерии не являются достоинством, столь благоприятным для пехоты, так как лошади не могут налегать или толкать себя как люди. Эскадроны не могут обеспечить ни плотности, ни тяжести, которые являются преимуществами фаланги. Не следует создавать неразберихи лошадям и затруднений для всадников. [39]
La manière de former le rhombe est telle. Le chef ou l’Iiarque est à l'angle de la tête. Les deux hommes, qui suivent à ses côtés, doivent avoir la tête de leurs chevaux à la hauteur de la croupe de celui de l'ilarque. Les rangs suivants se multiplient ainsi jusqu'à la moitié du rhombe, d'où ils diminuent progressivement pour achever la figure de cette, ordonnance. Le coin étant formé par la moitié du rhombe, l'ordonnance en est la même.[40]
XVII. Способ построения ромба следующий. Начальник или илиарх занимает передний угол. Два человека, следуя каждый со своей стороны, должны иметь головы своих коней у крупа лошади илиарха. Следующие шеренги наращиваются до половины ромба, откуда они постепенно уменьшаются до полной фигуры этого построения. Клин, образующий половину ромба, строится так же. [40]
Le carré long se forme en deux manières; ou en étendant le front aux dépens de la hauteur, comme on se range ordinairement en bataille ; ou bien en diminuant le front sur plus de profondeur, dont on fait quelquefois usage pour se jeter dans une ouverture de la ligne de l'ennemi, ou pour cacher ses forces afin de l'amorcer.[41]
Удлиненный прямоугольник формируется в двух направлениях; или, расширив фронт за счет высоты, как правило, для построения к бою, или за счет уменьшения фронта увеличивается глубина, что иногда используется, чтобы броситься в бреши в построении врага, или чтобы скрыть свои силы в начале. [41]
On ne met guère la cavalerie sur un seul rang, si ce n'est pour ravager le pays. D'ailleurs cette ordonnance est de peu d'usage.
Кавалерия не ставится в одну шеренгу, за исключением разорения местности. Более того, от этого строя мало пользы.
Selon la proportion établie entre l'infanterie, les troupes légères et la cavalerie, elle doit être de quatre mille quatre vingt seize hommes.[42]
XVIII. Согласно пропорции, установленной между пехотой, легковооруженными войсками и кавалерией, она должен быть численностью четыре тысячи девяносто шесть человек. [42]
Chaque compagnie, ou ile, est formée de soixante quatre maîtres ; le chef se nomme ilarque.
Каждая рота или ила, состоит из шестидесяти четырех всадников, командир называется илиарх.
Deux compagnies forment l’escadron, ou l’epilarchie, de cent vingt huit maîtres.[43]
Две роты составляют эскадрон, или эпилархию (epilarchie), сто двадцать восемь всадников. [43]
L'epilarchie doublée est la tarentinarchie. Elle consiste en deux cent cinquante six cavaliers.
Удвоенная эпилархия — это тарентинархия (tarentinarchie). Она состоит из двухсот пятидесяти шести всадников.
Deux tarentinarchies composent l’hipparchie, de cinq cent douze maîtres, qui est le corps que les Romains appelaient ala.[44]
Две тарентинархии составляют гиппархию (hipparchie), пятьсот двенадцать всадников, это подразделение римляне называют ала. [44]
Deux hipparchies constituent l’ephipparchie, de mille vingt quatre cavaliers.
Два гиппархии составляют эфиппархию (ephipparchie), тысяча двадцать четыре всадника.
Deux ephipparchies font le telos, de deux mille quarante huit, et les deux telos l’epitagme, de quatre mille quatre vingt seize maîtres.
Две эфиппархии образуют телос (telos), в две тысячи сорок восемь человек, а два телоса — эпитагму (epitagme) - четыре тысячи девяносто шесть всадников.
Il serait inutile d'expliquer les vieux mots et les ordonnances des chariots et des éléphants, dont l'usage est presque partout aboli. Les Indiens et les habitants de la haute Éthiopie, sont les seuls peuples, qui aient encore aujourd'hui des éléphants.
XIX. Было бы бесполезно объяснять устаревшие слова и построения колесниц и слонов, использование которых почти везде отменено. Только индийцы и обитатели верхней Эфиопии являются народами, которые до сих пор используют слонов.
Les Romains n'ont jamais combattu avec des chariots. Nous ne trouvons que des barbares, qui s'en soient servis à la guerre; comme les habitants des îles britanniques sur l'Océan. Le pays fournit de petits chevaux vigoureux et médians, qu'ils attelaient à des chariots légers et propres à tourner aisément sur toute sorte de terrain. Parmi les nations de l'aile, les Perses en avaient, qui étaient armés de faux et tirés par des chevaux bardés. Cyrus en avait introduit l'usage. Les grecs, sous Agamemnon, et les troyens, sous Priam, s'en sont servis de même, à l'exception des chevaux bardés. Les Cyrenéens excellaient dans l'art de combattre sur les chariots.[45]
Римляне никогда не сражались на колесницах. Мы не находим варваров, которые пользуются их службой на войне, как жители Британских островов, что в Океане. Страна производит малых и средней силы лошадей, которых они запрягают в легкие колесницы, способные свободно поворачивать на любой местности. Среди окраинных народов персы пользовались таковыми, вооруженными косами и которые тянули снабженные броней кони. Кир ввел их в употребление. Греки, как Агамемнон, и троянцы, как Приам, использовали их также, за исключением бронированных лошадей. Киренцы преуспели в искусстве колесничего боя. [45]
Je vais donner l'explication et les noms des différentes évolutions qui s'exécutent par les troupes.
XX. Дадим объяснения и названия различных перестроений, которые совершаются войсками.
Le clisis est le mouvement d'un homme à droite vers la lance, ou à gauche vers le bouclier.
XXI. Клисис (clisis) есть движение человека право к копью, или влево к щиту.
Le double clisis est le demi–tour, moyennant lequel on fait volte–face et qu'on nomme métabole.
Двойной клисис — разворот посредством которого совершается полный поворот и называется метабол (métabole).
L'epistrophe se fait par un quart de conversion de toute la section qui tourne, à rangs et files serrés, comme serait un seul homme à droite ou à gauche. Le chef de file de l'une des deux ailes sert de pivot au tour que doit faire tout le corps.
Эпистрофа (epistrophe) производится как четверть поворота всякой части, которая поворачивает, при сжатых шеренгах и рядах словно один человек, направо или налево. Урядник одного из двух краев служит осью, вокруг которой поворачивает весь корпус.
L’anastrophe remet la section dans se première position, par un quart de conversion opposé.
Анастрофа (anastrophe) возвращает часть к первоначальной позиции, как четверть обратного поворота.
Le perispasme est une demi–conversion, par laquelle le corps décrit un demi–cercle, par deux quarts de conversion, et fait face à l’opposé de son premier front.
Периспасм (perispasme) является полу–поворотом, в котором корпус описывает полукруг в две четверти поворота, и передняя сторона противоположна исходному фронту.
L'ecperispasme est composé de trois quarts de conversion de suite, moyennant quoi le corps, qui le fait à droite, prendra le front à gauche de son premier, et celui qui le fait à gauche sera à droite.[46]
Экпериспасм (ecperispasme) состоит из трех последовательных поворотов на четверть, при котором корпус, который поворачивает направо, принимает фронт слева от первоначального, а те, кто делает это налево — будет справа. [46]
Dresser les files, ou stoichein, s'appelle quand chaque soldat, en sa file, se tient en droite ligne, depuis le chef de file jusqu'au serre–file, en gardant les distances égales entre eux.
XXII. Составить ряды, или стойхейн (stoichein) называется, когда каждый солдат, в своем ряде, держится прямой линии, от урядника до замыкающего, сохраняя равные расстояния между ними.
Dresser les rangs, ou zygein, s'appelle lorsque chaque soldat, en sa file, s'aligne en ligne droite et en distance égale à ceux qui lui sont de côté. Ainsi le rang des chefs de file sont en Ligne droite de même que le second rang des épistates jusqu'à celui des serre–files.
Составить шеренги или зигейн (zygein) называется, когда каждый солдат в своем ряду, выравнивается по прямой линии и по расстоянию равному до тех, кто сзади. Таким образом, шеренга урядников образует прямую линию,и так же вторая из эпистатов, вплоть до замыкающих.
Le soldat se remet, lorsqu'ayant fait à droite ou à gauche, ou un demi–tour, il fait des mouvements opposés pour reprendre son premier poste.[47]
Солдат возвращается, когда сделав вправо или влево, или разворот, он действует против движения, чтобы получить исходное положение. [47]
Les évolutions se font, ou par rangs, ou par files. Celles qui se font par files sont de trois espèces. On a révolution macédonienne, la Laconique, et la Crétoise, autrement dite Persane, ou Chorienne.
XXIII. Перестроение делается как по шеренгам, так по рядам. Те, что производятся по рядам, бывают трех видов. Македонский разворот, лаконский и критский, иначе известный как персидский или хорион (Chorienne).
L'évolution macédonienne change le front de la phalange, en portant sa profondeur en avant, de manière que le premier rang ne bouge pas de sa place. Le chef de file fait demi–tour, ceux qui le suivent marchent sur sa droite en le côtoyant, et s'arrangent progressivement derrière lui.
Македонский разворот меняет фронт фаланги, вынося вперед ее глубину, таким образом, чтобы первая шеренга не двигалась с места. Урядник
делает поворот кругом, его подчиненные делают шаг право, и постепенно выстраиваются за ним.
L'évolution laconique pour changer aussi de front, forme la phalange en arrière, et c'est le dernier rang qui reste sur sa place. Le chef de file fait demi–tour à droite, et marche à la distance qu'exige la hauteur de la phalange. toute la file le suit successivement, et s'arrange derrière lui jusqu'au serre–file, qui ne fait qu'un demi–tour à droite.
Лаконский разворот также меняет фронт фаланги на обратный, при этом, последняя шеренга остается на своем месте. Урядник разворачивается через правое плечо, и марширует на расстояние, требуемое высотой фаланги, весь ряд следует последовательно за ним и размещаются позади до замыкающего, который делает только пол–оборота направо.
L'évolution crétoise change le front de la phalange sur son propre terrain, par une contremarche des files. Le chef de file faisant demi–tour à droite mène sa file après soi, et la fait suivre en repli, tant que le chef de file ait pris la place du serre–file, et le serre–file celle du chef de file.[48]
Критское перестроение меняет фронт фаланги на собственной площади, посредством контрмарша рядов. Урядник делает полуоборот вправо, ведя ряд за собой, которая делает последовательно изгиб, пока урядник не займет место замыкающего, а замыкающий также не займет место урядника. [48]
Les évolutions des rangs se faisaient par la même contremarche que celles des files. Leur usage est de transposer les sections, de changer les ailes, et de renforcer le centre. Comme il est dangereux de faire ces évolutions avec de grands corps, si l'ennemi est proche, il vaut mieux les faire par sections. elles sont alors plus courtes et apportent moins de renversement, que la manœuvre générale de tout le corps.
XXIV. Перестроения шеренг делаются также как контрамарши рядов. Они используются для перемещения частей, обмена флангов, и укрепления центра. Так как опасно делать эти эволюции в большом корпусе, если враг близко, их лучше делать в частях. В этом случае они короче и вносят меньше беспорядка в общие действия всего корпуса.
Les doublements se font par rangs ou par files, et sont relatifs au nombre des hommes, ou à l'étendue du terrain.
XXV. Удвоение делается в шеренгах или рядах, и относятся к числу людей или занимаемой площади.
Pour avoir deux mille quarante huit files sur le même emplacement qui est occupé par mille vingt quatre, on fait avancer les épistates dans les intervalles des protostates: c'est à dire qu'on remplit les distances, entre les hommes du premier rang, par ceux du second, et ainsi alternativement des autres rangs; de manière que la phalange, qui en devient serrée du double, n'ait plus que huit rangs au lieu de seize.[49]
Для получения две тысячи сорока восьми рядов на той же позиции, которая занята тысяча двадцатью четырьмя рядами, епистаты выдвигаются в интервалы простатов: то есть, люди из второй шеренги занимают промежуток между людьми первой шеренги, и так поочередно в других шеренгах, так что фаланга, которая уплотнилась в два раза, имеет только восемь шеренг, а не шестнадцать. [49]
Pour doubler l'étendue du front de cinq jusqu'à dix stades, les files étant doublées et serrées, comme je viens de le dire; la moitié de la phalange fait à droite et l'autre à gauche; marchant ensuite, chacune de fon côté, elles s'ouvrent et en partagent la distance d'homme à homme, de l'extrémité de l’aile jusqu'au centre.
Чтобы удвоить протяженность фронта с пяти до десяти стадий, ряды удваиваются и уплотняются, как уже было сказано; половина фаланги делает направо, а другая налево; потом маршируют, каждая в свою сторону, они начинают и распределяются на дистанцию от человека к человеку, от края крыла до центра.
Pour se remettre, on fait le contraire, en se serrant sur le centre.
Чтобы вернуться, это делается наоборот, уплотняясь к центру.
On évite de faire ces mouvements en présence de l'ennemi, parce qu'ils marquent du dérangement, quand même ils n'en causent point. D'ailleurs le moment d'une manœuvre affaiblit toujours l'ordre d'une armée.
Избегайте совершения этих движений в присутствии врага, потому что они означают расстройство, даже если оно не произошло. Более того, во время маневра всегда ослабляется порядок армии.
Il vaut mieux étendre le front par des troupes légères, ou par quelque cavalerie, que de rompre l'ordre de la masse.
Лучше делать расширения фронта, которые нарушают порядок массы, отрядами легковооруженных, или конницей.
On s'étend pour déborder le front de l'ennemi, ou pour se garantir d'en être enveloppé.
Расширения нужны для охвата фронта врага, или чтобы предотвратить окружение.
On double la profondeur de la phalange, lorsqu'on fait entrer la seconde file dans la première, et ainsi alternativement les unes dans les autres. Les chefs des files qui doublent, se placent dans les distances derrière les chefs des files qui ne bougent pas; le deuxième et le troisième de la seconde file se mettent de même derrière celle qui sont à leurs côtés dans la première, ainsi de suite, dans toutes les files, qui par là deviennent de trente deux de hauteur. On conçoit aisément de quelle manière on doit se remettre.[50]
Удвоение глубины фаланги достигается, когда второй ряд вдвигается в первый, и так поочередно друг в друга. Урядники сдваиваются, располагаясь на расстоянии позади урядников, которые не двигаются; второй и третий во втором ряде размещаются за теми, кто соответствует им в первом, и так далее, во всем ряде, который тем самым становятся тридцать два человека в глубину. Легко понять, как он должен восстановиться. [50]
La phalange est en ordre de bataille, ou en colonne, ou en ligne oblique. L'ordre de bataille a plus de front que de profondeur; celui de la colonne est l'opposé, et se dit principalement de la phalange, lorsqu'elle marche par son flanc; celui de l'oblique présente à l'ennemi, une aile avancée, et l'autre biaisant se trouve reculée.
XXVI. Фаланга строится в боевой порядок, или в колонну, или в косую линию. Боевой порядок по фронту больше, чем в глубину, в колонне наоборот, и сказанное особенно касается фаланги, когда она марширует в бок; косой строй одним крылом выдвинут на врага, а другой стоит под углом, отдалившись.
Lorsqu'on détache des sections de la phalange en avant, et que les vides se remplissent par des corps de réserve, on appelle cette manœuvre parembole.
Когда отделяется часть фаланги вперед, и когда пробелы заполняются резервным корпусом, такой маневр называется паремболе (parembole).
Lorsqu'on renforce la phalange, par des corps détachés, qui se placent en même ligne, sur une de ses ailes, ou sur les deux, l'ordonnance s'appelle prostaxis.
Когда фаланга усиливается отдельными корпусами, которые располагаются на той же линии, на одно крыло, или на оба, такое построение называется простаксих (prostaxis).
Entaxis est le nom qu'on donne à la manœuvre d'entrelacer les armés à la légère et les phalangites.
Энтаксис (entaxis) это название данного маневра для чередования легковооруженных и фалангитов.
L'hypotaxis se forme en rangeant les armés à la légère comme en crochet, derrière les deux ailes de la phalange.[51]
Гипотаксис (hypotaxis) - это порядок расположения легко–вооруженных крюком на обоих крыльях фаланги. [51]
On doit accoutumer le soldat à bien entendre, ainsi qu’à exécuter avec promptitude les ordres donnés, soit de vive voix, soit au son de la trompette, ou par des signaux. La voix est le plus sûr moyen pour commander aux troupes, parce qu'elle détermine les manœuvres que l’on ordonne, ce que ne peuvent pas faire aussi distinctivement les trompettes et les signaux. Mais comme, dans les batailles, le ton de la voix est absorbé par le cliquetis des armes, les cris des soldats, le gémissement des blessés, et le bruit de la cavalerie, il faut d'autres moyens pour annoncer les ordres. On a recours aux trompettes, lorsque les brouillards, la poussière, ou l'inégalité du terrain, rendent les signaux inutiles.[52]
XXVII. Надо приучать солдат как следует слушать и немедленно выполнять приказы, поданные голосом или звуком трубы, или сигналами. Голос верный способ командовать войсками, поскольку он определяет маневр, которому надо следовать, что может быть не так ясно, в случае трубы и сигнала. Но так как в сражениях звук голоса поглощается грохотом оружия, криками солдат, стонами раненых и шумом кавалерии, должны быть и другие способы объявлять приказы. Трубы используют при тумане, пыли или неровной поверхности, делающими сигналы бесполезными. [52]
Les troupes marchent, ou en Épagogue ou en paragogue. On marche en épagogue, lorsque la colonne est formée d'égales sections, soit de tétrarchies, de xénagies, etc. suivant le front sur lequel le général veut marcher. Alors les chefs de file d'une section suivent les serre–files de celles qui précèdent.
XXVIII. Войска маршируют или эпагогией (épagogue) или парагогией (paragogue). Марш эпагогией, — когда колонна состоит из равных частей, либо тетрархии, либо ксенагиии и т.д., в соответствии с фронтом, который полководец установил для марша. В этом случае урядники отряда следуют за замыкающими предыдущего.
On est en paragogue, lorsque la phalange marche par sa droite ou par sa gauche. Elle s'appelle paragogue droite ou gauche, selon que les chefs de file sont à droite ou à gauche de la colonne.
Парагогия — когда фаланга марширует вправо или влево. Это называется правая или левая парагогия, в зависимости от этого, урядники находятся на правой или левой стороне колонны.
Que l'on marche en épagogue ou en paragogue, le général doit toujours renforcer le côté, qui est exposé à l'ennemi; et, s'il craint d'être attaqué de deux, de trois, ou même de quatre côtés, les mettre conséquemment en état de se défendre.
Какой бы марш не совершался: эпагогия или парагогия, полководец всегда должен укрепить сторону, которая подвергается воздействию противника; и если он опасается нападения с двух, трех или даже четырех сторон, применяет последовательно состояние обороны.
De la vient que l'on forme les colonnes de différentes manières. Souvent le front n'en est que d'une seule phalange qui marche par son flanc. Quelquefois ce sont deux phalanges, d'autres fois trois ou quatre, qui jointes ensemble, et marchant par leurs flancs, forment les colonnes. On conçoit aisément les différents mouvements de ce corps, par la description que j'ai donnée de la phalange.[53]
Получается, что колонны можно формировать по–разному. Зачастую, у фаланги, марширующей флангом, фронт только один. Иногда это две фаланги, иногда три или четыре, которые соединены между собой, и марширующие своми флангами, образуя колонны. Легко понять разные движения корпусов, по описанию, которое я дал для фаланги. [53]
La phalange à deux fronts est ainsi nommée lorsque la moitié de deux files fait face à l'opposite de l’autre.
XXIX. Фаланга с двойным фронтом названа так, потому что половина двойных рядов стоит лицом в противоположную сторону от других.
On appelle diphalangie à deux fronts, la marche de deux phalanges appuyées dos à dos et marchant par leur flanc, de manière que les chefs de file bordent les deux côtés, et que les serre–files sont unis au centre. Cette figure, rendue par une seule phalange, s'appelle heterostomos.
Дифалангией на два фронта называется марш двух фаланг, приставленных спина к спине и марширующих во фланг, так что урядники находятся по обе стороны, и замыкающие объединены в центре. Эта фигура, образованная одной фалангой, называется гетеростомос (heterostomos).
On nomme diphalangie à front égal, deux phalanges réunies en marche, dont le centre unit les serre–files de la première aux chefs de file de la seconde phalange ; moyennant quoi les chefs de file relient tous sur la droite ou sur la gauche de chaque phalange, et gardent leur ordre de phalange comme à l’ordinaire.[54]
Дифалангией с равным фронтом называются две фаланги, объединенные в марше, в центре соединены замыкающие из первой и урядники из второй фаланги; при этом все урядники соединены права или слева от каждой фаланги, и соблюдают строй своей фаланги обычным порядком. [54]
Lorsque la diphalangie à deux fronts joint les têtes de deux phalanges, en sorte que les queues s'éloignent des deux côtés en oblique, cette ordonnance se nomme embolon ou coin ; si au contraire les extrémités de la queue se joignent et que celles de la tête s'éloignent, le nom de cœlembolon ou coin renversé.[55]
Когда дифалангия на два фронта соединяется головами двух фаланг, так что хвосты отклоняются от обеих сторон под углом, этот порядок называется эмболон (embolon) или клин, если наоборот края хвоста соединяются, так что головы отклоняются, это называется колемболон (cœlembolon) или обратный клин. [55]
Le plésion est un carré long, dont tous les côtés doivent être également bien fortifiés.
Плесион (plésion) - вытянутый прямоугольник, все стороны которого должны быть также хорошо укреплены.
Le plinthion est un carré parfait et d'une force égale sur tous ses flancs. Xénophon fils de Gryllus l'appelle autrement le plaesion équilatéral.[56]
Плинфион (plinthion) является совершенным квадратом и одинаково силен со всех сторон. Ксенофонт, сын Грилла, иначе это называл равносторонним плесионом. [56]
On peut déborder l'ennemi à ses deux ailes, ou seulement à une. Cette différence s'exprime par les termes d'hyperphalangisis et d’hypercerasis. L'Armée inférieure en nombre peut bien déborder l'ennemi d'un côté, sans rompre son ordonnance, mais elle ne peut pas l'entreprendre de deux côtes, qu'aux dépens de sa profondeur.
Можно охватить врага как двумя крыльями, или только одним. Эта разница выражается терминами гиперфалангисис (hyperphalangisis) и гиперкерасис (hypercerasis). Армия, уступающая числом, может охватить одну вражескую сторону, не нарушая порядка, но она не может предпринять обход двух сторон, за счет глубины.
Les bagages marchent avec l'Armée en cinq différentes manières, en avant, en arrière, à droite, à gauche et au centre de la colonne. La règle générale est de les faire aller toujours du côté opposé à l'ennemi, et, lorsqu'on le craint de tous côtés, de les placer au centre. Il y aura toujours un officier préposé à la garde des équipages.
XXX. Обоз следует с армией пятью различными способами, впереди, сзади, справа, слева и в центре колонны. Общее правило состоит в том, чтобы всегда идти с противоположной стороны от врага, а когда опасность со всех сторон, поместить его в центр. Всякий раз офицеру поручается забота о транспорте.
Les commandements doivent être courts et distincts ; si pour des tours on commande d'abord tournez–vous, le soldat se presse et peut faire le contraire, avant qu'on ait fini le commandement; au lieu qu'en commençant à dire A droite tournez vous, il ne peut se tromper. Il faut donc, pour empêcher la méprise du soldat, déterminer d'abord sa manœuvre. cette règle sert pour tous les commandements de conversion et d'évolution.
XXXI. Команды должны быть короткими и внятными; если для поворота приказать сначала «повернись», солдат может поспешить сделать в другую сторону, прежде чем завершится команда, а нужно начинать говорить с направления: «направо повернись», она не может ввести в заблуждение. Поэтому, чтобы предотвратить непонимание солдат, в первую очередь определяет их маневр. Это правило для всех команд поворотов и перестроений.
Le silence est absolument nécessaire. Homère l’a bien remarqué. Il dit des grecs, qu'on ignorait s'ils avaient l’usage de la voix, et il compare les barbares au vol bruyant des oies et d'autres oiseaux. c’est à la faveur du silence que le soldat entend les ordres.
Молчание абсолютно необходимо. Гомер хорошо заметил. Он сказал, что греки не знали употребления голоса, и сравнивает шумных варваров с полетом гусей и других птиц. Благодаря молчанию солдаты слышат приказы.
Les principaux commandements sont :
XXXII. Основные команды:
Prenez les armes.
К оружию!
Valets, sortez de la phalange.
Оруженосцы, выйти из фаланги!
Silence, prenez garde.
Молчание! К бою!
Haut la pique.
Пики вверх!
Bas la pique.
Пики вниз!
Serre–file, dressez les files.
Замыкающие, составить ряд!
Prenez vos distances.
Держать дистанцию!
A droite, ou vers la lance, tourner vous.
Поворот направо! Поворот к копью!
A gauche, ou vers le bouclier, tournez vous.
Поворот налево! Поворот к щиту!
Marche.
Марш!
Halte.
Стой!
Front.
Вперед!
Doublez vos files.
Ряды сдвой!
Remettez–vous.
Вернись!
A la Laconique faites révolution.
Лаконский поворот делай!
Remettez–vous.
Вернись!
Vers la lance, ou à droite, faites le quart de conversion.
Четветь поворота направо! Четветь поворота к копью!
Remettez vous.[57]
Вернись! [57]
Cet abrégé suffira je crois pour donner une idée de l'ordonnance des Grecs et des Macédoniens.[58]
Вот вкратце считаю достаточным дать представление о построениях греков и македонцев. [58]
Fin de la Tactique
Конец Тактики

Примечания
1 Пирр имел трех сыновей, которые были великими воинами, как сообщал Плутарха. Пирр сам считался одним из величайших мастеров в искусстве войны. Ганнибал, который был сведущим судьей, неколеблясь назвал его искусным и величайшим из полководцев, что когда–либо существовали. Он написал о тактике и искусстве командования армией. Эти книги существовали еще времена Плутарха. Пирру приписывается изобретение небольших деревянных фигур, которые служили тактикам для демонстрации и выражения на столе различных движений армии. Этот метод очень древний.
2 Эвангел должно быть был хорошим писателем, таким же, как Плутарх, ученый Филопомен предпочитал его всем другим, и много занимался разбором его произведений.
3 Элиан не отмечал, что этот Ификрат отличается от афинского стратега с таким же именем, который был великий воин и автор нескольких изобретений, которые он сделал в оружии пехоты.
4 Это был стоический философ Посидоний, и, похоже, то же самый, который, по словам Свиды, продолжил историю Полибия в 42 книгах. Элиан называет несколько других авторов–тактиков, к сожалению, сочинения эти были потеряны.
5 Эта озабоченность Арриана, взявшегося объяснить термины, важна для тех, кто читал греческих военных писателей на языке оригинала. Я уже не раз говорил в моих Военных заметках, как с пользой разбирать этот небольшой труд для распутывания боевых построений, что все переводчики и комментаторы не смогли сделать из–за отсутствия знаний о военных терминах. Я осмелюсь даже сказать, что из всех битв Полибия, что г–н Фолард представил нам, нет ни одной, которые соответствуют именно рассказу историка.
6 Древние уделяли особое внимание, чтобы армию сопровождали хорошие врачи. Ксенофонт отмечает, что Кир Младший привлекал к себе наиболее искусных, которых знал, чтобы сопровождать армию в походе против своего брата. У римлян в каждой когорте был свой врач; обнаруживаются на древних памятниках надписи, которые иногда гласят: Medicus cohortis II. Vigilum, Medicus cohortis V. Praeteria, Medicus Legionis II Italia. Voyez Gruterus et Muratorii Thesaur. Inscript.
7 Арриан единственный тактик, который отметил эту особенность зубов или бивней слонов, украшенных железом, использование которых по–прежнему широко распространено во многих частях Азии. Наши писатели всегда отмечали башни на слонах, заполненные бойцами. Этот обычай был вскоре заброшен народами совершенно варварскими, а также, как и боевые действия на колесницах. Карфагеняне, которые всегда имели большой обоз слонов, и римляне, которые использовали их в войне против греков, не желая жертвовать миром, ради уничтожения этих животных. Африканских постоянно предпочитали индийским. Первые еще свирепствовали своими хоботами. Страбон Лив. XVII. Последние были признаны за их качества в дрессировке и послушности.
8 Греки, как и римляне, время от времени изменяли вооружение; следовательно, историки иногда расходятся между собой в своих описаниях. Когда Арриан упоминает ополчение древних греков, он говорит о временах предшествующих построениям и уставам, которые Филипп и Александр Великий дали своим войскам. Овальный щит, большие, больше чем обычные и длинные пики или сариссы, были их основными учреждениями. Некоторые греки гордились тем, чтобы не принимали изменений Александра. Филопомен убедил ахейцев избавиться от своего старого оружия и перенять его у македонцев.
9 Легкая пехота римлян была лучше оснащена. Они все имели щит и шлем и оружие были более унифицированным. Легкая пехота греков была трех видов: люди, бросающие дротики рукой, лучники и пращники.
10 Спартанские шляпы были сделаны из войлока, почти такой же выделки, как наши. Аркадские были из кожи. Часто это была кожа головы какого–либо дикого зверя, которая была подогнана, чтобы служить шляпой. Они прикрывают в том же духе, как капитан швейцарских (гвардейцев), говорит Брантом, чем надеялись обмануть противника.
11 Римляне вооружали правую голень сапогом, снабженным прочной железной пластиной. Когда они бросали свои пилумы, у них левая нога была впереди, но в бою на мечах, они были обучены выставлять правую ногу, которая для этой цели была защищена. Требовались упражнения научить солдата принимать разные позы, так что мы читаем у Цезаря, который был вынужден учить даже своих ветеранов новым позициям для получения преимущества в борьбе с противником, включая способы боя новые и неизвестные. Он требовал кроме того на учениях, чтобы солдаты привыкали маршировать с этими сапогами, которые, кажется, мешали их движениям. Полиэн отмечает, что Филипп на учениях проделал 37 миль пути со своей пехотой, вооруженной шлемами, сапогами, щитами и ысариссами.
12 Арриан говорит здесь о различных видах кавалерии, которые были известны среди древних. Это слишком кратко для нас, чтобы понять все различия их оружия и способы ведения боя. Возможно, это вина переписчиков.
Кроме того вся кавалерия закована в латы, и неодинакова, в состав которой входят всадники, подобные нашим гусарам и уланам, и все же я замечаю разницу: была кавалерия, которая воевала строем, и что была часть, которая использовала копья постоянно, как я описал в случае боя под Тичино, а другая часть имела дротики, образовывала ряды, как римская пехота, и которые могли атаковать метая дротики, а затем идти в рукопашную с мечом, это разница между Арриановыми κοντοφόροι и λογχοφόροι.
Согласно рассказу Плутарха о злополучном походе Красса против парфян, конница пыталась сначала победить легионы длинными копьями; но видя, что они не действенны против храброй пехоты, они одолели их издали стрелами и достигли окончательного разгрома.
13 Арриан дает описание доспеха римской кавалерии очень четко и дает нам ясное представление. Мы не можем найти этого у Элиана. Он наблюдал за изменениями, которые были введены еще со времен Полибия, когда у них еще не было конницы легионеров.
Этот вопрос о древней кавалерии весьма интересен, и нет нехватки памятников древности для изучения отдельных частей военной науки. Книги Ксенофонта замечательны, на протяжении второй он дает детали амуниции и упражнений кавалерии; вдобавок находятся фрагменты Полибия, отдельные куски, которые трактуют тоже самое. Кроме того, есть весьма сведущие люди, как Юст Липс, Гюго и другие, которые подняли все необходимые материалы для этого дела. Необходимо только некоторое время, чтобы справиться с тем количество материалов, что эти великие писатели предоставили в своих соответствующих трудах.
14 Арриан дает здесь представление о тактике. Эней, упоминая Элиана, определяет это как науку военных движений. Полибий, чьи книги по тактике греки потеряли, называет ее искусством подобрать мужчин, которым суждено стать солдатами, распределить их по шеренгам и рядам, и научить их всему, что полезно на войне. Греки были великими мастерами, привлекая новых рекрутов, в Греции всегда было много солдат и подготовленных офицеров, которые нанимались и выслуживались из солдат на службе у царей Азии и в других республиках, что видно на примере Ксантиппа. Мы с удовольствием читаем, как Полибий рассказывает о Сосибии, премьер–министре праздного царя. Антиох пришел с большим войском, чтобы вести войну против его хозяина, чьи войска находились в плачевном состоянии. Сосибий задерживал врага путем переговоров, и за это время, он не жалел ни трудов, ни денег, чтобы привлечь к себе всех известных ему офицеров в Греции. Деятельность этих офицеров, и его собственные заботы обеспечили превосходное вооружение солдатам, которые подошли к концу за одну зиму, пополнив и развив армию до состояния, способной противостоять закаленной армии Антиоха. Полибий с удовольствием оказывает честь этого удивительного превращения египетской армии своим соотечественникам, называя их родину и военные должности. План Сосибия тем значимее, что было трудно полностью уничтожить старое устройство и упражнения египтян, чтобы ввести новую тактику греков.
15 Я оставил все названия в греческом написании. Подставновка французских слов заслоняет автора. Невозможно установить, что всякий раз выражают значения учрежденных терминов. Толкование, предложенное Машо в Тактике Элиана, имеет один изъян, от него мало толку. Так как Арриан добавляет объяснение каждого термина, читатель составит суждение.
16 Эномотия - это термин характерный для ополчения спартанцев; но его использование прекратилось, поскольку новые формы из Македонии были введены в фаланги. Фукидид и Ксенофонт использовали его часто, особенно последний, в своей четвертой книге, где он представил свои распоряжении против варваров, в присутствии которых он пересек реку. Именно этот отрывок Арриан имеет в виду. Я сомневаюсь, что переводчики как следует поняли эти маневры Ксенофонта, и те, которые он описывает в третьей книге, когда он говорит о диспозиции войск для марша. Тактика Фукидида и Ксенофонта отличается от времен Александра Великого. Термины, которые описывают различные подразделения, были не те же самые, и было другое расположение частей, поэтому учитывая их, мы можем лишь запутаться.
17 Арриан и Элиан говорят, что легкие войска распологались позади фаланги для пуска стрел выше их шеренг, насколько мне известно, ни одного такого примера не найдено. Кажется, они знали лучшее использование. Так как солдаты держали щит левой рукой, правый фланг фаланги подвергался обстрелу больше, чем левый. Вот почему Оносандер наблюдает их в больших количествах в местах, где они могли бы стрелять в правый край противника.
18 Арриан называет здесь все перестроения, которые он описывает в дальнейшем. Эти повторы бесполезны и раздражают.
19 Арриан был вправе советовать упражнять войска. Стратеги, которые командовали фалангой, уделяли этому основное внимание. Фаланга была подразделением слишком искусственным, и какой–нибудь беспорядок приводил первым делом к беспорядочному бегству. Следует отметить, что мало заботились обращению с пикой. Перестроениям учили в войсках, а самое главное, и г–н маршал Сакс в своих размышлениях о древности, помещает секрет упражнений в ноги.
20 Соотношения войск были хорошо продуманы и необходимы. Фаланга не могла быть везде использована с пользой. Это был другой вид войск в дополнение к ней. Кроме того, были причины для введения пельтастов.
Соотношение между конницей и пехотой замечательно. Римляне не соблюдали его, и они часто были в затруднении. И все же мы видим в истории, великие греческие полководцы не всегда следовали только указаниям тактики в этой связи; характер местности влиял на решение о количестве кавалерии.
21 Было шестьдесят четыре прапорщика в большой фаланге, расположенных с интервалом в середине каждой ксенагии, служащие солдатам, как сборный пункт. Когда войска были заняты в бою, фронт которых много меньше, количества знамен хватало. На большинстве из них были образы каких–нибудь животных, символы божества–покровителя, художественно вырезанные в золоте или серебре, и это было на шесте, как видно из Ксенофонта.
22 Офицер, который занимал свою позицию позади подразделения, когда фаланга была в бою, своими обязанностями соответствует нашему майору; при нем был посыльный. Ксенофонт отмечает в нескольких местах использование офицера, называемого Аррианом, в основном, урагом, который в точности соответствует нашему сержант–майору (старшина, прим. Перев.), потому что последняя шеренга фаланги состояла полностью из солдат, чьи обязанности соответствуют нашим сержантам, которые также называются ураги.
Элиан говорит в своей Тактике, в главе, где он обсуждает различные должности, какой чин, какому подразделению соответствует, позиция справа была почетной, офицер, который последовал за ним, стоял слева, третий командовал второй фаланги правого фланга, четвертый — второй фалангой левого фланга. Тот же порядок наблюдался во всех подразделениях, вплоть до тетрархий.
Следует также отметить, что в то время как первый ряд состоял из офицеров, с таким же оружием как у солдат, за исключением тех, кто располагался за линией, и стратегами, которые занимали промежутки между основными частями. Они обычно отличались несколькими украшениями на шлемах, и другими знаками отличия, то же самое практиковалось среди римлян, где офицеры имели такое же оружие, как легионеры, вплоть до трибунов.
23 Глашатаи были в армии священными лицами, которые объявляли приказы стратегов; они были тем же, что и герольды, враги должны были оказывать им почет. Часто упоминаются Ксенофонтом.
Древние греки не знали барабанов. До Александра в войсках использовались флейты. Я нашел в пятой книге Фукидида обстоятельство, которое поддерживает многие идеи Маршала Сакса, о влиянии на марш войск и их перестроения, темпа, задаваемого инструментом. Вот собственно слова, согласно переводу г–на Абланкурта, из рассказа Фукидида о битве при Мантинее, которую Агис выиграл у мантинейцев. Затем началась схватка, мантинейцы атаковали яростно, эти же (лакедемоняне) степенно, под звуки флейт, которые были повсюду включены в ряды, не пели боевой гимн, но шли равномерно, соблюдая ритм, опасаясь нарушения рядов, как это обычно бывает с большими армиями. Мы должны оказать честь такому поведению древних греков. Солдаты Александра шли на врага, крича изо всех сил. Кажется, что когда флейта перестала использоваться, была забыта так же и добродетель. Наши тактики, которые копировали лучших авторов, ее не упоминают. Вот что Свида, который заимствовал отовсюду, говорит о пяти внештатных. Глашатай объявляет голосом, что нужно делать; знаменосец подает сигналы, если шум заглушает его товарища; а трубач, если пыль закрывает сигналы; посыльный доносит офицерам устные распоряжения стратега; старшина заботится о том, чтобы солдаты стояли в шеренгах и рядах, а не разбегались.
24 В ополчении древних греков, в которых спартанцы задавали тон, подразделение пентакосиархия (pentacosiarchie) называлось λόχος, что видно при чтении Фукидида и Ксенофонта, и особенно очевидно, когда последние говорят о диспозиции на марше.
25 Г–н Фоланд метко заметил, что построение Эпаминонда в этих двух битвах не имело ничего общего с клином, какой греки образовывали в своих упражнениях, приучая солдат ко всем видам перестроений. Это свидетельствует даже Арриан, давая действительно веские доказательства, и к тому же никто не будет спорить, что cuneus римлян и ἔμβολον греков, означает отряд, построенный по глубине, больше чем по фронту.
В битве при Левктрах спартанцы поставили центр в оборону и продвинулись двумя крыльями, образовав боевой порядок, называемый греками полумесяц. Эпаминонд устремился только на одно крыло противника. Он быстро шел, выдвинув одно крыло вперед, таким образом, сформировав косой строй, оставив остальных позади. Именно это положение обеих сторон рассматривает Оносандер, не называя имени греческого историка.
По словам Ксенофонта, Эпаминонд превозмог спартанцев при Мантинее одной единственной колонной, сформированной из пехоты, так что никто не мог предположить в диспозиции перекос. Ксенофонт сравнивает атаку фиванцев с действиями корабля, который обрушился и разбил тараном борт вражеского корабля. Рассказ Полибия о морском бое при Хиум (Chium), и научные примечания Мейбониума, дают представлением об этом маневре.
26 Элиан говорит, что когда фаланга была на смотру, на человека приходилось шесть футов, если она уплотнялась перед боем — три фута, и в синасписме — полтора фута; затем устанавливается площадь, которую занимают различные фаланги. Я достаточно говорил о случае битвы вблизи Макар (Macar). Это означает, что также копье должно быть, по крайней мере, двенадцать футов и более, с которым человек может легко справиться.
27 В красочном описании Тацита дано решительное нападение на укрепления, которые солдаты Антония брали возле Кремоны, мы читаем, что римляне подошли к нему черепахой, а затем и другие отряды полезли наверх, так что первая черепаха служили им площадкой для нападения на городские стены. То, что Тацит говорит здесь, представляется невероятным, как и рассказ Диона о черепахах, достаточно сильных, чтобы держать лошадей и колесницы. Плутарх, говоря о черепахе, которую армия Антония сделала против парфян, отмечает, что всадники, увидев римлян, внезапно остановившихся и формирующих черепаху, предположили, что из малодушия и усталости они прячутся за своими щитами. Поэтому они приблизились к ним на своих конях, чтобы добить, но римляне вскочили вдруг, и получили большое преимущество над ними. Их щиты шире и крупнее, чем у греков, их черепаха была сильнее.
28 Греки выбирали своих солдат весьма тщательно и заботливо, учитывая рост и телосложение, а также выносливость. Построение фаланги также требовало внимания.
29 Если солдаты второй шеренги, как говорит Арриан, могли доставать врага мечами, солдат должен, в этом случае, держать копье в левой руке, захватив его в середине и оставив конец тащиться позади, чтобы иметь возможность орудовать мечом в правой. Это трудно понять, так как длина сариссы сильно мешает.
30 Кажется, однако, что македонская фаланга имела еще более ужасающий вид и силу. Эмилий Павел говорит, что его охватил страх, когда он увидел в первый раз массы людей, ощетинившихся по фронту страшными сариссами. Но он не преминул разбить ее своими римлянами, рассеяв и разметав несколькими взводами.
31 Затруднения, которые неизбежно создавала огромная длина пик, скоро побудили греческих офицеров убрать три фута, так что согласно Полибию и Элиану, пики, как правило, были двадцать один фут в длину, и таким образом на четыре фута длиннее, как того требовал ученый Монтекюкюли для правильной меры этого оружия. Однако в некоторых войсках сохранялась древняя форма пик, что наблюдается у различных авторов. Полиэн рассказывал в своих стратагемах, что Клеоним, царь Спарты, ожидая нападения фаланги, солдаты которой имели пики двадцати четырех футов в длину, не дал пик первым двум рядам, приказав им, как только враг приблизится, схватить обеими руками сариссы передовых, сделав их бесполезными. Этот маневр удался. Компилятор не сообщает других обстоятельств, которые могли бы восстановить все действия.
32 Для получения представления о хватке этой длинной пики следует отметить, что солдат держал ее обеими руками, и прилагал необходимые усилия для ее удержания, древко, более чем на четверть было позади рук. Щит не мешал колоть. Это был круглый щит, или слегка овальной формы, диаметром в полметра и значительно более плоский, чем у римлян; в петлю с внутренней стороны в середине щита просовывалась рука, так или иначе эта петля почти касалась плеча, и не закрывала локоть на фут, поэтому солдат имел свободные руки. Римляне не могли употреблять пики такой длины, из–за размеров щита, который был на пол-фута шире, чем у греков, четырех футов высотой, в форме полуцилиндра, который был разрезан по середине сверху вниз. Солдат, когда останавливался, опирался на щит. Ливий говорит где–то, что он часто засыпал.
Я говорил об остальных построениях сомкнутой фаланги, в случае битвы под Макар, куда отсылаю читателя.
33 Таким образом Полибий называет подразделение этолийцев, которое составил Доримах в злосчастном предприятия против города Эгиры в Пелопоннесе.
34 Удивительно, Арриан не говорит о пельтастах, иногда составлявших значительную численность, особенно в армии Александра Великого и его преемников.
Элиан говорил, что они были включены в число легковооруженных войск, но его свидетельство не убедительно, тогда как историки, а также тактики, отличают поименованные легковооруженные войска.
Следует отметить, что Арриан не описал армию того или иного полководца, но показал только численность и долю войск, какой она должна быть, чтобы извлечь из этого службу; и тогда, следовательно, необходимо, чтобы с фалангой был корпус легковооруженных войск, силами подобно тому, что указаны, для обеспечения различных потребностей войны. Мы еще не определились, какого вида должны быть войска, которые формируют корпус легкой пехоты; но было необходимо, чтобы, как только они присоединятся к фаланге, как делают такие подразделения, описанные Аррианом здесь, придать им определенный порядок, чтобы организовать их службу.
Тактик, давший детали всех частей, необходимых для формирования армейского корпуса, был удовлетворен целью, которую он поставил перед собой; и не объяснил построение некоторых других войск, иногда сопровождавших фалангу, в зависимости от страны, войны, и предпочтений полководца.
Действительно, мы вскоре обнаружили, что в ряде случаев, фаланга слишком неповоротлива и слишком стеснена, а отряды стрелков слишком не прочны и слишком не надежны, чтобы действовать успешно. Ификрат, афинский стратег, был первым, кто отобрал длинные копья и большие щиты, чтобы сделать пехоту немного более гибкой. Филипп и Александр усовершенствовали его идеи, и, не касаясь той же фаланги, они образовали новый корпус пельтастов, который, объединил силу фаланги с подвижностью легких войск, имея тенденцию к усреднению и компенсации недостатков одного или другого рода войск. Александр и его преемники извлеки из пельтастов значительную службу, и их почет почти равнялся почету фаланги.
Правители, в конце концов, сделали их своей гвардией. Фаланге не свойственно такое употребление, которое требует войск подвижных и способных сопровождать правителя, и совершали набеги; стрелки не отвечают ни цели, ни достоинству гвардии. В этом смысл греческой агемы, название подразделения, которое историки иногда причисляют к пельтастам, что уже давно принято знатоками. В общем находим, что агема составляла иногда шесть тысяч, иногда по три тысячи пехоты и конницы, тысяча, и даже только триста отборных бойцов, никто не знает, как совместить эти различия, ни какова их причина; Однако, это ясно, если учесть, что цари набирали охранников больше или меньше, в зависимости от состояния своих сил и их приверженности к войне. Оружие гвардии также часто ощущало почет, оказываемый правителями, их щиты были покрыты слоем серебра или прочным блестящим металлом, за что они получили имя аргирасписты (argyraspistes) или халкасписты (chalcaspistes), как я уже заметил в другом месте. Полибий описывает различные части армии, которая была сформирована Сосибием в Египте, с офицерами, которых он привез из Греции. Историк начинает с агемы, или гвардии царя, состоящей из трех тысяч пельтастов под началом способного командира Еврилоха. Другие греческие пельтасты, которые не были гвардецами, составляли корпус в тысячу, под началом человека по имени Сократ. Птолемей и Андромах, два искусных грека, и некто Фоксид, человек весьма сведущий в службе легковооруженных войск, несли ответственность за обучение и подготовку греческой пехоты на той же основе, что Арриан описал здесь. Тяжелая пехота состояла из шести частей, или шести малых фаланг около двадцати пяти тысяч человек, к которым присоединялась эпитагма (epitagme), или корпус из восьми тысяч легковооруженных солдат, все нанятые в Греции, но мы не обсудили тему увеличения соотношения фаланги, потому что в армии был еще корпус из трех тысяч критян, которые были отличными стрелками.
Пока таким образом обустраивалась греческая пехота, другие офицеры вербовали и обучали национальные войска, которые формировали фалангу, с тем же количество частей, и на тех же принципах, что и греки; премьер–министр был главным. Брались фракийцы и галлы, которых много было в Египте, чтобы сделать легкие войска в той же пропорции и в таком же порядке, как изложено Аррианом. Некто Аммоний дополнительно перевел около трех тысяч африканских солдат в столько же пельтастов. Сходство деталей Полибия, с таковыми у Арриана, не позволяет оказать честь тактике последнего.
35 Все что Арриан говорит о ромбе и клине, фактически, на практике являлось упражнениями, и было бы слишком неправильно, если бы мы приняли их за боевые построения, которые применялись против врага. Всадник на кончике клина или ромба не мог дать силы отряду и обеспечить легкий прорыва, что тактики приписывали ему, а некоторые даже были убеждены в преимуществах копья.
Ромб обосновывается только заявлениями тактиков, но несколько клиньев Ксенофонт и Арриан называют прямо, случилось: один в битве при Мантинее, другой — при Арбеле, Эпаминонд и Александр построили свою конницу клином, чтобы выбить врага. Эпаминонд против конницы же, Александр против пехоты. Эти авторы создали ошибочное представление у инструкторов. Но при внимательном рассмотрении этих отрывков и фактов, которые предшествовали, мы видим, что кавалерия Эпаминонда, которая была построена к бою, в конце не составляла колонну. Правое подразделение выдвинулось первым, другое, после правого, ушло на его место, и затем следовало в хвосте своих предшественников.
Это обычное построение, какое греки называли περίκλασις. Что касается кавалерии Александра, она наступала на врага косым строем, и таким образом вся армии; Александр бросился вдруг во главе своего эскадрона в просвет, который он заметил в персидской пехоте, между тем как остальные части, что образовывали косую линию, были в точности перед врагом, и бросились на него все во фронт.
Между тем все эти эволюции много способствовали тому, чтобы получить хорошую кавалерию и давали большую ее пригодность для всех этих маневров. Как следует из попорченного фрагмента Полибия об упражнениях, которые Сципион делал со своей кавалерией, и вставленный в главу о бое под Тичино, древние действовали на здравых принципах и что они очень хорошо отличали надежное от дешевки. Сам Арриан, чтобы не быть обвиненным в легкомыслии за рекомендацию ромба и клина, вначале детально описывает настоящий порядок, в котором необходимо располагать кавалерию, и который он предпочитает другим.
36 Это маневр, который латинский интерпретатор Арриана пропустил. Естественно, что эта эволюция, которая производила прекрасное зрелище, подвергала опасности острие сбиться с дороги, скачущим с правой стороны Арриан говорит здесь, как этого избежать.
37 Я здесь исправил текст Арриана на сообщении Элиана. Эскадроны двадцать по фронту и десять в глубину, как будто распространенное греческое подразделение, не согласуется в последующих речах.
38 Отметим здесь, что древние устраивали кавалерию иногда, как и мы, три человека в глубину. Я отсылаю читателя к главе о битве Ганнибала возле Тичино.
39 Когда Арриан отмечает, что конница не получает от глубины тех же самых преимуществ, что пехота, он, кажется, осуждает объясняемый строй, который основан на большой глубине. Это доказательство того, что он сам смотрел на ромб и клин, как на парадные эволюции, чтобы всадник приобрел внимательность и научился владеть своим конем.
Римская турма составляла восемь по фронту и четверо в глубину. Полибий и наши тактики отмечаю, что греки строили к бою свои эскадроны из шестидесяти четырех наездников в восемь в глубину и столько же по фронту. Эта масса лошадей не могла ударить вместе. Полибий говорит о маневрах хорошей кавалерии в своем рассказе о битве при Каннах. Он говорит, что с обеих строн это не была борьба искусная и со знанием дела, как свойственно цивилизованным народам, нападая строем, и скача обратно, чтобы обернуться для атаки, но они сражались как варвары, которые ополчились друг против друга, оставаясь в рукопашной, спешившись со своих лошадей.
Первые два–три шеренги объединялись в линию для атаки. Если они не опрокидывали врага, они были обучены разомкнуть фланги и освободить место для другой атаки. При маневре они скакали назад и, пройдя через интервалы, соединялись в эскадроны. В этом смысл греческого выражения Полибия: οὐγε ἦν κατὰ νόμους ἀνατρόφης καὶ μεταβολὴς ὁ κινδυνος.
Всадники, которые сражались с копьями, должны был сначала решить бой, или иметь возможность и пространство, чтобы восстановить силы для повторной атаки. Если они оставались в рукопашной, их копья становились обузой. Поэтому древние были вынуждены оставлять промежутки между эскадронами, равные по расстоянию их фронту. Сципион придумал, как видно из Полибия, наносить удар несколькими турмами одновременно на гораздо большем фронте, чем обычно, и обучал своих всадников с особым усердием. С другой стороны мы не находим, чтобы древние, идя на врага, располагали свои эскадроны одной непрерывной линией на большом протяжении. Они, должно быть, видели существенные недостатки в этом маневре, каким бы блестящим он ни казался.
40 Элиан добавляет здесь длинную главу о приемах построения ромба, что Арриан изложил менее подробно. Для начала было бы лучше дать более точное описание маневров кавалерии, вместо описания ромба и клина. Никто не может обвинить Арриан в этом упущении, так как он обращался к этим вопросам в части книги, от которой у нас есть лишь фрагменты.
41 Арриан здесь привел маневр конницы Александра в день Арбелы, которая стала в колонну, и бросилась в брешь персидской пехоты.
42 Хочу отметить, что эта пропорция, предположенная тактиками, между кавалерией и пехотой, не всегда соблюдалась. В армии, которую греческие офицеры сформировали египетскому царю, было не более пяти тысяч всадников на 70 тысяч пехоты. Последний Филипп, ведя войну с проконсулом Фирминием, имел две тысячи всадников, приданных фаланге. Фессалия, которая была театром военных действий, горная страна, где более многочисленные конница была бы излишней. Обратите внимание, эта пропорция наибольшая в армии Александра Великого. Он первоначально шел в Азию с тридцатью тысячами пехоты и пятью тысячами всадников.
43 Элиан отмечает, что количество людей в эскадроне не было, таким образом, фиксировано, хотя оно устанавливался стратегом больше или меньше, в зависимости от обстоятельств. Когда кавалерия была составлена в линию с интервалами, каждый эскадрон был частью корпуса, в отличие от взводов фаланги, которые формировали непрерывную линию. Положение и позиция противника зачастую побуждало стратега ставить свои эскадроны так, чтобы иметь возможность атаковать более или менее одновременно, как сообщает Элиан; ибо он говорит, что движения войск, которые обсуждались, осуществляются эскадронами 64 и 128 всадников.
44 Арриан говорит, что римская ала происходит от греческого слова ἵλη. Во времена консулов кавалерия носила имя союзников. Тит Ливий явно отличает легионеров от кавалерии. После больших перемен в римском ополчении, алой стал называться весь кавалерийский корпус, состоящий от четырехсот до пятисот всадников. Гигин отмечал, что она состояла из шестнадцати турм, это, примерно, то число, которое Арриан называет для своего времени.
45 Элиан не пропускает удовольствия разобрать все устаревшие построения колесниц и слонов. Заметим, что также упоминает фаланги колесниц и слонов, численность которых определялась полным составом этого рода войск.
По прошествии времени было полностью упразднено использование слонов, которые в несколько раз больше принесли вреда, чем пользы тем, кто использовал их. Вегеций указывает средства, используемые для борьбы против этих животных. Но они взяты из неверных источников. Хорошие писатели не согласны с ним. Стевехий (Stewechius) в своих заметках о Вегеции применяет солидный научный аппарат, чтобы указать все особенности, которые присущи этим двум родам войск древних. Сулла построил большой частокол вдоль своего фронта и остановил колесницы, которые Архелай, стратег Митридата, бросил против римлян. Боевой порядок Суллы, который описал Фронтин, весьма примечателен. Он выстроил свою армию между двух больших рвов, которые он выкопал и поместил укрепления, некий вид редута, чтобы противостоять многочисленной кавалерии противника.
46 Эти эволюции, которые Арриан описывает здесь, как правило применялись в упражнениях, что отмечено историками. Четверть–поворот исполнялся только большими подразделениями, чему благоприятствовала требуемая дистанция, оставленная между ними. Большая глубина ряда была причиной, по которой это не делалось небольшими подразделениями. Они довольствовались тем, что делали направо или налево, и дефилировали флангом.
Военные историки употребляют эти термины искусства, чтобы обозначить основные маневры; другие, которых нет в этом ремесле, заменялись эквивалентными словами, что часто приводит к непониманию.
Такое отсутствие точности показывают в особенности Аппиан и Дион Кассий, применяя термины фаланги к порядкам легиона. Как я уже объяснял это в своих Военных заметках, применительно к сражению под Макар, повторять здесь ничего.
Помимо этих терминов, указанных тактиком, есть еще другие, или синонимы или различающиеся, и, особенно, когда они относятся к легиону. Мы должны тщательно подбирать авторов. Таков πέρικλασις, для атаки войсковой колонной в бою, четверть оборота делали одновременно все подразделения, которые были больше или меньше, в зависимости от фронта, который образовывала колонна. Подразделения, следующие за первым, поворачивали на площади, откуда оно ушло. Греки, как я уже сказал, дефилировали большей частью по флангу, если не хотели идти подразделениями на большом фронте; это движение было видом эпагогии, согласно пояснению, которое я дал в случае битвы при Кафий (Caphyes).
47 Арриан называет здесь различные термины и слова команды, которые использовались в упражнениях.
48 Греки предпочитали эти простые эволюции, чтобы развернуться, потому что сила фаланги была в ее первых шеренгах, в которых люди были отобраны по телосложению.
49 Площадь, которую занимала фаланга, при уплотнении перед боем, примерно пять или шесть сотен шагов. При удвоении каждые человек занимал не более полтора фута площади, которая приходилась на солдата, при сжатии в синасписм. Если, в таком порядке, фаланга расширяла фронт в два раза, люди на концах крыльев, должны были сделать триста шагов. Такая эволюция требует много времени и внимания. Филопомен делал это иначе при Мантинее.
50 Кажется, что фаланга, удваивая таким образом ряды, была в своем первом парадном порядке, то есть в три фута расстояния между шеренгами и рядами, и чтобы после сделанной эволюции, ряды сжались к центру путем заполнения расстояния между рядами, которые удвоились. Мы видим в книге Арриана схемы, которые представляют довольно грубо эти эволюции. Так как мы не нуждаемся в помощи для темы, которая понимается столь легко, было бы бесполезно заимствовать их здесь.
51 Это объяснение терминов имеет важное значение для тех, кто читает военных писателей на языке оригинала. Элиан кроме того упоминает протаксис (protaxis), когда говорит о легкой пехоте, расположенной перед фалангой. Энтаксис (entaxis) является синонимом термина парентаксис (parentaxis), и используется для обозначения надлежащих сочетаний войск разных видов, в то время как парамболе (parambole) только указывает на построение фалангитов.
Элиан прибавляет здесь три длинных главы, многословно объясняя каким образом фаланга перестраивается; вот все они вкратце. Когда дана команда заходить вправо, все ряды должны сначала повернуть направо, и стягиваться к правому крылу, а ряд, который стоит на конце, не двигается с места; шеренги стягиваются точно таким же движением. Таким образом, четверть поворота делалась сжатыми шеренгами и рядами. Для возврата в первую позицию, делался полуоборот, а потом еще четверть поворота. Затем производился еще один разворот, и они раскрывали шеренги и ряды, таким же образом, как мы делаем это сегодня.
Элиан повторяет все эти эволюции для четверть поворота налево. Затем он объясняет, как фаланга прижимается к крыльям или к центру, справа и слева, и, наконец, отмечает, что при всех этих движениях, солдаты должны держать копья вверх.
Следует отметить, что Элиан представляет здесь фалангу как место для упражнений, то есть с дистанцией в три фута между каждым человеком в шеренге и ряду. Когда она была построена для боя, она уплотнялась способом, чтобы она могла выполнить поворот, и люди занимали только три фута в шеренгах и рядах. Кажется, скорее всего, различные развороты, которые Элиан заставляет делать солдат, ничего не говоря здесь о способе встраивания, когда солдат зажимался до того, что стоял локоть к локтю с соседом, которые использовались для черепахи или синасписма, и которые мы некстати хотели принять для своих упражнений. Тогда как тактики справедливо заметили, что это неосуществимо, особенно со щитом, делать движения, человек за человеком, направо или налево, меньше чем пол–оборота.
52 Древние меньше заботились, чем мы, в день битв, сообщать свои приказы, учитывая глубину и малый фронт своих линий. Для использования сигналов, пыль мешает меньше, чем пороховой дым. Мы часто читаем, что пурпурный флаг был поднят как сигнал к бою, и Цезарь, когда он хочет показать поспешность, с которой он был вынужден действовать, отмечает, он даже не имел времени указать штантартом начало битвы. В битве при Фарсалии, он подал такой сигнал для той линии войск, которая принесла ему победу. В день Селасии (Selas), история, которая очень подробно откомментирована г–ном Фоландом, Антигон царь Македонии, объяснил своим стратегам смысл каждого сигнала, которые будет подавать при своих атаках.
Между прочим, тогда генералы сопровождались, как сейчас, некоторым числом толковых офицеров, которые исполняли обязанности помощников. Об этом свидетельствуют рассказы о сражениях. При Арбелах, в частности, Парменион оказался в большой опасности, в течение длительного времени не в силах довольно быстро отправить к Александру своих посыльных.
53 Я отсылаю читателя к главе о битвы при Кафии, где я объяснил, в частности, способ марша греков.
Мы находим у большинства военных историков, что древние формировали свои колонны фронтом в тридцать два человека, объединяя две фаланги. Так сделал на марше Александр, когда он подошел к Гранику. Однако они были обязаны также установить порядок марша в зависимости от местности и природы страны, отходя от наставлений тактиков, которые обращались с материалом слишком методично, таким образом, чтобы они образовывали зачастую несколько колонн, которые шли на некотором расстоянии друг от друга. Есть примеры маршей Филопомена и Маханида, которые каждый выходили на поле группой в три колонны, и в войнах Антиоха и Птолемея, которые воевали в странах малопригодных для марша широким фронтом. Точно также Ганнибал шел двумя колоннами, чтобы построиться для битвы при Каннах.
Следует отметить, однако, что марши древних были не так затруднены, как наши. Мы можем легко найти причины в наших обозах артиллерии и транпортах, а многочисленная кавалерия в порядках наши войск, весьма отличается от древней. Офицеры были распределены у греков по каждому ряду, которые на марше образовывали шеренги, долг обязывал их пристально следить за порядком. Существуют примеры соблюдения четкого порядка при марше до десяти тысяч. Полибий определяет расстояние между шеренгами и рядами на марше до трех футов. Он говорит, что это наименьшее возможное расстояние. Отметим еще раз, что латинский интерпретатор не понял смысла различных походных построений фаланги, дифалангии, трифалангии и тетрафалангии, которые является тем, что я воспроизвел по–французски. Элиан здесь добавляет много пустословия, которое Арриан пропускает за ненадобностью, так как нет даже ясности, какие детали можно извлечь о некоторых частных особенностях данной темы, и мы должны собирать достаточно трудов других авторов. Арриан напрямую удовлетворил подробности, описав походный порядок армии, которой он командовал против аланов.
54 Здесь Элиан отображает все тонкости упражнений греков, объясняя разные фигуры, которые получаются из фаланги. Не удивительно, что Элиан забавляется такими мелочами, но должны быть удивительны дополнительные трудности для нынешних солдат в большом числе эволюций, не имеющих никакой пользы в день боя, между тем как уже поздно обучать этому, но необходимо знать в связи с использованием оружия и порядков более сложных, и более склонных к недостаткам, чем древние. Арриан, который был опытным военачальником, разоблачает то, что казалось ему бесполезным, отсекая все лишнее, и что мы могли себе представить уместным на параде.
55 Как видно из этого описания Арриана, который собственно построение называет клином, у греков очень сильно отличалась фигура от той, что г–н Фолард дает в своем труде о колоннах. Эту же фигуру имела фаланга, которую случайно образовали римские войска при Требии и Канны, и которая оказалась настолько губительна. Далее Элиан показывает различные построения войск для защиты от нападений конницы. Фигуры, которые он изображает и которые г–н Машаль (Machault) развивает еще дальше, объясняют его идеи, но они не настаивают на рекомендации этих маневров.
56 Кажется, скорее всего, что плесион и плинфион были синонимами для пустых каре, и не признавались военными писателями, эта разница отмечена Аррианом. Некоторые думали, что он выделяет полный квадрат, а другие — пустой. Но эта точка зрения лишена основания. Тактики ранее уже говорили о полном квадрате, которая был сформирована стыками трех–четырех фаланг, а затем разъясняли пустые квадраты. Это очевидно был плесион (plœsion) Ксенофонта, как я продемонстрировал в случае битвы при Требии. В дополнение к свидетельствам Свиды и Элиана, Полиэн четко объясняет сущность плинфиона. Когда Тимофей, афинский стратег, должен был пройти через равнину, где он опасался многочисленной кавалерии олинфян, он сформировал полый квадрат, или как сказал Полиэн — плинфион, но так, чтобы две его стороны были длиннее, чем другие. Она расположил внутри своего построения все повозки своей армии, и поместил в середину немного кавалерии. Пехота тем временем шла с большим хладнокровием снаружи повозок, поэтому олинфяне не могли причинить им вред. У нас есть несколько примеров такой обороны, предоставляемой повозкам. Существуют, хотя и небольшие, мемуары г–на Понта: московиты, когда они воюют против татар, прикрывают телегами фланги своих колонн, создав укрытие от набегов татарской кавалерии.
57 Греки не увеличивали количество команд в своих упражнениях. Арриан дает основные. Вот что сообщает Элиан. К оружию; Оружие в руки; Оруженосцы из фаланги; Внимание! Команда!; Передай пароль; Повтори пароль; Взять дистанцию; Пики вверх; Становись в ряд; В шеренгу становись; Внимание! За урядником!; Замыкающие, равняй ряды; Держи предыдущую дистанцию; Направо; Марш!; Стой!; Вперед!; Налево; Марш!; Стой!; Вперед!; Сдвой ряды; Вернись; Македонский разворот делай; Вернись; Лаконский разворот делай; Вернись; Контрмарш делай (или критский поворот); Вернись; Четверть поворота направо; Вернись; Двойной четверть поворот направо; Вернись.
58 Арриан добавляет здесь трактат об упражнениях римской конницы. Маневры, что здесь должным образом описаны в различных видах турниров, император Адриан страстно любил. Он сам говорит, что они были задуманы как для парада, так и для применения в военных целях. Этот отрывок, тем не менее, оставляет интерес, и проясняет многие вещи, относительно службы кавалерии по–старому. Я не смог сделать перевод, по крайней мере, потому, что тема сама по себе очень трудна, и требует знаний многих применений и возможностей, которых мы не знаем, и прежде всего, потому, что текст является настолько поврежденным, и так искажен частыми лакунами в нескольких местах, что совершенно непонятен. Если бы существовал какой–либо способ восстановить текст, мы могли бы предпринять попытку с более очевидным успехом.