Псаон Платейский

Переводчик: 

T1. Diodoros Siculus 21.5 (Exc. Hoesch.) Диилл Афинский (BNJ 73 T 3), автор всеобщей истории, написал 26 книг (357/6-297/6), и Псаон Платейский, продолжив его труд, составил тридцать книг.
Комментарий
Диодор обычно отмечает хронологические рамки работ важных историков, особенно авторов всеобщих историй, в противоположность писателям, составлявшим сочинения о конкретных государствах. Диилл Афинский начал свою всеобщую историю с 357/6, где окончилась история Kaллисфена (BNJ 124), а история Диилла, была, в свою очередь, продолжена — как мы узнаем здесь — Псаоном, начавшим с 297/6. Дата, кажется, выбрана из–за смерти в
том году македонского правителя Кассандра, чья кончина открыла новый период нестабильности в македонских и общегреческих делах. Конечная дата работы Псаона у Диодора не сохранилась, но она охватывала, вероятно, более половины десятилетий десятилетий третьего века.
T2. Dionysios of Halikarnassos, De Dinarcho 8 Избравшие Исократа и его стиль в качестве образца становятся утомительными, холодными, небрежными и притворными: я имею в виду Тимея, Псаона и Сосигена.
Комментарий
Здесь Дионисий осуждает писателей, которые стремились подражать стилю Исократа, но не захватили его достоинств. Из–за чрезмерной обеспокоенности стилем и риторическими эффектами они небрежно относятся к фактам, а нежелание оживлять рассказы часто делает их многоречивыми и раздутыми. Из этих трех примеров он цитирует здесь только Тимея. Сосигена нельзя определить.
T3. Dionysios of Halikarnassos, De compositione verborum 4 (II 20, 16 UR) В более поздние времена ею (умелой расстановкой слов) пренебрегали донельзя, и никто не считал, что это было важно или что это вносило что–либо в красоту их бесед. Соответственно они оставили после себя опусы, которые никто не в состоянии дочитать до конца: я имею в виду Филарха, Дуриса, Полибия, Псаона и Деметрия Каллатийского, еще Гиеронима, Антигона, Гераклида, Гегесианакта и десять тысяч других.
Комментарий
Включение Псаона в столь уважаемую компанию указывает на то, что Дионисий считал его важным и влиятельным историком, который стоил критики вместе с остальными, стоящими в списке. Опять же, критика Дионисия касается только стиля, поэтому она не может отражать заслуг Псаона как историка.
Биографическое эссе
Ничего не известно о Псаоне кроме того, что можно почерпнуть из вышеупомянутых трех свидетельств. Его имя очень редкое: рукописи Дионисия предлагают варианты Платон, Саон и Фатон или Статон. Очевидно, он жил в середине и второй половине III века до н. э., примерно в одно время с более известным афинским историком Филархом. Платеи в этот период были процветающим маленьким городом: он был дважды обезлюжен и разрушен фиванцами, в 427 и 373, но отстраивался каждый раз после перерыва в несколько десятилетий. Второе восстановление произошло после битвы при Херонее. Псаон должен был родиться не более чем через одно поколение (максимум через два) после восстановления Платей македонцами, когда благодарность к Македонии, скорее всего, была еще жива. Мы можем поэтому ориентировочно предположить, что Псаон благосклонно относился к Македонии как и Диилл, чей труд он продолжил. По предположению Якоби история Псаона может быть закончились 140‑й Олимпиадой (220/17 до н. э.) и была продолжена Mенодотом (ВNЈ 82), но это остается догадкой.