Греческие вопросы

Αίτια Ελληνικά

Автор: 
Переводчик: 
Источник текста: 
Издательство: Наука, Ленинград. 1990 г. Плутарх - Застольные беседы

1. Кто такие эпидаврские "распорядчики" и "пыльноногие"?

[292] Государственными делами занималось сто восемьдесят мужей, а из них [e] избирались члены совета, которых и называли "распорядчиками". Простые же люди по большей части жили в деревне, и звали их "пыльноногие" оттого, по-видимому, что, когда приходили они в город, их всякий раз узнавали по запыленным ногам.[1]

2. Кто назывался в Киме [2] "онобатис"?

Женщину, уличенную в неверности, выводили на площадь и ставили [f] всем напоказ на какой-то камень. Затем ее сажали на осла ('όνος) и провозили вокруг всего города, а потом она опять должна была стоять на том же камне. После этого женщина оставалась обесславленной на всю жизнь и звалась "онобатис"; камень же из-за этого считался нечистым, и его чурались.[3]
Была еще у них должность стража: кто ее исполнял, тот в обычное время охранял тюрьму; но когда члены совета собирались на ночное [293] заседание, он являлся туда, выводил за руку царей и держал их, покуда совет тайным голосованием решал, справедливо они правили или нет.[4]

3. Кто назывался у жителей Сол "возжигательницей"?

Так звали служительницу Афины, ибо она совершала некоторые обряды и жертвоприношения, отвращающие беды.[5]

4. Кто такие "амнемоны" и кто такой "афестер" в Книде?

Шестьдесят человек, избранные из лучших семейств, всю свою жизнь служили как бы блюстителями и советчиками в самых важных делах. "Амнемонами" их звали, как можно думать, потому, что они никому не [b] давали отчета, или же, еще того вернее, из-за того, что они многое держали в памяти. А кто спрашивал их суждения, тот назывался "афестер".[6]

5. Кто такие "добрые" у аркадцев и лакедемонян?

Лакедемоняне, замирившись с тегейцами, заключили договор[7] и столб с этим договором совместно поставили на берегу Алфея. Среди прочего там было сказано: "Мессенцев изгнать из края и добрыми[8] никого не делать". Толкуя это, Аристотель сказал, что эти слова означают запрет убивать тех тегейцев, которые в благодарность за поддержку выступали за лакедемонян.[9]

6. Кто назывался "ячменником" у опунтийцев?

Большинство эллинов для самых древних своих жертвоприношений [с] употребляли ячмень; граждане привозили первины ячменя, а тот распорядитель жертвоприношений, который принимал эти первины, назывался "ячменник".[10] А жрецов у них было два: один занимался почитанием богов, другой - демонов"

7. Что такое облака-плавуны?

Облака, переполненные водой и носимые по небу, назывались "плавунами". Феофраст в четвертой книге "О небесных явлениях" сказал об этом дословно следующее: "Плавуны - это такие облака, которые образовались [d] при сгущении, а неподвижные облака ярко-белого цвета отличаются от них по веществу, ибо не превращаются ни в воду, ни в воздух".[11]

8. Кто назывался "сожитниками" [12] у беотийцев?

Так назывались на эолийском наречии жильцы соседнего дома или жители смежных областей из-за их со-жительства. Из многих высказываний, собранных в законохранилище, я сообщу здесь одно.[13]

9. Что у дельфийцев называется "освященной жертвой" и почему они зовут один из месяцев "Бисий"?

"Освященной жертвой" называют жертву, приносимую при объявлении "освященного". Освященными бывают пять человек пожизненно. Они во многих делах споспешествуют толкователям пророчеств и вместе с ними совершают жертвоприношения, так как считается, что род их восходит к Девкалиону.[14]
[e] А месяц "Бисий", по мнению многих, то же самое, что "Фисий", - им начинается весна, когда все рождается (φύεται) и прорастает. Но на самом деле это не так: ведь дельфийцы употребляют β не вместо φ, как македоняне, которые говорят Βίλιππος, βαλακρός, Βερονίκη вместо Φίλιππος, φαλακρός, Φερονίκη, а вместо π, так что вместо πατει̃ν говорят βατει̃ν и вместо πικρός - βίκρός. Стало быть, месяц "Бисий" в действительности "Писий", ибо в это время вопрошают бога и получают ответ (πυστίω̃νται). Такое рассуждение согласуется и с преданием. Ведь именно в этом месяце явился [f] здесь оракул, и на седьмой день его приходится рождение бога.[15] Этот день называют Полифтоос, но не потому, что в это время пекли лепешки (φθόι̃ς), а потому, что это время прорицаний и гаданий (πολυπευθη̃).[16] Только позже ответы вопрошающим стали давать каждый месяц, а прежде пифия прорицала только раз в год[17] и в этот самый день, как о том сообщают Каллисфен[18] и Анаксандрид. [293]

10. Что такое "скотобежник"?

"Скотобежник" - это маленькое растение, стелящееся по земле. Скот, наступая на него, портит его, не дает ему расти. Если же ему удается дорасти до своих естественных размеров и пасущийся скот не затопчет деревце, то его зовут "скотобежником". Свидетельство - у Эсхила.[19]

11. Кто такие "испращенные"?

Эретрийцы колонизовали остров Керкиру,[20] а когда Харикрат приплыл с войском из Коринфа и победил их в бою, они взошли на корабли и отправились на родину. Однако соотечественники, прослышав о случившемся, не пустили их в Эретрию и не давали сойти на берег, бросая из пращи камни. [b] Не имея возможности ни убедить, ни осилить многочисленных и неумолимых сограждан, они отплыли во Фракию и заняли там место, где раньше будто бы жил Мефон, предок Орфея, и город свой назвали Мефона. А соседи прозвали переселенцев "испращенными".

12. Что такое Харила у дельфийцев?

На каждый девятый год в Дельфах справляются один за другим три [c] празднества:[21] Септерий, Героида и Харила. Септерий - это, как кажется, изображение борьбы бога с Пифоном, а затем то ли бегство бога в Темпейскую долину после победы, то ли преследование Пифона. Ибо одни утверждают, что бог бежал, чтобы очиститься от пролитой крови, а другие говорят, что он преследовал израненного и убегающего Пифона по дороге, которая теперь называется Священной. Бог немного опоздал и уже не застал его живым: Пифон умер от ран и был похоронен сыном, которого, как говорят, звали Экс. Все это или что-то вроде этого изображается при Септерий.[22]
Празднество Героида имеет смысл преимущественно тайный - он известен тиадам; судя по их действиям, здесь изображается изведение Семелы из Аида.[23] [d]
А о Хариле рассказывают вот что. В Дельфах была засуха и голод, и дельфийцы с детьми и женами пришли как просители к порогу царя. Царь дал ячменя и бобов тем, кого лучше знал, потому что на всех не хватало. Тут подошла маленькая девочка, сирота, и стала неотступно его упрашивать. Царь ударил ее сандалией и бросил сандалию ей в лицо. Нищенка эта и сирота обладала, однако, благородным духом: она ушла [e] прочь, развязала пояс и повесилась на нем. Голод меж тем продолжался, и к нему прибавились болезни; и тогда пифия изрекла царю, что должна умилостивить девушку, наложившую на себя руки. Когда с трудом выяснили имя обиженной девочки, то было назначено очистительное жертвоприношение, которое и совершают каждые девять лет. Первым в обряде выступает царь, который раздает ячмень и бобы всем присутствующим гостям и гражданам; вносят изображение Харилы, и царь, закончив [f] раздачу, бросает сандалию в изображение; тогда предводительница тиад берет его и несет к расселинам в земле, а тиады, накинув веревку на шею статуи, закапывают ее там, где похоронили удавившуюся Харилу.[24]

13. Что такое "нищенское мясо" у энианов?

Энианы много раз переселялись с места на место. Прежде жили они на равнине возле Дотия и были изгнаны оттуда лапифами в Эфик. Вслед за тем они населяли Молоссию, что возле Аравы, откуда и прозвание их [294] "паравы"; потом они владели Киррой. В Кирре по велению бога они побили камнями царя Энокла и отправились в область, где протекает река Инах и где жили инахийцы и ахейцы.[25] Было предсказано, что хозяева потеряют все свои земли, если добровольно отдадут хотя бы часть их, а энианы удержат их за собою, если сумеют получить часть земли мирным путем.
И вот Темон, один из именитых энианов, оделся в лохмотья и с нищенской [b] сумой пошел, побираясь, к инахийцам. Царь, чтобы поглумиться и посмеяться, вместо подаяния бросил ему ком земли. Тот его принял, положил в суму, явно довольный подачкой, и тут же ушел, больше ничего не попросив.[26] Старейшины удивились, вспомнили об оракуле и, придя к царю, убеждали его не оставить дела без внимания и не отпускать этого человека; но Темон, прослышав об их намерениях, бежал и спасся, пообещав Аполлону гекатомбу. После этого цари вышли на поединок. Царь [с] энианов Фемий, увидев, что за царем инахийцев Гиперохом бежит собака, сказал, что не дело приводить на поединок помощника, а когда Гиперох повернулся, чтобы прогнать собаку, Фемий бросил в него камень и убил. Так энианы завладели этой землей, изгнав инахийцев и ахейцев, а камень тот стали почитать как священный,[27] приносили ему жертвы и покрывали его туком закланных животных. А когда они приносят гекатомбу Аполлону и быка Зевсу, то уделяют особую часть потомкам Темона и называют ее "нищенским мясом".

14. Кто такие Колиады у итакийцев и что такое "съедобность"?

После убиения женихов родичи погибших восстали против Одиссея. Обе стороны послали за Неоптолемом, чтобы тот рассудил их. Неоптолем [d] решил, что Одиссей во искупление пролитой крови должен покинуть Кефаллению, Закинф и Итаку, чтобы отправиться в изгнание; друзья же и родственники женихов обязаны каждый год выплачивать Одиссею мзду за ущерб, причиненный его дому. Одиссей переселился в Италию и велел итакийцам выплачивать все сыну; это были ячмень, вино, воск, оливковое масло, соль и достаточно взрослые жертвенные "съедобности". А "съедобность", по словам Аристотеля,[28] - это ягненок.[29]
Евмея же и его близких освободил Телемах и сделал их гражданами; от Евмея пошел род Колиадов, а от Филетия - род Буколов.[30]

15. Что такое "деревянный пес" у локрийцев?

У Фиския, сына Амфиктиона, был сын Локр, а у этого от Кабаи был [e] сын тоже Локр. Между старшим Локром и младшим произошла ссора, и отец, собравши множество граждан, вопросил оракула, куда им переселиться. Бог отвечал, что город надлежит основать там, где Локра укусит деревянный пес. Переплыв море и едва ступив на сушу, Локр уколол ногу о шиповник, называемый собачьей колючкой. Страдая от укола, он задержался на несколько дней, познакомился за это время с окрестностями и основал там Фиск, Гианфию и другие города, где живут локрийцы, [f] прозванные "пахучими".[31]
Одни говорят, что локрийцев зовут "пахучими" из-за Несса, другие, что из-за змея Пифона; того или другого море прибило к земле локрийцев, где он и гнил.[32] А некоторые утверждают, что локрийцы сами дурно пахнут, так как носят овчины, козий мех и живут вместе со скотом. Другие же, напротив, считают, что страна эта богата цветами и получила название от их благоухания;[33] это мнение разделяет и Архит из Амфиссы, который написал:

"Макина в гроздном венке ароматы несчетные точит".[34] [295]

16. Что у мегарцев называется "афаброма"?

Нис, царь Мегар, от которого этот город называется еще и Нисея, взял из Беотии в жены Аброту, дочь Онхеста и сестру Мегары. Была она, по-видимому, необыкновенно благоразумной и на редкость добродетельной, и, когда она скончалась, мегарцы искренне ее оплакали, а Нис, желая сделать память о ней и славу ее вечными, приказал мегарянкам носить такое же платье, как у нее. Потому-то эту одежду и зовут "афаброма".[35] [b] Похоже, что славе этой женщины способствовал сам бог: ведь не раз, когда мегарянки хотели изменить свое одеяние, оракул им это запрещал.

17. Кто такой "друг от копья"?

В древности в Мегариде жили по деревням, и граждане были разделены на пять областей. Они звались герейцы, пирейцы, мегарцы, киносуры и триподискеи. Коринфяне, которые всегда стремились сделаться хозяевами этой страны, вызвали среди жителей междоусобную войну. Но так [с] как противники не были чужими друг другу, война велась без жестокостей и по-родственному. Никто не причинял вреда крестьянам; кто попадал в плен, тот должен был заплатить положенный выкуп, да и то не раньше, чем получив свободу, а вперед ничего не взимали. Взявший пленника отводил его к себе домой, угощал хлебом-солью[36] и отпускал; а когда тот приходил с выкупом, то его встречали хвалой: и он оставался другом захватившего его некогда в плен. Такого человека звали не "раб от копья", а "друг от копья".[37] А кто уклонялся от уплаты выкупа, того не только противники, но и сограждане считали неблагодарным обманщиком.

18. Что такое "обратная лихва"?

Мегарцы, изгнав тиранна Феагена, недолго жили в гражданском мире.[38] [d] Их предводители совершенно развратились, упиваясь на своих пирушках, по выражению Платона, "несмешанною свободою".[39] Неимущие обращались с богатыми до последней степени нагло; они, к примеру, являлись в дом и требовали богатого угощения, а не добившись, брали силой и наглостью все, что хотели. Под конец они даже издали указ ростовщикам вернуть уже полученные ими проценты с долгов; это и было названо "обратной лихвой".

19. О каком Анфедоне пифия сказала:

[e] "Пей замутненным вино, если ты не живешь в Анфедоне",

коль скоро беотийский Анфедон не богат вином?
Калаврию в старину называли Ириной по имени женщины Ирины, которая, как говорит миф, родилась от Посидона и Меланфии, дочери Алфея. Лишь позднее, когда Анф и Гипер с их ближними поселились тут же, этот остров стали называть Анфедонией и Гиперией. И вот оракул, по словам Аристотеля, гласил:

"Пей замутненным вино, если ты не живешь в Анфедоне
Или Гипере святой, где беспримесным ты его пил бы".

[f] Так говорит Аристотель.[40] Мнасигитон же сообщает, будто Анф был братом Гиперы и пропал еще во младенчестве. Гипера, отыскивая его повсюду, пришла в Феры к Акасту, где брат ее был рабом-виночерпием, и во время пира мальчик поднес ей чашу с вином, узнал ее и тихо сказал: "Пей замутненным вино, если ты не живешь в Анфедоне".[41]

20. Что разумели приенцы под словами "тень Дуба"?

Самосцы и жители Приены воевали между собою,[42] но не причиняли [296] друг другу большого вреда, пока однажды в жестоком сражении приенцы не перебили целую тысячу самосцев. На седьмом году после этого в битве с милетянами приенцы в свою очередь потеряли лучших и храбрейших своих мужей; а сражение это произошло в местности, носящей название "Дуб", и в то самое время, когда мудрец Биант был посланником приенцев на Самосе, где и снискал себе всеобщее уважение. И вот женщины Приены, претерпевшие столько горя и бед, стали в самых важных случаях клясться "тенью Дуба": ведь в этом месте погибли их дети, отцы и мужья.[43] [b]

21. Кого критяне зовут "сожигателями"?

Рассказывают, что тирренцы еще в те времена, когда жили на Имбросе и Лемносе, похитили в Бравроне жен и дочерей афинян;[44] а потом, когда были изгнаны и пришли в Лаконию, то сошлись с местными женщинами и имели от них детей. Однако недоверие и пересуды вынудили их оставить Лаконию[45] и под предводительством Поллина и Дельфа вновь переселиться [с] вместе с женами и детьми, теперь уже на Крит.[46] Воюя там с хозяевами острова, они многих своих убитых оставили непогребенными: ведь сначала на погребение не было времени, так как они опасались вражеского нападения, а потом уже тяготились прикасаться к трупам, успевшим разложиться и загнить. Тогда Поллин придумал следующее: он назначил особые почести, права, льготы и свободу от повинностей как для жрецов, почитающих богов, так и для могильщиков, погребающих мертвецов; чтобы эти дары нельзя было отнять, он посвятил их подземным богам; а вслед за тем Поллин жребием поделил эти заботы с Дельфом. Так одни получили звание жрецов, а другие "сожигателей" (могильщиков), и каждый [d] чин жил по собственному уставу, пользуясь наряду с другими льготами неприкосновенностью, и, в то время как остальные критяне разбоем и грабежами причиняли друг другу немалый вред, им они не делали никакого зла, ничего у них не отняли и ничего не украли.

22. Что такое "Детская могила" у халкидян?

В те времена, когда большей частью Эвбеи владели эолийцы, на этот остров, чтобы там поселиться, отправились сыновья Ксуфа - Коф и Экл.[47] Оракул предрек Кофу благополучный исход и победу над противником в том случае, если землю он купит. Ступив на сушу, Коф вскоре натолкнулся на играющих у берега детей, он стал весело играть с ними [e] и показал множество диковинных игрушек; а увидев, что детям захотелось их заполучить, он объявил, что отдаст их только в промен на землю. И тогда дети, взяв земли у себя из-под ног, подали ему,[48] а сами убежали с игрушками. Эолийцы же, когда вражеские корабли двинулись против них, узнали о случившемся и в гневе и отчаянии убили этих детей. Убитые похоронены у дороги, по которой из города направляются к Эврипу, а место зовется "Детской могилой".[49]

23. Кого аргивяне называли "полуродоначальником" и кого "изгонителями"?

[f] "Полуродоначальником"[50] аргивяне называют Кастора и считают, что он похоронен в их краях, а Полидевка чтут как одного из олимпийцев. А "изгонителями" называют потомков Алексиды, дочери Амфиарая, способных врачевать падучую.

24. Что такое "окуренное мясо" у аргивян?

Существует обычай, согласно которому человек, потерявший кого-либо из родных или друзей, тотчас по окончании траура приносит жертву Аполлону,[51] а спустя еще тридцать дней - Гермесу: ведь считается, что [297] Гермес так же принимает души умерших, как земля - их тела. Служителю Аполлона вручают ячмень,[52] а взамен берут мясо жертвенного животного и, потушив огонь, считающийся оскверненным, зажигают в другом месте новый,[53] на котором и жарят это мясо, называя его "окуренным мясом".

25. Что значат слова "аластор", "алитерий", таламней"?

Не заслуживает доверия мнение, будто "алитерии" - это те, кто в голодные дни подстерегал и грабил мукомолов (α̉λου̃ντες). На самом деле, "аластором" называли человека, совершившего нечто такое, чего нельзя забыть ('άληστα) и что память людей сохранит на долгие годы, а "алитерием" того, кого следует сторониться (α̉λεύαοθαι) и остерегаться из-за его порочности.[54] Сократ говорит,[55] что так записано на медных досках.

26. Что за смысл в том, что людей, которые ведут быка из Эна в Кассиопею, девушки до самых границ сопровождают пением:

[b] О, если бы никогда не вернуться вам в землю родную!"?

Некогда эниане, вытесненные лапифами, обосновались в Эфакии, затем переселились в Молоссию и Кассиопею; земля, однако, была [c] бесплодна, а соседи недружелюбны, и тогда энианы под предводительством царя Энокла пришли в долину Кирры. Когда в этих краях случилась жестокая засуха, они по велению оракула, как говорят, побили камнями Энокла и, вновь пустившись в путь, прибыли наконец в те богатые и плодородные земли, где живут и поныне. Таким образом, они не напрасно молят богов, чтобы им не пришлось возвращаться на прежнюю родину и можно было счастливо жить на новом месте.[56]

27. Почему вестнику запрещается входить в святилище героя Окридиона[57] на Родосе?

Может быть, дело в том, что Охим просватал свою дочь Кидиппу за Окридиона, а Керкаф, брат Охима, влюбленный в девушку, уговорил вестника, который по обычаю приводил невесту в дом жениха,[58] взяв [d] Кидиппу, отвести ее к нему. Так и было сделано; Керкаф вместе с девушкой бежал и вернулся, когда Охим уже состарился, а у родосцев установился обычай не допускать вестников в святилище Окридиона, помня о нанесенном ему оскорблении.

28. Отчего тенедосцы не допускают флейтистов в храм Тена и почему в этом храме наложен запрет на имя Ахилла?

Тут может быть следующее объяснение. Мачеха возвела на Тена клевету, будто бы он домогался близости с нею, а флейтист Молп лжесвидетельствовал [e] против него; и тогда Тену с сестрой пришлось бежать в Тенедос.[59]
Об Ахилле же рассказывают, что мать Фетида строго ему наказала не убивать Тена, любимого Аполлоном, и поручила одному из рабов напоминать об этом Ахиллу и следить, чтобы Ахилл по нечаянности не убил Тена. Но когда, совершая набег на Тенедос, Ахилл погнался за сестрой Тена, которая была хороша собой, Тен преградил ему путь и с оружием защищал ее. И вот сестра спаслась, а Тен был убит.[60] Ахилл, узнав [f] погибшего, умертвил раба за то, что тот, хотя и был рядом, не напомнил ему о словах матери, а Тена Ахилл похоронил там, где теперь его святилище. Вот почему туда не входит флейтист и внутри не произносят имени Ахилла.

29. Чем занимается "торгаш" в Эпидамне?

Жители Эпидамна, соседствующие с иллирийцами, заметили, что общение с варварами портит граждан, и, опасаясь смуты, стали избирать для сделок и обмена с соседями одного уважаемого человека на каждый год. Этот человек приходил к варварам, имея в своем распоряжении товары и деньги всех граждан, и носил звание "торгаша".[61] [299]

30. Что такое Клятвенный мыс [62] у побережья Фракии?

Андросцы и халкидяне приплыли во Фракию, чтобы там поселиться. Совместно они овладели городом Саной, которую им сдали изменники, а прослышав, что варвары оставили Аканф, они и туда послали двух разведчиков. Подойдя к городу, разведчики увидели, что все враги бежали. Тут халкидянин бросился к воротам, чтобы занять город для своих сограждан; андросец не стал его догонять, а метнул копье, вонзил его с размаху в ворота и провозгласил, что город взят копьем и должен [b] принадлежать андросцам.[63] Возникшая из-за этого распря не привела, однако, к войне: противники сошлись на том, чтобы избрать судьями эрифрейцев, самосцев и паросцев. Эрифрейцы и самосцы голосовали в пользу андросцев, а паросцы - в пользу халкидян. Тогда в этом месте андросцы дали клятву не выдавать своих женщин замуж за паросцев и не жениться на их женщинах. Поэтому мыс, прежде носивший имя Драконта, стал называться Клятвенным.

31. Почему во время Фесмофорий эретрийские женщины жарят мясо не на огне, а на солнце, и не призывают Каллигению?[64]

[с] Возможно потому, что когда-то, празднуя Фесмофорий, здесь приносили жертвы те пленницы, которых Агамемнон вез из Трои, как вдруг подул попутный ветер, и эллины вышли в море, оставив незавершенным жертвоприношение?

32. Кого милетяне называли "вечноплавающими"?

Когда милетяне изгнали тираннов Фоанта и Дамасенора, власть захватили два сообщества под названиями "Плутис" и "Хиромаха". Влиятельные люди, войдя в силу, передали государственные дела в ведение этих сообществ, и, чтобы посовещаться о самом важном, они всходили [d] на корабли и отплывали далеко от берега, а приняв решение, возвращались. Отсюда и их прозвище - "вечноплавающие".[65]

33. Отчего халкидяне называют какое-то место в окрестностях Пирсофия "Станом юношей"?

Рассказывают, что Навплий, преследуемый ахейцами, попросил убежища у халкидян. От обвинений, возводимых ахейцами, он оправдывался и сам обвинял их в свой черед. Но халкидяне и не собирались его выдавать, а чтобы его не умертвили тайком, они дали Навплию для охраны юношей в расцвете сил и поставили их в том месте, о котором идет речь; здесь они собрались и охраняли Навплия.

34. Кто принес быка в жертву своему благодетелю?

[e] У берега Итаки стояло на якоре разбойничье судно, а на судне был старик и при нем горшки со смолой. Случился тут перевозчик-итакиец по имени Пиррий; он пожалел старика, послушался его просьб и выкупил его, не предвидя в том никакой себе выгоды; а заодно по просьбе старика выкупил и несколько горшков. Когда разбойники ушли и опасность миновала, старик подвел Пиррия к горшкам и показал ему в смоле множество [f] золотых и серебряных монет.[66] Неожиданно разбогатев, Пиррий окружил старика заботой и заклал ему в честь жертвенного быка. С той поры и вошло в поговорку: "Никто не принес благодетелю в жертву быка, кроме Пиррия".

35. Что за обычай был у боттиейских девушек восклицать водя хороводы: "Идемте в Афины!"?

Есть рассказ, что критяне по обету послали в Дельфы первину своей молодежи.[67] Посланные, увидев, что земля эта небогата, покинули ее, [299] чтобы основать поселение в другом месте. Сначала они осели в Япигии,[68] а затем заняли Боттиею во Фракии. Между ними были и афиняне: дело в том, что Минос, по-видимому, не убивал юношей и девушек, которых афиняне посылали ему как дань, а обращал их в своих рабов, и некоторые из них, став и считаясь критянами, вместе с остальными были посланы в Дельфы. Вот почему дочери боттиейцев, вспоминая о своем происхождении, пели на праздниках: "Идемте в Афины!"[69]

36. Почему элидянки [70] в своих гимнах просят Диониса явиться к ним "бычьей ногой"?

Вот слова гимна: "Рано приди, Дионис, в священный храм приморский [b] бычьей ногой в сопровожденьи Харит, принося себя в жертву".[71] И двукратный припев: "О, славный тавр". Может быть, это потому, что Диониса некоторые называют "рожденным от быка" и "тавром"? Или "бычьей" просто означает "большой ногой", так же как "волоокая" означает у поэта "большеглазую", а хвастун назван "по-бычьи радостным"?[72]
Или еще вернее: бык опасен рогами, а не копытами, вот и просят бога явиться милостивым и в веселии?
А может быть, дело и в том, что, как многие считают, этот бог - изобретатель плуга и сева?

37. Почему перед Танагрой расположено место, названное "Ахиллий"?

[c] Ведь Ахилл явился скорее врагом, нежели другом города: он похитил мать Пемандра Стратонику и убил сына Эфиппа Акестора.
Еще в те времена, когда в Танагрике жили по деревням, ахейцы осадили в Стефонте Пемандра, отца Эфиппа, за отказ отправиться вместе с ними в поход.[73] Ночью Пемандр скрылся из деревни и построил укрепление Пемандрию.[74] При Пемандре был зодчий Поликриф; к постройке этой он отнесся с презрением и, насмехаясь, перепрыгнул через ров. Разгневанный Пемандр схватил большой камень, чтобы поразить им [d] Поликрифа; а камень этот был спрятан здесь издавна для священных Никтелий. Ничего об этом не зная, Пемандр поднял его и бросил, но промахнулся и вместо Поликрифа убил своего сына Левкиппа.[75] По закону он должен был после этого покинуть Беотию и пойти просителем к чужому очагу. Однако выполнить это было нелегко, так как ахейцы вторглись в Танагрику. Тогда Пемандр послал своего сына Эфиппа просить помощи у Ахилла. Сын уговорил и привел с собой и Ахилла, и Тлеполема, сына Геракла, и Пенелея, сына Гиппалка: ведь они все были ему родичи. В их сопровождении Пемандр добрался до Халкиды и, очистившись от убийства [e] у Элефенора, воздал почести этим мужам и выделил каждому священный надел. Один из этих участков сохранил имя Ахилла до сегодняшнего дня.

38. Кого в Беотии зовут "оборванцами" и "убивицами"?

Рассказывают, что Левкиппа, Арсиноя и Алкафоя, дочери Миния, помутившись рассудком, возжаждали человечьего мяса и бросили жребий: кого из детей умертвить. Жребий выпал Левкиппе, и она отдала на растерзание своего сына Гиппаса.[76] С той поры их мужья от горя и ужаса [f] стали носить рубище, и люди их звали "оборванцами", а самих женщин - "убивицами", то есть "погубительницами".[77] До нынешнего времени орхоменцы называют так женщин из их рода, и каждый год на празднике Агрионий[78] жрец Диониса преследует их с мечом в руке; и ему позволяется, настигнув вакханку, убить ее. Уже в наше время[79] совершил такое убийство жрец Зоил. Но сделал он это на горе себе и своим близким: сам он заболел от случайной ранки и умер, измученный антоновым огнем; [300] орхоменцы проиграли тяжбы и стали жертвой суровых приговоров, а у потомков Зоила они отняли жречество и для совершения обрядов стали избирать наиболее уважаемого из граждан.[80]

39. Почему вошедших в Ликей по своей воле аркадцы побивают камнями, а попавших туда по неведению отправляют в Элевферы?

[b] Может быть, слова "в. Элевферы" имеют смысл отпущения на свободу (ε̉λευθερουμένων αυ̉τω̃ν), как и слова "в страну Амелета" или "придешь к обиталищу Аресанта"?[81]
Или же, как гласит предание, из детей Ликаона только Элевфер и Лебеад были непричастны к преступлению своего отца перед Зевсом[82] и бежали в Беотию; с тех самых пор лебадейцы обладают аркадским гражданством, а в Элевферы посылают тех кто очутился в запретном святилище Зевса непредумышленно?
Или, как пишет Архитим[83] в "Книге об Аркадии", несколько человек, вошедших туда по неведению, были переданы жителям Флиунта, те их передали мегарцам, а когда из Мегар их вели в Фивы, то возле Элевфер их остановил ливень, гром и другие небесные знамения; некоторые предполагают, что отсюда и происходит само название Элевферы.
А вот поверье, что человек, попавший в Ликей, не отбрасывает тени,[84] - [с] ложно, хотя и очень живуче. Может быть, дело в том, что туман сгущается в облако и скрывает мраком вошедшего?
Или это значит, что вошедший умирает, а, по мнению пифагорейцев, например, души умерших не имеют тени и не смыкают глаз?[85]
Или это значит, что тень создается солнцем, а закон лишает преступника солнца?
А может быть, в этом туманный намек на нечто другое? Ведь, кроме того, вошедший туда зовется "оленем". Так вот, аркадец Канфарион перебежал к элидянам и воевал против сограждан; с награбленной добычей он прошел через Ликей, а когда война кончилась и он бежал в Спарту, [d] лакедемоняне выдали его аркадцам по велению оракула выдать "оленя".

40. Кто такой герой Евност в Танагре и почему женщинам заповедано входить в посвященную ему рощу?

Евност был сыном Элиея, сына Кефиса, и Скиады. Имя свое, говорят, получил он от вскормившей его нимфы Евносты.[86] Его красота и благородство не уступали чистоте и строгости его нрава; но вот в него, как рассказывают, влюбилась Охна, одна из дочерей Колона и его двоюродная [e] сестра. Евност отверг домогательства Охны, пристыдил ее и пошел, чтобы все рассказать ее братьям, но девушка предупредила его и сама обвинила в насилии. Братья Эхем, Леон и Букол по ее наущению устроили засаду и убили юношу. Элией бросил их в оковы; и тогда Охна, полная смятения и раскаяния, желая спасти братьев и избавиться от мук любви, открыла всю правду Элиею, а тот рассказал о случившемся Колону. По приказанию Колона братья Охны отправились в изгнание, сама же она бросилась со скалы,[87] как о том повествует в своих стихах Миртида, поэтесса пз Анфедона.[88]
Женщинам настолько строго запрещено входить в храм и священную рощу и даже приближаться к этому месту, что нередко, когда случалось землетрясение, засуха или другие подобные знамения, танагряне начинали тщательно разузнавать и выведывать, не приближалась ли тайно к этому месту какая-нибудь женщина. Некоторые, и среди них такой видный муж, [301] как Клидам, рассказывают, что встречали Евноста по дороге к морю: он шел, чтобы совершить очистительное омовение, так как женщина вошла в его рощу. А Диокл в сочинении о святилищах героев приводит то самое постановление танагрян, о котором рассказывал Клидам.[89]

41. Отчего река в Беотии, возле Элеона, называется "Скамандр"?

Деимах, сын Элеона и друг Геракла, участвовал в походе против Трои. Как известно, война тянулась долго, и Деимах сошелся с влюбившейся в него дочерью Скамандра Главкией, которая от него понесла. Вскоре [b] Деимах пал в сражении с троянцами, а Главкия, боясь изобличения, бежала к Гераклу и поведала ему о своей любви и о том, как она сошлась с Деимахом. Геракл пожалел женщину, а кроме того, был рад сохранить род достойного человека и друга. Взяв Главкию на корабль, где она родила сына, он привез младенца вместе с матерью в Беотию и передал Элеону. Сына назвали Скамандр, и он царствовал в этой земле. Он дал свое имя реке, которая до того называлась Инах, а соседней реке имя матери своей [c] Главкии; равным образом источник Акидусы получил название по имени его жены, от которой у него было три дочери, почитаемые до нынешнего времени под именем Дев.[90]

42. Откуда происходит пословица "Решение - лучшим"?

Динон Тарентский был стратегом, прославленным в сражениях. Когда однажды граждане проголосовали против его предложения и глашатай объявил другое мнение победившим, то Динон вытянул вверх правую руку и сказал: "А то - лучше!".[91] Такой рассказ приводится у Феофраста; Аполлодор в своем "Ритине"[92] к этому добавляет, что, когда глашатай заметил ему, мол голоса противников многочисленней, Динон ответил: "Зато наши лучше" - и мнению меньшинства дал силу закона.

43. Почему один из городов на Итаке называется Алалкомены?

[d] Антиклея, обесчещенная Сизифом, понесла во чреве Одиссея; об этом ведь рассказывали многие, но Истр Александрийский в своих "Записках"[93] добавляет, что, когда Антиклея была выдана за Лаерта, он увез ее в беотийский Алалкомений,[94] где она и родила Одиссея. Одиссей хотел передать потомкам название города, где он родился; оттого-то, по словам Истра, город на Итаке и носит такое имя.

44. Кто такие "монофаги" на Эгине?

[e] Многие из эгинцев, пошедших войной на Трою, погибли в сражениях, а еще больше в морских бурях. Родственники немногих спасшихся, видя остальных граждан в скорби и печали, решили, что не подобает открыто поздравлять своих близких с возвращением и приносить богам благодарственные жертвы. И вот, таясь, каждый в своем доме принимали они спасенных и устраивали праздничное угощение, за которым сами прислуживали отцам, родичам, братьям и домочадцам, а никого чужого не пускали. Эти-то события они и представляют, когда приносят жертвы Посидону, именуемые "тиасами" (то есть "пиршествами"), и шестнадцать дней пируют [f] у себя дома одни и в полном молчании, не допуская к себе ни одного раба; а завершается этот праздник Афродисиями. Потому-то их и зовут "монофагами".[95]

45. Почему в руке у Зевса Лабрадейского в Карии не скипетр и не перун, а боевой топор?

Дело в том, что Геракл, сразив Ипполиту, захватил среди прочего ее вооружения боевой топор и подарил его Омфале. После Омфалы лидийские цари носили и почитали его наряду с другими священными предметами, унаследованными от предшественников. Так было до Кандавла. Кандавл же, ни во что его не ставя, передал топор одному из товарищей; а когда Гигес отложился от Кандавла и пошел на него войной, из Миласы в помощь Гигесу пришел с войском Арселис, убил и Кандавла, и его товарища, и [302] топор с остальной добычей привез в Карию.[96] И здесь, посвящая статую Зевсу, он вложил ему в руку боевой топор и назвал этого Зевса Лабрадейским, потому что боевой топор у лидийцев дазывается "лабрисом".[97]

46. Почему жители города Траллы называют вику "очистительницей" и пользуются ею по большей части для очищений и искупительных жертв?

[b] Может быть, дело в том, что в древности лелеги и минии изгнали траллианцев, захватив их город и земли, но потом траллианцы вернулись и одолели их. Некоторые лелеги не погибли и не бежали, а по бедности и убогости остались, где были. Хозяевам края ни в смерти, ни в жизни их не было никакого расчета, поэтому был издан указ: траллианец, убивший миния или лелега, очистится, отмерив родственникам убитого медимн вики.[98]

47. Откуда у элидян поговорка: "Стерпеть пуще Самбика"?

Рассказывают, что один элидянин по имени Самбик[99] со многими [с] соучастниками украл в Олимпии медные жертвенные дары и продал их. Потом он обокрал даже святилище Артемиды Блюстительницы - этот храм находится в Элиде и называется Аристархий,[100] но вскоре после этого святотатства его схватили и целый год пытали, чтобы дознаться обо всех его соучастниках. Так он и умер, а истязания его вошли в поговорку.

48. Почему возле храма Левкиппид в Лакедемоне находится святилище Одиссея?

[d] Эргиэй, один из потомков Диомеда, поддавшись наущению Темена, украл в Аргосе палладий. Свидетелем и соучастником этого преступления был Леагр, один из друзей Темена. Потом этот Леагр прогневил Темена и вместе с палладием скрылся в Лакедемон. Цари приняли его радушно, поставили палладий возле храма Левкиппид и послали в Дельфы узнать, как надежно оградить и сохранить святыню. Бог ответил, что нужно доверить охрану палладия тому, кто впервые его похитил, и тогда они выстроили рядом с храмом Левкиппид святилище Одиссея, тем более что этого героя они считали себе не чужим из-за брака с Пенелопой.[101]

49. Откуда у женщин Халкедона обычай, встречая чужих мужчин, особенно архонтов, закрывать себе одну щеку?

[e] Халкедоняне воевали с вифинянами, ожесточенные испытанными от них обидами. Царь вифинян Зипет вывел на них почти все свои войска, но с помощью фракийцев халкедоняне пожгли и опустошили их земли. Однако, попав в засаду Зипета возле Фалия, они из-за тесноты и сумятицы бились плохо и потеряли более восьми тысяч воинов. Они были бы перебиты [f] все до единого, если бы Зипет в угоду византийцам не положил конец избиению.[102]
После этого в городе не осталось мужчин, и многим женщинам пришлось сожительствовать с вольноотпущенниками и метеками. А кто предпочитал безбрачие такому замужеству, тем пришлось самим вести свои дела перед судьями или архонтами, тут-то они и стали отводить в сторону [303] покрывало, так чтобы было видно пол-лица. А замужние женщины, стыдясь самих себя, подражали тем, кого считали лучшими, и обычай стал общим.[103]

50. Почему для спаривания аргивяне гонят овец к священной роще Агенора?

Может быть, потому, что Агенор умел заботиться о скоте и стада его были тучнее и многочисленнее, чем у других царей?[104]

51. Почему на одном из аргосских праздников дети в шутку называют себя "грушесбивателями"?

Может быть, дело в том, что по преданию первые аргивяне, которых Инах привел с их земель в долину, питались дикими грушами?[105] Ведь [b] эллины впервые увидели это растение в Пелопоннесе, который тогда еще назывался Апией; оттого и груши стали потом называть апиями?[106]

52. Почему элидяне, спаривая лошадей и ослов, [107] отводят их за границы своей земли?

Оттого ли, что из всех царей самым большим знатоком и любителем лошадей был Эномай, а он страшными проклятьями проклял тех, кто покрывает кобыл в Элиде, и этого избегают, чтобы не стать жертвой его проклятий.[108]

53. Откуда в Кноссе обычай, чтобы должник выкрадывал свой долг у заимодавца?

Может быть, так делали для того, чтобы можно было обвинить в грабеже и тем строже наказать неоплатного должника?

54. Почему на Самосе Афродиту зовут Дексикреонтовой?

[c] Может быть, в память о том, как изнеженность и спесь довели женщин Самоса до распутства, а некий проходимец по имени Дексикреонт избавил их от этого очистительными обрядами?[109]
А может быть, Дексикреонт - это судовладелец, который собрался однажды торговать на Кипр и уже готовился грузить корабль, как вдруг Афродита приказала ему взять только воду и немедленно отчаливать? Он повиновался, набрал побольше воды и отплыл; а в море корабли застигло полное безветрие, и Дексикреонт выручил много денег, продавая воду купцам и корабельщикам, страдавшим от жажды. Из этих средств [d] он и посвятил богине статую, названную его именем. Если это правда, то необходимо добавить, что богиня желала не богатства для одного, а спасения для многих.[110]

55. Почему самосцы, принося жертвы Гермесу Подателю Радости, [111] дозволяют всем, кто пожелает, воровство и кражу чужой одежды?[112]

Потому что некогда самосцы по велению оракула переселились со своего острова на мыс Микале и десять лет жили разбоем, а потом, вернувшись на Самос, они сумели одержать верх над своими врагами.[113]

56. Отчего одно место на Самосе называется "Панема"?

Возможно, название это вот откуда. Амазонки, спасаясь от Диониса, [e] бежали из эфесской земли на Самос, а он, построив корабли, пересек пролив, завязал бой и очень многих предал смерти в том самом месте, которое очевидцы, дивясь обильным потокам крови, назвали "Панема". Некоторые сообщают, что избиение амазонок происходило у Флея, и показывают там их останки, а еще передают рассказы о том, как даже Флей расселся от громких и пронзительных стенаний.[114]

57. Почему андрон на Самосе называется "Оковником"?

После убийства Демотела и падения его единовластия Самосом стали [f] управлять землевладельцы.[115] В это время мегарцы пошли войной на перинфян, переселенцев из Самоса,[116] и даже, говорят, заранее несли с собой оковы [304] для пленных. Землевладельцы, узнав об этом, сразу же послали перинфянам на помощь тридцать кораблей и девятерых стратегов. Два корабля были разбиты молнией у самого берега, а с остальными стратеги победили в бою мегарцев и взяли шестьсот пленников. Возгордившись от такой победы, они задумали уничтожить у себя дома олигархию землевладельцев. Случай для этого дали им сами правители, прислав письмо с приказом [b] доставить на Самос пленных мегарцев в их собственных оковах.[117] Получив письмо, стратеги тайно показали его пленным мегарцам и убедили их действовать заодно, чтобы освободить Самос. Обсудив совместно, как это сделать, они пришли к такому решению: кольца оков надеть на лодыжки пленников разбитыми, а чтобы при ходьбе они, распавшись, не соскользнули и не упали, привязать их ремнями к поясу. Снарядив таким образом этих людей и дав каждому по мечу, стратеги приплыли к Самосу, сошли на берег и провели пленников через площадь в здание совета, где собирались все землевладельцы; и тогда по условному знаку мегарцы [c] бросились вперед и перерезали землевладельцев. Так город и был освобожден; тем мегарцам, которые того хотели, были дарованы права гражданства, а в городе построили просторный дом, куда и посвятили те самые оковы. Это здание и называется "Оковник".

58. Отчего на Косе жрец Геракла в Антимахии приступает к священнодействию, облаченный в женское платы и с митрой на голове?

Геракл, отплыв от Трои на шести кораблях, попал в бурю и потерял их все, кроме одного. На этом оставшемся его принесло к Косу и выбросило [d] на мыс Лакетер.[118] У Геракла не было ничего, кроме людей и оружия; и вот, повстречавши стадо овец, он попросил у пастуха одного барана. Пастух этот по имени Антагор был в расцвете сил и предложил Гераклу побороться с ним: если Геракл победит, то получит барана.[119] И они сошлись врукопашную; а так как на помощь Антагору пришли меропы,[120] а Гераклу - эллины, то драка вышла жестокая. Тут-то, говорят, Геракл, изнемогши [e] один против многих, бежал к какой-то фракиянке и скрылся, переодевшись в женское платье. И когда потом, осилив меропов и очистившись от убийств, он взял Халкиопу в жены,[121] то на свадьбе он был одет в пестрое женское платье. Потому-то жрец совершает обряд на месте, где было сражение, а женихи принимают своих невест, наряженные в женское платье.[122]

59. Откуда в Мегарах род гамаксокилистов?

Когда в Мегарах сторонники демократии дошли до полного бесчинства, позволяя себе "обратную лихву" и ограбление храмов,[123] в это самое время через Мегариду в Дельфы направлялось священное посольство из Пелопоннеса. [f] Близ Эгира эти люди вместе с детьми и женами расположились, как придется, на повозках, чтобы переночевать у пруда. Несколько самых бесчинных мегарцев в пьяной дерзости и жестокости покатили эти повозки (α̉μάξας α̉νάκυλίσαντες) и столкнули их в воду, так что многие участники священного посольства захлебнулись. Занятые беспорядками в своем государстве, мегарцы не обратили внимания на это преступление, но амфиктионы, помня о неприкосновенности посланцев, наказали преступников - одних смертью, других изгнанием.[124] А потомки их получили прозвище "гамаксокилистов".


[1] Термин «распорядчик» (’άρτυνος) так же, как «гармост», «эфор» и другие, не выражает характер должностного лица (по Гесихию, «распорядчик» = архонт, см. Hsch., s. v.); как известно, неопределенность сферы власти может порождать неограниченную власть (ср. Фукидид, V 47, 9). «Пыльноногими» именовалось либо недорийское население, лишенное гражданских прав, либо рабы, освобожденные тираннамн: ср. Hsch., s. v. κονιορτόποδες. Жесткость описываемой олигархии (180 человек — видимо, главы семей) дает основания отнести ее ко времени тнраннии Прокла (см. Геродот, III 50; 52).
[2] Эолийская Кима — отсталое государство и излюбленная мишень насмешек для соседей (Страбон, XIII 3, 6, 522); в ней сохранялись древние законы, казавшиеся нелепыми уже в классический период (Аристотель, Политика, 1269 а 1—4).
[3] Провоз на осле как род наказания известен и для других областей Греции (см. Hsch., s. v. ο̉νοβόστιδες) и не ограничивается ни Грецией, ни античностью (ср. FHG III, р. 462 (Nic. Dam., Fr. 130): Halliday. p. 43). Такое наказание за измену напоминает о  наказании преступницы, которая должна публично сойтись с ослом (Апулей, Метаморфозы, X 20, 34, ср. греческую повесть «Лукий», 51 и 53). По Поллуксу (Poll., I, 217; V 92), «шествовать на осле» означает «совокупляться», а «онобата» — «оплодотворенная ослом». О. М. Фрейденберг реконструирует ритуал священного брака с божеством животного облика, имеющий сальвационную семантику и дающий различные по осмыслению бытовые, обрядовые и литературные филиации (Миф и литература древности. М., 1978. С 491). Так, у Апулея древний ритуал предстает как казнь преступницы, но вопреки всякой логике казнь обставлена как торжество и по-прежнему имеет сальвационный смысл, правда, для самого осла-Луция: розы из убранства казни-праздника возвращают ему человеческий облик. Если в романе Апулея партнерша древнего священного брака сделана преступницей, то в обряде, описанном Плутархом, преступление против брака ведет к соединению с ослом. О комплексе подобных обрядов см.: Страхов А.  В.  Элементы Средиземноморского культа осла в ритуалах и верованиях балканских славян // Балканы в контексте Средиземноморья. Проблемы реконструкции языка и культуры. Тезисы и предварительные материалы симпозиума. М., 1986. С. 131 — 134.
[4] Это, видимо, олигархия раннего тина; совет олигархов контролирует должностных лиц; число царей неизвестно, возможно, их двое, как в Спарте. О ночном времени собраний ср. Платон, Законы, 961 b; Плутарх, Заст. бес. VII 714 С.
[5] Термин «возжигателъница» (υ̉πεκκαύστρια) встречается только здесь. Похожее слово υπερκάϋσχρα объясняется у Гесихин (Hsch., s. v.) как «жрица Афины». Можно предположить, что υ̉πεκκαύστρια — это переосмысленное на греческий лад. слово υ̉περκάϋστρα, а эту глоссу Гесихия можно сопоставить с κοίης — «жрец». Κοίης (Κοής) — титул самофракийского жреца, Καύεις — жрица Артемиды в Сардах (от и. -е. keu/kοu «внимать», «смотреть», ср. kοέω — «слышу»). Речь идет, вероятно, о жрице анотропейных или очистительных обрядов. См.: Шеворошкин В.  В.  Исследования но дешифровке карийских надписей. М., 1965. С. 211, 301.
[6] Аффикс «а» в «амнемоны» может иметь как отрицательное значение («непомнящие», т.  е. не дающие отчета), так и усилительное («много, хорошо помнящие»). Институт «мнемонов», т.  е. государственных должностных лиц или частных «стряпчих», хранивших в памяти важнейшие акты правительств, договоры государств или отдельных граждан, был необходим до широкого распространения письменности. Со временем «живой архив» заменялся письменным, однако в Египте, например, еще во II в. н. э. существовал уже записанный особый архив мнемонов. Афестер был главой мнемонов; этот титул сохранился в Книде, но функции в императорскую эпоху были уже забыты (Die Sammlung der Griechischen Dialekt-Inschriften, F. Bechtel u. a. / Ed. H. Collitz. Gottingen, 1883—1915. Bd III; № 3505); ср. «апостатер» у Фукидида (I 37).
[7] Договор относится к сер. VI в. до н.  э., см. Геродот, I 67 сл.
[8] «Добрый» (χρηστός) — эвфемизм для обозначения покойника, см. Рим. воп. 52, 277 В; ср. Hsch., s. ν. χρηστοί.
[9] … Аристотель сказал… — Arist., Fr. 592 Rose.
[10] «Ячменник» (χριθόλογος) не собирал и не принимал зерно, а отбирал ячмень, годный для жертвы (Halliday, р. 51 f.). Первины состояли из разных плодов, и распорядитель жертвоприношений лишь рудиментарно назывался «ячмепником»: ячмень считался древнейшей пищей людей (Фвофраст ар. Porphyrius, De abstinentia, II 6: Artem., 1 69); «меню» в пританее, воссоздававшее архаичный быт, включало ячменную похлебку. Ср. ниже воп. 9 (293 F).
[11] Этот фрагмент Феофраста не учтен в издании Виммера (см. Thphr.).
[12] «Сожитники» — πλατυχαίτας; Херверден: πλατιωχέτας от πλατύ- (= πλησι-) +χαίω/χάω; Бехтель: πλατιοικέτας по образцу ο̉μοχέτας δαίμονες (Фукидид, IV 97), т.  е. «соседи», «сожитники».
[13] В рукописях здесь пропуск. В законохранилище — ε̉κ του̃ θεσμοφυλάκτου νόμου; выражение предполагает существование термина «тесмофилакт», иначе не засвидетельствованного: известно два сходных термина: афинский номофилакт (член выборного аристократического совета с пробулевтическпмп функциями) и тесмотет (один из магистратов, проводящих периодическую ревизию законов).
[14] Термин ο̉σιωτήρ — «освященная жертва» больше нигде не встречается. Избрание «освященных» (’όσιοι) или «ритуально чистых», из знатных семей характерно для очень древних культов. «Освященные» играли важную роль в почитании Диониса (Плутарх, Об Исиде и Осирисе (ВДИ, 1977, № 3—4), 35, 365 А), а также участвовали в предварительном осмотре жертвы перед вопрошением оракула (Plu., De def. or. 49, 437 А). Возможно, «освященные» направляли политику оракула, тогда как профет, присутствовавший вместе с ними при ответе пифии, только перелагал оракул в стихи (см. Plu., De def. or. 51, 438 В; Страбон, IX 3, 5, 419).
[15] …на седьмой день… приходится рождение бога. — Аполлон связан с седьмицей уже у Гесиода; праздники его приходятся на седьмое число (Гесиод, Труды и дни, 770), а седьмой день Бисия — день возвращения бога от гиперборейцев (ср. Каллимах. Гимн к Аполлону, IV 251).
[16] Этимология, приведенная Плутархом, возникла при утрате понимания семантики древнейших «празднеств еды». Часть лепешки (φθόϊς) съедали, а часть сжигали, см. Ath.. XIV 647 d; XI 502 b; Аристофан, Плутос, 676; SIG3 1025, 33; Suidae Lexicon, s. v. φθόϊς.
[17] …ответы… каждый месяц, а прежде… только раз в год… — Во времена Плутарха прорицания давались два раза в месяц, причем 7 Бисия было более популярно, см.: Плутарх, О том, что Пифия больше не прорицает стихами (ВДИ, 1978, № 2), 8, 398 А. Оракул действовал по-разному в разные периоды истории: в глубокой древности один раз в год, во времена расцвета Дельф — в любой день (см. Plu., De def. or. 8, 414 В); три месяца, проводимые Аполлоном у гиперборейцев, оракул или бездействовал (Пиндар, Пифийские песни, IV 4), или его ответы считались ненадежными (Sch. Pi. ad Ioq.; Sch. Call. Αp. 1).
[18] … Каллисфен — См. FGrH, 124, Fr. 49.
[19] Кроме Эсхила (TGF, Α., Fr. 447), см. Hsch., s. v. φυξίμηλα.
[20] Это единственное упоминание колонизации Керкиры эретрийцами; обычно она приписывается коринфянам.
[21] На каждый девятый год… справляются… празднества… — Ср. восьмилетние циклы в орфических представлениях о воскресении: Платон, Менон, 81 b; Plu., De def. or. 15, 418 А; о происхождении эннеатерическпх, т.  е. восьмилетних, циклов см. Halliday, р. 66.
[22] Подробное описание Септерия см. у Элиана: Пестрые рассказы, III 1. Плутарх явно сомневается в том, что обряд изображает борьбу с Пифоном (ср. Plu., De def. or. 15, 418 AB). Заключается обряд в следующем: юноши, у которых живы оба родителя, молча, в сопровождении факелоносцев, нападают на «жилище Пифона» (как сообщает у Плутарха Клеомброт, этот «шатер», выстроенный на току, напоминает не логово змея, а царский дворец), переворачивают стол и поджигают постройку, сами же бегут не оглядываясь: затем следуют странствия и «услужение» юноши-предводителя, который носит титул «священное дитя του̃ Πυθίου», и, наконец, очищение в Темпейской долине: срезав золотым ножом лавр и увенчавшись им, подобно Аполлону, юноша со свитою возвращается назад через Фессалию и останавливается в деревне Дейпния (Пиршественная, см. St. Byz., s. ν. Δειπνίας). где происходит пир в память о том, как Аполлон пировал здесь по совершении очищения. Повествовательный коррелат к обряду создан, видимо, достаточно поздно и не вполне согласуется со сценарием ритуала. Золотой нож, шествие, юный возраст посланца указывают, вероятно, на метафоры нарождения и шествования по небу нового солнца; «услужение» (ср. Аполлона в услужении у Адмета) изображает фазу смерти-отсутствия. См. подробный анализ обряда: Fontenrose J. Python. Berkeley: Los Angeles, 1959: Farnell. V. IV, p. 293 f.; ср.: Фрейденберг О. Μ. Поэтика сюжета и жанра (период античной литературы). Л., 1936. С. 149. По Гесихию, σεπτηρία (Hsch., s. v.) — очистительная, искупительная жертва; ср., однако, σέβεσθαι — «почитать», «поклоняться».
[23] Празднество Героида… изведение Семелы из Аида. — Плутарх — единственный источник этих сведений; возможно, Героида — это церемония вызывания из преисподней хтонической богини плодородия, что истолковывается (как и Септерий) с помощью повествовательного мифа о Семеле (ср. Плутарх, Почему божество медлит с воздаянием (ВДИ, 1979, № 1), 566 А); ср. аналогический обряд, описанный Павсаннем (II 37, 5).
[24] Если для объяснения Септерия и Героиды подбирается подходящий миф из уже существующих, то «миф» о Хариле создан специально для этого обряда. Сам ритуал относится к магическому комплексу, связанному с удавленной богиней женственности— дерева—луны (ср. Елена Древесная: Павсаний. III 19, 9; 23, 10; Артемида Кондилеата или Апанхомена (Удавленница): Павсаний, VIII 23, 5), которую вешают, топят, сжигают в виде куклы или чучела. Иногда образ повешенной связывают с последней четвертью луны, а имя Кондилеата иногда понимают как «Удавленная богиня света» (kon-/kan- «сиять», di/dau/du — «удавливать»). С точки зрения мифологической семантики, детский (и старческий) возраст — время неплодия, тем самым умерщвление Харилы — это умерщвление голода, засухи и т.  п.
[25] В историческое время энианы жили в верхнем течении Сперхея. По Страбону (IX 5, 22, 422), большая их часть переселилась к месту их исторического обитания, а другая часть отправилась на запад и ассимилировалась с населением Эпира. По Плутарху же, на запад отправилось все племя и совершило почти круговой путь, чтобы попасть в верховья Сперхея. Возможно, вопреки Страбону, группа, отправившаяся на запад, не растворилась в Эпире, но, двигаясь дальше, встретилась с соплеменниками в местах исторического обитания энианов. О паравах см. Фукидид, II 80, 6; ср. ниже Греч. воп. 26.
[26] Ср. историю Алета, который был изгнан из Коринфа, получил в качестве подаяния ком земли и воспользовался этим как возвращением права на коринфскую «землю»; см. Paroemiographi I р. 321 sq. =FHG II, p. 487 Durid., Fr. 80; ср. ниже Греч. воп. 22, 296 Ε.
[27] …камень… стали почитать как священный… — Легенда о Фемий и Гиперохе искусственно связана с почитанием некого священного камня, который едва ли был столь мал, что его мог бросить человек. О том. что размеры предметов поклонения часто не соотносятся с реальностью, а реликты легендарных событий, как правило, имеют гигантские размеры, см. Греч. воп. 56. 303 e н примеч.
[28] …по словам Аристотеля… — См. Arist.. Fr. 507 Rose.
[29] По Аполлодору (Эпитома, VII 40), Одиссей отправляется в изгнание в Этолию (ср. Arist., Fr. 465 Rose). Но еще Гесиод называет сыновьями Одиссея Агрия и Латина (Гесиод, Теогония, 1011), а по Феопомпу (FHG I, р. 296 Fr. 115), Одиссей умер в Этрурии. «Съедобности» — φάγιλοι, по Гесихию (Hsch., s. v.), есть нечто среднее между новорожденным и зрелым жертвенным животным.
[30] Об освобождении Евмея см. Од. XXI 214. Гомеровских предков Колиадов и Буколов члены этих родов гордо упоминают в надписях: CIG 1124, 1340, 1353, 1355, 1374, 1349.
[31] Традиция помещает локрийцев в Восточной Локриде; западные локрийцы были отделены от восточных клином фокийцев, но вплоть до исторических времен обе группы сохранили много общего. «Пахучие» (’όζολοι) — едва ли самоназвание племени; по Фукидиду (I 5), Восточная Локрида — отсталый край пастухов-козопасов, одетых в шкуры, грубых н гордых (см. Павсаний, X 38 2: Sch. Il. II 527; ЕМ s. ν. βδόλος). Павсаний называет их автохтонами, рожденными землей и не знающими иной, кроме шкур, одежды. У него же прозвище локрийцев объясняется легендой: когда Оресфей, сын Девкалиона, был царем в этой стране, одна из его собак родила кусок дерева. Палку закопали в землю, и весной из нее выросла виноградная лоза, жителей же страны назвали «озолами» от слова ’όζος — «побег». Возможно, эта легенда имеет какую-то связь с историей о «деревянном псе», т.  е. о κυνόσβατον — «собачьей колючке», шиповнике; ср. Ath., II 70 cd; Hsch., s. v. κύναρος = κυνόσβατον.
[32] У этой версии прозвища локрийцев есть «реальное» основание: вода в реках, берущих начало в болотах этого района или в реке Озон, дурно пахнет из-за серных источников. Этот запах объясняли тем, что в источниках лежат трупы убитых Гераклом кентавров (Страбон, VIII 4, 8, 427; Sch. II. II 527), кентавра Несса (Павсаний, X 38, 2) или Пифона (Serv., Aen. III 399), причем имя Пифона связывали с глаголом πύθομαι — «гнить»: Гомеровский гимн Аполлону Пифийскому, 193—196.
[33] Эта «патриотическая» версия, скорее всего, местного происхождения; по Павсанию же (там же), в этих краях росло много асфодела и название страны связано с его тяжелым запахом.
[34] Пер. М. Л. Гаспарова.
[35] «Аф-аброма» понимается как ὰφ’ 'Άίρωμα. т.  е. «от Аброты»; ср. Hsch., s. ν. ’άβρωμα — вид женской одежды.
[36] …хлебом-солью… — Букв, «уделив соли и стола». Этот фразеологизм, известный в разных вариантах, имеет в основном два смысла: 1) минимум щедрости и радушия (Од. XVII 455; ср. Феокрит, Идиллии, XXVII 60); 2) установление «куначеской» связи (отношений гостеприимнее); ср. Аристотель, Никомахова этика, 1156 Ъ 25 сл.; GAF Fr. adesp. 176: PLG Archil., Fr. 96; Демосфен, XIX 189, 191; Lycophron, Alexandra, 133—137.
[37] «Раб от копья» — δορυάλωτος; «друг от копья» — δορύξενος; в аттической традиции у последнего слова другое значение: «союзник в войне» (Эсхил. Хоэфоры, 562; Софокл, Электра, 46, Эдип в Колоне. 630: Еврипид, Медея, 687); кроме того, это слово обозначает друга, приобретенного на войне или в поединке, как гомеровские Главк и Диомед, см. Hsch., s. ν. δορύξενος.
[38] Тиранния установилась в Мегарах во второй половине VII в. до н.  э., а падение Феагена (Фукидид, I 126, 3) произошло, видимо, до 600 г. Аристотель сообщает об установлении олигархии в Мегарах, не указывая времени этих событий (Аристотель, Политика, 1304  b 35 сл.. 1302  b 25 сл.).
[39] …по выражению Платона… — См. Платон, Государство, 562 cd; ср. Ливии, XXXIX 26.
[40] Так говорит Аристотель. — См. Arist., Fr. 597 Hose. Остров Калаврия известен древним культом Посейдона; Ирина — возможно, персонификация священного мира, устанавливаемого на время собраний «Посэйдоновых» амфиктионий. Калаврией (Калавр —сын Посейдона) остров назвали Пелопиды при завоевании Трезении. До Пелопидов потомки других пришельцев Анфа ('Άνθος) и Гипера дали острову имена Анфедония и Гиперея (см. Arist., ibid.). Иначе у Лавсання (11 30, 8—9): Гинер и Анфас ('Άνθας) — местные герои, сыновья Посейдона и Алкионы, основавшие Гиперей и Анфию. Сын Анфаса стал правителем обоих городов и вступил в союз с Пелопидами Трезеном и Питфеем; после смерти Трезена Питфей объединил оба города и назвал оба города Трезеном. Что же касазтся беотийского Анфедона, то он получил свое название либо от имени нимфы, либо от свчщеиного певца Анфа ('Άνθος, см. [Плутарх, ] О музыке 3, 2) (Петербург, 1922), также сына Посейдона и Алкиопы (Павсаний, IX 22, 5). По Стефану Византийскому (St. Hyz., s. v. ’Ανθηδών), Анфедон — внук Анфа, сына Посейдона и Алки или же внук Алкионы — матери трезенского Анфа (ср. Страбон, VIII 6, 14, 374; Павсаний, II 33, 2).. Афиней вслед за Аристотелем (Ath. 1 31 с) сообщает, что оракул подразумевает названия двух сортов винограда: α̉νθηδονιάς и υ̉περειάς (ср. Suidae Lexicon, s. v. υ̉περειάς), названных так по именам героев. Запутанная история происхождения географических названий приоткрывает для нас modus vivendi рзальной, устной, не обработанной античными писателями мифологии.
[41] Мнасигитон — см. FHG III. р. 158. Замена Гипера на Гиперу и перенесение действия в Феры в версии александрийского ученого Мнасигнтона объясняется тем, что в Ферах был самый известный источник Гиперея (в Фессалии и Фарсале тоже был источник с таким названием; см. S.. Fr. 911 Pearson; Страбон. IX 18, 439; Пиндар, Пифийские песни, IV 221 и Sch. Pi. ad loc. и др.). На монетах Фер изображалась нимфа Гиперея, и слияние имен Гипер — Гипера — Гиперея породило сказку о Гипере и Анфе.
[42] Самосцы и жители Приены воевали между собою… — Это одна из самых длительных территориальных тяжб, представлявшихся на рассмотрение и Александру Македонскому, и впоследствии римскому сенату.
[43] «Тень» — σχοτός; в «Плиаде» это слово, как правило, обозначает «тень смертную»; ср. новогреч. σκοτώνω — «убивать».
[44] …тирренцы… когда жили на…Лемносе, похитили в Бравроне жен и дочерей афинян… — По Геродоту (VI 137), афиняне изгнали пеласгов («тирренцев») на Лемнос, и те в отместку напали на афинских женщин, отправившихся в Браврон на праздник Артемиды Бравронской; плененных женщин обратили в наложниц, а дети этих афинянок уже в раннем возрасте чурались детей пеласгов, превосходили их силою и сообразительностью; и эти дети и их матери были убиты пеласгами, побоявшимися зрелого возраста таких детей.
[45] В отличие от Плутарха Геродот считает лемносцев Лаконии потомками аргонавтов, которые в четвертом после Ясона поколении были изгнаны с Лемноса теми пеласгами, которые в свою очередь были изгнаны на Лемнос из Аттики (IV 145 сл.). Эти лемносские минии называли своими предками Тиндаридов и претендовали на наследственную власть в Спарте. Плутарх же (Добл. жен. 8, 247 А сл.) считает лемносских беглецов в Лаконии детьми афинянок, похищенных в Бравроне, которые были пе убиты, а изгнаны завоевавшими Лемнос афинянами как полуварвары. Их потомки, таким образом, пришли на Крит из Лаконии (Спарты), но по происхождению связаны с Афинами.
[46] Плутарх, таким образом, объединяет две тенденциозные легенды, существовавшие со времен Геродота: 1) о нападении лемносцев на Аттику (Браврон) — для оправдания афинских посягательств на Лемнос; 2) о миниях (пеласгах) в Лаконии — для объяснения связи Спарты с доризацией Крита, Мелоса и др., ср. Соnоn, Nаrrаtiones, 36: 47. С критским культом Бритомартиды, похожей на Артемиду лесной богини, связали еще в древности легенду об идоле (ксоане) Артемиды, потерянном беглецами во главе с Поллином в критском Херсонесе (Плутарх, Добл. жен. 8, 247 DE; Страбон, X 4, 14, 479). Херсонес считался колонией Спарты, кумир Артемиды Бритомартиды считался происходящим тоже из Спарты, а потому через лемносскнх пеласгов и лемносцев в Лаконии выстроилась цепь: от нападения на Браврон и Артемиды Бравронской до критского Херсонеса и культа там Бритомартиды, отождествленной с Артемидой.
[47] Ксуф — аттический герой: генеалогическая традиция, сообщаемая у Страбона, подтверждает древнюю связь Аттики и Эвбеи (X 1, 7, 447); и, по Гомеру, Эвбея населена абантами, которых вытеснили беотийские эолийцы, а последних — афиняне.
[48] …взяв земли… подали ему… — Ср. Греч. воп. 13 н примеч. 2.
[49] «Детская могила», вероятно, объект культа; древние культы детей часто сливаются с почитанием Диоскуров, Куретов, Корнбантов, Кабиров. Описания культовых изображений детей у Павсания (III 26. 3: II 25. 5; VIII 20, 7) в сопоставлении с археологическими данными позволяют предполагать на Пелопоннесе древний культ двух-трех детей и женской богини.
[50] «Полуродоначальник» (μιςαρχαγέτας), видимо, полубог и основатель племени или рода, связанный с другим основателем через брачный союз (напр., Атриды и Тиндариды). Обычным является термин «архегет»: так именовали основателя колонии и ее покровителя (Фукидид, VI 3, 1), бога (героя), являвшегося покровителем государства (Плутарх, Аристид, 11: Аристотель, Афинская полития, XXI 6; CAF Αr., Fr. 126; Stob. 74, 61, 445), а также вождей-эпонимов фил (АВ 449, 14; Hsch.. s. v. α̉ρχηγέται). Геракл именовался «архегетом спартанцев» (Ксенофонт, Греческая история, VI 3, 6), а метафорически «архегетом киников» (Лукиан, Пир, или Лапифы, 16). Кроме того, это титул спартанских царей, воплощавших Тнндаридов (Плутарх, Ликург, 6). Холлидей (Halliday, р. 119) считает, что «архегет» — титул бессмертного Полидевка, а «миксархегет» — смертного Кастора. Указание на могилу Кастора некоторыми считается свидетельством существования первоначально отдельного культа Кастора (и Полидевка), которые впоследствии были отождествлены с безымянными близнецами — сыновьями Тиндарея, см. RE, Bd X, col. 1087 f.
[51] Сначала обычно приносили жертву не Аполлону, а подземным богам, затем на третий и девятый день после похорон на могилу приносили пищу, на тридцатый день совершалась поминальная тризна и траур оканчивался. Порядок может слегка варьировать. Возможно, в данном случае траур (πένθος) означает не весь траурный цикл, а непосредственное оплакивание во время погребения, Аполлон же выступает в роли божества очищения от скверны. Холлидей считает место испорченным и заменяет Аполлона на Плутона (Halliday, р. 121).
[52] О ритуальной роли ячменя см. выше Греч. воп. 6 и примеч. 1; Греч. воп. 12, 293 D.
[53] … потушив огонь, считающийся оскверненным, зажигают… новый… — Речь идет о священном огне домашнего очага, оскверняемом смертью: если во сне видят, как гаснет очаг, это предвещает смерть в доме, см. Artem., II 9, ср. D. S., XVII 114.
[54] Термин «алитерий» связывают с α̉λιτέω — «обижать»; этим словом у Фукидида названы убийцы сподвижников Килона (I 126, 11), виновники погибели семьи или страны (Плутарх, Сравнение Цицерона и Демосфена, 4, Гальба, 4; Andocides, De mysteriis, 132). Используется это слово и как бранное (Antipho, Orationes, 4, 1, 4;*Ч, 2, 8). Существуют и другие народные этимологии. Так, сам Плутарх в другом месте сочувственно приводит отвергнутую здесь этимологию от «мукомолов» (α̉λου̃ντες): «…рассказывают, что как-то в Афинах приключился сильный голод, а у кого было зерно, не показывали его, но тайком по ночам мололи муку у себя дома. И вот те, кто ходил по городу, подстерегая шум жерновов, были за то прозваны мучителями (α̉λιτήριοι)» — Плутарх, О любопытстве, 16, 523 АВ; ср. ЕМ s. ν. α̉λιτήριοι; Suidae Lexicon, s. v. α̉λιτήριος. Слово «аластор» имеет активно-пассивный смысл: с одной стороны, аластор — это демон-мститель (Эсхил, Агамемнон, 1500) и вообще злой дух, например дух болезни (Софокл, Трахинянки, 1235; Еврипид, Ифигения в Авлиде, 946; Гиппократ, О священной болезни, 1: Plu., De clef. or. 14, 417 D); с другой стороны, Эдип — тоже аластор, т.  е. «проклятье» Фив (Софокл, Эдип в Колоне, 787; Еврипид, Финикиянки, 1556), и преступник, преследуемый демоном мести, — также аластор (Демосфен, XVIII 296). Хрнсипп (ЕМ 57, 25 = SVF Chrys., Ft. 156) связывал существ, «аластор» с глаг. α̉λάσθαι — «изгоняться», т.  е. «аластор» — это достойный изгнания (за преступление или нечестие). По происхождению «аластор», видимо, вредоносная душа покойника, не имеющая по тем или иным причинам приюта в загробном мире. Объяснение третьего слова («паламней ») опущено случайно (возможно, переписчиком), во всяком случае в другом месте Плутарх объясняет, что это демон-мститель или человек, чьи древние злодеяния оставили по себе память (Plu.. De def. or. 15, 418 В; ср. Poll., I 24: Timaeus Locrus, Deanimo mundi et naturae, 104 e; Нсепофонт, Киропедия, VIII 7, 18; Еврипид, Ифигения в Авлиде, 1218). Существовало и иное объяснение: паламней тот, кто убил кого-либо собственной рукой (τη̃ παλάμη), см.: Tresp A. Die Fragmente der Griechien Kultus-Schriftsteller. Giessen, 1914. S. 49 (Autocl., Ft. 8); Hsch., s. v.; Suidae Lexicon s. v.; EM s. v.; AB 293, 12.
[55] Сократ Аргосскпй — FHG IV, p. 498.
[56] Ритуал проводов быка ближе не известен: Холл идей считает его подобием отпущения козла у семитов (Холлидей, с. 130). Об Эпире (т.  е. Молоссии и Кассиопее) как о временном месте обитания энианов см. выше Греч. воп. 13 и примеч. 1. С ритуальной формулой девушек ср. Од. XVIII 148: XIX 298.
[57] Окридион — от ’όκρις — «возвышенность», «вершина»; культ Окридиона, вероятно, восходит к почитанию гор и возвышенных мест.
[58] То, что вестник приводит невесту к жениху, не согласуется не только с известными свадебными обрядами, но и с институтом «похищения», ибо и в этом случае в уводе непременно участвует сам жених.
[59] Полная история Тена (Тенеса), сына Кикна, включает следующие моменты: 1) наговор мачехи: 2) несправедливое наказание: отец бросает Тена с сестрой в бочке в море; 3) спасение благодаря Посейдону: 4) основание Тенедоса: 5) гибель от руки Ахилла. Первый элемент — широко известная фольклорная завязка (о мифологическом «прошлом» искушения юноши мачехой см.: Фрейденберг О.  М.  Миф об Иосифе Прекрасном // Язык и литература. 1932. Т. VIII. С. 137—158); второй элемент производит странное впечатление, так как обычно в бочку сажают не сестру с братом, а дочь (жену) с «незаконным» младенцем (ср. Ино-Левкофея и Меликерт-Палемон). Поскольку для сестры Тена кара ничем не мотивирована, а имя ее — Гемифия — одно из имен эгейской морской богини Левкофеи, Левкофеей же в поздних версиях зовется сестра Тена, то можно предположить здесь контаминацию истории Тена и истории богини Ино-Гемифии-Левкофеи. Греческое название острова — Левкофрис: Тенедос, возможно, догреческое его название, которое было переосмыслено как «престол Тена» (St. Byz., s. ν. Τένου ’έδος) и восторжествовало над греческим благодаря мифу о Тене (см. Fick A. Vorgeschichte Ortsnamen als Que. len fur die Vorgeschichte Gricchenlands. Gottingen, 1905. S. 64).
[60] …Тен был убит. — Концовки истории Тена известны две: 1) греки на пути в Трою остановились у Тенедоса; Тен защищал свою землю, бросая камни, и был убит Ахиллом; 2) Тен защищал сестру и погиб, а ее поглотила земля. «Земля» и «сестра» Тена, по-видимому, тождественны по мифологической семантике; «сестра» Тена занимает в сюжете место его матери (плывет с ним в бочке по морю).
[61] Функции эпикам некого «торгаша» (πολήτης) уникальны. В Афинах, на Родосе и в других государствах «торгаш», по-гречески полет, — это магистрат, отвечавший за государственные финансы: ему сдавали на откуп государственные доходы, поручали взыскание налогов с метеков, конфискацию имущества осужденных.
[62] Клятвенный мыс (’Αραίνου α̉κτή) ближе неизвестен; аналогичная «народная этимология»  дается названию острова «Клятвы» (’Αραί, см. Ath., V! 262 е; St. Byz., s. v., ср. Sudae Lexicon, s. v. ’Αραίι̃νος; Павсаний, III 24, 10: ’Αράϊνον).
[63] …взят копьем и должен принадлежать андросцам. — О копье как знаке собственности ср. Рим. воп. 15, 267 С, а также Изр. спарт. 210 Е, 217 Е, 218 Е.
[64] Фесмофорий справлялись ежегодно и продолжались обычно три дня; третий день назывался Каллигения — «Производящая прекрасное потомство» или «прекрасные плоды»; в этот день к Деметре обращаются с просьбами о плодородии. Из названия праздника «выросло» особое божество, которое стали даже призывать в клятвах (ср. Аристофан, Женщины на празднестве Фесмофорий, 298; Alciphro, Epistolae, 4. 19; 2, 37). Каллигению называют то дочерью Ген и жрицей Деметры, то дочерью Деметры н Зевса.
[65] «Плутис» (от πλου̃τος — «богатство») — партия имущих. «Хиромаха», видимо, партия бедняков, из имеющих вооружения (от χείρ — «рука» н μάχομαι — «сражаюсь»); некоторые связывают это название с χειρουργία — «рукомесло» и считают, что это партия ремесленников (ср. Ath., XII 524 а). «Вечноплавающие» (α̉ειναύται) могло бы быть прозвищем торговой аристократии, судовладельцев, но, по Гесихию (Hsch., s. v.), это должностные лица. Либо, подобно афинским навкратам, они распоряжались флотом, либо α̉ειναύται — эолийская форма, соответствующая аттич. α̉ειναιέται — «постоянные, коренные жители». Объяснения Плутарха строятся по модели этиологического мифа.
[66] Это очень ранняя фиксация известного впоследствии литературного мотива: герой захвачен пиратами, продан, например султану, находит сокровище, прячет его в соли или смоле, привозит на родину и отдает на какое-нибудь благочестивое дело. Вместе с тем это еще одна модификация сюжета о старце-нищем, оказавшемся богачем. Как в «Плутосе» Аристофана нищий старик оказывается самим Плутосом-Богатством, так и здесь освобождение старика из плена параллельно освобождению золота из смолы.
[67] В Дельфы посвящали десятую часть пленников, но не своих граждан, и выведение колонии не было связано с посылкой пленников (см. Павсаний, IV 34, 9; VII 3, 1: D. S., VIII fr. 23; Страбон, VI 1, 6, 257 и др.). По-видимому, в этом рассказе Плутарха отразились впечатления от ver sacra (весны священной), перенятой италийскими греками у местного населения.
[68] Япигия здесь не италийская, а иллирийская; ее жители считались потомками этолийских, аркадских и критских иммигрантов, как бы полугреками.
[69] …дочери боттиейцев, вспоминая о своем происхождении, пели…: «Идемте в Афины!» — Данные топонимики указывают на то, что боттиейцы действительно переселенцы с Крита, но связь боттиейцев с Афинами, скорее всего, афинская «пропаганда».
[70] Элидянки здесь — коллегия из шести жриц, подобная дельфийским тиадам (ср. Плутарх, Добл. жен. 251 Е). Ежегодный праздник в честь Диониса в Элиде назывался Тия (θυι̃α); на нем вслед за эпифанней Диониса происходило чудесное сотворение вина и с молодого вина снимался запрет.
[71] Текст этого древнего гимна (Aatli. Lyr. II, р. 206, Fr. 46) читают по-разному, см. Halliday, р. 155. Рукописное чтение ’ήρω Διόνυσε иногда понимают как обращение к «герою Дионису»; однако звательный падеж ’ήρω невозможен. Поэтому Кук исправляет текст: ’ήρω Διόνυσε (Cook, V. 11, p. 823, note 1) — «весной приди, Дионис»; но ’ήρι можно также понимать как «утром», «рано». Рук. ’α̉λιον («приморский»), как правило, исправляют на ’Αλείαν (Bergk), ’Αλει̃ον (Cobet) — «элейскин»; между тем известны эпифании Диониса из моря, прибытие его на корабле: ε̉ς vioς — «в храм» в рукописи повторено дважды. Связь Харит и Диониса культовая (ср. Пиндар, Олимпийские песни, XIII 25: Orphei hymni / Ed. G. Quandt. Berlin, 1955. N 45, 5), а не чисто литературно-декоративная, как у Горация (Оды, III 19, 15) или Афинея (Ath., II 36 d). Иногда Хариты считались дочерьми Диониса и Афродиты (Serv., Aen. I 720); в беотийском Орхомене храмы Харит и Диониса расположены рядом, в самой же Элиде у них общий алтарь (Павсаний, IX 38, 1; V 14, 10). О Дионисе и Музах в обряде Агрионий см. Заст. бес. VIII 717 Α. θύων — «принося жертву» — обычно понимается как «бурно», «бушуя» (θύειν имеет оба значения): «…примчись… Ярым быком накати к нам» (пер. Вяч. Иванова). Наш перевод предполагает древнейшее представление о страстном божестве, приносящем в жертву себя, закалываемом на алтаре (ср. обращение к Дионису-быку в этом гимне); ср.: Фрейденберг О.  М.  Проблема греческого фольклорного языка // Ученые записки ЛГУ. 1941. № 63. С. 63.
[72] У поэта — значит у Гомера, однако βουγαίος («по-бычьи радостный») у Гомера не имеет значения «хвастун», скорее, это слово означает «глупый», «неуклюжий» (Ил. XIII 824: Од. XVIII 79). «Волоокая» — постоянный эпитет Геры, см. Ил. I 551 и passim.
[73] Под походом имеется в виду поход против Трои. Вторжение ахейцев и Ахилла, похищение Стратоники и убийство Акестора более нигде не упоминаются. Вероятно, это местная традиция, опиравшаяся на отсутствие Танагры (и Фив) среди беотийскнх городов, отправивших воинов под Трою (Ил. II 494 и сл.).
[74] Пемандрия и Танагра — один город, получивший, по преданию, имя от Пемандра и от его супруги Танагры. Город имел и третье название — Грея, т.  е. Старуха. Так звали, по легенде, дожившую до глубокой старости супругу Пемандра, которая передала свое прозвище городу (Павсаний, X 20, 1). Между тем город Грея есть в каталоге отправившихся под Трою (Ил. II 488). Местный культ Ахилла и после-гомеровская история «карательной» экспедиции ахеян противоречили друг другу и были примирены в рассказе о священном камне, который, по всей вероятности, первоначально не имел никакого отношения ни к тому, ни к другому. См. следующее примечание.
[75] Упоминание священных ночных празднеств (Никтелий) и убийства сына (Левкиппа) имеют между собой связь, которая, по-видимому, не была ясна Плутарху. Поступок Поликрифа не простое оскорбление, насмешка, а кощунство. За такой же поступок Ромул убил Рема (Плутарх, Ромул, 10 и Рим. воп. 27, 271 А и наше примеч.), за то же и Ойней (Человек-Вино), получивший от Диониса в дар виноградную лозу, убил своего сына Токсея (Аполлодор. I 8, 1). Предание о дионисийском герое, убивающем камнем сына, перепрыгнувшего через ров, и использование камня священных Инктелий (оргиастического праздника Диониса) для такого же убийства Пемандром своего сына позволяет предполагать здесь след культовой легенды, связанной с дионисийским человеческим жертвоприношением (побивание камнями?). Известно, что беотийские Никтелий связаны с Агриониями (см. Рим. воп. 112, 291 А), а Агрионии, как следует из Греч. воп. 38, включали дионисийский обряд человеческого жертвоприношения.
[76] См. также Элиан, Пестрые рассказы, III 42; Овидий, Метаморфозы, IV 1 сл.; Antoninus Liberalis, Transformations, 10. В аргосской традиции существует подобная история о трех дочерях Прета (для дпонпснйского культа характерна тройственная организация, напр., три тиаса), см. Аполлодор, II 2, 2; беотийским Агриониям (см. ниже н примеч. 3) соответствуют в Аросе Агранин или Агриании (Hsch., s. v. ’Αγράνια): женщины, совершавшие ритуал, искали исчезнувшего бога, затем сообщалось, что он скрылся у Муз (см. Заст. бес. VIII 717 А). Основные действия Агрионий и Никтелий происходили ночью, в том числе разрывание хмеля зубами (см. Рим. воп. 112, 291 А), т.  е. омофагия Диониса в растительной его ипостаси, и ритуальное преследование женщин. Плутарх связывает эти обряды с преданием о растерзании н поисках Осириса, предполагая египетское происхождение культа Диониса (об Исиде и Осирисе (ВДИ, 1977, № 3—4), 35, 364 F).
[77] Название «оборванцы» (ψολόεις), или «замарашки», вероятно, связано с обычаем во время траура рвать на себе одежду и лежать на земле в пыли и грязи. Наш перевод «убивицы » следует конъектуре Мезириака ολείας. В рук.: αίολείας («эолидинки»?). Это чтение может иметь еще из менее трех толкований).
1) От αι̉όλος — «блестящий»; тогда перед нами противопоставление «грязных» и «запятнанных» и «блестящих», «сияющих» участников какого-то ритуала, возможно катартического (ср. два жреческих объединения, Греч. воп. 21, 296 CD).
2) От αι̉όλος — «пятнистый» (об олене); тогда речь идет о менадах, разрывающих оленя — диониоийскую жертву (αι̉όλος); выступает и как эпитет самого Диониса (Hymnus XXIX, 33: Orptiica / Ed. H. Abel. Leipzig, 1885). 3) От αι̉όλος — «быстрый»; тогда эпитет характеризует оргиастическое поведение служительниц Диониса, ср.: тиады — от θύω — «мчаться», «бушевать» и «приносить жертву».
[78] …на празднике Агрионии… — Плутарх (Жизнеописание Антония, 24) объясняет это название из ’άγριος — «дикий», указывая на оргиастический характер культа, однако названия праздника, известные по эпиграфическим памятникам (’Αγερ̉ρ̉άνιος и ’Αγρώνιος: Inscriptiones Graecae, ХII2 527; VII 3082), не могут быть связаны с ’άγριος. Возможно, в действительности «Агрионии» — название, происходящее от ’άγείρω — «собирать» (души умерших), т.  е. Агрионии есть празднество, аналогичное Анфестериям. Возможно, речь идет и о другом — о «собирании» священных даров; см. Геродот, IV 35.
[79] …в наше время (ε̉φ’ η̉μω̃ν). — Если это слова не Плутарха, а его источника, то поразительное свидетельство о человеческом жертвоприношении, происходящем где-то рядом с просвещенным Плутархом, отодвигается в прошлое на неопределенное, возможно, очень большое время.
[80] Лишение семьи наследственного жречества — случай редкий, хотя наследственное жречество постоянно соседствует со жречеством, избираемым жребием или голосованием.
[81] См. эти фразеологизмы: Paroemiographi I, р. 27 и 199; Амелет, возможно, название для загробной страны блаженства (ср. α̉μελής — «беззаботный»); по Платону, Амелет — река в Анде, подобная Лете (Платон. Государство, 621 а). Что такое «обиталище Аресанта», не известно.
[82] … непричастны к преступлению [Ликаона ] перед Зевсом… — Истории о Ликаоне делятся на три группы: 1) Ликаон — добрый царь, чьи нечестивые сыновья угостили Зевса, явившегося в обличье бедняка, человеческими внутренностями, смешанными с мясом жертвенного животного. Зевс перевернул стол и поразил перунами Ликаона и всех, кроме одного, сыновей (Аполлодор, III 8 сл.; Hyginus, Fabulae, 176; FHG III, p. 378 (Nic. Dam., Fr. 43); Sudae Lexicon, s. v. Λυκάων; Tzetzes, Scholia ad Lycophronem, 481; FHG I, p. 31 [Hecat. Abd., Fr. 375); 2) Ликаон, чтобы испытать, Зевс ли перед ним, предложил ему для трапезы собственного сына (внука) (Павсаний, VIII 2, 3 сл.; Овидий, Метаморфозы, I 209 сл.; Hyginus, Astronomica, II 4; Eratosthenes, Catasterismi, 8; Serv., eel. VI 41, Aen. I 731; Nonnus, Dionysiaca, XVIII 20; Clemens Alexandrinus, Protrepticus II 36; Arnob., nat. IV 24); 3) Ликаон, один пли с сыновьями, принес на алтаре Зевса Ликейского в жертву человека и был за это превращен в волка (Павсаний, VIII 2, 3 сл.; ср. Платон, Государство, 565 de). Плутарх, видимо, имеет в виду последнюю, третью, версию. Оборотничество и вкушение человечины связаны в греческих повериях (см. там же; Павсаний, VIII 38, 3). Последнее из объяснений Плутарха, не вполне ясное, тоже, видимо, говорит об оборотничестве, о превращении в оленя (жертву волка?).
[83] …как пишет Архитим. — Т.  е. Архитим Аркадский, см. FHG IV, р. 317.
[84] …не отбрасывает тени… — Народные представления о душе часто связаны с тенью. Так. живого в загробном мире распознают по тени (Данте). Полибий сообщает о нелепом, по его мнению, представлении, согласно которому тела, не отбрасывающие тени, — это души, и приводит слова Феопомпа, назвавшего вошедших в святилище Зевса в Аркадии «бестенными» (α̉σκίονες; Полибий, XVI 12, 7).
[85] Ср.: Плутарх, Почему божество медлит с воздаянием (ВДИ, 1979, № 1) 24, 564 С; по Гелиодору (III 13), богов можно отличить от смертных, потому что они никогда не моргают.
[86] Герой Евност, возможно, связан с гением-покровителем мукомольного дела. Геснхий (Hsch.), Фотий (Photius, Lexicon) и Большой Этимологик (ЕМ) объясняют (s. ν. ε’ύνοστος) имя гения помола из особого значения слова νόστο; («возвращение домой»): зерно гибнет («уходит») при помоле и «благополучно (ε’ύ) возвращается» в виде муки (νόστος). Гений помола иногда предстает в женском образе, а данный герой получил имя от нимфы Евносты. Другие имена в этой легенде тоже значащие: Элней — Болотный, Скиада — Тень, Охна — Груша, Букол — Пастух.
[87] …бросилась со скалы… — Прыжок несчастной влюбленной со скалы (обычно Левкадской) — древний мифологический топос в греческом фольклоре и литературе; ср. позднее переосмысление его как освобождения от мук любви: Ptolemaius Chennos, Nova historia, 7.
[88] PLG III, p. 542 Bergk.
[89] …рассказывал Клидам. — См. FHG III, p. 78.
[90] Версия пути Геракла, возвращавшегося из-под Трои, здесь совсем иная по сравнению с приведенной ниже (Греч. воп. 58). Наличие греческих дубликатов гидронимов: Скамандр-Ксанф в Троаде и Скамандр-Инах в Беотии указывает на догреческое происхождение названия Скамандр. Элеен («Болотный») выступает как прародитель рек и источников. Имя Деимаха встречается в преданиях о Геракле в разной связи: это сын убитого Гераклом Нелея и отец трех спутников Геракла в походе против амазонок. Ср. также: Павсаний V 5, 8; Страбон, VIII 3, 21, 328; 27, 351.
[91] Дион Тарентский. — Герой анекдота неизвестен, а слова его напоминают изречение Антифона: Aristoteles, Ethica Eudemia, 1232 b 6.
[92] …у Феофраста… — См. Thphr., Fr. 133 Wimmer; сочинение некоего Аполлодора «Ритин» ближе не известно, см FHG IV, р. 650.
[93] Эта легенда о происхождении Одиссея — послегомеровская: хитреца Одиссея связали с другим «образцовым» хитрецом — Сизифом; см. Софокл, Аякс, 190; TGF, Α., Fr. 175; S., Fr. 567 Pearson; Plutarchus, De aud. poet. 3, Gryllus, 10 etc. В данном случае Плутархом использованы «Смешанные записки» Истра: FHG I, р. 425.
[94] Алалкомены или Алалкомений — распространенные топонимы, связанные с культом Афины Алалкомены, т.  е. Защитницы (города). Наличие разных городов со сходным названием породило приведенную Плутархом легенду.
[95] Эгина упоминается в гомеровском каталоге кораблей (Ил. II 562), но больше об участии ее жителей в троянских событиях ничего не известно. Семейные празднества, на которые не допускаются чужие — вещь обычная, однако тиасы — организация культовая, и родственные отношения обычно в них роли не играли. 16 дней для празднества срок необычайно долгий, скорее, это срок действия какого-либо запрета, например пользоваться услугами рабов. Афродисии первоначально относились к культу Афродиты, впоследствии же всякий праздник, сопряженный с переходом от скорби к веселью (особенно после возвращения кораблей, так как Афродита — покровительница мореплавателей), стал называться Афродисиями. «Монофаги» — буквально означает «одноеды».
[96] Плутарх использует версию, по которой Омфала влюбляется в Геракла и становится родоначальницей лидийских царей; считается, что эта версия эллинистического происхождения (см. Аполлодор, II 6, 3; D. S., IV 31); Геродот иначе представляет лидийскую династию (I 7). По Геснхию, Кандавл (Hsch., s. ν. κανδαύλας) — это Гермес или Геракл, для Гиппонакта имя Кандавл лидийское (PLG Hipp., Fr. 1). Термин «товарищ» (ε̉ται̃ρος) применительно к приближенным Кандавла — анахронизм; «товарищами» назывались царские телохранители и подобия «гвардии» при эллинистических монархах.
[97] Лабра(н)ды (Лабраинды) — карийский топоним; здесь было святилище Зевса, вернее, малоазийского божества двойного топора. Чтобы сблизить карийский топоним и связанное с ним имя бога с лидийским «лабрис» — «двойной топор», Плутарх слегка переиначивает и титул бога, и топоним, существовавшие во множестве вариантов (см. Cook. V. II, р. 585). Малоазийское и, вероятно, общеэгейское божество двойного топора у греков именовалось по-разному; см. Геродот, V 119; Страбон, XIV 2, 23, 658 сл., ср. Павсаний, VIII 10, 4.
[98] Траллы здесь карийские, а не иллирийские. Рассказ отражает процесс перехода анатолийских городов в руки греков. Минии участвовали в походе аргонавтов, но все же считались полуварварами (Павсаний, IV 145 сл.); независимое свидетельство (Sch. Il. X 429) называет автохтонов Тралл пеласгами. Греческое заселение Тралл осуществляли аргивяне и фракийцы. Вика, использовавшаяся как корм скоту (Ath., IX 406 е), возможно, выступает здесь в особой роли искупительной жертвы, и цена ее не имеет здесь значения, ср. искупительные жертвы Хариле, Греч. воп. 12, 293 F, ср. также Демосфен, XXII 15, 598.
[99] Имя Самбик, вероятно, прозвище или «профессиональное имя», так как σαμβύκη — четырехструнная арфа, пришедшая из восточной Лидии.
[100] …этот храм… в Элиде… называется Аристархий… — Упоминание такого святилища Артемиды уникально; известны святилища Зевса Аристархия (Первовластного): PLG Sim., Fr. 231; Вакхилид, XIII 58.
[101] Похищение палладия Одиссеем и Диомедом — популярный сюжет послегомеровской традиции. Изображения, претендовавшие на троянское происхождение, находились во многих городах Греции; отсюда легенда о том, что Дардан для сохранения истинного кумира изготовил несколько копий (D. H., I 60 sq.; Соnоn, Narrationes, 34). Признаком подлинности считалась способность статуи вращать глазами (Вергилий, Энеида, II 172; Serv., Aen. II 166 и др.). Подлинность палладия, находившегося в Лакедемоне, уже в древности вызывала сомнения (Страбон, VI 1, 14, 264); по Плутарху, получается, что Диомед привез палладий в Аргос, потомки хранили его до тех пор, пока Темен, будущий царь Аргоса, не завладел палладием. Одиссей по некоторым версиям — свойственник спартанцев, так как Пенелопа — дочь спартанского царя Икария (Аполлодор, III 10, 6).
[102] Об этой войне см. D. S., XIX 60. В отношения Зипета и халкедонян в 315 г. до н.  э. вмешивался Птолемей (военачальник Антигона Одноглазого); он, а не византийцы, видимо, привел стороны к примирению.
[103] История об этой военной катастрофе, которая для такого небольшого города могла привести и к серьезному нарушению равновесия полов, и к изменению законов о браке, проникла, по мнению Холлидея, через Византию в русскую историографию (The Annual of British School at Athens. 1909—1910. V. XVI. P. 212f.). Обычай женщин едва ли восходит именно к этим событиям; ср. описание статуи Скромности (Павсаний, III 20, 10 сл.).
[104] О культе или святилище Агенора более ничего не известно. Обычно Агенору приписывается не овцеводство, а введение коневодства и создание конницы.
[105] Груши, действительно, считаются традиционной пищей аргивян (Элиан, Пестрые рассказы, III 39), но объяснение Плутарха не вполне верно: βαλλαχράδαι (Грушесбиватели) — это один из смеховых праздников, когда груши бросали друг в друга; ср. Валлет в Элевсине (Hsch., s. v.; Ath., IX 406 d; Гомеровский гимн к Деметре, 265 сл.). Может быть, речь идет об «обстреле» деревьев во время жатвы или весной.
[106] У Истра (ар. Ath., XIV 650 b) наоборот: топоним Апия выводится из слова ’άπιος ( «груша »). Павсаний называет Апией весь Пелопоннес (II 5,7), у трагиков — Апия это не только Арголида (’Απιος γαι̃α—по имени Аписа, сына Ино: Эсхил Умоляющие, 260, Агамемнон, 256; Софокл, Царь Эдип, 1303). Весьма вероятно, что в действительности название связано с ’άπιος — «далекий», «удаленный» (ем. Ил. I 270, Од. XVI 18, ср. Софокл, Царь Эдип, 1685).
[107] Текст испорчен, перевод по конъектуре Холлидея (Halliday, р. 200).
[108] …избегают, чтобы не стать жертвой проклятий… — Возможно, речь идет о табу, касающихся не только мулов, но вообще спаривания лошадей; только Плутарх упоминает в этой связи мифического коневода Эномая. По Геродоту (IV 30), на севере мулов не бывает из-за холода, а в Элиде из-за проклятия (ср. Павсаний, V 5, 2; 9, 2; Antigoni Carystii Historiarum mirabilium collectanea / Explicata a I. Beckmann. Leipzig., 1791. P. 13).
[109] Это объяснение Плутарха считается свидетельством о существовании однополой любви среди жительниц Самоса; ср. АР V 207 (Asclep.) (Греческая эпиграмма. М., 1960. С. 75).
[110] Афродита Евплея, покровительница мореплавателей и морских путешествий, почиталась во многих городах, ее изображали на кораблях (см. Ath., XV 675 е; Plu., An seni 4, 785 D, Non posse 16, 1097 E).
[111] …Гермесу Подателю Радости… — Этот эпитет бога (χαριδώτης) известен уже по гомеровскому гимну Гермесу (XVIII 12). Тот же эпитет прилагался и к Дионису (Плутарх, Антоний, 29, Пир, 15, 158 Е, Заст. бес. I 613 D), и к Зевсу (Plu., De stoic. 30, 1048 с).
[112] Праздник Рермеса Подателя Радости напоминает «карнавальные» ритуалы с переодеванием в чужую одежду (ср.: Гибристика в Аргосе, Гермея (!) на Крите; праздники, когда хозяева к тому же прислуживают рабам: Пелория в Фессалии. Элевферия в Смирне и др.). О ритуальном воровстве ем.: Rose Η. D. The Greek Rituals of Stealing // Harvard Theological Review. 1941. V. 34, nom. 1.
[113] Обстоятельства, при которых оракул велел переселиться и жить разбоем, не известны. Оппозиция нередко отправлялась с острова на материк «до лучших времен» (ср. Фукидид, I 115, 4). Пролив между Самосом и Микале был известен пиратством (Павсаний, VII 2, 9).
[114] Предания, объясняющие рельеф местности, соединены здесь с историей возвращения Диониса из Индии. Амазонок традиция делает либо воинством Диониса, аналогичным беотийским тиасам (D. S., III 71, 4; 74, 2), либо врагами его, которых он, подобно Гераклу, побеждает на пути в Индию. Вторая версия Плутарха связана с легендой об основании Эфеса амазонками (Павсаний, VII 2, 7; Тацит, Анналы, III 61). Панема (Πάναιμα) — буквально означает «Всекровь»; такого рода названия основываются на красном цвете почвы. Холмы нередко считались могилами амазонок, но нигде не говорится об их «костях» или о том, что амазонки были гигантских размеров. На Самосе, между тем, были окаменелости, которые традиция называла костями гигантов Неидов, чье рычание сопровождало землетрясение (FHG II, р. 16 Euag., Fr. 1; III, p. 72 Euph., Fr. 6; II, p. 215 Heraolid. Pont., Fr. 10). Флей, возможно, название святилища Диониса (на холме со следами землетрясения), так как это слово и различные его варианты применяются к Дионису (см. Плутарх, Заст. бес. V 683 F) как божеству цветущей растительности (Элиан, Пестрые рассказы, III 41).
[115] Землевладельцы, или геоморы, — это первопоселенцы, аристократы, монопольно владевшие землей; о геоморах на Самосе см. Фукидид, VIII 21.
[116] Война Мегар и Перинфа, колонии Самоса, относится к рубежу VII—VI вв. до н.  э. (Страбон, VII fr. 56); причина — соперничество Мегар и Самоса за торговлю на Понте.
[117] …в их собственных оковах… — Ср. историю заковывания спартанцев в собственные оковы у Геродота (I 66). Эти оковы также были посвящены в храм Афины Алей, и Павсаний их видел (VIII 47, 2).
[118] Это местный вариант известной уже из Гомера (Ил. XIV 254 сл.; XV 26 сл.) истории о гневе Геры, которая подняла бурю при возвращении Геракла из-под Трои; один из шести кораблей буря прибила к Косу; ср. также Ил. V 640 сл.
[119] …если победит… получит барана, — Интересное указание на «антагонистический» характер архаичного обмена, т.  е. на обмен в форме поединка. Заметим, что имя Литагора заключает в себе и «агору» (рынок), и «анти».
[120] Меропами авторы классического периода называют обычно жителей Коса; в более поздних источниках так называют древнее, вероятно догреческое, население острова (ср. легенду о Меропиде — Элиан, Пестрые рассказы, III 18).
[121] По Аполлодору (II 7, 1; 8), высадке Геракла на Косе противился царь Еврипид, он и был убит Гераклом, который затем женился на его дочери Халкионе.
[122] …наряженные в женское платье. — Странность этого рассказа в том, что вопрос касается одеяния жреца, а ответ — места священнодействия и брачного одеяния женихов. Обычно одеяние жреца белое; пестрые же одежды во многих греческих городах носили только гетеры и чужеземцы (ср. впечатления римлян от пестрого одеяния жреца Великой Матери — D. S., XXXVI, 13, 1). Возможно, существует связь между травестией Геракла у Омфалы и у безымянной фракиянки, между женским ©бликом жреца Геракла и скопчеством жрецов анатолийской Богини-Матери. О переодевании женихов и невест см. Плутарх., Добл. жен. 245 F.
[123] Ср. Греч. воп. 18.
[124] …амфиктионы… наказали преступников… — Обычно амфиктионии не занимались индивидуальными делами, они выступали против государств.