История Эллинизма

Geschichte des Hellenismus

Автор: 
Дройзен Иоганн Густав
Переводчик: 
Шелгунов М.
Источник текста: 

Наука. Ювента. СПб. 1997

Том 1. История Александра Великого

Предисловие к новому русскому изданию «Истории Эллинизма» Иоганна Густава Дройзена

Автор: 
Фролов Э.Д.

Новое издание русского перевода «Истории эллинизма» выдающегося немецкого историка И. Г. Дройзена (1808–1884) является почти что юбилейным. Впервые этот перевод, осуществленный М. Шелгуновым и Э. Циммерманном, был опубликован в Москве в 1890–1893 гг. Теперь это издание представляет собой библиографическую редкость, а осуществленное в 1995 г. в Ростове-на-Дону адаптированное переиздание может служить, разумеется, лишь частичным восполнением. Своевременность нового полного издания русской версии одного из самых известных исторических трудов прошлого столетия представляется поэтому неоспоримой. А труд Дройзена и в самом деле является знаменитым: эта трехтомная «История эллинизма», вышедшая при жизни автора двумя изданиями (в 1833–1846 и 1877–1878 гг.), осуществила подлинный прорыв в науке, открыв для детального ознакомления тот сравнительно поздний период античной истории (от возвышения Македонии при царях Филиппе и Александре до вмешательства Рима в греческие дела), о котором до того практически мало что знали и в котором видели лишь хаотическое нагромождение войн, династических распрей и политических переворотов. Такого рода произведение могло быть создано лишь выдающимся историком, действовавшим под влиянием соответствующей политической обстановки. И действительно, И. Г. Дройзен, в ранние годы переживший перипетии освободительной борьбы против Наполеона, всю свою жизнь был убежденным немецким патриотом, защитником идеи единого, сильного Германского государства, сплоченного под эгидою прусской монархии. Получив классическое образование в гимназии и университете, рано сформировавшись как исследователь античности, равно сильный как в филологии, так и в истории, он избрал главным предметом своей научной деятельности изучение той исторической эпохи, которая перекликалась с его современными интересами и увлечениями, – время объединения разрозненного мира греческих государств в единую территориальную державу, сплоченную усилиями македонских царей для выполнения грандиозной военно-политической задачи – завоевания азиатского Востока. Исторический труд Дройзена впечатляет по многим параметрам. Прежде всего им была выполнена трудоемкая задача приведения в порядок разрозненной информации, какую можно было извлечь для реконструкции интересующего его периода из обрывков античной литературной традиции (целых исторических произведений об этом периоде практически не сохранилось) и случайно уцелевших эпиграфических документов. Необходимо было выстроить хронологический костяк этой эпохи, разобраться в хитросплетениях непрерывных войн, сложных дипломатических акций и династических связей и отношений, а затем представить в связном литературном изложении целостную историческую реконструкцию всего периода. Дройзен великолепно справился с этой задачей. Более того, он не только исследовал избранный исторический период, не только представил его исчерпывающую научную реконструкцию, но и изложил вызванные им к жизни исторические события блестящим литературным образом. Великолепны, в частности, его портретные зарисовки: со страниц его «Истории» встают, как живые, фигуры великих македонских царей Филиппа и Александра; соратников этого последнего, его преемников-диадохов, поделивших созданную им империю, – Пердикки, Птолемея Лагида, Антигона и Деметрия, Лисимаха и Селевка; наконец, властителей следующего поколения, так называемых эпигонов, завершивших оформление новых греко-македонских территориальных государств, – Птолемея Филадельфа, Антигона Гоната и др. «История эллинизма» Дройзена – произведение глубоко концептуальное. О центральной проникающей его политической идее, заключающейся в обосновании прогрессивного значения государственной деятельности македонских царей Филиппа и Александра, своею волею поднявших греческий мир на новую историческую ступень, по существу, уже было сказано. Теперь, однако, надо обратить внимание на тенденциозные последствия этого тезиса – на преклонение немецкого историка перед политическим творчеством царей – «объединителей» Филиппа и Александра и соответственное умаление деятельности их противников, в первую очередь великого защитника греческой свободы и демократии – афинского оратора Демосфена, которого историк осуждает за историческую слепоту и противодействие прогрессу. Между тем беспристрастному, непредубежденному наблюдателю того, что происходило в греческом мире в середине и второй половине IV в. до н.э. по инициативе македонских царей, ясно будет все несовершенство объединительной политики этих последних, озабоченных не столько созданием на Балканах нового, поистине конструктивного, федеративного единства, сколько достижением собственных державных целей. Как бы ни обстояло дело с оценкою политики македонских царей на Балканах, нельзя отказать Дройзену в широте взгляда и исторической проницательности, с которыми он судит о более общем, всемирно-историческом значении рассматриваемой им эпохи древней истории. Начать с того, что он дал этой эпохе емкое определение эллинизма (напомним, что самоназванием греков было и остается слово «эллины»), под которым при первом приближении он понимал «распространение греческого господства и образованности среди отживших культурных народов (Востока)». Однако в более широкой исторической перспективе содержание эллинизма понималось им как сложное взаимодействие западного и восточного миров, как плодотворное взаимопроникновение различных по происхождению культур и религий, короче говоря, как синтез эллинского, греческого, и восточного начал, итогом которого должно было стать возникновение новой мировой религии и культуры – христианства. Дройзену не удалось в полной мере выполнить поставленную задачу: историю эллинизма он представил преимущественно в ее внешней, политической форме; до обстоятельного, полнокровного описания только что обозначенного культурного процесса дело так и не дошло. Да и собственно политический обзор эллинистического времени оказался доведен лишь до 220 г. до н.э. – до начала активного вмешательства в дела греков Римской державы; вся последующая история эллинизма (вплоть до подчинения римлянами в 30 г. до н.э. последнего эллинистического государства – птолемеевского Египта), история, столь богатая политическими переменами и коллизиями, а главное, столь плодотворная в плане интересовавшего историка культурного синтеза, осталась за пределами его внимания. Но и то, что было сделано, поражает своею масштабностью. Во всяком случае, в том, что касается политической истории раннего и зрелого эллинизма, труд Дройзена и по объему, и по основательности представленной реконструкции до сих пор не знает себе равных. В заключение заметим, что переиздаваемый теперь русский перевод «Истории эллинизма» Дройзена был выполнен с французской авторизованной версии (с рядом исправлений и дополнений автора), опубликованной в Париже в 1883–1885 гг. под редакцией известного впоследствии историка эллинизма А. Буше-Леклерка, и, таким образом, представляет самостоятельную научную ценность даже в сравнении с немецкими изданиями. Текст перевода был заново выверен и исправлен сотрудником кафедры античной истории Санкт-Петербургского государственного университета М. В. Белкиным. Особенно много исправлений было внесено в изобилующие греческими и латинскими цитатами примечания, которые в настоящем издании полностью сохранены. Тексту «Истории эллинизма» Дройзена предпослан очерк жизни и деятельности выдающегося историка, составленный современным немецким антиковедом К. Кристом и переведенный на русский язык ответственным редактором издания. Доктор исторических наук, профессор Э. Д. Фролов Карл Крист

Иоганн Густав Дройзен (1808–1884)

Автор: 
Крист Карл
Переводчик: 
Фролов Э.Д.

Карл Крист (из книги: Christ Karl. Von Gibbon zu Rostovtzeff. Leben und Werk fuhrender Althistoriker der Neuzeit. Darmstadt, 1972)
Перевод статьи сделан Э. Д. Фроловым.

Греческий идеал в немецкой классической филологии в духе Винкельмана и Гумбольдта, как известно, достигает кульминации в апофеозе свободной Греции. Оценки вроде той, что дал Вильгельм фон Гумбольдт, а именно, что "греческий дух, привитый на немецкую почву, проложил русло, по которому человечество могло без остановки идти вперед", [1] исключает любое соответствующее истине историческое понимание тех сил, которые в IV в. до P. X. подчинили мир греческих городов и включили его в более крупную историческую формацию. Между тем к защите греческих ценностей добавилось под влиянием современных потрясений, вызванных Наполеоном, историческое оправдание греческой свободы. Оно привело к отождествлению немцами собственного дела с борьбой Демосфена против Филиппа II Македонского. Характерным для духовного развития Европы в начале XIX в. было то, что Б. Г. Нибур в 1805 г. опубликовал анонимно перевод первой "Филиппики" Демосфена и посвятил этот перевод русскому царю Александру.
Общее понимание греческой истории, данное Гегелем в его "Философии истории" (в лекциях 20-х годов XIX в.), несмотря на широкий исторический контекст, в который оно заключено, является показательным для тогдашнего общего суждения о послеклассической эпохе греческой истории. Эта эпоха - "период разложения и упадка", в конце которого стоит встреча с Римом, "позднейшим орудием мировой истории". [2] Содержание этой эпохи, которую Гегель очерчивает временем македонского господства и характеризует как упадок греческого духа, оценивается весьма негативно. На долю Филиппа II и здесь тоже выпадают обычные упреки в мелочности, упрямстве, насилии, политическом обмане; лишь Александр исключается из этого общего обвинительного вердикта. Его краткая характеристика оказывается даже на удивление положительной. Гегель говорит о том, что в нем не только соединялись полководческий гений, несравненное мужество и величайшая храбрость, но что все эти качества еще более возвышались благодаря прекрасной человечности и индивидуальности. [3] Однако время диадохов интересовало Гегеля уже меньше; то, что было в нем интересного, касалось, по его мнению, не истории государств, а судеб великих личностей.
Решительную перемену в оценке Александра Великого и следующих за ним столетий произвел впервые лишь Иоганн Густав Дройзен. Он родился 5 июля 1808 г. в Трептове (в Померании) в семье гарнизонного проповедника. Юноша сам пережил движение освободительных войн, бессилие и последовавшее возрождение Пруссии; в доме своего отца он видел Блюхера и Неттельбека, защитника Кольберга, а в 1813 г. в Штеттине непосредственно наблюдал приливы и отливы тогдашней борьбы. Он рано познал как возбуждение, так и горести этой войны. Впрочем, семья Дройзенов испытала и более непосредственный сильный удар: отец, который столь же мало щадил себя в качестве пылкого патриота, как и на поприще духовника, хотя и получил в 1814 г. назначение в суперинтенданты и на пост первого пастора (pastor primarius) Трептова, однако два года спустя умер, и его смерть привела семью к нищете. Мать Дройзена со своими пятью детьми должна была освободить казенную квартиру в прекрасном Элефантхаузе и заботиться о пропитании своих детей шитьем, штопкой и вязанием.
Лишь с помощью пожертвований со стороны друзей отца Иоганн Густав смог посещать гимназию Св. Марии в Штеттине, а позднее начать занятия в Берлине. Уже гимназистом он был вынужден опробовать свои силы в качестве школьного наставника, с тем чтобы за счет дополнительных уроков пополнить тощий кошелек семьи. Однако тогда же благодаря превосходному учителю греческого языка познакомился он с Демосфеном и Софоклом и даже отважился на стихотворный перевод Софок-ловой "Антигоны".
В 1826 г. Дройзен продолжил свое образование в Берлинском университете, где сильнейшее влияние на него оказали Август Бек и Гегель. [4] Поначалу ему было трудно войти в эту новую жизнь. Многими чертами его письма тех лет напоминают о первых годах Винкельмана: "Я здесь один, чужой среди чужих, ограниченный общением с самим собой и моими мертвыми друзьями - возвышенными и почтенными древними авторами". [5] Положение Дройзена ухудшилось еще более, когда в 1828 г. умерла также и его мать, и он более чем когда-либо должен был полагаться на собственный дополнительный заработок частного учителя. Бек сосватал ему в 1829 г. знаменитого ученика - Феликса Мендельсона-Бартольди, который был почти тех же лет. Теперь Дройзен вступил в более свободный и широкий мир. "Они живут, как могут жить люди в раю", - писал он своей сестре Матильде. [6]
Тесные связи, установившиеся между молодыми людьми, доказываются их перепиской; кроме того, Мендельсон переложил на музыку некоторые стихи Дройзена. Впрочем, он и сам обладал натурой в высшей степени музыкальной; в литературе часто уже указывали на то, какое яркое подтверждение этому доставляют его язык, его стиль и художественные зарисовки. Благодаря связи с Мендельсоном его вкус к музыке и поэзии несомненно получил дополнительное глубокое развитие. Одновременно благодаря кружку берлинских друзей, сложившемуся тем временем вокруг него, он испытал новые воздействия, в частности со стороны Морица Файта и художника Эдуарда Бендеманна.
В то время как Дройзен работал преподавателем в знаменитой "Серой обителе", известной берлинской гимназии, в печати появились его первые труды: опубликованный в 1832 г. перевод трагедий Эсхила, за которым, в 1835-1838 гг. последовал трехтомный перевод комедий Аристофана. В обоих случаях мы сталкиваемся с произведениями высокого уровня, большой языковой силы и изобразительности. Впрочем, и в том и в другом случае речь идет скорее о свободном переложении, нежели о дословном переводе. Бесспорно, однако, что в обоих случаях Дройзен сумел поставить переводимые им драмы на подлинную историческую основу.
Дело в том, что он давно уже обратился к собственно историческим темам. Уже в 1829 г. он опубликовал в "Рейнском музее" статью о "греческих записях на пяти египетских папирусах в Берлине". [7] В 1831 г. он получил ученую степень за работу об империи Лагидов при Птолемее VI, [8] а с 1833 г. начал работать в качестве приват-доцента по древней истории и классической филологии в Берлинском университете. Наконец, в том же 1833 г. молодой ученый, которому было всего лишь 25 лет, издал свою ставшую знаменитой "Историю Александра Великого", которая открыла новую главу в истории науки об античности. Этот стремительно нараставший поток произведений рождался при чрезвычайно больших житейских трудностях. Даже когда Дройзен в 1835 г. стал, наконец, экстраординарным профессором в Берлинском университете, ему приходилось наряду с 10 часами недельной нагрузки в университете еще давать 20 часов уроков в гимназии.
Для историописания Дройзена наряду с уже названными естественными предпосылками, такими как тесная связь с классическим образованием и ярко выраженная музыкальность, надо принять во внимание еще его происхождение из семьи протестантского проповедника, решительный прусский патриотизм, наложившие сильнейший отпечаток на его натуру. Однако протестантизм Дройзена никоим образом не был узким или ортодоксальным, и потому будет более правильным вместе с Фридрихом Майнеке говорить об определении творческого духа Дройзена полярным противоположением между "универсальным мировым воззрением и национально-государственным идеалом". [9]
Новая оценка Александра Великого и последующих столетий покоится у Дройзена на сочетании ярко выраженных личных, религиозных и политических установок, которые запечатлела его переписка тех лет. Общее личное суждение его об историческом процессе можно обозначить как признание за историческим прогрессом активного, решающего начала. В 1834 г. Дройзен писал об этом известному филологу Велькеру: "Вы уже знаете, что я являюсь поклонником движения и прогресса; моей страстью является Цезарь, а не Катон, равно как Александр, а не Демосфен. Я готов признать все добродетели, нравственность и личную порядочность за людьми старой традиции, но дух времени был не за ними. Ни Катон, ни Демосфен не понимали своего времени, не постигали развития, неудержимого движения вперед, и историк, как я думаю, обязан избрать этот дух времени в качестве главной точки, чтобы оттуда обозревать все остальное, поскольку оно концентрируется в этом начале". [10]
Это признание движения и прогресса соединялось у Дройзена с религиозным убеждением, что Бог, как он писал об этом неизвестному адресату в 1836 г., "ни в какое время не остается без свидетельства своей воли" и что "столетия, подготовлявшие место для его милости и откровения, должны содержать нечто большее, чем упадок, грехи и безбожие". [11] И так как возникновение христианства было для Дройзена поворотным пунктом человеческой истории, то он определял историю времени после Александра как движение в эту сторону и этим дал названному историческому периоду новое освещение.
К указанным общеисторическим и религиозным суждениям добавлялась еще одна особенная политическая установка, которую Фридрих Майнеке обозначил как "оправдание монархо-милитаристского принципа". Нет никакого сомнения в том, что читатели Дройзеновой "Истории Александра Великого" в неприкрытом осуждении убогого, обанкротившегося мира крошечных греческих государств и в возвеличении македонской военной державы легко обнаруживали отражение испытаний и надежд их собственной действительности. Впрочем, аналогия между объединением Греции, осуществленным благодаря Филиппу II, и объединением Германии благодаря усилиям Пруссии еще сильнее была подчеркнута во втором издании книги об Александре, вышедшем в 1877 г. Как бы то ни было, теперь, после исследований Арнальдо Момильяно, [12] надо признать, что уподобление Прусского государства Македонии не было открытием Дройзена. Уже в 1758 г., во времена союза между Англией и Пруссией, в предисловии к своей истории жизни и правления Филиппа II Томас Леланд сделал признание, что, когда он писал о Филиппе, он думал о Фридрихе Великом. А в 1789 г. Джон Джиллиес, наоборот, рассмотрение правления Фридриха II дополнил параллелью с Филиппом II Македонским.
Вот из этих трех моментов и родились у Дройзена новая оценка Александра Великого и определение эллинизма. Книга об Александре Великом открывалась в первом издании 1833 г. почти что гимном в его честь и ясно показывала уже в самом начале, с каким религиозным энтузиазмом и в каком именно духе она была написана: "Немногие люди и немногие народы получают право на более высокую судьбу, чем просто существование, на большее бессмертие, чем временное прозябание, чем ничтожность обычной человеческой души. Призваны бывают все, но только тем, которых история избирает творцами своих побед, орудиями своих помыслов, дает она бессмертие истинной славы и назначение в сумерках вечного становления сиять, подобно одиноким звездам. Тот, чья жизнь устремляется ввысь над пустым прозябанием данного момента, тому отказано в мирном существовании и наслаждении настоящим, и на нем почиет судьба будущего; его дело становится его пристанищем, его надежда - заботой и неусыпным трудом ради цели, которой он достигает лишь со своей смертью; и даже покой его могилы нарушают буйные распри из-за оружия почившего героя и новая неукротимая борьба пробужденных народов. Так, волна за волной прорывается хаос человеческой истории; дух божий веет над водами; свершается вечное становление, творение без субботнего отдыха".
За этими вводными предложениями следует поразительное утверждение, что "уже первый день истории разделил народы Запада и Востока для вечной вражды и вечного же стремления к примирению". В этот процесс включена и деятельность "юного героя". А завершается введение следующим заявлением: "Все ту же борьбу неустанно повторяют столетия за столетиями; все тот же страх гонит народы Азии на Запад, все то же стремление направляет страны Запада к Святому Гробу, к сокровищам Голконды, к исчезнувшему золоту Алтая; во всеоружии силы и хитрости, дикости и образования, веры и знания, массы и мысли подходят к барьеру все новые и новые народы, и лишь пределы их силы отличают их. Уже гнездится Азия в сердце Европы, уже Европа взламывает ворота глубинной Азии, - и кто может угадать будущее? Но однажды если будет решена последняя развязанная с Запада и Востока борьба, тогда снова наступит начальный покой и молчание, и история устремится по новому пути".
Разумеется, Дройзен сам не выдержал в дальнейшем своем повествовании чрезмерный пафос этого введения. Тем не менее вся работа в целом послужила апофеозу Александра, что навлекло на Дройзена справедливое нарекание в отсутствии критики и почти заставило забыть, что эта книга возникла в результате самой обстоятельной работы с источниками. Когда сорок лет спустя, в 1877 г., Дройзен издал своего "Александра" вторым изданием, этот труд выглядел существенно иначе. Преувеличение было снято, общая историческая рефлексия, которая в первом издании развертывалась с безмерной полнотой, отступила теперь на задний план. Более справедлив был Дройзен теперь и в оценке противодействий и самих противников Александра. Вводный гимн был зачеркнут, вместо него книга открывалась во втором издании кратким, но ставшим знаменитым высказыванием: "Имя Александра означает конец одной всемирной эпохи и начало новой".
Как это ни парадоксально, но надо заметить, что уже с самого начала Дройзену больше было дела до этой новой эпохи, нежели до Александра, который как будто дал ей лишь начальный толчок. [13] Тем самым мы подходим к дройзеновскому определению эллинизма. Уже в начале 30-х годов XIX в. Дройзен был занят проблемами птолемеевского Египта, и уже в 1830 г. в письме к Гейдеманну он выражал намерение написать историю времени после Александра (Hellenika meta tous peri А1ехапс1гоп), [14] другими словами, историю того времени, когда, по-видимому, птолеме-евский Египет должен был занять господствующее положение. Мотив, побуждавший его к этому, обнаруживается уже в одном из тезисов к докторской диссертации, которую он защитил в 1831 г. [15] Это было положение о том, что греческая религия ближе стояла к христианству, чем иудейская, и поэтому время после Александра интересовало Дройзена именно ввиду такой перспективы. Иными словами, он не рассматривал более эти столетия с позиции классической Греции, но становился на почву культуры, сформированной как греческими, так и восточными силами, - культуры, которую он называл эллинизмом и которую он, по существу, с самого начала связывал с возникновением христианства.
Этот взгляд также в своей основе не был оригинальным, ибо уже у Гердера встречается положение, значение которого было оценено лишь позднее, но которое в зародыше уже заключает всю программу Дройзена. Оно гласит: "Мы заметили, что эллинизм, т. е. более свободный, смешанный уже с понятиями других народов образ мышления иудеев, пролагал путь к возникновению христианства". [16] С этой точки зрения примечательным было то, что Дройзен при выборе и истолковании своего ключевого понятия эллинизма исходил, подобно Гердеру, из недоразумения, разделявшегося современными ему филологами и теологами. Так как понятие Hellenistai в "Деяниях апостолов" (6, 1) противопоставлено понятию Hebraioi, то в то время держались мнения, что словом Hellenistai обозначались те, кто говорил на смешанном языке - что-то между греческим и еврейским, и что вследствие этого греческий язык Нового Завета, проникнутый еврейскими элементами, может обозначаться как эллинистический. Вслед за этой первой принципиальной ошибкой Дройзен перенес явление смешения с языковой области на всю сферу культуры, причем одновременно зона, противоположная греческой, была расширена с еврейского на весь восточный ареал.
Между тем давно установлено, [17] что сами греки первоначально под словами hellenizein и hellenismos понимали нечто совсем другое. Глагол hellenizein в основном своем значении означал просто "говорить по-гречески", и это сразу исключает какое-либо смешение чужого элемента с греческим. У Аристотеля значение этого слова еще более заострено, означая "говорить на чисто греческом языке", и подчеркивает отличие, во-первых, от негреческого языка, а во-вторых, от нечисто греческой речи, т. е. означает говорить на собственно греческом наречии. Историко-языковое развитие, которое здесь можно уловить, позднее вылилось в так называемый аттицизм, который возвел аттическую речь в ранг чисто греческой и тем самым практически узурпировал традицию hellenismos в том смысле, как его понимал Аристотель.
Дальнейшая судьба исторического понятия "эллинизм" определяется не только изначальным недоразумением, за которое Дройзен, как было сказано, лично не может нести ответственности, но также и переменой значения этого понятия у самого Дройзена. Этот термин встречается у него впервые в одном из писем 1831 г. в историко-религиозной -связи. [18] Там он просто отождествлен с явлением антропоморфизма и, стало быть, мало что говорит о позднейшем своем употреблении. В "Александре" (1833 г.) слова "эллинистический" и "эллинский" во многих местах употребляются как простые синонимы. Там, где понятие эллинизма употреблено в смысле переноса греческого элемента на чужое, оно (это понятие) не расстается со своим греческим качеством. В противоположность этому, мы бы сказали, упрощенному, сугубо греческому восприятию эллинизма в книге об Александре, во введении к позднейшей "Истории эллинизма" (1836-1843 гг.) сильнее уже подчеркнут вклад отдельных восточных народов: сколь много культур соединялось с греческой, столь много видов и эллинизма является на поверхность. В отношении эллинизма речь теперь идет в принципе не столько о переносе греческихужл и форм на чужую почву, сколько о результате многоразличного обменного процесса.
Р. Лакёр, проследивший развитие этого исторического понятия у Дройзена, свел его к тому положению, что дройзеновский эллинизм в его "Истории эллинизма" более ориентализирован, чем в книге об Александре. [19]
Согласно взгляду Дройзена, этот процесс открыл поход Александра, хотя он сам признает, что по смерти Александра Великого поначалу, в течение примерно трех десятилетий, началось обратное движение и что процесс культурного обмена получил полное развитие лишь позднее. Исполнение первоначального замысла "Истории эллинизма", как это виделось Дройзену, т. е. истории направленного на возникновение христианства обмена культур, потребовало бы обработку исторического процесса начиная с Александра, по крайней мере, до времени Августа. До этого, однако, дело не дошло по причинам как внешнего, так и внутреннего порядка. В появившемся в 1836 г. первом томе "Истории эллинизма" Дройзен обрисовал время диадохов вплоть до 277 г., в опубликованном в 1843 г. втором томе - время эпигонов до 220 г., но он так и не продолжил своего исторического обзора за эти пределы.
Внешняя причина этого заключалась в приглашении Дройзена на историческую кафедру в Киль, что с 1840 г. столкнуло его с совершенно новыми задачами и проблемами. Дройзен отвернулся теперь, как он писал, от глупой, обветшавшей древности. [20] Он был вовлечен в политические завихрения борьбы с Данией и. таким образом, оказался в русле новой истории. В 1846 г. он опубликовал свои лекции об освободительных войнах, в 1851/52 г. - трехтомную биографию Йорка и, наконец, до своей смерти в 1884 г. - 14 томов "Истории прусской политики", доведенной до 1756 г. В этом ряду больших исторических трудов появившееся в 1877/78 г. второе издание "Истории эллинизма", насчитывавшей теперь три тома, поскольку она включила в себя и историю Александра Великого, представляло как бы возврат к начальным временам. Даже и теперь Дройзен не расширил своего изложения, однако во многих местах, как было уже показано на примере Александра Великого, были расставлены новые акценты. В первом издании сильнее выступала историко-религиозная струя. Так, во введении к тому, опубликованному в 1843 г., говорится: "Самое большее, чего смогла достичь древность собственными силами, было падение язычества". Очевидно, что процесс взаимного смешения и проникновения религиозных форм, который мы привыкли обозначать как синкретизм и который сам Дройзен именовал теокрасией, был подчеркнут им как своего рода предуготовление христианства. Во втором издании, в котором прежняя оценка столетий после Александра сохранила, в принципе, свою силу, напротив того, гораздо сильнее была подчеркнута неразрывная связь эллинистического развития с македонской монархией Филиппа II и Александра Великого. Для собственно Греции было подчеркнуто значение объединения под македонской гегемонией, а на Востоке была высоко оценена роль нового государственного комплекса, сложившегося под македонским началом на территории древней Персидской державы, а также явившаяся результатом этого новая система политического равновесия.
О существенных предпосылках этой перемены центра тяжести речь уже шла выше. Но, возможно, еще более важным по своим последствиям было то, что "История эллинизма" Дройзена даже и теперь осталась как бы открытой и незавершенной. Поскольку он сам, по его собственным словам, мог заниматься лишь теми личностями и периодами, которые его интересовали в наибольшей степени, позднейшие явления в эллинистической культуре, в особенности ее отношения с Римом, оказались вне поля его зрения. Ему было важно высказать общий принципиальный взгляд, но именно поэтому его трактовка эллинизма по существу осталась в таком состоянии, которое делает возможным и даже требует дальнейшего развития.
В своем понимании эллинизма Дройзен распространил явление смешения греческих и восточных начал с языковой сферы на всю культуру, и это более широко понятое состояние сделал уже знаком целой эпохи, превратив его, таким образом, в понятие некоего хронологического единства. Эллинизм мог теперь обозначать то временное пространство, в котором происходило явление означенного смешения; иными словами, это понятие стало теперь обозначением временных рамок как послеклассической греческой истории, так и восточной истории после разрушения Персидской державы. И эта концепция может быть еще более расширена, если шире охватить элементы смешения, т. е. если на место Востока поставить вообще все негреческое. С этой точки зрения понятие эллинизма может быть употреблено далее для обозначения распространения и смешения греческой культуры с местными элементами также и в Западном Средиземноморье, о чем, впрочем, сам Дройзен никогда и не помышлял. Более того, в конечном счете вся римская история и культура могли бы быть подведены под такое понятие эллинизма.
Эти и другие такого же рода расширения понятия эллинизма и в самом деле были предложены в последовавшее за Дройзеном время. Вообще в новейшее время разрабатывались разные концепции эллинизма. Так, Юлиус Кэрст (1857-1930), вновь целиком отталкиваясь от греческой почвы и от явлений греческого духа, представил свое видение эллинизма. [21] Для Кэрста главной задачей было изучение вопроса, каким путем греческий полис был подготовлен и, так сказать, внутренне созрел для эллинистической универсальной империи. В связи с этим Кэрст прослеживал идейно-исторические и религиозные предпосылки эллинистического времени в идеологии греков позднеклассического времени. В несравненно более сильной степени, чем Дройзен, осветил он духовную предысторию времени Александра начиная с софистики, между тем как обзор собственно политической истории он довел лишь до 301 г. Совершенно из иных видов источников и идейных установок исходил, в свою очередь, Михаил Иванович Ростовцев, творец опубликованной на английском языке фундаментальной "Социально-экономической истории эллинистического мира" (1941 г.). [22]
Новое определение целой эпохи таким образом, как это сделал Дройзен в случае с эллинизмом, навсегда останется одним из самых значительных свершений в исторической науке. Мастерство в истолковании целого исторического периода с универсальной точки зрения и в сведении различных исторических звеньев к одной "основной политической мысли" [23] проявлено Дройзеном также и в лекциях об освободительных войнах и в "Истории прусской политики", хотя воздействие, исходившее от развитых здесь идей, оказалось менее значительным, чем то смелое видение эллинизма, которое было им предложено в молодые годы. Вообще, как бы страстно он ни предавался изучению политических проблем современности и стоявших в связи с этим новейших историографических задач, греки снова и снова, по его собственным словам, сваливались ему на шею. [24] Как в Киле, так и в Йене (с 1851 г.), и в Берлине (с 1859 г.) он регулярно читал лекции по древней истории. В своих семинарах он также предлагал к обсуждению темы древней истории, и уже в старости, в последние свои берлинские годы, сам представил ряд специальных этюдов по истории древнего мира, и в частности по античной нумизматике, значение которой для изучения эллинистической эпохи он сумел распознать очень рано. [25]
Научная работа в области классической древности воодушевляла Дройзена в пору самых тяжких жизненных испытаний. [26] Вообще для работы историка, по его представлению, изучение и знание античного периода является фундаментальной предпосылкой. [27] Он и сам впервые сформировался как историк именно в занятиях античностью. Здесь он сформулировал свое представление об отношении между источником и фактом и рано приблизился к тем методологическим проблемам, которые позднее, под влиянием новых духовных и политических импульсов, получили завершающую обработку в его труде "Historik" - этой подлинной жемчужине теоретического историописания. [28]
Ученик столпа "реальной филологии" Августа Бёка, Дройзен уже в первых своих лекциях решительно выступил против притязаний чистой филологии: "Привилегия гуманистических штудий поколеблена, время филологии прошло; филологи более не могут выступать как единственные истолкователи классической древности". Он рассматривал как шаг вперед по сравнению с филологическим идолопоклонством и прихотью то, что древность теперь "может быть понята и оценена в полном своем историческом значении". [29] Но точно так же для Дройзена было характерно и то, что он с самого начала выступал против переоценки критической работы с источниками, как это делалось в школе Леопольда Ранке, равно как и против развивавшегося увлечения большими научными предприятиями, хотя он сам в качестве одного из создателей современных исторических семинаров в Германии сильнее и строже, чем кто-либо другой, обучал работе с историческими источниками и содействовал, так сказать, техническому вооружению историка.
Уже в 183? г. в письме к Пертесу Дройзен высказывал резкие, полемически заостренные суждения: "Истинная реальность заключается не в источниках... Необходима более высокая точка зрения, чем простая критика источников, и правильность излагаемых фактов всегда прекрасна". [30] Как дела становятся историей - вот что волновало его. За три года до смерти в письме к Баумгартену с благодарностью за его "Слейдана" он с потрясающей выразительностью формулирует свое убеждение: "В способе и в направлении, которое постепенно принимают у нас исторические занятия, я вижу опасность, потому что за чистой методикой, вундеркиндством и самое себя отражающей и воспроизводящей ученой виртуозностью мы забываем и теряем существо дела, становление, созидание и творения нравственного порядка, за отдельными деревьями, кустами, ежевикой, папоротником и грибами более не видим леса и не замечаем лесного воздуха и лесной тишины, с помощью которых душа человеческая возвышается и успокаивается. Я сам с юных моих лет всегда был в достаточной степени филологом, чтобы при желании начать копаться в мелочах и их, так сказать, критически вынюхивать; однако не следует думать, что средства являются целью и что орудие, одно среди множества, является сутью, которая будет воссоздана таким образом. На многих экзаменах, которые мне приходится принимать, я вижу все более и более, как наша молодежь при всем своем образовании становится все более тощей и при всей методике - все более пустопорожней, а кто достигает успеха, тот превращается в мастерового, в фабричного рабочего для участия в издании всякого рода памятников, документов и т. п. Конечно, одновременно со все более формирующимся методом создается поощрение для больших научных предприятий и сводных изданий, но этим не доставляется обучающемуся ни внутреннего напряжения, ни духовного подъема, ни творческой мысли. Урон от этого несут прежде всего наши школы, подрастающая молодежь, будущее нации". [31]
Решение Дройзена содействовать прояснению методов и теории истории никоим образом не происходило лишь из абстрактного историко-философского интереса, хотя влияние Гегеля на него было, вероятно, более сильным, чем он мог бы в том признаться. Но решающий толчок дали ему в этом направлении общая духовная атмосфера того времени и особенно возмущение положением в Йене: "Я здесь прямо-таки на ножах с самым пагубным из всех направлений - радикально-материалистическим, которое старается превратить для нас историю, нравственность, философию и самого Бога в дрянную рутину плодосменного хозяйства, каким стало теперь все надутое естествознание. Горе нам и нашей немецкой натуре, если это политическое убожество, в котором высохла и загнила Франция после 1789 г., это вавилонское смешение низкого счетоводства и сволочной мелочности внедрятся еще глубже Б уже испорченную породу. Тот грубый позитивизм, которому предаются в Берлине, лелеет, как в теплице, эту революцию в духовной жизни; не хватает лишь, чтобы систематическое лицемерие и оглупление, стояшие теперь у руля, привили отчаяние в глубинной силе и священстве идей. Знает Бог, перед какой большой и гордой задачей снова стоят наши университеты!" [32]
Дройзен был убежден в том, что "сокровенная сила" науки истории исполнена "этического свойства". [33] Отсюда также становится понятной нараставшая в нем неприязнь против Ранке. [34] Как он объяснял в письме к О. Буше-Леклерку, его труд "Historik" как раз и должен был доказать, что "его способ понимания истории происходит не только из сиюминутных мнений или тенденций, но, по крайней мере, ищет связи с теми последними великими вопросами, которые волнуют и облагораживают человеческую душу. Простое скептическое пожатие плеч или la morale courante (ходячую мораль) я охотно и без колебаний оставляю тому, кто находит в этом удовольствие". [35] Отсюда находит свое объяснение его ненависть к "надутому ничто", равно как и его возбуждающее и полемически заостренное суждение: "Для занятий историей надо иметь сердце". [36]

[1] См. письмо Вильгельма фон Гумбольдта к Швейдхойзеру, цитируемое у А. Момильяно (Momigliano А. Genesi storica е funzione attuale del concetto di Ellenismo // Contribute alia storia degli studi classici. Roma, 1955. P. 172).
[2] Hegel G. W. Fr. Vorlesungen iiber die Philosophic der Geschichte. Stuttgart, 1961. S. 321.
[3] 1bid. S. 382.
[4] О влиянии Гегеля на Дройзена подробнее см.: Bravo В. Hegelianisme et recheche historique dans I'oeuvre de G. J. Droysen // Antiquitas Graeco–Romana et tempora nostra. Praha, 1968. P. 151 ff.
[5] См. письмо Дройзена к своей старшей сестре от 13 VI 1826, цитируемое в книге сына историка – Густава Дройзена (Droysen G. Iohann Gustav Droysen. Bd I. Leipzig, 1910. S. 51).
[6] Ibid. S. 58.
[7] Rheinisches Museum. Bd III. 1829, S. 491–541. Позднее перепечатана в кн.: Droysen I. G. Kleine Schriften zur Alten Geschichte / Hrsg. von R. Hubner. Bd I. Leipzig, 1893. S. 1–39.
[8] Перепечатка: Droysen I. G. Kleine Schriften… Bd II. 1894. S. 354^t32.
[9] Meinecke Fr. I. G. Droysen. Sein Briefwechsel und seine Geschichtsschreibung // Historische Zeitschrift. Bd 141. 1930. S. 249–287.
[10] Droysen 1. G. Briefwechsel / Hrsg. von R. Hubner. Bd I. 1929. S. 66 f.
[11] Ibid. S. 108.
[12] Momigliano A. 1) Genesi storica e funzione attuale del concetto di Ellenismo // Contributo alia storia degli studi classici. Roma, 1955. P. 165–193; 2) Per il centenario dell' Alessandro Magno di I. G. Droysen // Ibid. P. 263–273.
[13] Droysen С. Op. cit. S. 101.
[14] Droysen l. G. Briefwechsel. Bd I. S. 24.
[15] См.: Droysen G. Op. cit. S. 69. Тезис гласил: «Α doctrina Christiana Graecorum quam Iudaeorum religio propius abest» («Греческая религия ближе стоит к христианскому учению, чем иудейская»).
[16] Herder I. G. Werke. Bd XIV. S. 318.
[17] Laqueur R. Hellenismus. Giessener Rektoratsrede, 1925. Ср. также работы А. Момильяно (помимо указанных в прим. 12): Momigliano Α. I) I. G. Droysen between Greeks and Jews // History and Theory. Vol. IX. 1970. P. 139–153; 2) Introduzione all' Ellenismo // Rivista Storica Italiana. 1970. Anno 82. P. 781–799 (лучшее введение ко всей этой проблеме).
[18] Droysen I. G. Briefwechsel. Bd I. S. 40.
[19] Laqueur R. Op. cit. S. 22.
[20] См. письмо Дройзена к А. Гейдемапиу от 14 VIII 1841 (Droysen 1. G. Briefwechsel. Bd I. S. 195).
[21] Kaerst J. Geschichte des Hellenismus. Bd I–II. Leipzig; Berlin, 1926–1927.
[22] Rostovtzeff Μ. The Social and Economic History of the Hellenistic World. Vol. I–III. Oxford, 1941.
[23] По словам В. Арндта, в письме к Дройзену от 31 X 1855 (Droysen I. С. Briefwechsel. Bd II. S. 368).
[24] См. письмо Дройзена к ею сыну Густаву от 6 IV 1883 (Droysen I. G. Briefwechsel. Bd II. S. 957).
[25] Статьи тех лет см. в кн.: Droysen I. G: Kleine Schriften… Bd II. 1894. S. 285 ff. По поводу нумизматики ср. высказывания Дройзена в письмах к Фр. Велькеру от 2 VII 1836 и к неизвестному лицу от 9 XI 1836 (Droysen I. G. Briefwechsel. Bd I. S. 90,118).
[26] См. письмо Дройзена к А. Гейдеманну от 31 V 1845 (Droysen 1. G. Briefwechsel. Bd I. S. 313).
[27] Так, в письме к В. Арндту от 10 III 1858 он писал но поводу работ Г. фон Зибеля: «К сожалению, ему, как и всей школе Ранке, недостает знания античного мира и, возможно, потребности или способности к большому всемирноисторическому взгляду, который нельзя приобрести без Исайи и Эсхила, без Аристотеля и Августина». – Впрочем, как было показано Г. Фрейтагом, это не может относиться к самому Ранке (Freilug G. Leopold von Ranke und die Romische Geschichte: Diss. Marburg, 1961).
[28] Droysen I. G. Historik–Vorlesungen iiber En/. yklopadie und Methodologie der Geschichte / Hrsg. Von R. Hubner. 6. Aufl. 1971.
[29] Droysen G. Op. cit. S. 91.
[30] См. письмо к Φρ. Пертесу от 8 II 1837 (Droysen I. G. Briefwechsel. Bd I. S. 119).
[31] Письмо κ Φρ. Баумгартену от 11 III 1881 (Droysen I. G. Briefwechsel. Bd II. S. 942).
[32] Письмо к М. Дуикеру от 17 VII 1852 (Droysen I. G. Briefwechsel. Bd II. S. 120).
[33] Письмо к Г. фон Зибелю от 5 VIII 1853 (Droysen I. G. Briefwechsel. Bd II. S. 169).
[34] В письме к В. Арндту от 17 XI 1855 (Droysen 1. G. Briefwechsel. Bd II. S. 374) Дройзен характеризует цели, которые он ставил себе как историк, в прямой и открытой конфронтации с Ранке: «Он (Ранке) со всей ею трусливой интеллигентностью принадлежит как раз к современному берлинскому сброду; в нем пет и следа нравственной ярости, возвышенности убеждений; и отсюда проистекает то, что, когда кто–либо прочтет em кишу, он чувствует, что стал умнее, но не лучше, и он заканчивает это занятие не с новым благим порывом или радостным выпрямлением взгляда и спины, а всего лишь с изумлением перед такой массой ума, знания и искусства. Этим я только обозначаю тебе, что я представляю себе как лучшее, как правильное, а достигаю ли этою я сам – это уже другой вопрос. В устной речи мне это более удается, и это – причина того, что я смог кое–чего достичь на кафедре: здесь есть и нужное мгновение, и ощущаемая тобой реакция слушателей, и рост их возбуждения. Тьфу, как много я говорю о себе! Прости меня».
[35] Письмо к О. Буше–Леклерку от 10 V 1880 (Droysen 1. G. Briefwechsel. Bd II. S. 960).
[36] Droysen I. G. Briefwechsel. Bd II. S. 374.

Книга Первая

Глава Первая

Предмет сочинения. - Ход развития Греции. - Царь Филипп и его политика. - Коринфский союз 338 года. - Персидское царство до Дария III

Во всемирной истории имя Александра знаменует собою конец одного периода и начало новой эры.
Двухсотлетнюю борьбу эллинов с персами, первое, известное истории, серьезное столкновение Запада с Востоком, Александр заканчивает уничтожением персидского царства, завоеваниями, доходившими до африканской пустыни и простиравшимися за Яксарт и Инд, и распространением греческого господства и образованности среди отживших культурных народов, т. е. началом эллинизма.
История не знает другого столь изумительного по своему характеру события; никогда, ни раньше, ни после, такому небольшому народу не удавалось так скоро и так полно ниспровергнуть господство такого исполинского государства и на месте разрушенного здания создать новые формы государственной и народной жизни.
Откуда же маленький греческий мир почерпнул отвагу для такого предприятия, силу для таких побед, средства для достижения таких результатов? Почему персидское царство, сумевшее покорить столько царств и народов и господствовать над ними в течение двух веков, еще недавно в продолжение двух поколений имевшее своими подданными эллинов азиатского побережья и игравшее роль верховного судьи на островах и на самом континенте Греции, пало под первым ударом македонян?
Некоторое объяснение даст нам диаметральная противоположность их организации во всех отношениях, которая, заранее определенная географическими условиями, все более и более росла по мере исторического развития, и к тому времени, когда Александр выступил против Дария, кризис был готов разрешиться.
Сравнительно со старыми культурными народами Азии эллины - народ молодой; родственные по языку племена лишь постепенно сгруппировались под этим именем; их историю составляет счастливое создание национального единства и тщетное искание единства политического.
До того времени, когда это имя вошло во всеобщее употребление, они имеют о своей старине только неопределенные и сказочные сведения. Они считают себя автохтонами на гористом, изрезанном заливами полуострове, от Скарда и верховьев Аксия тянущемся к югу до Тенара. Они упоминают о каком-то царе Пеласге, правившем в Аргосе, царство которого обнимало Додону и Фессалию, склоны Пинда и Пеонию, всю землю "до светлых вод Стримона"; вся Эллада, говорят они, некогда звалась Пеласгией.
Северные племена остались в своих горах и долинах, сохранили свой земледельческий и пастушеский быт, свою исконную религиозность, которая, не давая еще богам отдельных имен, называла их просто "силами", потому что "в их силе все", и которая в смене света и тьмы, жизни и смерти и в явлениях природы видела свидетельства и примеры их строгого господства.
Другие племена нужда дома или любовь к скитальчеству повела к соседним берегам моря или ей море, где они могли искать себе добычу в войне и морском разбое и основать себе новое отечество с помощью решимости и силы. В те времена от личной силы зависело все, и полная решимость и самостоятельность была условием успеха предприятий и верности наживы; идея божества у них переменилась: вместо прежних мирных, живших и действовавших среди природы божеств., у них были и считались теперь божествами силы, двигавшие и наполнявшие текущую их жизнь, существа одаренные энергичной волей, решительностью и могучей рукой. За наружной переменой последовала и внутренняя; они стали эллинами. Одни ограничились тем, что спустились с гор в равнины Фессалии, Беотии, Пелопоннеса и остались там; других манило Эгейское море с его красивыми островами и берег к востоку от них с его обширными плодоносными равнинами, позади которых высятся ведущие к центральному плоскогорью Малой Азии горы, - а растущее движение посылало им вослед все новые и новые толпы.
В самой Греции, где "цари" со своими "гетайрами", своими дружинниками, спустились в близлежащие долины и равнины и изгнали или покорили прежних обитателей, развилось правящее сословие гетайров; царскую власть, с которой они начали, они же скоро и устранили или низвели к одному лишь имени, чтобы обеспечить за господством аристократии более строгую замкнутость и устойчивость. Со своей стороны изгнанники и переселенцы, чтобы прочнее утвердиться и быстрее распространиться на чужбине и среди чужих, начали искать и скоро нашли еще более свободные формы жизни и возможности к еще более быстрому, смелому развитию своих сил; они значительно опередили метрополию своим богатством, житейским комфортом и развитием искусства.
Песни Гомеридов являются завещанием этого обильного движением времени, этого переселения народов, когда эллины в тесных и все же богатых пределах своей старой и новой родины делали первые шаги на поприще исторической жизни.
Это море с его островами, с его берегами, все кругом, было теперь их миром. Тянущиеся от Геллеспонта до Истма, а оттуда до Тенарского мыса горы окружают его; даже на самом море Кифера, Крит, Родос являются звеньями этой окружающей цепи, возобновляющейся на берегу Карий в виде могучих горных образований и постепенно опускаясь в виде богатых бассейнов рек, плодоносных равнин и горных склонов, достигающих снежных вершин Иды и Геллеспонта.
В течение целых столетий эллинская жизнь развивалась в этом замкнутом кругу особенно пышным цветом, но распустилась у тех, которые объединились под именем ионян. "Кто видит их", говорит "слепой хиосский певец" об ионийском празднике на Делосе, "стройных мужей, прекрасно опоясанных женщин, их быстрые корабли, их бесконечное богатство, тот подумал бы, что они свободны от старости и смерти". Благодаря постоянной дальнейшей колонизации, исходившей сначала от них, а скоро и от других племен на берегах, по островам и на родине по Пропонтиде, вдоль Понта до устья Танаиса и у подножья Кавказа выросли новые цветущие греческие города; в Сицилии и южной Италии создалась новая Эллада, эллины населили африканский берег около Сирта, по берегам Морских Альп и до Пиренеев выросли эллинские колонии. Эти эллины проникли везде, куда только могли достигнуть их быстрые корабли, как будто весь мир принадлежал им; они везде селились маленькими общинами, искусно сближались с окрестными жителями, каковы бы ни были их язык и народность, и перенимали и усваивали то, что находили для себя подходящим. Не взирая на пестрое разнообразие диалектов, культов и занятий, обусловливавшихся местом и характером города, невзирая на постоянное соперничество одного против другого, колоний против метрополии, они, когда стекались из близких и далеких мест на Олимпийские или Пифийские игры, вступали в борьбу из-за одной и той же награды, приносили жертвы на одних и тех же алтарях, наслаждались одними и теми же песнями.
Из этих песен, которые в бесчисленных мифах и сказаниях, в приключениях, скитаниях и битвах отцов рисовали им картину самих себя, - прекраснейшими и наиболее любимыми были песни о походах на восток; с ними их мысль постоянно обращается к востоку. С востока похищает Зевс сидонскую царевну и называет ее именем Европу. На восток бежит Ио, чтобы обнять эллинского бога, что на родине запрещает ей ревность Геры. На баране с золотым руном хочет бежать на восток Гелла; но она падает в море, не успев достигнуть недалекого противоположного берега. Аргонавты пускаются в путь, чтобы привезти на родину из лесов Колхиды золотое руно; это первый большой поход героев на восток, но вместе с героями возвращается Медея, волшебница, которая приносит ненависть и смерть в царственные дома Эллады, пока, наконец, презренная и отвергнутая афинским героем, она не возвращается в свое мидийское отечество.
За походом Аргонавтов следует вторая борьба героев, война на родине против Фив, печальный первообраз ненависти и братоубийственных войн, которым впоследствии суждено было опустошить Элладу. В роковом ослеплении Лаий родил сына, не взирая на предсказание бога; Эдип, не знающий ни своих родителей, ни родины, вопрошает бога; он ищет чужбины, но возвращается на родину, убивает отца, вступает в брак с матерью и царствует в городе, для которого было бы лучше, чтобы загадка убивающего мужей сфинкса никогда не разъяснилась. Узнав наконец о своем преступлении, он разрушает свет своих ясных очей, предает проклятию себя, свой род, свой город; и судьба спешит исполнить его проклятие, пока брат не убьет брата, пока эпигоны не отомстят за смерть своих отцов, пока развалины не скроют места этого тройного или четверного злодеяния.
Таким образом, среди преступлений и злодеяний близятся к своему концу времена героев. Царевичи, искавшие руки прекрасной Елены, сидят дома, окруженные своими женами и детьми, и не сражаются более с великанами и преступлением. Но вот герольды Агамемнона призывают к походу на восток во имя клятвы, некогда данной женихами: троянский царевич, гостеприимно принятый Менелаем в свой дворец, похитил у него супругу, руки которой искали столь многие. Греческие цари плывут из Авлиды в Азию, с царями же их гетайры и их народы. Долгие годы борются и терпят они; могучий. Ахилл видит смерть своего Патрокла и не находит успокоения до тех пор, пока не убьет и не провлачит вокруг стен Трои умертвившего его Гектора; затем самого его сражает стрела Париса, и теперь, возвещает бог, падение Трои близко. Город искупает своим страшным концом преступление нарушителя прав гостеприимства. Пошедшие в поход достигли того, чего хотели; но родина для них потеряна; одни умирают в волнах возмущенного моря, другие занесены в страны далеких варваров, третьи падают жертвой кровавой хитрости, которая ждет их у домашнего очага. Времена героев пришли к концу, и начинается будничный мир, "такой, каковы люди теперь".
Таковы легенды, указания и предчувствия старины. И когда песни Гомеридов умолкли перед новыми песнями, они начали сбываться.
До сих пор эллинам еще не приходилось помериться с могущественным врагом. Каждый город сам по себе был в состоянии защищаться от опасности, которая грозила ему, или искусно избегнуть ее. По языку и обычаям, на религиозных празднествах и праздничных играх они были как бы одним народом, но политически представляли из себя бесконечное множество отдельных, лишенных всякого единства, городов и государств; только дорийская аристократия в Спарте, подчинившая себе древних обитателей долины Эврота, завоевавшая близлежащие пограничные местности Аргоса и Аркадии, и обратившая в илотов дорян Месепии, соединила наконец большинство городов Пелопоннеса в один союз, в котором каждый город сохранял или создавал аналогичную существовавшей в городе спартанцев аристократию. Господствуя над Пелопоннесом, будучи врагом уже начавшегося среди покоренных низших классов движения, славная тем, что сломила во многих местах тиранию, там и сям выросшую из этого движения, Спарта считалась носительницей истинно эллинского духа и руководящей державой эллинского мира.
Около этого времени против расходившихся все более и более широкими кругами волн греческого мира возникло обратное течение опасного характера. Карфагеняне показались в Сирте, чтобы удержать жителей Киренаики; они заняли Сардинию, соединились с этрусками, чтобы вытеснить фокейцев из Корсики. Города Ионии, лишенные единства, ослабленные почти каждый внутренними раздорами, не могли более противиться лидийскому царю; они поодиночке заключили с ним договоры и платили ему дань за ту полусвободу, которую он им оставил. Затем на дальнем востоке появился Кир со своим персидским народом, завладел Мидийским царством и основал державу "мидян и персов"; их войска победили при Галисе, подошли к Сардам и сломили лидийское царство; азиатские греческие города тщетно обращались с просьбой о помощи к Спарте; они попытались противиться персам, но были покорены один за другим; покорились и соседние острова. Все они должны были платить дань, доставлять войска; в большинстве их при содействии персидского царя появился новый вид тирании, заключавшийся в иноземном господстве; в других знать возобновила при покровительстве персов свою власть над демосом; они соревновались друг с другом в угодливости; 600 греческих кораблей последовало за персидским царем в его поход против скифов, после которого подчинились персам и северная сторона Пропонтиды, и берег до Стримона.
Как глубоко были унижены эти когда-то столь гордые и счастливые ионийские города. Они недолго переносили это унижение; они возмутились, хотя только от Эретрии и Афин получили помощь кораблями, которые, впрочем, скоро вернулись обратно. Поход ионян против Сард не удался; с моря и с суши надвинулась армия персидского царя; затем последовало поражение в бухте Милета, разрушение этого города, страшная казнь над восставшими и полное порабощение.
Лучшая треть Греции была сломлена; ссылка, бесконечная эмиграция довели население до минимума. Финикийский флот персидского царя господствовал над Эгейским морем. Уже карфагеняне начали подвигаться вперед с западного конца Сицилии, где они утвердились еще раньше; эллины Италии допускали это, вполне поглощенные собственными раздорами; между Сибарисом и Кротоном вспыхнула борьба, окончившаяся разрушением Сибариса, а тем временем подвигавшиеся к югу этруски завоевали уже и Кампанию; сила греческой народности в Италии начала ослабевать.
В Греции хорошо видели, в чем заключался корень зла. Во время борьбы с лидийским царем Фалес убеждал соединить все города Ионии в одно государство таким образом, чтобы впредь каждый город составлял только одну из общин этого государства. И когда началось персидское завоевание, Биант Приенский советовал всем ионийцам сообща выселиться и, водворившись на дальнем западе, осуществить то, что посоветовал Фалес.
Но все предшествовавшее развитие эллинского мира, его главная сила и расцвет были обусловлены полной свободой передвижения и той подвижностью, с какой эллины распространялись во все стороны и везде пускали новые ростки, этим бесконечно жизненным партикуляризмом общим, одна другой меньше, который, занимаясь с самодовольным равнодушием, какое только можно себе представить, ближайшими и касавшимися его лично делами, теперь оказался величайшей опасностью, настоящим "панэллинским бедствием".
Спарте не было суждено сделаться державой, которая могла бы спасти Грецию. И хотя благодаря начавшемуся свободному движению демоса тирания местами и развилась в могущественную организацию, но, будучи основана на насилии против аристократов и любви народных масс, она снова пала.
Только в одном месте, в Афинах, за ее падением последовало не возвращение аристократии, как этого ждала и добивалась Спарта, но смелая реформа в свободном духе, законодательство "с равными правами для всех", которое оставило за вошедшими в состав аттического государства местечками только их общинную самостоятельность и вызвало этим такое развитие внутренних сил, что оно еще при первых своих шагах могло уже выдержать соединенное нападение руководимых Спартой соседних аристократических государств. Теперь Спарта соглашалась возвратить в Афины даже тирана, а этинеты, видевшие в Афинах страшного соперника на море, одни продолжали борьбу, от которой отказались другие государства Пелопоннеса. Чтобы защищаться против превосходных сил их флота, Афины должны были вернуть посланные на помощь ионянам корабли; а за оказание этой помощи они, когда пал Милет, должны были ожидать мщения персидского царя.
Уже его сухопутное войско и флот тянулись от Геллеспонта вдоль берега, покоряя там греческие города, континентальных фракийцев и македонского царя. Фессалийская знать, равно как и полные озлобления против Афин царствовавшие в Беотии фамилии династов искали персидской дружбы. Герольды царя объезжали острова и города, требуя земли и воды; посланные в Афины были сброшены со скалы. Спарта сделала то же, и теперь оба этих государства, только что стоявшие друг против друга, имели общего врага. Но когда персы уже появились на Эвбее, разрушили Эретрию, высадились на аттическом берегу у Марафона, Спарта все еще медлила последовать зову афинян. Из всех эллинов только платейцы сражались рядом с афинянами; день Марафона спас Афины и Грецию.
Это было только первое счастливое столкновение. Афины должны были быть готовы к новой, более серьезной опасности. Фемистокл, по смелости мысли и энергии исполнения величайший государственный муж, какого только имели Афины, указал путь, чтобы встретить ее.
Прежде всего, следовало не давать варварам возможности сделать вторично неожиданное нападение на Аттику с моря; для Спарты и Пелопоннеса тоже было вопросом жизни и смерти отрезать превосходным силам неприятеля более близкий путь по морю. Морские государства Эллады - Эгина, Коринф, Афины не имели столько военных кораблей, сколько выставляли для персидского флота одни азиатские эллины. По предложению Фемистокла - средства для этого дало серебро из лаврийских рудников - флот Афин был увеличен втрое. Пирей превращен в крепкую военную гавань, а вскоре были выстроены и длинные стены, соединявшие город с гаванью. Привлечение в качестве гребцов во флоте массы беднейших граждан, не обязанных служить в гоплитах, к почетному долгу службы усилило демократический характер государственного строя и в то же время придало ему выдержку более строгой морской службы.
Вторая опасность обнаружилась единовременно с приближением громадной армии персидского царя. Открытие в ту пору карфагенянами военных действий в Сицилии должно было показать грекам всю величину грозившей им беды. Но среди них повсюду господствовали несогласия, ненависть и мелочные споры, раздраженность и обособленность упрямого партикуляризма. Только союз между тиранами Сиракуз, и Агригента и соединение ими всех боевых сил греческой Сицилии подавало там надежду выдержать нападение пунийцев. Каким образом создать подобное объединение в Элладе? По совету Фемистокла Афины подчинились гегемонии Спарты; Спарта и Афины пригласили греческие города заключить между собою вооруженный союз, общий совет которого должен был заседать в Коринфе. Подобный союз мог бы связать между собою только присоединившихся к нему; оставалось сделать наиболее смелый шаг, создать политический принцип из национального единства, существовавшего до сих пор только в языке, религии и умственной жизни, и создать таким образом коалицию всех эллинов хотя бы только для борьбы против варваров. Синедрион в Коринфе действовал и распоряжался в этом смысле; он решил, что до победы над варварами должны быть прекращены все раздоры между греческими городами; он объявил государственной изменой всякую помощь персам словом или делом; и всякий город, сдавшийся персам, не будучи принужденным к этому, должен был посвящаться богу и десятая часть его жителей обращена в рабов при храме, когда будет одержана победа.
День Саламина спас Элладу, победа при Гимере - Сицилию. Но к эллинскому союзу присоединилось только большинство городов Пелопоннеса, в средней же и северной Греции кроме Афин присоединились только Феспии и Платея. Битвы при Платее и Микале освободили вплоть до Олимпа материк Греции, острова и Ионийское побережье, а спустя несколько лет также Геллеспонт и Византии. В то же время тиран Сиракуз разбил в союзе с жителями Кум этрусков в Неаполитанском заливе, а тарентинцы, потерпевшие раньше тяжелое поражение от япигов, но победившие их в новых битвах, сделались владыками Адриатического моря.
Но ни италийские и сицилийские греки не присоединились к основанному на Истме союзу, ни этот союз сам, стоя под вялой и подозрительной гегемонией Спарты, не заставил присоединиться к себе Беотию, долины Сперхея и Фессалии. Афинянам, которые при Саламине выставили более кораблей, чем все остальные вместе, и которые вынудили у Спарты освобождение островов и Ионии, освобожденные предложили гегемонию над союзными морскими силами, и Спарта принуждена была допустить то, чему не могла помешать: внутри союза образовался новый союз.
Уже Фемистокл, в котором спартанцы видели своего злейшего врага, пал в Афинах под ударами своих противников, той партии, которая в то же время в союзе со Спартой видела и желала получить опору против возраставшего демократического движения. Быть может, он и придал бы другую, более прочную форму заключенному Афинами морскому союзу; теперь же организовавшие его государственные люди ограничились более свободными формами, равноправностью входивших в состав его государств и пощадили их партикуляризм. Вредные последствия такой организации союза не замедлили скоро сказаться; необходимость принуждать к исполнению союзных обязанностей, карать упущения, сопротивление и отпадения превратила руководящий город в правящий и деспотический, свободные союзные государства в подданных, подчиненных даже юрисдикции аттического демоса.
Как властелин морского союза для охраны моря и для борьбы с варварами Афины владели островами Эгейского моря, эллинскими городами на северной стороне его до Византия, берегом Азии от входа в Понт до Фазелиса на Памфильском море. Под живым импульсом этого могущества снова поднялись эллинская торговля и благосостояние, пользовавшиеся теперь широкой защитой, а сами Афины, смело и творчески идя впереди во всех областях умственной жизни, сделались центром панэллинской образованности в полном смысле этого слова.
Хотя номинально Спарта и сохранила свою гегемонию, но она видела, что ее значение все более и более падает; она начала тайно возбуждать недовольство среди союзников Афин, между тем как Аргос, Мегара, ахейцы и даже Мантинея уже присоединились к Афинам. Возмущение обращенных в илотов мессенян, требование спартанцами, не бывшими в состоянии справиться с ними, помощи у союзных Афин, отсылка из боязни обмана и измены присланного на помощь войска обратно еще до окончания войны повлекли за собой роковой кризис. Афинский народ отвернулся от тех, которые посоветовали снарядить эту экспедицию, дал, чтобы устранить навсегда их влияние, широкое развитие демократическим учреждениям государства, отрекся от эллинского союза, а с ним и от спартанской гегемонии и решил послать ко всем эллинским городам, еще не принадлежавшим к морскому союзу, приглашение заключить новый всеобщий союз.
Разрыв был полный. Началась ожесточенная борьба, не ограничившаяся эллинскими землями: Египет отложился от персидского царя с одним из потомков древних фараонов во главе и просил помощи у Афин; самостоятельный Египет мог бы постоянно угрожать персидской монархии с тыла; берега Сирии, Кипр и Киликия тоже не замедлили бы отделиться; в виду таких соображений Афины послали на берега Нила сильный флот.
Этот смелый замысел афинской политики потерпел неудачу. Египет пал под ударами персов; потерпев там тяжелые потери, после кровавых и не всегда удачных битв на отечественных границах, Афины, чтобы отомстить за нанесенное им варварами поражение, заключили со Спартой мир и пожертвовали всеми приобретениями, сделанными ими на счет пелопоннесского союза на материке.
Остановка Афин на своем пути не примирила ни Спарты, ни аристократических государств, ни партикуляризма. То обстоятельство, что Афины крепче прежнего держали в руках бразды правления над своими союзниками, усилило озлобление подданных, которые теперь уже считали себя вправе надеяться найти в спартанцах и в персидском царе надежную точку опоры. Не взирая на все это, Перикл, хотя силы Афин были наготове, а сокровищница полна, думал с помощью стоявшей выше всего мудрой умеренности и строгого соблюдения союзного договора сохранить мир, а с ним и господство Афин на море, и то только в его прежнем объеме; но благодаря этой политике Афины потеряли инициативу извне, а внутри усилилась оппозиция тех, которые в дальнейшем развитии демократии, в полном применении ее принципов и у союзников, в распространении господства на понтийские и на сицилийские, и италийские греческие города видели единственную возможность встретить тройную опасность, грозившую аттическому могуществу: соперничество Спарты и аристократических государств, ждавшую только удобного случая ненависть персов и отпадение союзников.
Таковы элементы кровавой войны, в течение целых тридцати лет бушевавшей среди эллинского мира и потрясшей его до основания, - войны, в которой суждено было погибнуть накопившемуся в Афинах и под их охраной избытку благосостояния, образованности и благородного искусства и распространявшемуся вместе с ними пониманию нравственных идей.
В этой войне был момент - время Алкивиада и сицилийской экспедиции, когда победа афинского могущества и распространение его также и на моря запада казались несомненными; карфагенян крайне тревожило то, "что афиняне пойдут на их города". Но гениальное легкомыслие того, который носил на своем золотом щите изображение пускающего стрелы Эрота, дала интриге его олигархических и демократических противников на родине случай устранить его, - его, который один только и мог бы довести до конца начатое предприятие. Он перешел к спартанцам, указал им пути, чтобы взять верх над Афинами, склонил в пользу их дела сатрапов Малой Азии и золото персидского царя, конечно под условием категорического согласия Спарты на то, чтобы персидскому царю снова принадлежало все, что принадлежало ему прежде.
Война продолжала свирепствовать с неслыханной переменчивостью; на соединение с флотами Спарты, Коринфа и отложившихся союзников Афин пришел нанятый на персидские деньги флот Сицилии. Ни с чем несравнимое зрелище представляет собою эта борьба афинского народа, его возобновлявшиеся все с новой и новой энергией усилия спасти свой разрушающийся государственный организм, его борьба, которую он продолжал до последнего человека и до последнего золотого венка в своей сокровищнице. После последней одержанной им победы, - победы при Аргинусах, - Афины, раздираемые раздорами партий, преданные своими полководцами, мучимые голодом, пали; спартанец Лисандр разрушил длинные стены и отдал Афины во власть Тридцати.
Было сокрушено не одно только могущество Афин. В течение этой долгой и ожесточенной войны изменился характер афинского демоса; из входивших некогда в его состав счастливых элементов наиболее устойчивые исчезли, а несдерживаемые ничем демократические страсти доставили слишком большую силу разрушительному рационализму, воспитавшему среди него олигархов, которые теперь, пользуясь под управлением Тридцати полною свободою, начали порабощать измученный народ. Среди них находились последние выродившиеся остатки старинных славных фамилий, жестоко опустошенных войною; еще большему опустошению подверглось старинное земледельческое сословие гоплитов, которое неприятельские вторжения на территорию Аттики сначала из года в год, а потом на целые годы загнали в город, где оно без работы, в нищете, затянутое водоворотом городской жизни сделалось чернью. Когда через непродолжительное время изгнанников вернули силой, прогнали Тридцать тиранов и восстановили демократию, - то было восстановлено только имя Афин, имя солоновского законодательства; все было бедно, жалко, бессильно и подавлено; а то обстоятельство, что полномочия должностей уменьшались с вдвойне ревнивой заботливостью, что влияние выдающихся личностей по возможности устранялось, что были найдены новые формы, делавшие неисполнимым самомалейшее ограничение демократической свободы, установило эту опасную форму государственного строя в самой опасной фазе ее колебаний, в фазе пробуждения после сильного хмеля.
Своим призывом к свободе тридцать лет тому назад Спарта соединила против Афин всю ненависть, весь страх и все недовольство, и окружила себя элементами партикуляризма. Теперь победа ее была полная; Спарта возбуждала восхищение в возвращавшихся теперь повсюду аристократах, и ее героем, ее богом был Лисандр; ему воздвигались алтари и в честь его устанавливались праздники. Древнее право Спарты на гегемонию, казалось, объединило теперь наконец Грецию.
Но это был не прежний спартанский город; первым требованием возбуждавшего столько удивления законодательства Ликурга было, чтобы гражданин был солдатом и жил бы, не имея личной собственности, в строгом подчинении порядку и дисциплине; ореол, окруженную которым привыкли видеть Спарту, исчез теперь вместе с победой; теперь обнаружилось, сколько алчности, жажды наслаждений, извращенности и духовной нищеты господствовало в ней наряду с властолюбием и наглости наряду с коварством и ханжеством; число спартиатов постоянно уменьшалось: вместо девяти или десяти тысяч, бывших во времена персидских войн, в следующую эпоху их была только тысяча. Привыкшие на родине к беспрекословному повиновению и внешней дисциплине, они теперь, сделавшись гармостами в городах Эллады, управляли тем своевольнее и насильственнее, везде стараясь ввести тот же олигархический режим, заменивший в самой Спарте древнюю возбуждавшую удивление аристократию; везде налагалось введение его, изгнание побежденной партии, конфискация ее имущества; бродячая масса политических беглецов и их планы и попытки к насильственному возвращению породили постоянную смуту и брожение среди эллинского мира.
Правда, Спарта немедленно послала в Азию войско, но войско наемников для поддержки восставшего Кира, против персидского царя, его брата. И когда Кир пал вблизи Вавилона, когда 10 000, непобежденные в бою, непобежденные и на своем долгом богатом битвами пути среди чуждых земель, достигли моря и возвратились на родину, когда сатрапы персидского царя снова завладели греческими городами Азии и потребовали у них дани, тогда Спарта послала в Азию юного царя Агесилая, который начал торжественным жертвоприношением в Авлиде, словно это предприятие было национальной войной греков, а он был вторым Агамемноном. Но беотийские власти прервали жертвоприношение и изгнали жертвующих из святилища; ни Фивы, ни Коринф, ни Афины, ни другие союзники не оказали требуемой помощи, и первым делом Агесилая в Азии было заключение перемирия с сатрапом.
Теперь озлобление против Спарты в греческих землях стало еще сильнее, чем оно когда-либо было против Афин. Фиванцы помогли афинским беглецам освободить их родной город; Коринф принужден был безучастно смотреть, как в его колонии Сиракузах, которая страдала от жестоких партийных раздоров и для успокоения которой он отослал одного из своих лучших граждан, поддерживаемая спартанцами партия умертвила коринфского посредника и основала тиранию Дионисия; но возмутительнее всего было то, что спартанцы, чтобы принудить Элиду к повиновению, пошли войной на страну божьего мира, опустошили ее и разделили по округам.
Когда при дворе в Сузах, помня о прежнем походе греков почти до Вавилона, озабоченно смотрели на наступление Агесилая, когда выяснилась еще более серьезная опасность нового возмущения Египта, с которым Спарта тотчас же вступила в "сношения, один аттический беглец, Конон, один из десяти стратегов при Аргинусах, составил самый надежный план защиты. Сатрап Фарнабаз получил необходимые деньги, чтобы побудить главнейшие государства Эллады к открытой борьбе против Спарты и чтобы в то же время создать флот, который под начальством Конона изгнал бы с моря ее силы. При новом призыве к свободе Коринф, Фивы, Афины, Аргос составили эллинский союз и поднялись против Спарты; за их первой победой последовало быстрое возвращение Агесилая, битвой при Коронее он проложил себе обратный путь через Беотию. Но Конон уже победил спартанцев и уничтожил половину их кораблей. Затем Фарнабаз переправился с флотом в Грецию, объявляя везде, что он несет не рабство, а свободу и независимость, пристал к Кифере у самых берегов Лаконии, появился затем в союзном совете эллинов на Истме, убеждая их ревностно продолжать борьбу, и при своем возвращении оставил Конону половину флота, который теперь поспешил в Афины, чтобы восстановить на персидские деньги длинные стены и основать новый афинский флот, и навербовал войско наемников; легкое оружие пельтастов, изобретенное и усовершенствованное Ификратом, превзошло тактическое искусство Спарты.
Для Спарты наступила крайняя необходимость вызвать перемену. Средство было под руками; иссякновение персидского золота должно было положить конец и энтузиазму и могуществу, врагов Спарты. Анталкид, посланный в Сузы, одержал верх над Кононом; персидский царь послал "приказ" эллинам, в котором заявлял, что "он считает справедливым, чтобы города Азии принадлежали ему и из островов Кипр и Клазомены, афинянам же Лемнос, Имброс и Скирос, а чтобы все другие греческие города от мала до велика были автономными; с теми, кто не примет этого мира, он будет бороться кораблями и деньгами на суше и на море с помощью тех, которые на него согласны". С могущественным флотом, корабли для которого доставили отчасти греческие сатрапии Малой Азии, отчасти тиран сиракузский, возвратился Анталкид домой мимо Киклад; корабли противников поспешно отступили.
Этот мир был спасением для Персии; благодаря обещанному ему обладанию Кипром - овладеть островом стоило еще много лет труда - персидский царь мог надеяться сломить и Египет; Афины были удовлетворены предоставлением им трех островов; провозглашенная автономия внесла раздор в самые маленькие области Эллады и сделала невозможным всякий союз, всякое территориальное объединение, всякую могущественную организацию в панэллиническом духе, а Спарта была сделана надсмотрщицей и хранительницей этой персидской политики в Греции.
С уничтожением территориальных и городских союзов Спарта деятельно принялась за довершение, согласно принципу автономии, начатой Лисандром системы олигархизации, прерванной Коринфской войной. Соединение Олинфом городов Халкидики в один союз, насильственное присоединение к нему с помощью угроз даже и нежелающих, обращение угрожаемых таким образом к Спарте с просьбой о помощи подали ей повод к походу туда, которому после долгого сопротивления город должен был уступить и распустить свой союз. На своем пути в Олинф спартанцы напали на Фивы, ввели в них олигархию, изгнали все неблагонадежные со спартанской точки зрения элементы и оставили гарнизон в Кадмее. Это был апогей спартанского могущества, апогей и в том отношении, что согласно с истинной природой системы насилия всякое движение, поднимавшееся против гнета, подавало только новый повод усилить его, а усилившийся гнет вызывал новое сопротивление, оправдывавшее усиление деспотических мер, чтобы сломить это сопротивление.
Но в этом расчете был маленький пробел. Правда, Лисандр сломил афинское могущество, но не ту образованность, которая расцвела в Афинах, не тот демократический дух времени, который вырос вместе с ней. Чем произвольнее становилось господство Спарты, тем более обращалась оппозиция против нее к демократии, которая была сильнейшим оружием Афин против Спарты. Введение автономии действовало тоже в этом направлении; везде разрешались старинные узы, которыми окружавшие большой город местечки ставились прежде в обязательные к нему отношения; разрушительная автономия и дерзкие притязания на свободу проникли в самые потаенные уголки и долины; эллинский мир дробился на все более мелкие атомы и благодаря постоянно растущему брожению этого распущенного и крайне возбужденного партикуляризма, развил в себе избыток сил и форм, неурядиц и взрывчатых элементов, сохранить дальнейшее господство над которыми уже более не могла исключительно механическая и внешняя сила Спарты.
Притом еще другое обстоятельство. Пока благодаря аттическому морскому союзу Эгейское море было центром эллинского мира, пока окружавшие его греческие города постоянно чувствовали за собою готовую силу союза, варвары на востоке и на севере держались возможно далеко; когда в ту пору фракийские племена по Гебру дерзнули проникнуть вперед, Афины основанием на Стримоне Амфиполя - туда было послано 10 000 колонистов - преградили им путь к греческим городам побережья; для обеспечения безопасности морского пути и берегов было достаточно одного появления афинского флота в Понте; в дни афинского могущества усилилась эллинизация острова Кипр, даже в Египте эллинский флот бился против персов, даже Карфаген боялся морского могущества Афин.
Анталкидов мир принес в жертву не одни города азиатского побережья; лежавшее посредине море было потеряно; его острова, хотя номинально и автономные, бухты и берега самой Эллады были лишены всякого прикрытия. И как раз в это время зашевелились народы севера; береговые города от Византия до Стримона, защищаемые только своими стенами и своими наемниками, недолго могли бы противиться напору фракийских народов: еще слабо объединенные области Македонии, раздоры между которыми, как некогда афиняне, питали теперь Спарта и города Халкидики, сами находились в постоянной опасности наплыва одрисов с востока, трибаллов с севера и иллирийцев с запада; позади них между Адриатическим морем и Дунаем уже надвигалось кельтское переселение народов. Трибаллы начали свои разбойничьи набеги, которые они скоро доведут до Абдеры; иллирийцы ворвались в Эпир, одержали победу в большом сражении, в котором пало 15 000 эпиротов, опустошили страну до самых отделяющих ее от Фессалии гор и затем повернули назад, чтобы ворваться через открытые горные переходы в Македонию. Для защиты от этой опасности Олинф соединил города Халкидики в один союз; разрушение его спартанцами сделало север Греции беззащитным против варваров.
В то же время еще более серьезная опасность начала грозить западным грекам. С падением морского могущества Афин карфагеняне снова начали свое наступательное движение в Сицилии, взяли Гимеру на севере, Селинунт, Агригент, Гелу и Камарину; чтобы получить мир, Дионисий Сиракузский должен был оставить эти города данниками пунийцев. Кельты ворвались через Альпы в Италию, покорили этрусские земли на По, перешли через Апеннины и сожгли Рим; самниты напали на греческие города Кампании и покоряли их один за другим, а Дионисий захватил города, находившиеся в Бруттии; удержался один только Тарент. По крайней мере, сиракузская тирания все-таки была энергична и деятельна; в постоянно возобновлявшейся борьбе Дионисий вырвал из рук карфагенян берег острова до Агригента, победил этрусских морских разбойников, опустошил их казнохранилище в Атилле и приобрел организованной в обширных размерах колонизацией берега до устьев По и островов иллирийского побережья господство над Адриатическим морем. Со своим правильно организованным господством, со своим заботливым управлением, со своей одинаково энергичной борьбой против беспорядочной демократической и против партикуляристической "свободы", со своим войском из греческих, кельтских, иберских и сабельских наемников, со своей отважной, вероломной и циничной политикой по отношению к другу и недругу, этот монарх был, по-видимому, последним оплотом и защитой греков на западе, - был таким principe, о каком мечтал для спасения современной ему Италии великий флорентинец, но стоявшим на высоте тогдашней образованности, так как он привлекал к своему двору философов, художников и поэтов и сам писал трагедии. Тирания Дионисия и не менее маккиавеллистическое господство Спарты при Агесилае служат типами эллинской политики в эти смутные времена.
Последующее время только еще усилило смуту. Из образованности, центром которой были Афины, из школ риторов и философов вышли политические теории, которые, нимало не заботясь о фактическом положении и данных условиях, измышляли формы и функции идеального государства, государства полной свободы и добродетели, которое одно только могло бы исправить все зло и принести единственное спасение. Сперва они были только лишним смущающим элементом среди этого беспорядочного брожения деспотизма и рабства, произвола и бессилия, среди суетного стремления и искусства наживы и тем более открытой зависти беднейших масс, особенно там, где демократия давала им равные права и большинству решающий голос. Когда мы проследим, как распространялись и приобретали влияние в вольных городах, при дворах династов и тиранов до самой Сицилии, Кипра и понтийской Геракл ей и даже при дворах сатрапов школы Платона, Исократа и др., философия, риторика и просвещение, мы ясно увидим, как над всем этим партикуляризмом и местным устройством поднималось новое обобщающее начало, назовем его хоть верховенством образованности, от которого было крайне далеко грубое господство Спарты.
Решающий поворот вышел не из теории, но, когда он удался, она одела его ореолом великого деяния и помогла ему расширить свое влияние; плывя вместе с усиливающимся течением, она шла к тому, чтобы осуществиться.
Три долгих года терпели Фивы спартанских гармостов, спартанский гарнизон в Кадмее, наглый произвол господствовавшей под ее охраной олигархии и все новые и новые казни и изгнания. Наконец изгнанники дерзнули на освобождение своего родного города; предводительствуемые Пелопидом, они благодаря счастливо удавшейся измене напали на олигархов, умертвили их и призвали народ защищать вместе с ними демократию и восстановить древнее господство их города над Беотией. Присоединение к движению Эпаминонда, этого благородного, философского, вольномыслящего человека, в душе которого жил прекрасный образ великого будущего, придало движению его идеальный характер. Гарнизон Кадмеи был вынужден удалиться, города Беотии, автономия которых была предписана "миром персидского царя", снова привлечены к беотийскому союзу, сопротивление Орхомена, Танагры, Платеи и Феспий сломлено вооруженной силой, стены их разрушены, общины уничтожены и граждане изгнаны.
Тщетно спартанцы старались воспрепятствовать этому. Новый подъем Афин как раз теперь, их быстрое решение создать новый флот, новую симмахию, но с девизом автономии, показали спартанцам весь размер угрожающей опасности. Уже Фивы перешли за границы Беотии, предприняли попытку принудить фокейцев присоединиться к новому союзу и соединились с Ясоном Ферским, сумевшим вырвать из рук династов господство над Фессалией и думавшим надолго сосредоточить в своих руках военное господство. Афинские стратеги разбили спартанский флот в битве при Наксосе; битва при Левктрах открыла Фивам дорогу в Пелопоннес, где с исчезновением страха перед Спартой началась новая шумная жизнь; под охраной победоносного оружия Фив везде ниспровергалось ярмо олигархии, рассеянные деревушки соединялись в городские общины, освободились и восстановили свое государство даже порабощенные мессенцы.
Этой победой Афины были обязаны быстрому и искусному финансовому мероприятию, имевшему, правда, в то же время такое внутреннее влияние, которое оставило и демократии почти только одну внешнюю форму. Богатые граждане на основании новой оценки доставляли необходимые средства для постройки флота и для вербовки наемников, разделившись на группы, в которых наиболее богатые выдавали деньги вперед и заведовали делом. Демос согласился на эту плутократию, которая ему ничего не стоила, согласился тем более, что она с победой при Наксосе создала ему новый морской союз, обещавший ему в будущем могущество, денежные взносы и клерухии. Острова и береговые города охотно присоединились к нему, так как он обещал им охрану и выставлял своим основным принципом автономию, предписанную персидским царем. Таким образом Афины, колеблясь между падающей Спартой и усиливающимися Фивами, пытались восстановить образ своего прежнего господства, иногда даже принуждая силой нежелавших; прежде всего следовало привлечь Амфиполь, основанный некогда Афинами и с помощью которого они прежде господствовали над фракийским побережьем; они приложили все старания, чтобы с помощью македонян и фракийских князей достигнуть своей цели. Поддерживаемый Олинфом, Амфиполь выдерживал многократные нападения Афин.
Теперь в эту борьбу за гегемонию над Грецией вступила четвертая держава. Могущественный Ясон Ферский, почтенный фессалийцами по старинному обычаю их страны званием тага, военачальника, энергично набиравший войско, строивший корабли и создавший еще невиданный в Греции флот, объявил во всеуслышание, что его вооружения направлены против варваров на востоке и что он думает идти войною за море против персидского царя; чтобы придать задуманному предприятию религиозную санкцию, он с торжественным посольством приготовлялся праздновать Пифийские игры в Дельфах, когда был убит заговорщиками, семью юношами, которым затем эллинский мир оказал почести как "убийцам тирана". После кровавых фамильных распрей остаток его власти перешел в руки его зятя, Александра Ферского; через десять лет он был убит своими ближайшими родственниками.
Таким образом Фивы освободились от соперника в тылу, а Спарта находилась в полном упадке; чтобы предупредить новое усиление Афин, Фивы тоже построили флот и начали давать себя чувствовать и на море. Едва успев освободиться, объединенная Аркадия уже полагала, что не нуждается более в фиванцах и может даже потребовать господства в Пелопоннесе. Аркадцы двинулись на помощь аргивянам, чтобы прикрывать от Афин и Коринфа их нападение на Эпидавр, вторглись в долину Эврота и захватили в свои руки часть Лаконии; но тиран Дионисий прислал на помощь спартанцам 2000 кельтских наемников, и аркадцы были отброшены назад; с тем большим ожесточением обратились они против своих западных соседей; они ринулись на Олимпию, чтобы руководить ближайшим празднованием торжества в честь бога, и в святилище бога произошло сражение, в котором они обратили в бегство элейцев, и несчетные сокровища храма испарились в их руках.
Так было здесь, так было и везде; всякий был против каждого; по-видимому, в Греции силы и страсти доставало только для того, чтобы ослаблять то, что было еще могущественно, и опрокидывать то, что грозило подняться. От благодарности, верности, великих мыслей и национальных задач в эллинской политике осталось мало или ничего, а наемничество и эмиграция расшатывали всякий твердый порядок и деморализовали граждан.
Даже Фивы не чувствовали себя достаточно сильными для того, чтобы поддерживать созданные ими перемены; они боялись, что Спарта и Афины могут объяснить при персидском дворе основание Мегалополя и Мессении как нарушение мира, "приказанного персидским царем", и добыть у Персии денег для дальнейшей борьбы. Пелопид и еще несколько человек были посланы из Пелопоннеса в Сузы, где уже находились спартанские послы, и куда не замедлили появиться и афинские. Эти греческие люди выложили теперь перед персидским царем и его двором всю грязь своей родины; но Пелопид одержал верх. Персидский царь указал, чтобы Мессения осталась автономной, Афины вытащили свои корабли на берег, чтобы Амфиполь был автономен и стоял бы под покровительством персидского царя; против ослушавшихся этого приказа греки должны были идти войною; если же какой-либо город не захотел бы идти, то против него надо было выступить прежде всего.
Это был Анталкидов мир на пользу Фив. И Фивы пригласили теперь к себе государства Греции, чтобы выслушать приказ царя. Спартанцы совершенно отвергли его, аркадцы протестовали против приглашения в Фивы, Коринф отказался принести присягу в мире персидского царя, а в Афинах возвратившиеся послы были казнены как изменники.
Тогда Пелопид был захвачен в плен и умерщвлен вышеупомянутым Александром Ферским. Чтобы восстановить порядок в Пелопоннесе, Эпаминонд перешел через Истм и победил при Мантинее спартанцев и союзных ς ними элейцев, мантинейцев и ахейцев; но он сам нашел смерть в бою. А спартанский царь, старик Агесилай, принял от эфоров поручение отправиться в Египет, навербовал на египетские деньги наемников и привел царю Таху, имевшему на службе уже 10 000 эллинов, еще 1000 наемников, чтобы выступить против персидского царя и не позволить ему возобновить господство фараонов.
День Мантинеи положил конец могуществу Фив, которые представленные и облагороженные личностями отдельных деятелей, по смерти их не сумели ни удержать за собою освобожденных или основанных вновь городов, ни примирить с собою уничтоженные города Беотии и соседних фокейцев, локров, малийцев и эвбейцев, прикованных к Фивам силой. После непродолжительного опьянения гегемонии, Фивы, привыкшие к высокомерию и требовательности, сделались тем более невозможными в своем падении.
Второй морской афинский союз тоже не имел большого успеха. Увлеченный небрежностью, корыстолюбием, легкомысленными государственными людьми, уже давно привыкший посылать на поле битвы наемников вместо своих собственных граждан, он дозволял своим стратегам вымогать деньги у друга и недруга; вместо того чтобы вести войну, дозволял себе вводить в союзные города афинских чиновников и гарнизоны, изгонять - так было в Самосе - союзников, разделять их дома и поля между афинскими клерухами с таким полным пренебрежением к праву и к своему долгу относительно заключенного союза, что наиболее сильные воспользовались первым случаем, чтобы отложиться. Усмирить их уже более не удалось: Афины потеряли вторично свою гегемонию на море; но они сохранили за собою еще Самос и несколько других мест; на их верфях было более 350 триер, более, чем у какого-либо другого греческого государства.
Не в меньшем упадке находились, по-видимому, и греки запада. Дионисий Сиракузский до самой своей смерти сохранил всю строгость и твердость своей власти; при его называвшемся тем же именем сыне философы Дион, Каллипп и сам Платон предприняли осуществлять свои идеалы при дворе тирана, пока юный монарх, наскучив этими вещами, не начал показывать оборотную сторону своей превратно образованной духовной нищеты. За бесплодное десятилетие его господства и не менее бесплодное следующее десятилетие пала династия и рассыпалась монархия смелого учредителя.
Произведения греческого духа в поэзии и искусстве и других областях умственной жизни изумительны еще и в это время; имена Платона и Аристотеля показывают достаточно ясно, какие творения этот век присоединил к предыдущим.
Но условия общественной и частной жизни в Греции были поражены тяжелой болезнью; они были безнадежны, если бы греки продолжали двигаться все в том же ложном кругу.
Мало того, что старинные связующие формы религии и нравственности, семейной жизни, государственного и общественного порядка были расшатаны или разъедены рационализмом; мало того, что частые политические перемены разрушили связь с землею в маленьких общинах, что с ростом бродячей массы политических изгнанников росла опасность новых, более серьезных взрывов, но по Греции распространилась разнузданная масса наемников, уже вполне сорганизовавшаяся в "ремесло", готовая сражаться за и против свободы, тирании и отечества, за и против персов, карфагенян, египтян и везде, где только можно было заработать деньги. Хуже было то, что эта образованная Греция своими постоянно возобновлявшимися попытками провести в жизнь идеал государства только увеличивала зло, которое она хотела излечить, что, исходя из ложных посылок, она приходила к не менее ложным заключениям, что она, постоянно имея в виду только автономию малых и малейших общин, не находила форм для обеспечения хотя бы этой автономии и свободы и для защиты, не говорим уже множества ее крупных национальных благ, но хотя бы уже серьезно угрожаемого существования нации.
А между тем было ясно, что нужно Греции. "Среди имевших до сих пор гегемонию государств", говорит Аристотель, "каждое считало согласным со своими интересами проводить в зависевших от них городах строй, соответствовавший их собственному, одни - демократию, другие - олигархию, думая не об их благе, но о собственной выгоде, так что никогда или редко, или только у немногих, осуществлялась истинная лежавшая в середине форма государственности; а у населения сделалось привычкой не стремление к равенству, а желание или повелевать или покоряться". Коротко и ясно указывает великий мыслитель на происходящее из этого лихорадочное и изнурительное состояние: изгнания, насилия, возвращение беглецов, разделение имуществ, увеличение долгов, освобождение рабов с целью произвести переворот; то демос нападает на имущие классы, то богатые захватывают олигархическую власть над демосом; закон и администрация нигде более не охраняют меньшинства от большинства, и против этого последнего меньшинству остается только оружие; гарантия суда исчезает, внутреннему миру грозит ежеминутная опасность; всякий демократический город является прибежищем для демократических, всякий олигархический для олигархических изгнанников, которые не отступают ни перед какими средствами, чтобы поскорее добиться возврата и произвести на своей родине переворот, чтобы отплатить побежденным тем же, что им пришлось потерпеть от них. Между греческими государствами, малыми и ничтожными, нет другого общественного права, кроме этого военного положения страстных партийных раздоров, и первая перемена партии в союзном государстве разрушает едва успевшие образоваться федерации.
С каждым днем становилось яснее и очевиднее, что времена автономного партикуляризма, частичных союзов с гегемонией или без нее прошли, что необходимы новые государственные формы, панэллинические, столь широкие, чтобы в них могли выделиться друг из друга смешанные до сих пор понятия города и государства, и чтобы город нашел внутри государства свое место, как община, прообразом чему служило устройство демосов Аттики, чего попыткой был первый морской союз, но что было приведено в исполнение только относительно власти федерального правительства, а не относительно общинной равноправности членов союза. И не только это: с тех пор в Греции развилось слишком много сил, притязательности и соперничества, вошло в привычку стишком много потребностей и возбуждений, условием жизни сделалось слишком много жизни для того, чтобы грек, заключенный в узкое пространство, в котором все малое являлось великим и все великое малым, мог удовлетвориться тем, чем он был и что он имел, или продолжать развиваться дальше. В Греции накопилось множество элементов брожения, которых было бы достаточно, чтобы перевернуть мир; прикованные к родной почве, не выходя из сферы родины, они могли только, подобно Драконовой жатве Кадма, растерзать и разрушить самих себя. Весь вопрос заключался в том, чтобы был положен конец их беспорядочно разросшимся распрям, чтобы им было открыто новое широкое поле для плодотворной деятельности, чтобы великая мысль зажгла в них все благородные страсти, и чтобы ко множеству еще не заглохших жизненных ростков был открыт доступ свету и воздуху.
С тех пор как победы Лисандра сломили древнеаттическое могущество, опасность извне для Греции постоянно возрастала со всех сторон; разложившись более прежнего на уже вполне обособленные кружки, она все более и более теряла почву на всех своих национальных границах. Греки Ливии были оттеснены пунийцами за Сирт; в Сицилии те же пунийцы отняли у них большую западную половину острова; в Италии под напором апеннинских народов у них отпадал член за членом. Варвары на нижнем течении Дуная, теснимые остановленными уже в своем напоре на Италию кельтами, начали свои попытки прорваться к югу. Греческие города по западному и северному берегу Понта с трудом могли защищаться от трибал-лов, гетов и скифов; из городов южного берега только Гераклея нашла некоторую опору в тирании, основанной там одним из учеников Платона. Другие греческие города Малой Азии, стоя под властью персидского царя, более или менее произвольно управлялись и разграблялись его сатрапами, династами и пронырливыми олигархами. Богатые острова около берегов находились тоже под господством персидского влияния; греческое море не принадлежало грекам более; Анталкидов мир отдал в руки двора в Сузах и дворов сатрапов рычаг, с помощью которого можно было все более и более ослаблять Грецию, заботливо питая вражду между руководящими государствами, и, между тем как в Греции великие политические дела решались "приказами" персидского царя, привлекать к себе на службу столько опытных греческих воинов, сколько это казалось нужным.
Мысль о национальной борьбе против персидской державы никогда не забывалась в Греции; она была для эллинов тем же, чем впоследствии в течение многих столетий борьба с неверными для христиан Запада. Даже Спарта старалась некоторое время скрыть под этой маской свои честолюбивые и корыстолюбивые стремления; Ясон Ферский видел в национальной борьбе, к которой он готовился, оправдание для основанной им тирании. Чем яснее становилось бессилие и внутренняя расшатанность исполинской монархии, тем легче и выгоднее казался труд уничтожения ее, тем общее и увереннее становилось ожидание, что это случится и должно случиться. Пусть Платон и его школа старались найти и осуществить идеальное государство, но Исократ, пользовавшийся все-таки более широким и популярным влиянием, постоянно возвращался к тому, что должно начать борьбу против Персии и что такая борьба будет скорее торжественным шествием, чем походом; как можно, говорили греки, выносить позор, что эти варвары желают быть стражами мира в Элладе, между тем как Греция в состоянии совершать дела, достойные того, чтобы молить об них богов. И Аристотель говорит: эллины могли бы господствовать над вселенной, будь они соединены в одно государство.
И та и другая идея представлялись сами собой, сама собою представлялась и та мысль соединить обе эти идеи, объединение эллинов и борьбу с персами, в одно целое и не дожидаться с одним, пока не будет сделано другое. Только как привести в осуществление эти идеи?
Это предпринял царь македонский Филипп. Можно сказать, что он должен был предпринять это, если желал восстановить и упрочить расшатанную царскую власть своего дома. Политика Афин, Спарты, Олинфа, Фив и фессалийских властителей постоянно поддерживала распри в царском семействе, поддерживала узурпации отдельных глав княжеских фамилий страны и побуждала варваров на македонских границах к вторжениям и разбойническим набегам на Македонию. Единственное право поступать подобным образом давало им только бессилие македонского царства, и поэтому нужно было только создание достаточной силы, чтобы доказать свое право по сравнению с ними, и тогда они не могли уже рассчитывать на более деликатные и мягкие меры со стороны македонских царей, чем те, которые они сами позволяли себе столь долгое время употреблять во вред его интересам.
Успехи Филиппа зиждутся на прочном основании, которое он сумел придать своему могуществу, на постепенности шагов вперед его политики сравнительно с той, то торопливой, то вялой и всегда обсчитывающейся в своих средствах и целях политикой греческих государств, но главным образом на единстве, таинственности, быстроте и последовательности его предприятий, которые теми, против кого они были направлены, считались невозможными до тех пор, пока уже не оставалось более средств ускользнуть от них или оказать им сопротивление. Между тем как в Фессалии с убиением Александра начались беспорядки, афиняне сосредоточили все свое внимание на союзнической войне, фиванцы на священной войне, которая должна была принудить фокейцев к повиновению, а спартанцы прилагали все свои усилия снова достичь некоторого влияния в Пелопоннесе, Филипп настолько раздвинул свои границы к югу и востоку, что с Амфиполем он имел проход во Фракию, с горной областью Пангея - ее золотые рудники, с берегом Македонии - Фермейский залив и доступ к морю, а с Мефоной - путь в Фессалию. Несколько времени спустя его призвали на помощь сильно теснимые фокейцами фессалийцы; он явился, но с трудом мог удержаться против прекрасно руководимого войска грабителей храма; только с прибытием подкрепления ему удалось отбросить их назад; он стоял у входа в Фермопилы; он поставил в Пагасах македонский гарнизон и таким образом сделался господином над гаванью Фессалии и путем в Эвбею. Тогда у афинян открылись глаза; под руководством Демосфена они начали борьбу против силы, которая, казалось, простирала руки к господству над Грецией.
Никто не станет сомневаться в патриотизме Демосфена и в его желании поддержать честь и могущество Афин; и он с полным правом вызывает изумление как величайший оратор всех времен. Был ли он так же велик, как государственный муж, был ли он государственным мужем, какого требовала национальная политика Греции, это другой вопрос. Если бы в этой борьбе победа не склонилась на сторону Македонии, какова бы была дальнейшая участь Греции? В лучшем случае - восстановление афинского могущества в том виде, как оно только что пало вторично, или основанная на автономии союзников федерация, которая не сумела бы отразить варваров на севере, ни подняться против варваров на востоке, ни привлечь к себе и защитить падавший греческий элемент на западе, - или же наконец установление афинского господства над подвластными областями, как уже теперь во владении Афин в форме клерухий отчасти находились Самос, Лемнос, Имброс, Скирос и в более свободной форме Тенедос, Проконнес, Херсонес и Делос; по мере того, как афиняне расширяли бы свое господство, их встречали бы все большая ревность, все сильнейшее противодействие соперничествующих государств; они только усилили бы уже столь глубоко укоренившийся раскол и разорванность греческого мира; чтобы удержаться, они были бы рады всякой помощи, где бы она ни встретилась, даже помощи персов, фракийских и иллирийских варваров истирании. Или Афины хотели только устранить не поддающиеся определению перемены, которые грозило внести господство Македонии над Элладой, чтобы сохранить положение вещей таким, каким оно было. А это положение вещей было настолько жалко и позорно, насколько это лишь возможно, и делалось все хуже и тревожнее по мере того, чем дольше его оставляли в этом уродливом и безобразном состоянии партикуляризма, среди которого Греция постепенно умирала. Хотя афинские патриоты и полагали или говорили, что ведут борьбу против Филиппа во имя свободы, автономии, эллинской образованности и национальной чести, но победа Афин не обеспечила бы ни одного из этих благ, и возобновление господства афинского демоса над союзниками или подвластными местностями с его истасканной и изношенной демократией, с его сикофантами, демагогами и наемными войсками не сохранило бы их. Когда Демосфен думал, что с этими болтливыми, невоинственными, опошлившимися гражданами Афин можно еще вести серьезную политику и довести до конца долгую и трудную борьбу, то, хотя силою своих речей ему и удавалось увлекать их до блестящих решений и наэлектризовывать их на минуту до действий, это было заблуждение, делающее, может быть, честь его сердцу, но конечно не уму; еще большим заблуждением было, когда он думал, что союз с Фивами, Мегалополем, Аргосом и другими государствами, кое-как образовавшийся в минуту опасности, может остановить усиливающееся могущество царя Филиппа, который, если бы у него и удалось выиграть сражение, вернулся бы с удвоенными силами, тогда как греческим союзам первое поражение положило бы конец. Демосфен должен был знать, что означало то, что не он сам был полководцем, исполняющим рекомендуемые им политические проекты, что он должен был вверять их, а с ними и судьбы государства таким полководцам, как своевольный Харет или беспутный Харидем, умевшим управляться с бандами наемников и доставлять им необходимые "харчи". Он должен был знать, что в самих Афинах, лишь только он приобрел бы влияние, против него соединились бы богатство, трусость и эгоизм, что, опираясь на них, его личные противники пустили бы в ход все прижимки и затруднения законодательства, чтобы помешать его планам, - планам, цену которых после дня при Херонее один афинский гражданин определил горькими словами: "Не потеряй мы сражения, мы бы погибли".
Для понимания последовавших за этой великой катастрофой событий необходимо в существенных чертах проследить приведший к ней ход борьбы между Афинами и Македонией.
Великая политическая деятельность Демосфена началась, когда успехи Филиппа против фокейцев, его влияние на партии в Эвбее и занятие им Амфиполя обнаружили образование такого могущественного государства, которое превзошло все самые смелые мечтания греческой политики. То обстоятельство, что афиняне, заняв после первых успехов Филиппа
против фокейцев в 352 году Фермопилы, сами выдали, чего они хотят, указало дальнейший путь их противнику. У них еще был их флот, а вместе с тем и перевес на море, которому недоставало лишь быстроты и решительности, чтобы раздавить только теперь еще созидавшийся македонский флот. Афины были опаснейшим врагом Филиппа в Греции; их необходимо было изолировать и победить быстро следовавшими один за другим ударами.
Олинф, стоявший во главе снова вступивших в союз Халкидики городов, четыре года тому назад, когда еще шла борьба за Амфиполь, соединился с Филиппом против Афин и принял из его рук занятую афинскими клерухами Потидею; он тоже считал себя достаточно умным, чтобы извлекать выгоды из того, кого уже боялся; теперь после первых успехов Филиппа над фокейцами Олинф послал в Афины предложение заключить союз; чтобы начать борьбу против них, Филипп воспользовался тем случаем, что они приняли под свою защиту бежавшего претендента на македонский престол и отказывались выдать его. Несмотря на присланную Афинами помощь, халкидский союз был побежден, Олинф разрушен, а другие города союза присоединены к македонской территории (348 г.).
В то же время афиняне предприняли неудачную экспедицию в Эвбею; из тиранов отдельных городов большинство держало сторону Филиппа; он занимал таким образом положение, угрожавшее Аттике с тыла. Он сам, оставив Олинф уже в третий раз, обратился против фракийского царя Керсоблепта, который поддерживал Олинф по наущению Афин. Теперь македонский флот был в состоянии грабить афинские острова Лемнос, Имброс и Скирос и захватывать афинские купеческие корабли; даже Парал, одна из священных афинских триер, была захвачена у берегов Марафона и как трофей уведена в Македонию. А Фивы, жестоко теснимые фокейцами, просили помощи у Филиппа и пригласили его занять фермопильский проход. Чтобы избежать этого неприятного поворота, Афины предложили мир; то обстоятельство, что Афины, чтобы прикрыть Фермопилы и Геллеспонт, потребовали включить в мир фокейцев и Керсоблепта, грабителей храма и варвара, что наконец они и без этих условий готовы были согласиться на мир (348 г.), показывало, сколько значения приобрел Филипп и как много потеряли Афины. Наступивший в одно время с этим последний кризис в священной войне еще ухудшил положение.
Еще фокейцы занимали Фермопилы и отложившиеся от Фив беотийские города Орхомен и Коронею; правда, сокровищница Дельф была близка к истощению, но они надеялись на Афины, и к ним на помощь с тысячью гоплитов пришел спартанский царь Архидам. Обещанием передать дельфийскую святыню в руки Спарты Филипп добился возвращения спартанцев домой; за право свободно отступить со своими 8000 наемников предводитель фокейцев - это было в те дни, когда афинский демос соглашался на этот мир - передал македонянам Фермопилы. Филипп вступил в Беотию; Орхомен и Коронея сдались; Фивы были рады получить обратно эти города из рук Филиппа. Вместе с фиванцами и фессалийцами Филипп созвал совет аафиктионов; Афины не приняли в нем участия. Таким образом был произнесен приговор над фокейцами: они были исключены из священного союза, их 22 города уничтожены, стены их разрушены; те, которые удалились вместе с наемниками, были прокляты и объявлены вне закона, как грабители храма; едва было не прошло предложение этейцев казнить всех способных носить оружие жителей. Дальнейшим постановлением амфиктионов голос фокейцев был передан Филиппу, и в его руки отданы заведование Пифийскими играми и охрана дельфийского храма.
Таким образом он стал во главе этого священного союза, который благодаря только что происшедшему приобрел такое политическое значение, какого он никогда прежде не имел. Первое применение этого значения коснулось Афин, которые медлили признать принятые постановления и переданные Филиппу полномочия; амфиктионийское посольство явилось в Афины, чтобы потребовать положительного согласия. В случае отказа собрание изрекало отлучение над Афинами, а войско Филиппа было готово привести его в исполнение. Даже сам Демосфен советовал уклониться от священной войны.
Уверенным шагом шла вперед политика Филиппа. Теперь эпирское царство было у него в руках; надежда на общую борьбу против Спарты склонила на его сторону города Пелопоннесар его приверженцы господствовали в Элиде, Сикионе, Мегаре, в Аркадии, Мессении и Аргосе. Затем он стал твердой ногой в Акарнании, заключил союз с этолянами и отдал им Навпакт, которого они желали. Со стороны суши держава Афин была окружена со всех сторон и почти что парализована. Но им оставалось еще море; вместе с Херсонесом их флот обеспечивал им Геллеспонт и Пропонтиду. Филипп должен был стараться поразить их там. Продолжая постоянно повторять им свои уверения в дружбе и миролюбии, он снова бросился на Керсоблепта и родственных ему мелких фракийских князей, подчинил себе земли по обоим берегам Гебра, обеспечил их за собою рядом основанных им в глубине страны городов, и греческие города на Понте до самого Эдесса охотно вступили с ним в союз. Впечатление, произведенное его успехами, было так сильно, что король гетов на нижнем Дунае просил его дружбы и прислал ему в жены свою дочь.
В неменьшей степени устрашили эти успехи и противников Филиппа в Греции. Требование афинян восстановить фракийских князей, бывших их союзниками, отправка клерухов для защиты угрожаемого Херсонеса, отказ города Кардии принять их, отклонение Афинами предложения Филиппа решить спор третейским судом и нападение и разрушение афинскими стратегами уже принадлежавших Македонии городов на Пропонтиде - все это привело к новой войне.
Филипп заключил союзы с Византием, Перинфом и другими городами, освободившимися от Афин в союзническую войну, и в силу этого потребовал их помощи в борьбе против фракийцев; но они не оказали ее, боясь его увеличивавшегося могущества; Афины предложили им союз и помощь войсками. Они отвратили уже от него большинство городов Эвбеи, заключили союз с Коринфом, акарнанцами, Мегарой, Ахеей и Керкирой и вступили в новые переговоры с Родосом и Косом; они указали при дворе в Сузах на опасности, которыми угрожало персидскому царству растущее могущество Филиппа; афинский стратег в Херсонесе получил персидские субсидии, и увлечение афинского демоса делом спасения греческой свободы росло с каждым днем.
После победы над фракийцами Филипп обратился против Перинфа и Византия, служившем ключом к Понту; с падением этих городов могущество Афин было бы подрезано под самый корень. На ультиматум Филиппа афиняне отвечали объяснением, что он нарушил предположенный мир; они послали византийцам обещанный флот; от Родоса, Коса и Хиоса, союзников Византия, явилась помощь; ближайшие сатрапы поспешили поддержать Перинф и послали войска во Фракию. Филипп принужден был отступить.
Он обратился теперь против скифов. Скифский царь Атей по сю сторону устьев Дуная был опасным соседом для новооснованного им города в долине Гебра; он побил его. Затем он направился домой через область трибаллов;
они, бывшие нередко докучными соседями для границ Македонии, должны были тоже научиться трепетать перед его силой. Ему надлежало обеспечить себя в тылу, чтобы нанести решительный удар афинянам.
А эти действовали ему в руку. Они возобновили свои старинные приношения в дельфийском храме за битву при Платее с надписью: "Из добычи, отнятой у соединившихся для общей борьбы против эллинов, персов и фивян". В собрании амфиктионов локры Амфиссы принесли, по наущению Фив, жалобу на это и потребовали тяжелой денежной пени; афинский посол Эсхин отвечал им упреком в том, что они вспахали принадлежавшую дельфийскому храму землю; он привел собрание в такое возбуждение, что было принято решение немедленно покарать этих грабителей храма; но земледельцы Амфиссы прогнали назад амфиктионов и пришедших с ними дельфийцев. После такого позора было решено созвать экстраординарное собрание амфиктионов, которое должно было принять необходимые меры, чтобы покарать это кощунство. Посланные Афин и Фив не явились; Спарта была исключена со времени окончания священной войны; явившиеся на собрание постановили объявить священную войну против Амфиссы и поручили ее близлежащим племенам. Она не имела успеха; земледельцы Амфиссы продолжали упорствовать. Следующее очередное собрание - осенью 339 года - поручило царю Филиппу наказать их кощунство и принять на себя гегемонию в священной войне.
Он явился не с одной только целью наказать пахарей Амфиссы. Афины возобновили войну против него и принудили его отступить из-под Византия и Перинфа; благодаря своему походу за дельфийского бога он мог привести свое сухопутное войско в ближайшее соседство с границами Аттики и продолжать войну там, где афинянам не могли оказать никакой помощи их морские силы; то обстоятельство, что они сами подали повод к решению относительно Амфиссы и что они должны были теперь обратиться против того, кто пришел исполнить его, открывало перед глазами всего мира их неправоту и внутренние противоречия их политики. Он имел право рассчитывать на Фивы, которые к тому же, будучи полны озлобления против Афин, были обязаны со времени войны против фокейцев благодарностью ему и спасшему их оружию Македонии и были связаны с ним союзом. Никея у входа в Фермопилы с юга, которую он отдал фессалийцам, открывала ему путь к югу. От Гераклеи, лежавшей при северном входе в Фермопилы, он послал вперед через проход в области Дориде, ближайшим путем к Амфиссе часть своего войска; с главными силами он прошел через Никею в проход, ведущий к Элатее, расположенной на возвышенной части фокейской равнины Кефиссы; поздней осенью 339 года он был в Элатее и укрепился там; перед ним лежали открытыми границы Беотии и путь в Афины, позади его были проходы, обеспечивавшие его связь с Фессалией и Македонией.
Он связался с Фивами и предложил городу, если он пойдет с ним вместе против Афин, участие в победной добыче и расширение его области, или, если он не желает воевать заодно с ним, требовать беспрепятственного пропуска. Одновременно с этим в Фивы явились афинские послы; не взирая на все случившееся за последние двадцать лет, рвению Демосфена удалось добиться заключения союза между Афинами и Фивами. Фивы послали на помощь локрам Амфиссы корпус наемников; Афины предоставили им 10 ООО солдат, навербованных ими; оба города пригласили изгнанных фокейцев возвратиться на родину и помогли им снова укрепить несколько главных пунктов страны. Но македоняне подступили к Амфиссе и побили наемные полчища врагов; Амфисса была разрушена, Афины и Фивы вооружались с величайшей поспешностью и призвали к оружию даже граждан, чтобы встретить в Фокиде главные силы Филиппа; афинское войско двинулось к Фивам и соединилось с беотийским. Два удачных сражения придали им храбрости и уверенности в себе; Коринф, Мегара и другие союзники Афин прислали тоже вспомогательные войска.
Но Филипп не отступил; он вытребовал подкрепления из Македонии; с теми, которых привел его сын Александр, его войско усилилось до 30 000 человек. Может быть в это время царь послал в Фивы предложение вступить в переговоры; но энергичный протест Демосфена победил миролюбие беотархов. Если бы только войско союзников - численностью оно превосходило македонское - в такой же степени сумело удержать за собою и военную инициативу; они стояли на крепкой позиции при входе в Фокиду, у Кефиссы. Движение Филиппа влево принудило их отступить назад на равнину Беотии. При Херонее Филипп встретил их для битвы (ав1густ 338 года); борьба была в высшей степени упорная; долго колебавшееся сражение решила атака кавалерии, руководимая Александром; победа была полная. Войско союзников было рассеяно и уничтожено. Судьба Греции была в руках Филиппа.
Но в намерения его политики не входило, да он и не был настолько ослеплен своей победой, чтобы обратить Грецию в провинцию Македонии. Только фиванцы понесли заслуженную кару за свое отпадение. Они должны были снова принять к себе изгнанников и составить из них новый совет, который присудил вчерашних вожаков и совратителей города к смерти или изгнанию. Беотийский союз был уничтожен, общины Платей, Орхомена и Феспий восстановлены, Ороп, отнятый Фивами у Аттики двадцать лет тому назад, возвращен Афинам, наконец была занята македонским гарнизоном Кадмея, такая позиция, откуда можно было поддерживать спокойствие не только в Фивах, но и в Аттике и во всей Средней Греции.
Насколько строго были наказаны Фивы, настолько же милостиво было поступлено с Афинами. В минуты первого волнения после погрома там приготовились к борьбе на жизнь и на смерть; во главе войска хотели поставить Харидема и вооружить рабов, но участь Фив и предложения царя охладили их рвение; предложенный царем через одного из пленных, оратора Демада, мир был принят; афиняне получали обратно без выкупа всех пленных, сохраняли Делос, Самос, Имброс, Лемнос и Скирос и снова приобретали Ороп; их усмотрению, - может быть, только для формы - было предоставлено присоединиться или нет к общему миру царя с эллинами и к союзному совету, который он учредит вместе с ними. Афинский демос постановил оказать царю всевозможные почести, дал ему, его сыну Александру и его полководцам Антипатру и Пармениону право гражданства, воздвиг ему как "благодетелю города" статую на площади и т. п.
Но свое дело в Греции царь думал основать не на одном только страхе; и македонская партия, на которую он рассчитывал или которая образовалась снова, состояла не из одних только изменников и купленных деньгами людей, как это изображает Демосфен. Замечательно, что одним из самых верных приверженцев царя был Демарат, друг и боевой товарищ Тимолеонта при освобождении Сицилии, более всех исполненный великой мыслью о национальной борьбе против персов. И другие тоже должны были держаться убеждения, высказанного Аристотелем в словах: что царская власть по своей природе только одна в состоянии стоять выше партий, расшатывающих государственную жизнь Греции, что она одна только может создать справедливую среднюю форму государства, "ибо задача царя быть стражем, чтобы имущие классы не терпели ущерба в своем имуществе, а демос не терпел бы от своеволия и высокомерия". Частые опыты тирании не могли достигнуть этого результата, "потому что она опирается не на свое собственное право, как исстари учрежденная царская власть, но на благосклонность демоса, или на насилие и правонарушение".
Действовал ли Филипп в этом смысле?
Минуя область Аттики, он прошел далее, в Пелопоннес. Мегара, Коринф, Эпидавр и другие города, думавшие прежде защищаться за своими стенами, просили теперь мира; царь даровал им мир каждому в отдельности, - коринфянам под условием, чтобы Акрокоринф был занят македонским гарнизоном; подобными же мирными договорами, с наказом присылать в Коринф уполномоченных для заключения всеобщего мира, сопровождалось его дальнейшее движение по Пелопоннесу. Только Спарта отвергла все предложения; Филипп прошел по Лаконской области до самого моря и, по решению третейского суда из всех эллинов, определил границы Спарты с Аргосом, Тегеей, Мегалополем и Мессенией, так что важнейшие проходы попали в руки тех, которые предпочли бы, чтобы полное уничтожение ненавистного государства освободило их от всех будущих забот.
Уже посольства греческих государств - кроме Спарты - собрались в Коринфе; там был заключен "всеобщий мир и союзный договор", быть может, на основании предложенного царем Филиппом плана, но конечно не в форме одностороннего македонского приказа. Свобода и автономия каждого греческого государства, мирное пользование своею собственностью и взаимная гарантия этого, свобода сношений и постоянный мир между ними, - таковы были основы этого соглашения; для обеспечения и приведения в исполнение пунктов этого договора был установлен "всеобщий союзный совет, на который каждое государство должно было послать своих представителей; главной их задачей было следить за тем, чтобы в союзных государствах не происходило изгнаний или казней вопреки существующим законам и конфискаций, прощения долгов, раздела имуществ и освобождения рабов с целями переворота". Между объединенными таким образом государствами и македонским царем был заключен вечный оборонительный и наступательный союз; ни один грек не должен был служить против царя или помогать его врагам под страхом быть наказанным изгнанием и потерей всего имущества. Суд над нарушителями союзного договора был передан совету амфиктионов. Наконец, как краеугольный камень всего была решена война против персов, чтобы отомстить им за все содеянные над греческими храмами святотатства; царь Филипп был назначен полководцем в этой войне, с неограниченной властью на суше и на море.
Филипп возвратился в Македонию, чтобы заняться приготовлениями к великой национальной войне, которую он задумал начать ближайшей весной. Посылка сатрапа на помощь во Фракию давала ему вполне законный повод начать войну с персидским царем.
Замечательно, что в то же время судьбы Сицилии устраивались совершенно обратным образом. В самом жалком состоянии, теснимые тиранами и угрожаемые карфагенянами, патриоты Сицилии обратились к Коринфу с мольбой о спасении. Оттуда был послан к ним с небольшим войском благородный Тимолеонт. Он низложил тиранию в Сиракузах и затем в других городах по очереди и отбросил карфагенян на их прежние границы в западном углу острова (339 г.); в освобожденные города он привлек множество новых греческих поселенцев, восстановил в них демократическую свободу и автономию; в Сицилии, по-видимому, должна была снова расцвести та форма государственной жизни, которая пала на родине. Но новосозданное положение вещей только ненадолго пережило смерть великого мужа (337 г.); еще прежде чем карфагеняне успели решиться на новые нападения, эти демократии путем олигархии или тирании уже снова враждовали между собою. Менее всего они могли ожидать спасения из Великой Греции; быстро усиливавшееся именно теперь движение италийских народов создавало там еще не пришедшим в полный упадок городам новые опять затруднения;
царь Архидам спартанский, взятый на службу терентинцами, пал, сражаясь во главе своих наемников с мессапийцами, как говорят, в тот самый день, когда Филипп победил при Херонее.
Эта битва и коринфский союз повлекли за собою, по крайней мере, в пределах родины объединение эллинов, служившее гарантией внутреннего мира и общей национальной политики во вне. Это объединение было не только международного, но и государственно-правового характера, как его некогда рекомендовали ионийцам Фалес и Биант: это не была та гегемония, которую афиняне в лучшие дни своей славы слишком скоро должны были превратить в господство, чтобы удержать ее за собою, и не та система насилия, которую после Анталкидова мира пыталась установить Спарта именем персидского царя на служение его политике, - но это была федеральная конституция с правильно организованным советом и судом над входившими в состав союза государствами, с общинной автономией отдельных государств, с постоянным миром в пределах родины и свободой внутренних сношений, с гарантией всех за каждого и, наконец, с окончательно решенною войною против персов, причем главенство в команде над войсками и во внешней политике всякого государства, в силу союзной клятвы, было передано гегемону союза, властителю Македонии.
Какой тяжелой борьбы, каких суровых мер ни стоило достижение этих результатов, но македонский царь оказывал честь себе и эллинам, когда предполагал, что борьба против персов, ставшая возможной только таким образом, что расширение общего национального могущества, внешние успехи и благословения внутри, которые обещало это дело в случае своей удачи, заставят забыть поражения и жертвы, которых потребовало его создание. Но только его неоднократные заверения и принятые им на себя по союзному договору обязательства служили ручательством, что его оружие будет посвящено великой национальной борьбе; его собственный интерес предписывал ему с самого начала эту политику, собрать силы Греции, чтобы получить возможность решиться на борьбу с Персией, а эту борьбу предпринять для того, чтобы тем вернее соединить и прочно слить воедино еще оставшиеся здоровыми силы в жизни греческих государств.
Его могущество, одно только, подобно защитному валу, и прикрывавшее Элладу от варваров севера, под ударами которых уже пала Италия, было теперь достаточно велико и торжественным образом призвано выступить во главе объединенной Греции на борьбу против варваров на востоке. Эта война вела за собой освобождение греческих островов и городов, со времени падения Афин, со времени Лисандра и со времени Анталкидова мира снова подпавших персидскому игу, - открытие Азии для свободных сношений и греческой промышленности, для прилива туда эллинской жизни, а избытку беспокойных, волнующих и одичалых элементов, от которых до сих пор тяжело страдала изнывавшая в своем беспорядочном партикуляризме и порождавшая все новые, худшие и более разрушительные элементы Греция дала место, случай и заманчивые перспективы найти в новых условиях жизни, новую почву для действительности и исцелиться, работая над множеством новых задач.
Космополитический дух, развившийся в Греции в одно время с упорным партикуляризмом благодаря распространившимся на весь мир сношениям, множеству изгнанников, наемничеству, куртизанкам, рационализму и образованности должен был наконец, чтобы не растратить бесполезно остаток национальных сил, найти соответственное выражение в правильной деятельности с рассчитанными последствиями. Этой цели он достигал походом в Азию.
Если таким образом со стороны Европы все было готово к окончательному кризису, то со стороны Азии точно так же обширное царство персов достигло того пункта, когда элементы силы, на которых были основаны его прежние успехи, истощились, и оно, по-видимому, держалось только инертной силой раз совершившегося факта.
О природе и устройстве этого персидского царства до нас дошло немного сведений, да и это немногое по большей части весьма внешнего характера, - почти исключительно сведения с точки зрения тех, которые в персах видели и презирали только варваров; и лишь в величавой фигуре Дария, нарисованной нам одним из бойцов при Марафоне в его драме о персидских войнах, чувствуется отчасти глубоко мощная натура этого благородного народа.
Быть может, мы имеем право дополнить и углубить это впечатление тем, как выразился его характер в непосредственном складе его внутренней жизни, в его религии и его священной истории. Они свидетельствуют о высокой нравственной силе, с которой персы сравнительно с другими народами Азии вступают в историю, о серьезном и торжественном понимании задач, для которых живет индивидуум и народ.
Чистота дел, слов и помышлений - вот чего требует эта религия; правдивость, святость жизни, исполнение долга с полным самоотвержением - вот закон, открытый людям Заратуштрой, провозвестником божьего слова. В сагах о Джемшиде и Густаспе, о битвах с туранцами, у них развиваются представления о том, чего искать и избегать должна действительная жизнь, совсем иные, чем у греков, в их песнях о Трое, Фивах и аргонавтах.
В самой глубокой древности по возвышенным равнинам, простирающимся от Демавенда до реки Синда, бродили дикие орды; затем появился возвеститель нового закона, пастырь человеков, Хаома, передал свое учение отцу Джемшида и люди начали селиться и возделывать поля; и когда Джемшид сделался царем, он упорядочил жизнь своего народа и сословий своего царства; в его блестящее царствование не умирали животные и не увядали растения, в воде и плодах нигде не было недостатка, не было ни мороза, ни жары, ни смерти, ни страстей, повсеместно господствовал мир. Он с гордостью говорил: "От меня исходит разум, еще не было царя, подобного мне; земля стала такою, как я желал; пищу, сон и радость люди имеют через меня; у меня все могущество, и смерть я изгнал с лица земли; поэтому они должны называть меня творцом вселенной и молиться мне". Тогда блеск божий оставил его; губительный Зохак победил его, прогнал и начал свое грозное царствование; затем последовали времена дикого восстания, из которого победителем вышел, наконец, герой Феридун; он и после него его род, род "людей первой веры", господствовали над Ираном, ведя постоянно тяжелую борьбу с дикими туранцами, пока, наконец, при шестом царе после Феридуна, при царе Густаспе, не появился вестник неба, Заратуштра, чтобы научить царя мыслить, говорить и действовать согласно с законом.
Основой нового закона была вечная борьба между светом и тьмою, между Ормуздом и семью князьями света, с одной стороны, и Ариманом и семью князьями тьмы - с другой; оба они со своими воинствами борются за господство над миром; все сотворенное принадлежит свету, но тьма принимает участие в беспощадной борьбе; только человек стоит между ними, чтобы по свободному выбору или помогать добру или уступать злу. Сыны света, иранцы, ведут таким образом великую борьбу за Ормузда, чтобы подчинить его господству вселенную, устроить ее по образцу царства света и хранить ее процветание и чистоту.
Таковы верования этого народа и импульсы, из которых развивалась его историческая жизнь; они живут, одни возделывая поля, другие ведя пастушескую жизнь, в суровой горной местности Персиде, под властью своих благородных родов, о бесчисленных замках которых мы слышим по прошествии целых веков; во главе их стоит племя парсагадов, знатнейшему роду которых, роду Ахеменидов, принадлежит наследственная царская власть над народом. Царевич Кир при дворе царя в Экбатанах увидел столько высокомерия, слабости и достойных презрения поступков, что почел за благо завладеть властью для своего более строгого народа. Он созывает, - так гласит сказание, - племена, в один день приказывает им вспахать поле и почувствовать весь гнет подданства, а на другой день созывает их на торжественный пир; он приглашает их сделать, выбор между печальной жизнью раба, пригнетенного к земле, и прекрасною жизнью победителя; и они избирают борьбу. Он ведет их на мидян, одерживает победу и становится властелином их царства, доходившего до Галиса и до Яксарта. В дальнейшей борьбе он подчиняет себе лидийское царство и страну до моря Иаонов, {Иаоны - поэтическая форма вместо ионян. Море Иаонов - Эгейское море (Ред.)} и вавилонское царство до самых границ Египта. Сын Кира Камбиз присоединяет к этому царство фараонов; из древних народов и царств никто не может противиться силе молодого народа. Но мидяне пользуются походом персидского царя за Египет в пустыню и его внезапной смертью; их жрецы, маги, провозглашают персидским царем одного из своей среды, называют его младшим сыном Кира, на три года освобождают народы от военной службы и податей; и народы охотно подчиняются им. Но в скором времени восстает ахеменид Дарий с главами шести других племен, и они умерщвляют магов и их знатнейших приверженцев. "Я возвратил господство, отнятое у нашего рода; я восстановил храмы и поклонение покровителю нашего царства; таким образом милостью Ормузда я возвратил себе отнятое, я возвратил прежнее счастье своему царству, Персии, Мидии и другим провинциям", - так гласит надпись Дария.
Дарий организовал царство. Персидской культуры, которая могла бы победить и переделать также и внутренне побежденные открытою силою народы, как некогда сделали это культуры Вавилона и Ассирии, не существовало; религия света, составлявшая главную силу и преимущество персидского народа, не могла и не хотела обращать к себе; поэтому следовало утвердить единство и прочность царства на организации державы, которая его основала и должна была управлять им. Эта организация была полною противоположностью того, как развился греческий мир: в Греции мы находим один народ разделившимся на тысячи вполне автономных кружков, из которых каждый жил своей изолированной жизнью благодаря неисчерпаемому богатству их подвижного и оригинального ума, - в Персии множество наций, по большей части уже отживших и неспособных устроить свою собственную жизнь, были сплочены в одно силою оружия и удерживались строгим и гордым превосходством персидского народа и персидского царя, "богоподобного человека", во главе их.
Эта монархия, простиравшаяся от греческого моря до Гималаев, от африканской пустыни до степей Аральского моря, не отнимает у народов их индивидуальности и привычного им образа жизни, охраняет их в том, "чего требует их право", относится с терпимостью ко всем религиям, заботится о торговле и благосостоянии народов, оставляет им даже их родовых князей, если они изъявляют покорность и платят дань, - но ставит над ними крепко сплоченное здание военного и административного единства, носители которого избираются из господствующего племени, племени "мидян и персов". Одинаковая религия, суровая и строгая жизнь в полях и лесах, воспитание при дворе и на глазах царя призванной к военной службе знатной молодежи, собранное при этом дворе войско десяти тысяч бессмертных, две тысячи копейщиков и две тысячи всадников, стекающиеся изо всех частей обширного государства в столицу подати и собираемые в государственном казнохранилище подарки, строгая иерархия и чинопочитание собирающихся при дворе знатных персов до самых "единостольников" и "родственников" царя включительно - все это вместе придает столице государства необходимую силу и значение, чтобы быть объединяющим и могущественным центром. Строящаяся по всему царству сеть больших дорог, почтовые станции с находящимися всегда наготове эстафетами, крепости, воздвигнутые около всех важных проходов и пунктов границы, обеспечивают связь между частями страны и возможно быстрое пользование центральной силой. Послы персидского царя могут таким образом менее чем в десять дней передавать депеши из Суз в Сарды (350 миль), и в каждой местности есть готовое войско, чтоб исполнить заключающийся в них приказ.
В административном отношении Дарий разделил царство на двадцать сатрапий, не принимая в соображение национальности или исторические мотивы; это географические округа, определяемые природными границами. Все отношения местных жителей к государству ограничиваются тем, что они должны оставаться покорными, платить дань и, когда происходит общий набор, отправлять военную службу, содержать сатрапа с его двором и расположенные в главных городах и пограничных крепостях их области войска персидского царя. Сатрапы - "цари только подвластные персидскому царю" - ответственны за повиновение и порядок в их сатрапии, для защиты которой, равно как и для увеличения области и дани, они ведут войну и заключают мир по приказу и без приказа из столицы. Они, в свою очередь, тоже передают отдельные округа своей области местным жителям или своим любимцам, которые собирают дань и управляют там. Расположенными в сатрапии войсками они могут пользоваться, но эти войска стоят под командой назначенных самим царем полководцев, соединяющих часто в одних руках начальство над войсками нескольких смежных сатрапий. Бдительность и храбрость войск, верность сатрапов, постоянный надзор царя за ними при посредстве своих послов, эта поднимающаяся ступенями пирамида монархических организаций есть форма, сплачивающая подвластные земли и народы.
Через богатые льготы, постоянно возобновляемые дары в знак милости и почести и через крупное жалованье за военную службу знать и народ Персии как бы участвуют в преимуществах власти своего царя. Это, а с другой стороны постоянный надзор и контроль, строжайшая дисциплина, произвольное и часто кровавое правосудие царя поддерживают страх и верность долгу в призванных к службе. Горе сатрапу, который даже только мало заботится о земледелии, о благосостоянии своей провинции и об орошении, который не разводит парков, в провинции которого убывает народонаселение или отстает культура почвы, который угнетает подданных: по воле царя и мыслию и делом они должны быть правыми слугами чистого учения; все их взоры должны быть обращены на царя и только на него; как Ормузд, которого он является изображением и орудием, правит царством света и борется с губительным, замышляющим зло Ариманом, так же и он неограничен, непогрешим, выше всех и вся.
Таковы основные черты этой организации власти, являющиеся результатом особенностей в характере персидского народа, его старинной наивной приверженности к главе племени и гордого чувства законности, господствовавшего в его старых родовых организациях. Эта грандиозная организация деспотической власти покоилась на том основании, что личное достоинство и сила одного ее обладателя возобновлялась в каждом преемнике, что двор и гарем вблизи, сатрапы и начальники войск вдали не переставали быть руководимыми и управляемыми им и что господствующий народ оставался верен самому себе, своей строгости и грубости и слепой преданности богу-царю.
В царствование Дария могущество Персии достигло своего высшего расцвета, на какой оно только было способно; подвластные народы благословляли ее господство; даже везде в греческих городах нашлись почтенные люди, которые ценою тирании готовы были склонить себя и своих сограждан под персидское иго; нравственное уважение благородных персов к умным эллинам не могло увеличиться от этого. После Дария, после поражений при Саламине и Микале начали показываться первые признаки застоя и упадка, которому должно было с прекращением его победоносного и завоевательного роста подвергнуться это неспособное к внутреннему развитию государство. Ослабление деспотической силы и влияние двора и гарема начали давать себя чувствовать уже по смерти Ксеркса; завоевания на фракийском берегу, Геллеспонт и Босфор, греческие острова и города по берегам Малой Азии были потеряны; скоро отдельные из подвластных народов начали делать попытки к освобождению, восстание Египта и восстановление там старинной туземной династии уже встретило поддержку со стороны Эллады. С другой стороны, чем счастливее были в своих войнах сатрапы передовых земель и чем более видели они ослабление личной воли и силы своего повелителя, тем смелее действовали они в своих собственных интересах и стремились к самостоятельной и наследственной власти в своих сатрапиях. Но крепкое здание государства было еще достаточно прочно, а в знати и народе Персии была еще настолько жива старинная дисциплина и верность, что она могла еще бороться с проявляющимся местами злом.
Серьезнее сделалась опасность, когда по смерти Дария II (427-404 гт.) его младший сын Кир поднял знамя восстания против старшего, Артаксеркса II, который уже надел на себя тиару. Кир, родившийся не до вступления отца на престол, как его брат, но когда его отец был уже царем, считал себя обладателем таких же законных прав, в силу которых Ксеркс наследовал некогда Дарию; еще отец послал его, любимца матери Парисатиды, "Караном" в Малую Азию и сделал его, по-видимому, "владыкой" над сатрапиями - Каппадокией, Фригией и Лидией; между тем как прежние сатрапы на морском берегу, Тиссаферн и Фарнабаз, во время жестокой борьбы между Афинами и Спартой поддерживали из соперничества друг с другом то одно, то другое государство, Кир, следуя бесспорно верной в интересах своего государства политике, быстро и решительно стал на сторону Спарты. Даже по свидетельству греков этот молодой князь был полон ума и энергии, военных талантов и отличался свойственною его народу строгостью характера; он мог показать спартанцу Лисандру парк, который он почти весь создал собственными руками; и когда последний недоверчиво посмотрел на его золотую цепь и богатые одежды, Кир поклялся Митрой, что он каждый день не садится за стол, пока не исполнит своего долга относительно полевых работ и воинских упражнений. Он научился понимать и ценить военное искусство и храбрость греков; то обстоятельство, что главным образом его помощь доставила Лисандру победу над Афинами, что с падением Афин наступил конец морскому господству, наносившему до сих пор тяжелый урон персидскому царству, и что Спарта изъявила положительное согласие на возвращение Персии греческих городов Азии, делало, по его мнению, безопасным навербовать как ядро войска, с которым он думал овладеть подобавшим ему царством, 13 000 греческих наемников, пеструю смесь из всех греческих государств, вослед которым Спарта потом прислала в Исс еще 700 гоплитов. Тиссаферн, сатрап Ионии, личный враг Кира, своевременно послал предостережение в Сузы; Артаксеркс выступил против мятежника со всеми войсками своего царства; на границе Вавилонии при Кунаксе произошло сражение. После победы греков на их крыле Кир с 600 всадников бросился на окружавших царя 6000 всадников, прорвался через их ряды, бросился на самого царя и ранил его, но затем пал под ударами царя и его телохранителей. Рану царя вылечил его врач, грек Ктесий. Гарем Кира тоже попал в руки царя, и в числе пленниц две гречанки, доставленные их родителями к царевичу в Сарды; одной из них, милитянке, удалось убежать в лагерь греков, другая, прелестная и образованная Мильто из Фокеи, перешедшая в гарем персидского царя, впоследствии, как рассказывают греки, долго играла в нем значительную роль.
Внешним образом день Кунаксы восстановил могущество персидского царя. Но о глубокой дезорганизации свидетельствовало уже то, что перед самым сражением много знатных персов перешло из царского войска к мятежнику; опасным симптомом было и то, что эта кучка греков на поле битвы рассеяла и разбила несчастное войско царя, что затем, пройдя в боевом порядке по всему царству, она достигла берегов Понта. Неужели организация государства была настолько слаба, что неприятельское войско могло так безнаказанно пройти три, четыре сатрапии с их пограничными крепостями? Мятежник не мог бы никогда миновать проходов Тавра, если бы сатрап Киликии, принадлежавший к древнему местному роду Свинесиев, и если бы персидский флот, бывший под начальством египтянина Тама, исполнили свой долг. Но главным образом то, что Кир, имевший слишком обширную власть в передних сатрапиях, проникнутых по окружавшим их берегам греческим элементом, мог привлечь к себе на службу такую массу греческих воинов, показывало, что эти сатрапии требовали более внимательного и строгого надзора, чем прежде. Была ошибочна не система сатрапий; это была ошибка центральной власти, что караны и сатрапы могли привыкнуть заниматься политикой за свой собственный счет, управлять как независимые территориальные владетели и создавать в тиранах городов, откупщиках податей и щедро одаряемых любимцах партию своих приверженцев, дававшую им достаточно силы для угроз вверху и гнета внизу.
Быть может, и независимо от этого соображения число сатрапий Малой Азии - по устройству Дария I только четыре - было увеличено тем, что большая сатрапия Фригия, обнимавшая все внутреннее плоскогорье от Пропонтиды до Тавра и армянских гор, была разбита на три сатрапии - Фригию на Геллеспонте, Великую Фригию и Каппадокию, - что от сатрапии Ионии была отделена вся Кария и южный берег до Киликии и что, наконец, Киликия впредь была оставлена без сатрапа и, как кажется, сделалась непосредственно царской областью.
Уже спартанцы под предводительством Агесилая были в передних землях, чтобы испытать свое счастье в борьбе с Персией. Недостаток энергии и безуспешность действии Тиссаферна, вернувшегося на свой пост, дали в руки царицы-матери оружие, чтобы отомстить ненавистному за смерть ее любимца, - ему был послан преемник с приказом умертвить его.
Весьма серьезное значение представляло вспыхнувшее в это же время восстание в Египте. Еще при Кунаксе в войске персидского царя бились и египетские воины; но в Греции уже знали, что Египет отложился. Там бежал с флотом в Египет, а Спарта вступила в сношения с Мемфисом, получила оттуда субсидии и обещание дальнейшей помощи. Весьма легко могло случиться, что и финикийские города, и Кипр, где царь Эвагор ревностно вводил греческие обычаи, последовали бы примеру Египта; нападение сухопутных греческих войск на сатрапии Малой Азии ставило на карту все морское могущество Персии; опасность, которой подвергалось персидское царство во время Перикла, повторялась теперь в больших размерах. Как избегнуть ее?
Правильный путь указал афинянин Конон, нашедший после последнего поражения Афин убежище при дворе Эвагора. По его совету, сатрап Фригии на Геллеспонте получил приказ собрать флот и персидскими деньгами доставить государствам Греции возможность бороться против Спарты. Победа Конона при Книде, объявление войны Фивами, Коринфом, Афинами, появление Фарнабаза с флотом у берегов Лаконии и в собрании союзников в Коринфе принудили Агесилая быстро возвратиться на родину. Теснимая со всех сторон Спарта скоро начала искать милости и союза персидского царя; она послала Анталкида для заключения того мира, которым Спарта отдавала Персии греческие города Азии и, кроме того, Кипр. Таким образом Персия с помощью уже не войска, но дипломатии, сделалась госпожою над греками; поддерживая то спартанцев, то афинян, двор в Сузах не давал перевести дух все еще вздорившим между собою государствам Греции; он заставлял их растерзывать друг друга.
Но при этой борьбе в Греции не только мятежники против персидского царя, Кипр, Египет и берег Сирии нашли случай получить себе оттуда помощь, но и сатрапы Малой Азии в своих отношениях к смутам в Элладе не руководствовались теперь одними только указаниями из столицы. Рука слишком добродушного Артаксеркса была недостаточно крепка, чтобы дать себя почувствовать. Несмотря на десятилетнюю борьбу, он добился от кипрского царя только того, что Кипр согласился платить прежнюю дань. Египтом, несмотря на посланное им наемное греческое войско и несмотря на предводительствовавшего им Ификрата, овладеть ему более не удалось. Возмутившихся кадусиев в горах каспийских проходов он не мог более покорить несмотря на все усилия. Горные народы между Сузами, Экбатанами и Персеполем вышли из повиновения, и когда персидский царь проезжал со своим двором через их область, они требовали и получили дань за право проезда. Наконец, возмутились некоторые из сатрапов Малой Азии: Ариобарзан во Фригии на Геллеспонте, Автофрадат в Лидии, Мавсоль и Оронт; только измена Оронта, которого они избрали своим предводителем, спасла персидскому царю полуостров.
В еще более печальном виде предание, правда греческое, показывает нам слабость стареющего Артаксеркса относительно своего двора; здесь он является игрушкой в руках своей матери, своего гарема, своих евнухов. Его сын Дарий, которого он, уже девяностолетний старец, назначил своим наследником с правом уже теперь носить тиару, получил от отца отказ в какой-то милости, задумал устроить заговор против его жизни, и тогда, по приказанию отца, которому это заговор был открыт, поплатился за него смертью. Ближайшим наследником престола был теперь Ариасп, а за ним Арсам; но третий сын Ох, как рассказывают, довел с помощью ложных слухов об отцовской немилости первого до самоубийства, а второго устранил с помощью наемных убийц. Тотчас же вслед за этим (358 г.) умер Артаксеркс П. Ему наследовал Ох.
Ох является в предании настоящим типом азиатского деспота, кровожадный и хитрый, энергичный и сластолюбивый, еще более страшный холодной и обдуманной решительностью своих действий; подобный характер мог еще раз поднять потрясенное в самых внутренних своих основаниях могущество Персии и оживить его призраком силы и свежести и принудить к повиновению возмутившиеся народы и непокорных сатрапов, приучая их молча смотреть даже на свои прихоти, свою жажду крови и на свое безумное сластолюбие. Он начал с убиения своих младших братьев и их приверженцев; и персидский двор с изумлением называл его именем его отца, не имевшего никакой другой добродетели, кроме кротости.
Средства, с помощью которых он вступил на престол, а может быть, уже и предшествовавшие ему кровавые события послужили причиной или предлогом к новым мятежам в передних сатрапиях и к более смелым действиям Египта. Поднялись управлявший Ионией Оронт и управлявший Фригией на Геллеспонте Артабаз; афинские надписи говорят о союзе Оронта с Афинами. Артабаз привлек к себе двух родосских граждан, двух опытных военачальников, братьев Ментора и Мемнона, женился на их сестре и поставил их во главе своих греческих наемников. Афинские стратеги Харет, Харидем и Фокион оказывали ему помощь. Другие сатрапы остались на стороне персидского царя, главным образом сатрап Карий Мавсоль, принадлежавший к древнему царскому роду страны; его делом было отпадение афинских союзников (357 г.) с Родосом, Косом и Хиосом во главе; но Афины тем ревностнее помогали возмутившимся сатрапам; посланное против них царское войско было разбито Харетом; афиняне ликовали точно о второй марафонской победе. Но в Афины явилось персидское посольство с жалобой на Харета и погрозило послать на помощь врагам Афин 300 триер; тогда афиняне поспешили смягчить гнев царя и заключили мир с отложившимися союзниками (355 г.). Артабаз продолжал борьбу и без помощи Афин, его шурин Мемнон предпринял поход против тирана киммерийского Босфора, с которым вела войну Гераклея, важнейший город на вифинском берегу Понта. Сам Артабаз получил помощь от фивян, приславших ему их полководца Паммена с 5000 наемников; с их помощью он в двух сражениях разбил войска царя. Но затем Артабаз заключил фиванского полководца в темницу, так как тот, по-видимому, вел переговоры с противниками; Паммен, вероятно, получил предписание действовать так из Фив, куда персидский царь приказал послать большие суммы денег. С этого момента счастье быстро покинуло Артабаза; он должен был бежать (около 351 года), он и Мемнон нашли убежище при македонском дворе, а Ментор отправился в Египет.
Египет уже давно был главным очагом борьбы против Персии. Когда еще царствовал Артаксеркс II, Tax, сын Нектанеба, готовился там к большому предприятию; с войском из 80 000 египтян, 10 000 греческих наемников, к которым Спарта прислала еще 1000 под начальством престарелого Агесилая, с флотом из 200 кораблей, начальство над которым принял афинянин Хабрий, он думал завоевать еще и Сирию. Но царь Tax своим пренебрежением и недоверием к царю Агесилаю и своими вымогательствами среди египетского народа приобрел себе такую вражду, что, пока он находился в Сирии, сын его дяди Нектанеб II мог провозгласить себя фараоном и, так как Агесилай склонил на сторону нового властелина и греческие войска, Таху не оставалось другого исхода, как бежать в Сузы и просить пощады у персидского, царя. Но в Мендите против Нектанеба поднялся другой претендент и нашел массу приверженцев; дело зашло так далеко, что фараон был окружен вместе со своими греками и вплотную окопан кругом валами и рвами, пока наконец престарелый Агесилай ни напал со своими греками на 100-тысячное войско и ни рассеял и ни обратил в бегство всю мендитскую толпу; это был последний подвиг престарелого спартанского царя; он умер, когда собирался отплыть в Спарту (358 г.).
Скудные известия об этом времени сообщают только, что еще Артаксеркс II послал своего сына Оха против Египта, что поход этот был неудачен и что Ох тотчас же по вступлении на престол воевал с кадусиями и победил их.
Несколько лет спустя, около 354 года, в Афинах были весьма озабочены предпринятыми царем Охом обширными вооружениями, более обширными, чем все предпринимавшиеся со времени Ксеркса; думали, что он хочет сперва покорить Египет, чтобы потом броситься на Грецию; Дарий тоже сперва покорил Египет, а потом обратился против Греции, Ксеркс тоже сперва смирил возмутившийся Египет, а затем предпринял свой поход на Грецию; в Афинах говорили, что Ох уже выступил; что его флот стоит наготове, чтобы перевезти войска за море, что на 1200 верблюдах везут за ним его казну и что на это золото он, кроме своего азиатского войска, навербует тысячи греческих наемников; Афины, памятуя день Марафона и Саламина, должны начать против него войну. Так быстро, конечно, персидское войско нельзя было собрать. И еще ранее этого к продолжавшемуся в Малой Азии восстанию присоединилась и Финикия. Сидоняне со своим князем Теннесом на собрании в Триполе убедили отложиться и другие города; был заключен союз с Нектанебом, царские замки и парки разрушены, лавки сожжены, находившиеся в городах персы убиты; все они, а особенно знаменитый своим богатством и изобретательностью Сидон, вооружались с большим рвением, вербовали наемников и готовили корабли. Персидский царь, войско которого собралось у Вавилона, повелел сатрапу Сирии Велесию и Мазею, управлявшему Киликией, напасть на Сидон. Но Теннес, поддерживаемый присланными ему Нектанебом 4000 греческих наемников под начальством Ментора, успешно отразил их. В то же время восстали девять городов на Кипре и соединились с египтянами и финикиянами, чтобы, подобно им, быть независимыми и управляться своими новыми князьями. Они тоже снаряжали корабли и вербовали греческих наемников. Нектанеб сам был вооружен как нельзя лучше; во главе его наемников стояли афинянин Диофант и спартанец Ламий.
"С позором и стыдом", - говорит один греческий оратор этого времени, - "Ох должен был отступить". Он начал готовиться к третьему походу и пригласил греческие государства поддержать его; это было время последних стадий священной войны; но все-таки Фивы прислали ему 1000 наемников под командой Лакрата и Аргос 3000 под начальством Никострата; в греческих городах Азии было навербовано 6000 человек, поставленных под начальство Багоя. Персидский царь приказал сатрапу Карий Идриею напасть на Кипр; сам он обратился против финикийских городов. При виде таких громадных сил финикияне упали духом; только сидоняне решились сопротивляться до конца; они сожгли свои корабли, чтобы лишить себя возможности бежать. Но, по совету Ментора, царь Теннес завязал уже переговоры и они вдвоем предали город; когда сидоняне увидали, что цитадель и ворота уже находятся в руках неприятеля и что спасение невозможно, они зажгли город и искали смерти в пламени; погибло около 40 000 человек. Цари Кипра упали духом и покорились.
Падение Сидона открывало путь в Египет. Войско персидского царя двинулось вдоль берега к югу и со значительными потерями достигло через пустыню, отделяющую Азию от Египта, стен пограничной крепости Пелусия, защищаемой 5000 греков под начальством Филофрона; фиванцы под командой Лакрата, горя желанием поддержать свою боевую репутацию, тотчас же пошли на приступ, но были отброшены; только наступление ночи спасло их от более тяжелых потерь. Нектанеб мог рассчитывать выдержать борьбу; у него было 20 000 греков, столько же ливийцев и 60 000 египтян, множество находившихся на Ниле кораблей могли помешать неприятелю переправиться через реку, даже если бы он взял укрепления, воздвигнутые вдоль правого берега Нила.
Персидский царь разделил свои силы. Он сам двинулся вверх по Нилу, угрожая Мемфису. Беотийские наемники и персидская пехота под начальством Лакрата и сатрапа Лидии Расака должны были штурмовать Пелусий; аргивские наемники под командой Никострата и 1000 отборных персов под командой Аристазана были посланы с 80 триерами, чтобы попытаться высадиться в тылу Пелусия; четвертый отряд с наемниками Ментора и 6000 греков Багоя наступал к югу от Пелусия, чтобы отрезать сообщение с Мемфисом. Отважному Никострату удалось высадиться в тылу неприятельской линии, он побил расположенных там египтян, а отряд Клейния Косского разбил подоспевших к ним на помощь греческих наемников. Нектанеб поспешил стянуть свои войска в тылу Мемфиса. После отчаянного сопротивления Филофрон сдал Пелусий с правом свободно отступить. Ментор и Багой обратились против Бубастиса; требование покориться и угроза повторить в случае бесполезного сопротивления постигшую Сидон кару вызвали наружу раздор, существовавший между готовыми пожертвовать своею жизнью греками и трусливыми египтянами; греки продолжали борьбу; за взятием наконец города - оно стоило бы жизни любимцу царя Багою, если бы Ментор не подоспел к нему на помощь - последовало занятие всех остальных пунктов Нижнего Египта. Нектанеб не считал себя более безопасным в столице против наступавших превосходных сил и спасся вверх по Нилу со своими сокровищами в Эфиопию.
Таким образом около 344 года Египет покорился Артаксерксу III. Он дал почувствовать свой гнев стране, которая в течение шестидесяти лет была отделена от его царства. Времена Камбиза наступили снова. Последовало множество казней и самых ужасных опустошений; персидский царь собственноручно заколол священного быка Аписа и приказал лишить храмы их украшений, их золота, даже их священных книг. С этих пор он звался "кинжалом" в устах народа. Назначив сатрапом Ферендакеса и отпустив домой со щедрыми дарами греческих наемников, царь с несчетной добычей, покрытый славой, возвратился в Сузы.
Когда десять лет тому назад Артаксеркс III только что начал вооружаться, то какой серьезной изображали афинские ораторы опасность для Греции, если Египет снова сделается персидским. Теперь Афины тревожило только возрастающее могущество македонского царя, готового уже наложить свою руку на Перинф и Византии. Конечно, Филипп мог думать, что он должен спешить, пока Персия - греческих наемников и греческих союзников она нашла бы столько, сколько пожелала бы нанять, - не бросится на Европу; поток варваров прежде всего хлынул бы на его владения.
Персидское царство было так сильно, как в свои лучшие дни; а то, что оно научилось вести свои войны с помощью греческих полководцев и греческих наемников, обеспечивало ему, по-видимому, новое превосходство, пока Греция оставалась тем, чем она была, - полною бродячих сил, разорванною на бесконечное число автономий, управляемой в каждом городе постоянно сменявшими друг друга партиями. Персидскому царю снова принадлежало все царство его предков, за исключением земель по ту сторону Геллеспонта, присоединенных к персидскому царству Дарием и Ксерксом, Фракии, Македонии и Фессалии. В своем хилиархе Багое и в родосце Менторе он имел прекрасных исполнителей своих дальнейших операций; связанные между собою обетом дружбы, они служили своему господину и руководили им; Багой был всемогущ при дворе и в верхних сатрапиях, а Ментору был вверен берег Малой Азии, и в то же время, по-видимому, он в звании карана, как некогда Кир, стоял во главе боевых сил Малой Азии.
По просьбе Ментора, персидский царь даровал помилование Артабазу, Мемнону и их семействам, нашедшим себе убежище при македонском дворе; они возвратились обратно. Из этого времени жизни Мемнона нам сохранен факт, ведущий к поучительным заключениям. Один вифинец, Эвбул, меняла по ремеслу, вероятно, путем откупа податей завладел городом Атарнеем, крепостью Ассом и богатым берегом против Лесбоса и завещал их своему преданному Гермею, бежавшему три раза рабу, как говорили в злоречивых Афинах; там Гермей был известен как ученик Платона и как друг Аристотеля; по смерти Платона Аристотель воспользовался его приглашением пожить некоторое время в Атарнее (348-347 гг.). Ментор обратился против этого богатого "тирана", пригласил его на свидание, чтобы указать ему пути к царской милости, затем приказал его схватить и послал его в Сузы, где он был распят на кресте, а сам Ментор завладел его сокровищами и землями. Только его племянница и приемная, дочь спаслась и бежала к Аристотелю; он взял обедневшую, "но нравственную и хорошую девушку" в жены.
Это было в то время, когда Филипп ходил на фракийцев и, по-видимому, угрожал Византию и Перинфу. Тогда Демосфен советовал афинянам послать к персидскому царю послов, объяснить ему цель македонских вооружений и сказать ему, что один из могущественнейших друзей Филиппа и участник во всех его планах уже схвачен и находится в руках царя. Арзит, сатрап Фригии на Геллеспонте, послал перинфянам деньги, провиант, оружие и наемные войска под начальством афинянина Аполлодора. Но на просьбу афинских послов о персидских субсидиях персидский царь отвечал "очень гордым и варварским письмом". Презирал ли он только афинян или замышлял им погибель, как бы то ни было, события в Греции быстро шли вперед и завершились кризисом как раз в ту минуту, когда его постиг внезапный конец.
Со времени своего славного возвращения из Египта он пребывал в своей столице, господствуя с необузданным произволом и жестокостью. Все боялись его и ненавидели; единственный человек, к которому он питал доверие, злоупотребил им. Его доверенное лицо, Багой, был египтянин; весь преданный вере и суеверию своей родины, гибели которой он сам содействовал, он не забыл посрамления отечественных святилищ и убиения священного Аписа; чем более росло в народе и при дворе озлобление против персидского царя, тем смелее становились планы его вероломного любимца. Евнух заручился содействием царского врача и яд положил конец жизни ненавистного; царство было в руках евнуха; чтобы еще более укрепить за собою свое положение, он возвел на престол младшего сына царя, Арсеса, а его братьев умертвил; спасся только один, Висфан. Это случилось приблизительно во время битвы при Херонее.
Скоро Арсес почувствовал наглую гордость евнуха, он не простил ему смерти отца и братьев. Багой поспешил предупредить его; менее чем после двухлетнего царствования он приказал умертвить царя с его детьми; тиара была вторично в его руках. Но царский дом опустел; от руки Оха пали сыновья Артаксеркса II, от руки Багоя сыновья и внуки Оха, кроме спасшегося бегством Висфана. Был еще в живых сын того Дария, которому его отец Артаксеркс II даровал тиару, но отказал в просимой милости, по имени Арбупал; но глаза персов обратились на Кодомана, принадлежавшего к боковой линии дома Ахеменидов; он был сын Арсама, племянник Артаксеркса II и Сисигамбиды, дочери того же Артаксеркса; в войне, которую Ох вел с кадусиями, он принял вызов их великана-предводителя, принять который никто другой не решался, и победил его; тогда персы присудили ему награду за храбрость, его имя славили стар и млад, царь Ох осыпал его подарками и хвалами и сделал его сатрапом Армении. Уступил ли Багой теперь этому желанию персов или льстил себя надеждой, что Кодоман останется ему предан за достигнутую через его посредство тиару, как бы то ни было, ему очень скоро пришлось узнать, как сильно он ошибался. Царь - он назвал себя Дарием - ненавидел убийцу и презирал его советы; Багой решил устранить его с дороги и подмешал ему в кубок яд; но Дарий был предупрежден; он призвал евнуха и приказал ему, как бы в знак своей милости, выпить кубок. Так понес Багой позднее наказание.
Бразды правления были теперь в руках такого царя, какого Персия давно не имела; прекрасный и серьезный, каким любят представлять себе своего царя азиаты, милостивый ко всем и любимый всеми, одаренный всеми добродетелями своих великих предков, свободный от отвратительных пороков, позоривших жизнь Оха и сделавших его пагубой для государства, Дарий казался призванным исцелить от язв, которыми оно страдало, полученное им без помощи преступления и крови царство. Никакое возмущение не обеспокоило начала его царствования; Египет был возвращен Персии, Бактрия и Сирия верны и покорны царю; властью благородного Дария Азия от берегов Ионии до Инда, по-видимому, была теперь объединена так прочно, как никогда. И этот царь должен был быть последним из потомков Кира, господствовавшим над Азией, как будто бы нужна была невинная голова, чтобы искупить то, чего нельзя было уже исцелить.
Уже на дальнем западе собиралась буря, которая должна была уничтожить Персию. Уже приморские сатрапы послали известие, что македонский царь заключил мир и союз с государствами Эллады и что он собирает войско, чтобы следующей весной вторгнуться в провинции Малой Азии. Дарий во что бы то ни стало желал избежать этой войны; он точно чувствовал, что его громадное царство, расшатанное и умирающее изнутри, нуждается только во внешнем толчке, чтобы рассыпаться. В этой нерешительности он пропустил последний момент, чтобы предупредить нападение, которого он боялся.
В то время, когда он вступил на престол, царь Филипп посылал под начальством Пармениона и Аттала первые войска через Геллеспонт, чтобы утвердиться в греческих городах ближайших сатрапий. Уже участникам эллинского союза было послано приказание посылать свои контингенты в Македонию, а свои триеры в македонский флот. Сам он думал выступить в скорейшем времени, чтобы во главе македонско-эллинских сил приступить к делу, для которого он до сих пор работал.

Глава Вторая

Страна, народ и царская династия Македонии. - Внутренняя политика царя Филиппа II. - Дворянство; двор. - Олимпиада. - Молодость Александра. - Раздоры в царском семействе. - Аттал. - Убиение Филиппа II

Но был ли Филипп, были ли его македоняне греками, чтобы иметь право принять на себя борьбу против персов в духе греческого народа и греческой истории?
Защитники старой партикуляристической политики и греческой "свободы" не раз отрицали это, и их великий представитель Демосфен заходит в своем патриотическом рвении так далеко, что уверяет, будто Филипп не только не из эллинов, но даже не родствен с ними, и что он принадлежит к варварам, которые не годятся даже быть хорошими рабами. [1]
Древнейшие предания рисуют нам иную картину. У Эсхила, как уже упомянуто, царь Аргоса, Пеласг, говорит, что его народ, названный по его имени пеласгами, живет до светлых вод Стримона и занимает вместе с гористой страной Додоны земли около Пинда и обширные равнины Пеонии. Таким образом старый марафонский боец считает народы, живущие в бассейне реки Галиакмона и Аксия, единоплеменными с древним народонаселением земель, лежащих между Олимпом и Тенаром и к западу от Пинда. Высокий Пинд, отделяющий Фессалию от горной страны Додоны и от Эпира, образует своими северными отрогами до Чар-Дага, древнего Скарда, границу между Македонией и Иллирией; затем хребет поворачивает к востоку, к верховьям Стримона и по его левому берегу тянется далее на юго-восток, к морю, под именем Орбела, завершая природную границу македонско-пеонской области и границу с фракийскими народами на востоке и севере. В окруженной таким образом горами области Галиакмон, Аксий со своими притоками и Стримон прорезывают еще вторую и третью горные цепи, которые такими же концентрическими кругами, как Пинд, Скард и Орбел, подхватывают внутреннюю береговую равнину Пеллы и Фессалоники, лежащую у Фермейского залива, а двойной пояс котловин, через который прорываются эти три реки и из которых Аксий и Галиакмон достигают по этой береговой равнине моря недалеко друг от друга, естественным образом разделяет народонаселение этих земель на кантональные племена и делает береговую равнину их центром и сборным пунктом.
По рассказам Геродота, народ, носивший позднее имя дорян, вытесненный из Фессалии, переселился к Пинду в долину Галиакмона и носил там имя македонян. [2] По другим сказаниям, Аргей, родоначальник македонян, выселился из Аргоса в Орестиде, лежавшей у верховьев Галиакмона области, и этим объясняется в них имя Аргеадов, которое носил царский дом. [3] По другому преданию, [4] сделавшемуся потом ходячим в стране, три брата, Гераклиды из царского рода в Аргосе, происходившего от Тимена, пришли на север к иллирийцам, затем проникли далее в гористую часть Македонии и наконец поселились в Эдессе у величественных каскадов, с которыми воды вступают в обширную и плодоносную береговую равнину. Здесь в Эдессе, называвшейся также Эгами, младший из трех братьев основал свое царство, которое затем постепенно росло и наконец соединило соседние округа Имафию, Мигдонию, Боттиею, Пиерию и Амфракситиду под именем македонян.
Они принадлежали к тем же пеласгическим племенам, которые некогда занимали всю территорию Греции и из которых впоследствии также и другие племена представлялись эллинам, от которых они отстали в развитии, варварами или полуварварами. Об этом родстве свидетельствует религия и обычаи македонян; если на границах и происходило смешение с иллирийскими и фракийскими племенами, то все-таки язык македонян является близким к древнейшим диалектам греческого языка. [5]
В военном устройстве македонян до позднейших времен осталось в употреблении имя гетайров. Если последнее, как в этом вряд ли можно сомневаться, появилось в стране вместе с учреждением царской власти, то македонским гераклидам предстояла та же задача, как и их предкам в Пелопоннесе, а именно необходимость по переселении в чужую страну основать свою силу и право на подчинение туземцев, с той только разницей, что здесь более чем в других дорических государствах старое смешалось с новым и слилось в одно целое, сохранившее свежесть, но также и грубую суровость предков, - скажем даже, героическое время в его непоэтическом виде. Здесь существовали обычаи весьма старинного склада. Кто не убил еще ни одного врага, должен был ходить подпоясанный недоуздком; [6] кто не убил еще ни одного кабана в открытом поле, не имел права возлежать на пиру, но должен был сидеть; [7] при похоронах дочь умершего должна была тушить костер, на котором был сожжен труп; [8] существует рассказ, что трофеи первой победы, одержанной Пердиккой над туземными племенами, были по воле богов в течение ночи опрокинуты львом в знак того, что тут не враги побеждены, а приобретены друзья, [9] и с тех пор у македонян так и осталось обычаем не воздвигать трофеев по случаю победы над врагами; этого не делали ни Филипп после дня при Херонее, ни Александр после побед над персами и индусами.
В самые годы этих побед Аристотель пишет: "Из греческих земель царская власть сохранилась только в Спарте, у молоссов и в Македонии, - у спартанцев и молоссов потому, что ее прерогативы были так ограничены, что царям больше не завидовали". Между тем, как везде в других местах, царская власть, забывшая найти себе опору в простом народе, была вытеснена развитием аристократии: между тем как впоследствии даже простой народ, долго бывший исключенным от всякого участия в руководстве общественной жизнью и терпевший гнет, восстал наконец против этой аристократии, отнял у знатных родов их преимущества и низвел их к равноправности демократической общинной жизни, - Македония сохранила свою исконную царскую власть, так как здесь в отношениях между сословиями не успели развиться элементы столкновений и ненависти; "превосходя всех богатством и уважением", говорит Аристотель, здесь сохранилась старинная царская власть. [10]
Опасности здесь были другого рода. Царская власть принадлежала царскому роду; но престолонаследие в нем не было установлено настолько прочно, чтобы им заранее устранялось всякое сомнение и неудовольствие. Чем свободнее здесь была царская власть, тем более требовала она личной энергии и дел от того, кто являлся ее носителем; весьма часто бывало так, что малолетнему, неспособному или бездеятельному наследнику престола приходилось уступить свое место более энергичному родному или двоюродному брату; таким образом по смерти Александра I Филэллина его младший сын Пердикка II не успокоился до тех пор, пока не устранил своих старших братьев Аминту, Филиппа и Алкета; [11] таким образом сын Пердикки Архелай, родившийся в незаконном браке, вытеснил законного наследника и умертвил его, когда тот был еще ребенком. [12] В других случаях простасия, организованная форма опеки, давала в руки средства для узурпации. [13]
Была еще и другая опасность: многие примеры показывают, что младшие сыновья царя, а также и чужеземцы получали, в наследственное владение участки в стране, конечно, под верховенством царя, но с такими царственными полномочиями, которые давали им право призывать народ на военную службу и держать собственные войска. Таким образом младший брат Александр I, Арридей, [14] получил княжество Элимиотиду в горной части Македонии, и оно осталось в его роде, а брат Пердикки Филипп получил удел в верхнем течении Аксия. Царская власть не могла усилиться, если она не могла держать в повиновении эти княжеские линии, пока еще к тому же они находили себе опору в пеонах, агрианах, линкестийцах и других пограничных областях, управлявшихся независимыми князьями. Во время персидских войн Александр I, по-видимому, впервые принудил линкестийцев, пеонов, орестов и тимфейцев признать македонское господство; [15] но их князья сохранили свой княжеский сан, а с ним и. свои княжеские владения.
Об устройстве Македонии до нас дошло слишком мало известий, чтобы можно было сказать, насколько обширна была власть царя. Если царь Архелай в последнее десятилетие пелопоннесской войны мог создать массу новых учреждений, если царь Филипп мог преобразовать монетную систему своей родины, бывшую с тех пор крайне неравномерной, и создать совершенно новую организацию войска, то царская власть должна была иметь весьма широкое право регламентации. Но, конечно, право определялось обычаем, и традиция [16] заменяла недостаток законодательства. Можно сказать, что царская власть была так же далека от азиатской деспотии, как народ от крепостничества и рабской подчиненности; [17] "македоняне - свободные люди", говорит один древний писатель, [18] не пенесты, как масса народа в Фессалии, не илоты, как в земле спартанцев, но народ земледелов, [19] имеющих свободную и наследственную собственность, имеющих общинное устройство с местными собраниями и местным судом, [20] обязанных без всяких исключений военной службой; когда царь призывает страну еще и в позднейшее время, войско считается собравшимся народом и призывается в народное собрание для совета и суда.
В этом войске заметно выступает многочисленная знать под именем гетайров, [21] боевых товарищей, известных уже песням Гомера. Эту знать мы вряд ли имеем право назвать аристократией; ее отличали только большая обширность владений, воспоминания о благородном происхождении и близкие отношения к личности царя, награждавшие верную службу почестями и дарами. [22] Даже княжеские фамилии, которые прежде пользовались независимой властью в верхних частях страны и которые, хотя и стали в зависимые отношения к более могущественным царям Македонии, все-таки сохранили в своей власти свою прежнюю территорию, вступили со своим народом в такие же отношения, какие существовали в македонском царстве. Больших городов в эллинском смысле в этой земле мужиков и знати не было; города, лежавшие на морском берегу, были греческими колониями, независимыми общинами, стоявшими в сознательной оппозиции с лежавшей в глубине материка страной.
Более оживленные сношения Македонии с Грецией начались около времени персидских войн, особенно в царствование Александра I, "Филэллина", как называет его Пиндар. Уже его отец предложил бежавшему из Афин Гиппию, сыну Писистрата, убежище и поземельную собственность в своей стране. Сам Александр, который должен был следовать за войском персов в Элладу, делал, что мог, - припомним только битву при Платеях, - чтобы быть полезным эллинам; так как он доказал свое происхождение от Тименидов Аргоса, то ему было даровано право участия в олимпийских играх, - признание того, что он эллин. [23]
Подобно ему, и его ближайшие преемники [24] с большим или меньшим умением и энергией старались поставить свою страну в непосредственную связь с торговлей, политической жизнью и образованностью Эллады. Близость богатых торговых колоний в Халкидике; существовавшие благодаря им частые сношения с главными государствами Греции, боровшимися за обладание ими и искавшими или боявшимися влияния Македонии; почти непрекращавшаяся борьба в самой Элладе, заставлявшая многие знаменитые имена бежать из отчизны и искать спокойствия и почестей при богатом дворе в Пелле, - все это покровительствовало успехам Македонии.
Наиболее важно и плодотворно было время царя Архелая; между тем как пелопоннесская война волновала и терзала всю остальную Элладу, под его разумным руководством Македония делала быстрые успехи; он построил крепости, которых прежде в стране не было; проложил дороги; продолжал далее начатую организацию войска; [25] "во всем", говорит Фукидид, "он сделал для Македонии более, чем предшествовавшие ему восемь царей". В честь олимпийского Зевса и муз он около Диона, недалеко от гробницы Орфея, учредил по образцу греческих гимнические и музические [26] агоны. Его двор, при котором собирались поэты и различные художники [27] и который был сборным пунктом македонской знати, служил народу образцом и руководил его дальнейшим развитием; Архелай считался у современников богатейшим и счастливейшим человеком на свете.
После него внутренние раздоры возобновились сильнее прежнего, быть может возбужденные и раздутые реакцией против собиравшейся с силами царской власти, но в то же время направленные и против новой образованности и новых обычаев, вводителями которых являлись цари; носителями этих тенденций, поощрявшихся всеми мерами политикой руководящих государств Греции, явились по самому ходу вещей княжеские роды и часть гетайров, тогда как масса народа, по-видимому, оставалась равнодушной.
Уже против царя Архелая поднялся линкестийский князь Аррабей [28] в союзе с элимиотийским Сиррой, выставив предлогом или месть за устранение законного наследника, или защиту устраненного Пердиккой ближайшего законного наследника из царского дома Аминты, сына Арридея, внука Аминты. Архелай купил мир тем, что выдал свою старшую дочь замуж за Сирру Элимиотийского, а младшую за Аминта. [29] Немного спустя он был, как говорят, случайно убит на охоте. [30] Ему наследовал его малолетний сын Орест под опекой Аэропа, но опекун умертвил его и сам сделался царем. Аэроп несомненно сын того Аррабея из бакхиадского рода князей Линкестиды на границе Иллирии, с помощью которых его предки так часто боролись с македонскими царями; все то, что сделали Аэроп, его сыновья и внуки в следующие шестьдесят лет, рисует их постоянными противниками новых монархических тенденций царского дома и представителями освященных стариной более свободных условий жизни. Постоянно возобновлявшиеся мятежи и сопровождавшие их перемены на троне служат доказательством борьбы царского рода с партикуляристическими стремлениями.
Аэроп сумел удержать за собою престол; но когда он умер в 392 году, власть захватил в свои руки Аминта Малый; его в 392 году умертвил Дерда, [31] и царем сделался сын Аэропа Павсаний. Его опять вытеснил [32] Аминта, сын Арридея (390-369 гг.); с ним старшая линия царского дома снова вступила в свои права.
Годы его царствования полны смут, которые, казалось, делали потрясенную Македонию легкою добычею всякого нападения. Призванные, вероятно, линкестийцами иллирийцы произвели опустошительное вторжение в страну, победили царское войско и принудили самого царя бежать за пределы отечества. В течение двух лет царская власть была в руках у Аргея, а принадлежал ли он к царскому дому, или был братом Павсания, или был линкестийцем, остается неизвестным. Но Аминта возвратился назад с фессалийской помощью, и снова возвратил себе свое царство, правда, приведенное в ужасное состояние; города и местности на берегу находились в руках олинфян, даже Пелла закрыла царю ворота. Его брак с Евридикой, принадлежавшей к обоим княжеским домам, к дому Элимаиды и Линкестиды, был, вероятно, заключен для того, чтобы достигнуть наконец примирения. [33]
Затем пошли последствия Анталкидова мцра и поход спартанцев против Олинфа; Аминта присоединился к походу, князь Элимиотиды, Дерда, тоже последовал за спартанцами с 400 всадников. Но достигнуть так скоро цели было нелегко; Дерда был взят в плен. И когда наконец (380 г.) Олинф был сломлен, поднялись Фивы, затем последовали вторжения Спарты при Наксосе и при Левктрах; Олинф возобновил халкидский союз; Ясон Ферский соединил в одно силы Фессалии и принудил вступить в союз с собой Алкета Эпирского и Аминта III, но был убит накануне великих успехов (370 г.). Слабый Аминта не мог бы защититься от его господства. Он умер немного спустя; ему наследовал старший из его трех сыновей, Александр II; его мать, элимиотянка, быстро покончила с ним. Она уже давно находилась в тайной связи с мужем своей дочери, Птолемеем, происходившим из неизвестного рода; пока Александр, призванный на помощь фессалийцами, удачно воевал, она уговорила любовника поднять против него оружие; Птолемей одержал победу над поспешившим возвратиться царем; тогда не замедлили вмешаться Фивы; необходимо было ослабить Македонию, прежде чем она достигнет дальнейших успехов в Фессалии; Пелопид устроил соглашение, по которому Александр давал в заложники тридцать знатных мальчиков, а Птолемей, как кажется, получил удельное княжество с городом Олором (по имени его он называется). Соглашение это как будто было создано для того, чтобы тем вернее погубить царя; он был убит на празднике во время пляски: мать отдала убийце свою руку и престол под именем опеки над своими младшими сыновьями Пердиккой и Филиппом (368-365 гг.). Против него поднялся прибывший по призыву многих мекедонян из Халкидики Павсаний - он носит титул "члена царского дома"; от какой линии его он происходит, определить теперь нельзя. Он сделал быстрые успехи; [34] Евридика с двумя своими детьми бежала к Ификрату, стоявшему недалеко с афинским войском, и он подавил восстание. Но это не утвердило положения Птолемея; убиение Александра было нарушением договора с Фивами; друзья убитого обратились к Пелопиду, стоявшему с войском в Фивах; он явился с быстро навербованным войском; но золото Птолемея рассеяло его; Пелопид ограничился тем, что заключил с ним новый договор; в залог своей верности Птолемей дал 50 гетайров и своего сына Филоксена; может быть, при этом случае попал в Фивы и Филипп.
Впрочем, Пердикка III отомстил узурпатору за смерть своего брата смертью. Чтобы освободиться от влияния Фив, он примкнул к Афинам и со славой бился рядом с Тимофеем против олинфян. Но затем, вероятно, призванные линкестийцами, в его пределы вторглись иллирийцы; он сначала успешно отражал их, но затем пал в одном большом сражении, и 4000 человек пали с ним; страна далеко вглубь была опустошена иллирийцами, а с севера в нее ворвались пеоны.
Таково было положение дел, когда в 359 году вступил на престол Филипп, сперва вместо малолетнего сына Пердикки Аминты. Он - вероятно со смертью Птолемея - уже возвратился на родину; по соглашению, вступить в которое Пердикке посоветовал Платон, ему было дано удельное княжество; войска, которые он там держал, [35] дали ему первую точку опоры. Опасность была велика; страна была занята иллирийцами и пеонами; явились старшие претенденты Аргей и Павсаний, поддерживаемые Афинами и фракийскими князьями; три незаконных сына его отца требовали престола. Поддерживаемый пошедшей навстречу его желаниям страной, Филипп преодолел первые затруднения; его осторожность, ум и решительность спасли царство от иллирийцев, фракийцев и пеонов, престол - от претендентов, а царский дом - от новых интриг и смут. И когда афиняне, ценою признания их притязаний на Амфиполь имевшие глупость отказаться от общего дела борьбы против него, были обеспокоены его успехами и, чтобы сломить силу Македонии единовременным вторжением варваров с трех сторон, заключили оборонительный и наступательный союз с иллирийцем Грабом, пеоном Липпеем и фракийцем Кетрипорисом и его братьями, - Амфиполь был уже взят и граждане перешли на сторону Филиппа; он быстро появился на границах, и далеко еще не готовые к войне варвары должны были поспешно покориться. [36]
К 356 году границы были вполне обеспечены от варваров. Скоро исчезли и партии при дворе; принадлежавшие к партии линкестийцев Птолемей и Евридика умерли; один из сыновей Аэропа, Александр, был позднее куплен браком с дочерью верного Антипатра; двое других, Геромен и Аррабей, другими милостями, а сыновья Аррабея Неоптолем и Аминта воспитывались при дворе. [37] Об обоих претендентах, Аргее и Павсаний, историческое предание молчит. Наконец законного наследника, сына Пердикки Аминту, именем которого сначала правил Филипп, он, когда тот вырос, связал браком со своей дочерью Кинаной. [38]
Таким образом Македония была в руках монарха, который сумел методически и умно развить силы своего государства, воспользоваться ими и увеличить их до такой степени, что они наконец были достойны великой идеи вступить во главе греческого мира в борьбу с Персией. В историческом предании, как оно до нас дошло, изумительные успехи царя заставили забыть составлявшие это могущество элементы, благодаря которым они были достигнуты; и между тем как это предание наблюдает за каждым хитрым движением руки, захватывавшей одно за другим государства Греции, относительно тела, к которому принадлежит эта рука и которому она обязана своею силою и уверенностью своих движений, оно оставляет нас почти в совершенной темноте; соблазнительное золото, которое часто показывает, а в нужную минуту и раздает эта рука, является почти единственным существенным средством, с помощью которого действовал Филипп.
Если мы ближе всмотримся во внутреннюю жизнь его государства, то мы ясно различим два рычага, которые, хотя существовали еще и ранее, но только Филиппом были развиты во всем их значении и сделались основой его могущества.
"Когда мой отец вступил на престол", говорит у Арриана Александр взбунтовавшимся в 324 году в Опиде македонянам, "вы были кочевниками, нищими, одетыми в шкуры, вы пасли на горах овец и едва могли отбивать их от соседних иллирийцев, фракийцев и трибаллов; он дал вам хламиду солдата, свел вас в равнину и научил быть равными в бою с соседними варварами". Конечно, уже ранее в случае войны в поле выходил всякий способный носить оружие македонянин, чтобы по окончании войны снова возвратиться к своему плугу или очагу. Опасное положение, при котором вступил на престол Филипп, войны, которыми он особенно в первые годы своего царствования должен был защищать свою угрожаемую отовсюду страну, подали ему повод снова взяться за дальнейшее продолжение дела, начатого уже царем Архелаем и снова уничтоженного последовавшими за его царствованием внутренними смутами. [39] Опираясь на обязательность военной службы, он создал национальное войско, которое, возрастая все более и более, наконец насчитывало в себе 40 000 человек. [40]
Он сумел не только сформировать его, но и дать ему нужную дисциплину и военную выправку. Нам сообщают, что в пехоте он уничтожил ненужный обоз и телеги с поклажей, всадникам дозволил иметь только по одному конюху, и что часто, даже в летнюю жару, он заставлял их маршировать и делать нередко переходы в 6-7 миль с полным багажом и провиантом на несколько дней. Дисциплина в войске была так строга, что в войне 338 года два высших офицера были разжалованы за то, что привезли с собой в лагерь одну арфистку. [41] С самой службой развилась строгая иерархия начальников и подчиненных и лестница чинов, подниматься по которой дозволяли только заслуги и признанная храбрость.
Благие последствия такой военной организации не замедлили сказаться. Ее результатом было то, что различные местности царства привыкли чувствовать себя одним целым, а македоняне одним народом; она сделала возможным то, что новоприобретенные области срослись с древней Македонией. Но главным образом вместе с этим единством и с этим типом милитаризма, сделавшимся отныне преобладающим, она дала македонскому народу гордое сознание своей военной силы и нравственную мощь подчиняться установленному порядку и иерархии, главой которых был сам царь. А ему, в свою очередь, земледельческое население страны давало гибкий и прочный материал для его целей, а знать гетайров - элементы для контингента офицеров, исполненных чувства чести и желания отличиться. [42] Такое войско должно было стоять выше полчищ наемников или даже обычного контингента граждан греческих государств; такой крепкий и свежий народ не мог не превзойти пресыщенного демократической цивилизацией и возбужденного или притуплённого городской жизнью грека. Милость случая сохранила в этой македонской стране старинную силу и характер до тех пор, пока ему не выпало на долю показать себя на великих задачах; в борьбе между царями и аристократией она даровала здесь победу не надменной аристократии, как несколько веков тому назад в Греции, но царской власти. И эта царская, власть у свободного и крепкого народа пахарей, эта военная монархия придала теперь македонскому народу силу, форму и движение, необходимость которых хотя и признавали даже демократии Греции, но сохранить и развить которые в прочную организацию у них недоставало необходимых сил.
Напротив, образованность, лучший плод греческой жизни, должна была вполне и совершенно проникнуть в жизнь македонского народа и начатое уже прежними царями дело должно было продолжаться. Пример царя и его двора играл здесь крайне важную роль, и знатный элемент страны скоро занял столь же естественное, как и влиятельное положение, сделавшись образованною частью нации; такое различие не могло развиться ни в одном из главных государств Греции: спартанцы все были грубы и отличались от илотов и периэков своей страны только тем, что были их господами; свободные афиняне, по крайней мере, сами все без исключения считали себя крайне образованными, а в других местах существование аристократии хотя и прекратилось с введением демократии, но возникновение различия между бедным и богатым повлекло за собою тем более неизбежный упадок уровня умственной жизни.
Филипп жил в Фивах во время Эпаминонда; на его судьбу рано приобрел влияние Эврей из Орея, один из учеников Платона; самого Филиппа Исократ называет другом литературы и образования, а приглашение Аристотеля в учителя к сыну подтверждает это. Чтение всевозможных лекций, которое он, по-видимому, ввел и которое прежде всего предназначалось для окружавших его пажей, имело своей целью заботу об образовании молодого поколения знати, которое он по мере возможности старался привлекать к своему двору, привязывать к своей личности и приучать к непосредственному служению царскому дому. Как пажи и в более зрелой молодости в рядах гетайров как телохранители (σωματοφύλαχες) царя, как командиры отдельных частей войска при посольствах к греческим государствам, где они так часто являются, знать имела достаточно случаев отличиться или получить награду за оказанные услуги; но везде чувствовался недостаток образованности и аттических манер, каких желал царь и какими он сам обладал. Самый ожесточенный противник его должен был признаться, что Афины не могут указать на подобного ему в светском изяществе; и если обыкновенно при его дворе соответственно грубости македонского характера происходили пиры, шум и пьянство, [43] "как у кентавров или лестригонов", по презрительному выражению Феопомпа, то придворные празднества, прием иностранных послов и празднование великих игр были тем блестящее в эллинском духе и вкусе, все было роскошно и устроено на широкую ногу, а не жалко и скудно. Имения царского дома, поземельные подати страны, пошлины с пристаней, рудники Пангеона, приносившие ежегодно 1000 талантов дохода, и главным образом введенные Филиппом в управление порядок и экономия [44] придали такой блеск его царствованию, как это было только один раз в Греции, - в Афинах, в век Перикла.
Двор Пеллы с его роскошью, военным блеском и собиравшейся при нем знатью мог производить импонирующее впечатление даже на афинских послов. Многие из этих знатных родов, как мы уже заметили, были княжеского происхождения; таков был линкестийский род Бакхиадов; таков был род Полисперхонта, княживший в тимфейской земле; [45] таков род Оронта, которому, по-видимому, принадлежала область Орестиды; [46] старший сын Оронта Пердикка получил командование над фалангой Орестиды, как кажется, той самой, которая, когда он сам сделался гиппархом, перешла к его брату Алкету. Самым знатным из этих княжеских родов, боковой линией царского дома, был род Элимиотиды, происходивший от вышеупомянутого князя Дерды, жившего во время пелопоннесской войны; [47] около 380 года этой землей владел другой Дерда и ходил тогда против Олинфа в союзе с Аминтой Македонским и спартанцами; но, как мы уже сказали, он был взят в плен олинфянами. [48] Целью Филиппа, когда он женился на его сестре Филе, было желание крепче привязать его этим к себе или загладить какую-нибудь ссору. Братья Дерды, Махата и Арпал, [49] упоминаются в числе окружавших царя лиц. Во всяком случае в отношениях между Филиппом и этим семейством оставалась натянутость, которая не всегда достаточно искусно скрывалась и которую, быть может, царь намеренно поддерживал для того, чтобы сомнительною милостью держать их на некотором отдалении и под постоянным страхом; в одном процессе, где судьею был царь, Махата едва мог добиться справедливого приговора, и одним несправедливым поступком, в котором провинился кто-то из родственников этого дома, Филипп не преминул воспользоваться для того, чтобы публично оскорбить всю фамилию; просьбы за виновного, с которыми обратился к царю Арпал, брат Махаты, были резко отвергнуты. [50]
Из множества находившихся при дворе Пеллы знатных родов, особенного упоминовения по своей важности заслуживают два рода: Иоллы и Филоты. Сыном Филота был тот верный и благоразумный Парменион, которому Филипп не раз вверял начальство над важнейшими экспедициями; ему он был обязан победой 356 года над дарданцами, ему он приказал в 343 году занять Эвбею; братья Пармениона, Асандр и - Агафон, а еще более его сыновья, Филот, Никанор и Гектор, принимали впоследствии значительное участие в славных подвигах отца; его дочери вышли замуж за знатнейших сынов государства: одна за фалангарха Койрана, другая за Аттала, чья племянница была впоследствии супругой царя. Не менее влиятельное и почетное положение занимал сын Иоллы, Антипатр, или, как называли его македоняне, Антипа; это видно уже из слов царя: "Я спал спокойно, потому что Антипа бодрствовал", [51] его испытанная верность и трезвая проницательность, которую он проявлял в военных и политических делах, [52] делали его вполне пригодным для высокого звания наместника царства, которое он скоро должен был занять; женитьба на его дочери казалась царю вернейшим средством привязать к себе знатный род линкестийцев; его сыновья Кассандр, Архий и Иолла приобрели значение лишь впоследствии.
Таков был двор и нация в том виде, какой им придал Филипп; мы должны прибавить, что монархический элемент в государственной жизни Македонии не мог не приобрести решительного перевеса, как благодаря историческому положению этого государства, так и благодаря личной энергии Филиппа. Характер и образ действий царя становятся понятными только в общей связи целого. Стоя в центре противоречий и противоположностей и самого разнообразного характера, грек относительно своего народа, македонянин для греков, он превосходил первых греческою хитростью и коварством, вторых македонскою грубостью и энергией, а тех и других ясным пониманием своих целей, строгой логикой в проведении своих планов и быстротою и тайною исполнения. Он умел всегда оставаться загадкой для своих противников, являться им всегда иначе, не с той стороны и не в том направлении, как они ожидали. Склонный от природы и сладострастию и наслаждению, он был также несдержан, как и непостоянен в своих привязанностях; часто он, по-видимому, находился вполне во власти своих страстей, а между тем во всяком данном случае он был их полным господином, трезвым и холодным, как этого требовали его цели; и можно сомневаться, где более проявлялась его истинная натура: в добродетелях ли, или в его ошибках. В нем, как в одной картине, отражаются образованность его века, его лоск, ум, фривольность и его смесь великих идей и утонченной изворотливости.
Решительной его противоположностью была его супруга Олимпиада, дочь эпирского царя Неоптолема, происходившего из рода Ахилла; Филипп в свои молодые годы познакомился с ней при праздновании мистерий в Самофракии и женился на ней с согласия ее опекуна и дяди, Ариббы. [53] Прекрасная собой, несообщительная, полная внутреннего огня, она была горячо предана таинственному служению Орфея и Вакха и темному волшебству фракийских женщин; во время ночных оргий, гласит предание, она впереди всех носилась по горам в диком исступлении, потрясая фирсом и змеей; в ее снах повторялись те же фантастические картины, которыми был полон ее ум; за день до свадьбы, гласит предание, она видела во сне, что вокруг нее шумит грозная буря, что яркая молния ударила в ее чрево, что затем из него блеснул яркий огонь, пожирающее пламя которого широко распространилось и затем исчезло. [54]
Когда предание говорит нам, что в ночь, когда родился Александр, кроме многих других знамений сгорел в Эфесе храм Артемиды, который с Мегабизом, стоявшим во главе своих евнухов и иеродулов, был для эллинов настоящим восточным святилищем, что затем весть о рождении сына царь Филипп получил единовременно с известием о трех победах, [55] то в форме сказки она выражает общий смысл богатой подвигами жизни героя и идею великой связи между событиями лучше, чем это часто тщетно старалась указать наука, а еще чаще преувеличивала.
Говоря о царе Филиппе, Феопомп говорит: [56] "Никогда, принимая все во внимание, Европа не носила такого человека, как сын Аминты". Но чтобы завершить дело, в котором он видел цель своей жизни, ему, упорному, расчетливому, работавшему не покладая рук, недоставало последнего - нечто, которого ему не было дано судьбою. Он мог ухватиться за эту мысль, как за средство объединить Грецию и обратить взоры своих македонян к высшей цели; эта мысль была внушена ему образованностью и историей Греции; к этой мысли вынудило его то трудное положение вещей, в котором ему так долго и так тяжело приходилось бороться, а к ее осуществлению не необходимость и не неудержимая увлекательность этой мысли; видя его медлящим среди постоянно новых приготовлений и уклоняющимся в сторону, можно было бы усомниться в его вере в нее; конечно, эти приготовления были необходимы; но, нагромождая Оссу на Пелион, вы все-таки не достигнете Олимпа богов. Да, он видел по ту сторону моря страну побед и будущности Македонии; но затем его взгляд затмился; и его планы заволоклись воздушными образами его желаний. То же искание великого дела сообщилось от него его окружающим, знати и всему народу, оно сделалось постоянно звучащим основным тоном македонской жизни, заманчивой тайной будущего: они воевали с фракийцами и побеждали греков; но целью, для которой они воевали и побеждали, был восток.
В такой среде провел Александр годы своего детства, и уже рано душу мальчика должны были занимать сказания о востоке, о тихой золотой реке и источнике солнца, о золотой виноградной лозе с кистями изумрудного винограда и о лугах Нисы, где родился Дионис; затем он подрос и услыхал о победах при Марафоне и Саламине, о священных храмах и гробницах, разрытых и оскверненных персидским царем с его состоявшим из рабов войском, о том, как тогда и его предок, Александр первый, должен был дать персам воду и землю и последовать за ними с войском против эллинов, как теперь Македония пойдет на Азию и отомстит за предков. Когда однажды в Пеллу прибыли послы из персидской столицы, он заботливо расспрашивал их о войсках и народах их царства, о законах и обычаях, об организации и жизни этих народов, и персы удивлялись мальчику. [57]
Не менее важным обстоятельством было и то, что учителем юного царевича был Аристотель, - величайший мыслитель древности (345-344 гг.). Когда у него родился сын, Филипп просил его об этом, и Аристотель будто бы отвечал: "Меня радует не то, что он родился, но то, что он родился в твое время; выращенный и воспитанный тобой, он будет достоин нас и не посрамит положения, которое впоследствии будет его наследием". [58] Тот, который завоевал мир для мысли, воспитал того, кто должен был завоевать его мечом; ему подобает слава внушения страстному мальчику зародышей и шири мысли, мыслей о величии, научивших его презирать наслаждение и бежать от сладострастия, [59] облагородивших его страсти и придавших его силе меру и глубину. Александр всю свою жизнь сохранил самое сердечное уважение к своему учителю; своему отцу он обязан только жизнью, говорил он, своему учителю тем, что он живет достойно.
Среди таких влияний сложился его гений и характер; полный жажды дела и любви к славе, он скорбел о победах своего отца, которые не оставят ему больше никакого дела. Образцом его был Ахилл, происхождением от которого он любил хвалиться и которому ему суждено было уподобиться своей славой и своими страданиями. Как Ахилл любил своего Патрокла, так он любил друга своей юности, Гефестиона; и если он считал своего предка счастливым тем, что Гомер передал потомству память о его делах, то героические сказания восточных и западных народов не уставали украшать имя Александра чудесным ореолом человеческого и сверхчеловеческого величия. Он любил более мать, чем отца; от нее он наследовал энтузиазм и ту глубокую живость чувства, [60] которая отличает его в ряду героев старых и новых времен. Этому соответствовала его внешность: его резкая походка, блестящий взор, откинутые назад волосы и сила его голоса изобличали в нем героя; когда он спал, он очаровывал кротостью своего лица, нежным румянцем, игравшим на его щеках, взглядом своих влажных глаз и слегка склоненной налево головой. В конных упражнениях он выдавался между всеми; еще мальчиком он укротил дикого фессалийского коня Букефала, на которого никто не решался сесть и который впоследствии во всех его войнах служил ему боевым конем. Первый поход он совершил еще в царствование своего отца; между тем как Филипп осаждал Византии, он покорил медов [61] и основал там город своего имени; еще более прославился он в битве при Херонее, выигранной благодаря его личной храбрости. Год спустя он победил в весьма жарком бою иллирийского князя Плеврия. [62] Отец, по-видимому, без зависти видел в сыне будущего завершителя своих планов; после стольких потрясений, которых стоило стране престолонаследие в царском доме, он будет спокоен за ее будущность, когда рядом с ним стоит наследник, достойный, по-видимому, высших задач, ожидающих будущего царя, которому, как он выражался, "Македония будет мала" и которому "не придется, как ему, раскаиваться во многом, чего уже более не изменить". [63]
Но затем начались раздоры между отцом и сыном: Александр видел, что Филипп пренебрегает его матерью и предпочитает ей фессалийских танцовщиц и греческих гетер; затем царь даже избрал себе вторую супругу из знатных дочерей страны, племянницу Аттала, Клеопатру. Свадьба, как рассказывают, праздновалась по македонскому обычаю с блеском и шумом; пили и смеялись; все уже были возбуждены вином; тогда Аттал, дядя молодой царицы, воскликнул: "Македоняне, просите богов благословить чрево нашей царицы и подарить стране законного наследника престола!". Александр был при этом; в жестоком гневе он крикнул ему: "А меня ты считаешь незаконным, негодяй"? и бросил в него кубком. Царь вскочил в ярости, выхватил висевший у бедра меч и бросился, чтобы пронзить сына; вино, ярость и полученная при Херонее рана сделали его шаги неверными; он закачался и упал на землю. Друзья поспешили удалить Александра из зала; "Смотрите, друзья", сказал он, выходя, "мой отец хочет идти из Европы в Азию, а не может дойти от стола до стола". Вместе со своею матерью он покинул Македонию; она отправилась в Эпир, на свою родину, а он поехал далее к иллирийцам. [64]
Вскоре после этого в Пеллу приехал коринфский друг царя, Демарат; после первого приветствия царь спросил, что делается среди эллинов и живут ли они в мире и согласии? Друг отвечал с благородной откровенностью: "О царь, зачем ты спрашиваешь о мире и согласии в греческих землях, когда свой собственный дом ты наполнил неудовольствием и ненавистью и удалил от себя тех, кому надлежало бы быть тебе всего ближе и милее"! Царь молчал; он знал, как был любим Александр, чем он считался и чем он был; он боялся подать грекам повод к худым толкам и, быть может, к еще худшим планам. Сам Демарат должен был взять на себя посредничество; скоро отец с сыном помирились, и Александр вернулся.
Но Олимпиада не забыла, что она была презрена и оттолкнута; она осталась в Эпире и склоняла своего брата поднять оружие против Филиппа и освободиться от его зависимости. [65] Вероятно, она не переставала предупреждать и раздражать и своего сына. Поводов к неудовольствию было достаточно; Аттал и его друзья везде занимали первое место. Но когда посланным карийского династа Пиксодара, добивавшимся союза с Филиппом и предлагавшим ему породниться домами, был в мужья дочери династа предложен Арридей, сын царя от фессалиянки, Александру оставалось только предположить, что подвергаются опасности его права на престол. Друзья его были того же мнения; они советовали ему решительно и с величайшей поспешностью противодействовать планам царя. Доверенный человек, актер Фессал, был послан сказать карийскому династу, что пусть он не отдает своей дочери слабоумному незаконному сыну, но что Александр, законный сын царя и будущий наследник престола, готов сделаться зятем такого могущественного князя. Филипп узнал об этом деле и до крайности рассердился; в присутствии молодого Филоты, одного из друзей Александра, он упрекнул его в нечестности его недоверия и его скрытности; он недостоин своего высокого рождения, своего счастия, своего призвания, если не стыдится жениться на дочери карийца, на рабыне варварского царя. Друзья, давшие этот совет Александру, Гарпал, сын Птолемея Лага Неарх, братья Эригий и Лаомедонт, были удалены от двора и из страны; от Коринфа была потребована выдача Фессала. [66]
Так наступил 336 год. Приготовления к войне с персами велись с величайшей энергией, были созваны контингенты союзных государств, в Азию было послано значительное передовое войско под командой Пармениона и Аттала, чтобы занять позиции по ту сторону Геллеспонта, освободить эллинские города [67] и открыть дорогу большому союзному войску. Весьма странно, что царь разделял таким образом свои силы, тем более странно, что он отправил часть их, которая во всяком случае не могла быть достаточной, прежде, чем вполне обеспечил себя в делах внутренней политики. От него не могли скрыться движения в Эпире; они грозили, по-видимому, войной в будущем, которая не только обещала еще более затянуть поход в Персию, но, если бы она окончилась удачно, не принесла бы значительных выгод, а в противном случаев разрушила бы одним ударом дело, стоившее стольких усилий и потребовавшее от царя двадцати лет труда. Война должна была быть избегнута; отношения Молосса к Македонии не могли оставаться такими непрочными; он был закуплен предложением, которое было для него почетным и в то же время гарантировало ему его власть. Филипп обручил с ним свою дочь от Олимпиады Клеопатру; свадьба должна была совершиться еще осенью того же года; эту свадьбу царь решил отпраздновать с величайшей пышностью и сделать ее в то же время праздником объединения всех эллинов и общим освящением персидской войны; ведь на его вопрос, победит ли он персидского царя, дельфийский бог отвечал ему: "Видишь, бык увенчан; конец близок; жертвоприноситель готов".
В числе находившихся при дворе знатных юношей был некто Павсаний, отличавшийся своей красотой и пользовавшийся большой любовью царя. Жестоко оскорбленный Атталом на одном пиру, он обратился в величайшем негодовании к царю, который, хотя и отнесся с порицанием к поступку Аттала, но ограничился тем, что постарался смягчить оскорбленного юношу подарками и принял его в число своих телохранителей. После этого царь женился на племяннице Аттала, а Аттал на дочери Пармениона; Павсаний терял всякую надежду отомстить за себя; тем глубже засела в нем досада, жажда мести и ненависть к тому, который лишил его этой надежды. В своей ненависти он был не один; линкестийские братья не забыли, чем были их отец и брат; они вступили в тайные сношения с персидским царем и были тем опаснее, чем менее они этим казались. [68] Незаметно недовольных собиралось все более и более; софист Гермократ разжигал пламя ядом своих искусных речей, он вошел в доверие к Павсанию. "Как можно достигнуть величайшей славы"? спросил юноша. "Убей того, кто совершил величайшее", был ответ софиста. [69]
Наступила осень, [70] а с ней и свадебное празднество; свадьба должна была праздноваться в Эгах, прежней резиденции, с того времени, как расцвела Пелла, оставшихся местом погребения царей; гости стекались со всех сторон: из Греции с большой пышностью прибыли феоры, многие с золотыми венками для Филиппа, [71] съехались князья агрианов, пеонов и одрисов, вельможи государства, знатное дворянство страны и несметная масса народа. Среди громких ликований, приветствий и почетных приношений, среди торжественных процессий и пиров проходит первый день; герольды приглашают на следующее утро в театр. Еще не рассвело, а уже пестрая толпа суетливо спешила по улицам к театру; окруженный пажами и телохранителями, приближается, наконец, в праздничном одеянии царь; он посылает свиту вперед в театр, считая, что не нуждается в ней среди ликующей толпы. Тут на него бросается Павсаний, поражает его кинжалом в грудь и, пока царь падает, кидается к ожидающим его у ворот лошадям; на бегу он спотыкается и падает; Пердикка, Леоннат и другие телохранители нагоняют и закалывают его.
Собрание разбегается в полном замешательстве; все смущены и встревожены. Кому должен принадлежать престол, кто спасет его? Старший из сыновей царя - Александр; но македонян страшит дикая ненависть его матери, к которой, в угоду царю, многие относились с презрением и пренебрежением. Она уже в Эгах, чтобы присутствовать при погребении мужа; она точно предчувствовала, точно заранее знала об ужасном событии; убиение царя называют ее делом, она держала наготове лошадей для убийцы. И Александр тоже знал о предполагавшемся убийстве, - еще лишнее доказательство того, что он не сын Филиппа, а зачат и рожден среди черного колдовства; вот где причина отвращения царя к нему и его дикой матери, вот где причина второго брака к Клеопатрой. Мальчику, которого она только что родила, [72] принадлежит трон; и разве Аттал, ее дядя, не пользовался доверием царя? Он достоин взять на себя регенство. Другие думают, что ближайшее право на престол принадлежит Аминте, сыну Пердикки, который еще ребенком принужден был передать Филиппу бразды правления над окруженным опасностями государством; только превосходные качества Филиппа делают простительной его узурпацию; по нестарящемуся праву Аминта должен получить теперь престол, которого он сделал себя достойным своим долгим отречением. [73] В свою очередь, линкестийцы и их приверженцы утверждают: если против кровных наследников Филиппа выставляются на вид более старые права, то раньше отца Пердикки и Филиппа царство принадлежало их отцу и брату, и узурпаторы не должны больше похищать его у них; кроме того, Александр и Аминта почти еще мальчики, последний с детства отвык от надежды на трон и лишен необходимой для царя силы, а Александр, находящийся под влиянием своей жаждущей мести матери, благодаря своей гордости, своему испорченному воспитанию во вкусе дня, своему презрению к нравам доброй старины еще опаснее для вольностей края, чем был даже его отец Филипп; они же, линкейстийцы, напротив, являются друзьями страны и принадлежат к роду, всегда стремившемуся сохранить во всей их неприкосновенности обычаи старины; состарившись среди македонян, близко знакомые с желаниями народа, находясь в дружбе с великим царем в Сузах, они одни только могут защитить страну от его гнева, если он придет требовать удовлетворения за начатую Филиппом безумно смелую войну; к счастью рука их друга вовремя освободила край от царя, который считал ничем право и благо народа, клятвы и добродетель.
Так говорили партии, но народ ненавидел цареубийц и не боялся войны; он забыл сына Клеопатры, так как представитель его партии был далеко; он не знал сына Пердикки, бездействие которого казалось достаточным доказательством его неспособности. На стороне Александра были все права и участие, которое вызывают незаслуженные оскорбления, кроме того слава, которую он стяжал в войнах с медами и иллирийцами и победой при Херонее, и еще более прекрасные славы образованности, приветливости и великодушия; даже во главе государственных дел ему уже приходилось стоять с успехом; ему принадлежали доверие и любовь народа; особенно в войске он мог быть уверен. Линкестиец Александр понял, что ему не остается никакой надежды; он поспешил к сыну Олимпиады и был первым, который приветствовал его царем македонян. [74]
Первым делом Александра было "не простое принятие стоявшего вне сомнений наследия"; он, двадцатилетний юноша, должен был показать, имеет ли он призвание и силу быть царем. Уверенною рукою он взялся за бразды правления, и смятение прекратилось. Он, по македонскому обычаю, призвал войско, чтобы принять от него поздравление: изменилось только имя царя, сказал он ему, но могущество Македонии, порядок вещей и надежды на завоевания остались те же. Он удержал прежнюю обязательность военной службы и освободил тех, которые служили в войске, от всех других повинностей и обязательств. [75] Введенные им частые упражнения и переходы восстановили военный дух войска, расшатанный последними событиями, и вдохнули в него веру в своего царя. [76]
Цареубийство требовало строжайшего наказания; это наказание было в то же время самым верным средством упрочить новое правительство. Обнаружилось, что линкестийские братья были подкуплены боявшимся войны с Филиппом персидским царем и что они в надежде захватить с помощью персов в свои руки престол устроили заговор, которого Павсаний был только слепым орудием; заговорщики были казнены в день похорон, в их числе линкестийцы Аррабей и Геромен; так как брат их Александр покорился, он был помилован; сын Аррабея Неоптолем бежал к персам. [77]

[1] Demosth. Fhilipp. Ill, § 32. Olynth. Ill, § 16, 24. De falsa leg. § 305, 308.
[2] Herodot, I, 56. Дальнейшие детали этих легенд сообщает Abel, Makedonien. С. 97 слл.
[3] «Αργός τό έν Όρεστεία «οθεν οί 'Αργεάδαι Μακεδόνες (Appian, Syr., 63). Ср.: Strab., V, 329: epit. fr.; 11, и цитируемые Павсанием (VII, 8, 9) Сивиллины стихи.
[4] Herod., VIII, 137 слл. V, 22. Thucyd., II, 99. Так как Фукидид прямо говорит о «восьми царях до Архелая», то восходящая до Карана царская генеалогия, вероятно, была составлена позже; Weissenborn и Gutschmid думают – Еврипидом.
[5] Совсем недавно A. Fick (Kuhn's Zeitschrift. XXII. С. 193 слл.: «Zura makedonischen Dialecte») выяснил этот вопрос и, несмотря на возражения G. МЧуега (Fleckeisen, Jahrb. f. klass. Phil. 1875. С. 186), по моему мнению, вполне убедительно доказал, что уцелевшие македонские глоссы и имена по большей части носят существенно греческий характер, особенно имена, принадлежащие времени до Александра Филэллина; таковы имя самого этого Александра и ряда его предшественников: Аминты, Алкеты, Аэропа (имя царя в Тегее, Pans., VIII, 44, 8), Филиппа и Пердикки. Но в списке македонских имен, относящемся в 89 Ол. (С. I. Attic., п° 42) встречаются также и весьма странные Γαιτεας, Σταδμέας и – во фрагменте 42 d, относящемся, вероятно, к той же надписи – «Ε&αρος Κρατένναί. Среди македонских глосс (Meyer, op. cit. n° 50) γράβιον, сосновая лучина, употребляющаяся вместо светильника, напоминает имя иллирийского князя Γράβος в надписи 355 года (обнародованной в 'Εφημ. 'αρχ., 1874, 451 и вошедшей в С. I. Attic., И, п° 66 b).
[6] Aristot., Polit, VII, 2, 6.
[7] Hegesandr, у Athen., I, 18.
[8] Duris, fr. 72. История возводит этот обычай к дочери Геракла, Макарии, которая, по другому сказанию, сама обрекла себя на искупительную жертву. Ср.: С. О. Muller, Doner, I, 55.
[9] Pausan., IX, 40, 8. Здесь родоначальником династии поставлен Каран, вместо Пердикки, называемого Геродотом.
[10] Aristot., Polit., Χ, 10: μέγεθος γαρ υπάρχει πλούτου και τιμής тоТс μοναρχουσι…; Χ, 23:…δια τό την βασιλείαν εκούσιον μεν άρχην είναι, μειζόνων δε κυρίαν δ' έΐναι τους Ομοίους και μηδένα διαφέροντα τοσούτον ωΌτε άμαρτίζειν προς τό μέγεθος και τό αξίωμα της άρχης и т. д.
[11] На этих братьев Пердикки проливает свет эпиграфический текст договора, заключенного в 423 году между ним и Афинами (С. I. Attic, I, п° 42), так как этот документ подписан родственниками царя, а затем другими македонянами в качестве свидетелей. Сперва стоят братья царя, затем его сын Архелай, а затем его племянники. Ряд начинается [Μ]ε[ν]έλαος Αλεξάνδρου, затем следует 'Αλκέτης Αλεξάνδρου. Это тот самый Менелай, о котором, к сожалению, весьма неясным образом говорит Юстин (VII, 4, 5). Второй брат Пердикки есть тот самый Алкет, который за свое сильное пристрастие к вину носил прозвище воронки и о котором Платон рассказывает'(Gorg., 471), что Архелай, сын Пердикки, чтобы получить трон, умертвил его и его сына Александра. На третьем и четвертом месте надпись называет ΑΡΧΕΛΑΣ Π[ερδικκο…] OA. ЕР. ΟΣΦΙΛΙΠ[…; после Περδικκο остается довольно места для Αμύντας Φιλίππ[ο; это тот Аминта, который упоминается как сын удельного князя Филиппа, которого около 429 года уже не было в живых. О другом сыне этого Филиппа в других местах нигде не упоминается и его имени нельзя верно дополнить, хотя в нем недостает всего двух букв. После второго сына Филиппа надпись называет:…υρος 'Αλκέτου; так как в имени недостает только двух букв, то он, вероятно, назывался Γαύρος или Ταύρος. В числе свидетелей не находится, вероятно, старший брат Пердикки, Аминта, которого Дексипп характеризует как Ιδιωτικώς ζήσας. Что он был старше Пердикки, представляется вероятным потому, что потом Пердикка женился на вдове сына Аминты, Арридея (см. ниже, прим. 29); это и есть истинная царская линия, из которой происходят Филипп II и Александр Великий.
[12] По крайней мере Платон, биографические сведения которого, конечно, весьма ненадежны, говорит (Gorg., 471 а), что Архелай убил своего семилетнего брата. Этот мальчик был рожден Пердикке его законной супругой Клеопатрой, вдовой Арридни.
[13] Προστασία της βασιλείας и ее формы особенно ясно видны в событиях 323 года, после смерти Александра, где нам и придется говорить о ней.
[14] Δέρδας, 'Αφδιαίου παις ανιψιός Περδίκκακαί Φιλίππου (Schol. Tucyd. I, 57): следовательно, Арридей был братом Александра I.
[15] Abel (Makedonhon, 152) предполагает, что эти соседние области были присоединены к Македонской сатрапии благодаря милости персидского царя.
[16] ού βία άλλα νόμφ Μακεδόνων άρχοντες διετέλεσαν (Callisth., у Arrian., IV, 4, 11).
[17] Права царского дома Македонии, как видно из приводимых слов Аристотеля, не ограничены, как в Спарте и Эпире; он правит βασιλικως, ού τυραννικούς (Isocrat, Philipp., § 175). Полибий приводит еще пример свободы в отношении македонян к своим царям и прибавляет: εΤχον γαρ αεί την τοιαύτην ίσηγοριαν Μακεδόνες προς τους βασιλείς (Polyb., V, 27, 6).
[18] ελεύθεροι Άνδρος (Lucian., Dial. Mort., 14). ч
[19] Хотя македонский царский дом и кичится своим дорийским происхождением, но в народе и знати страны не встречается никаких следов дорийских фил. Напротив, разделение по местностям заметно выступает на вид.
[20] σκοιδος άρχή τις παρά Μακεδόσι τεταγμένη έπι των δικαστηρίων' ή λέξις κεΐτας έν ταις έπιστολαις Αλεξάνδρου (Hesych. s. v.). Каково бы ни было состояние вопроса о подлинности писем Александра (в защиту подлинности которых недавно выступил R. Hansen в Philologus, XXXIX [1880], 258–304), очевидно, что и подделыватель должен был бы употребить настоящее имя. По объяснению Fick'a, это слово правильно образовано от корня skaidh (отделять). Другая, сообщаемая Гесихием глосса: ταγανάγα' Μακεδόνικη τις άρχή, необъяснима и, вероятно, испорчена; начало напоминает фессалийское ταγός. Монеты городов тоже дают нам некоторые указания относительно местной администрации.
[21] Царь может принимать в число своих гетайров также и чужеземцев (Arrian., I, 15, 6). Феопомп говорит о царе Филиппе II: of εταίροι αύτου 'εκ πολλών τόπων συνε^υηκότες» οι μεν γάρ 'εξ αύτης τως χώρας, of δε έκ θετταλίας, of δε 'εκ της &λλης Ελλάδος, ουκ άριστίνδην εξελεγμένοι (Theopomp., fr., 249). По словам того же автора, 800 гетайров Филиппа владели таким же количеством земли, как 10 000 эллинов: следовательно, в Македонии существовали еще большие поместья, каких уже не встречалось более в греческом мире, по крайней мере, по сю сторону Фермопил.
[22] Любопытные сведения об этом находятся в одной надписи из Потидеи, которую обнародовали Duchesne и Bayet (Memoire sur une mission au mont Athos, c. 70). Царь Кассандр дает Пердикке, сыну Кена, τον άγρόν τον έν τη Σινάα και τον έπι Τραπεζουντι οϋς έκληρούχησεν Πολεμοκράτις 6 π&ππος αύτου, и т. д., а также и τον έν Σπαρτώλφ bv πορά Πτολεμαίου ελαβεν έν οργυρίφ… καθάπερ και Αλέξανδρος είδφκεν Πτολεμαίω τω Πτολεμαίου. Эти имения, очевидно, находились на территории завоеванных Филиппом халкидских городов. Из дальнейших указаний надписи видно, что эти имения, первоначально бывшие клерухиями, стоят на ином положении, чем πατρικαί, что каждый новый царь должен подтвердить право на владение ими и что только после особых постановлений они освобождаются от податей, и владелец приобретает право обмена и продажи. Из Демосфена (De falsa leg., § 145) мы знаем, что афиняне Эсхин и Филократ получили в Халкидике такие имения от царя Филиппа, приносившие х1г таланта и 1 талант дохода.
[23] Herodot, V, 22.
[24] Я употребляю это выражение потому, что Пердикка II не мог непосредственно (в 454 году) следовать за Александром Филэллином (Pack, Die Entstehung der makedon. Anagraphe, в Hermes, X, 282). Мы уже заметили выше, что Аминта, вероятно, был старшим из сыновей Александра: быть может, Пердикка, как и Филипп, первоначально имел только удельное княжество (см. выше, прим. 11). Пердикка должен был устранить его, так как около 431 года он воюет с Филиппом (Thucyd., I, 57, 59); чтобы возвратить сыну последнего его прежние владения (ές την Φιλίππου προτερον ουσαν αρχήν), фракийцы предпринимают в 429 году поход в Македонию (Thucyd., II, 100, 3; Diodor, XII, 50, 3).
[25] και τάλλα διεκόσμησε τα τε κατά τον πόλεμον Ιπποις και 6'πλοις και ττ αλλτ παρασκευή (Thucyd, II, 100, 2). Следовательно, он организовал и кавалерию и пехоту.
[26] Dio Chrys., II, 18.
[27] μακάρον εύωχίαν (Aristoph., Ran., 85). Другие подробности у Aelian., Var. Hist., XIV, 17, II, 21). При его дворе находились поэты Агафон, Херил, Еврипид и живописец Зевксис; Платона тоже называют его близким другом (Athen., XI, 508 и т. д.).
[28] 'Α^άβαιος есть правописание афинской надписи (С. I. АШс., – 1, п°42).
[29] τω [Ά$Ηδαίου] υιει 'Αμύντα (Aristot., Polit, V, 8, И, с исправлением текста Sauppe, Inscr. Macedon. quattuor, 1847, V, 171). Это тот самый Аминта, который упоминается в надписи, относящейся к заключенным с халкидянами συνΟηκα (de Bas, И, 325, n° 1406), где в первой строчке стоит προς 'Αμύνταν τον Άί^ιδαίου, а во второй…τον Ε£$ιδαίου. Текст Аристотеля внушил Sauppe блестящую конъектуру, что вдова Арридея вышла замуж за Пердикку, родила ему сына, который был убит Архелаем, и что Архелай, чтобы избежать ее мести, выдал замуж за ее сына от первого брака Аминту свою дочь. По Дексиппу, этот Аминта есть сын Арридея, внук Аминты и праправнук Александра Фил эллина, умершего около 454 года; этому Аминте III его сын Филипп II был рожден не дочерью Архелая, но Евридикой, дочерью Сирры, внучкой линкестийца Аррабея (Strab., VII, 326). Эалиан говорит: Μενέλαος (??) ό Φιλίππου πάππος είς τους νόθους έτέλει, 6 δε τούτου υΙος 'Αμύντας υπηρέτης Αερόπου και δούλος έπεπίστευτο (Aelian., Var. Hist., XII, 43).
[30] ακουσίως (Diodor, XIV, 37). По Аристотелю (Polit., V, 8, 11), он был убит своим любимцем Кратевадом, за которого обещал выдать свою старшую дочь, потом выданную за Сирру.
[31] Аристотель называет его Аминтой 6 μικρός, и прибавляет, что Дерда убил его διά то καυχήσασΦαι έπι την ηλικίαν αυτού (Polit., V, 8, 10). Вероятно, этот Аминта сын того Филиппа, из-за которого в 429 году одрисы произвели вторжение в Македонию (Thucyd., II, 95 слл.; ср. выше, прим. 24). Тогда ему не могло быть больше 20 лет. Дерда, несомненно, сын Сирры и был после него князем Элимиотиды; как видно из его отношений к Аминте, он не мог родиться позже 410 года.
[32] αναιρεθείς υπό 'Αμύντου δόλω δρξας ένιαυτον* (Diodor, XIV, 82, 2).
[33] Евридика – дочь Сирры из Элимиотиды от его брака с дочерью линкестийца Аррабея (Strab., VII, 326). Братом Евридики был тот Дерда, который еще в цветущем возрасте умертвил Аминту Маленького (390 г.), и, следовательно, родился около 406 года. От этого брака Аминта имел трех сыновей: Александра, Пердикку и Филиппа, из которых старшему было, быть может, 16 или 17 лет, а младшему, Филиппу, 10 лет, когда умер их отец (369 г.); в этот брак он, должно быть, вступил около 386 года.
[34] По словам схолиаста к Эсхину (De falsa leg., § 27) этот Павсаний был του βασιλικού γένους, следовательно, это не был тот линкестиец, которого Аминта III устранил в 390 году. В настоящее время уже невозможно определить, к какой линии царского дома он принадлежал.
[35] По словам Каристия Пергамского, διατρέφων δ'ενταΰΟα δύναμιν ως απέθανε Περδίκκας,'εξ ετοίμου δυνάμεως ύπαρχούσης έπεπεσε τοις πράγμασι (ap. Athen., XI, 507).
[36] Показание Диодора (XV, 22) поясняется теперь надписью ('Εφημ. Αρχ., 1874, n° 435. С. I. Attic, II, 406), в которой содержится συμμαχία Αθηναίων προς Κετρίπορι[ν τον Θράκα και το]ύς 'αδελφούς καΐ προς Λύππειον τον [Παίονα και προς Γρά]βον τον Ίλλυριον, союз, заключенный в год архонта Элпина (356/355). Эта надпись определяет хронологический порядок монеты с надписью ΚΕΤΡΙΠΟΡΙΟΣ, которую Waddington (Rev. numism. 1863, 240) считал за фракийскую, и описанной еще ЕскЬеГем монеты с надписью ΛΥΚΚΕΙΟ или, вернее, ΛΥΚΠΕΙΟ (Six., Numism. Chron., 1875, I, 20). Если монеты с надписью ΑΔΑΙΟΥ (Pellerin, Peuples et villes, I, 183) принадлежат этому времени, что мне более не кажется вероятным, то, может быть, Филипп сделал его князем Пеонии вместо упомянутого Липпея, конечно обязав его военной службой; и мы можем узнать в нем [пеонянина] Аддея, которого цирируемые Афинеем (XI, 468; XII, 532) комики характеризуют метким прозвищем ό του Φιλίππου άλεκτρυων. Монеты с надписью ΕΥΠΟΛΕΜΟΣ, которые прежде относили к разряду пеонийских (Bed. Katal., 1851, 262), принадлежат, вероятно, другой стране и, несомненно, относятся к более позднему времени.
[37] Arrian., I, 25. Предположение, что эти линкестийцы по своим годам не могли быть сыновьями Аэропа, бывшего царем в 396 году, не имеет достаточно оснований; если во время его смерти этим сыновьям было 8, 5 и 3 года, то в 336 году, по смерти Филиппа, которому было около шестидесяти лет, они могли еще очень хорошо устраивать интриги; сыновья Аррабея, Неоптолем и Аминта, были уже взрослыми в 334 году, Аминта был гиппархом сариссофоров (Arrian., I, 14, 1). Эти цифры показывают, что упоминаемый Полиеном (IV, 2, 3) ήγεμών Аэроп не был отцом этих линкестийских братьев, но, вероятно, сыном Александра или Геромена, названный по имени своего царственного деда.
[38] Curt., VI, 9,17.
[39] Анаксимен (fr. 7) приписывает организацию конницы гетайров и пехоты педзетайров и разделение последних είς λόχους και δεκάδας και τάς δλλας αρχάς Александру, старшему брату Филиппа. Из приводимой Демосфеном (Olynth. И, § 17) известной характеристики армии Филиппа в 348 году можно было бы заключить о различии между ополчением, ξένοι, и постоянным войском, πεζέταιροι, если бы это сведение не было очевидно и притом намеренно ложным. Но мы видим, что ξένάα., т. е. навербованные солдаты, играют сначала в этом войске роль, подобную той, какую играли 6000 ξένοι в фессалийском войске Ясона (Xen., Hell., VI, 1, 4).
[40] Это число дает Фронтин (IV, 2, 6), но его слова – не доказательство. Большого доверия заслуживал бы Диодор (XVI, 85), но в приводимом им числе 3000 всадников наряду с 30 000 пехотинцев кроется очевидная ошибка.
[41] άπό πανδοκείου ψαλτρίαν μισΦωσάμενοι (Polyaen., IV, 2, 3). Он говорит, что это случилось с Аэропом и Дамасиппом. Элиан (Var. Hist., XIV, 49) рассказывает подробно о строгости дисциплины.
[42] Пример этого чувства чести дает тот Павсаний, который, когда его упрекнули, что он ведет себя как женщина, оправдался тем, что в одном сражени с иллирийцами, чтобы спасти находившегося в величайшей опасности царя, стал прямо перед ним и был изрублен в куски (Diodior. XVI, 93). Другой случай с другим Павсанием будет упомянут ниже.
[43] Theopomp., fr., 249, ар. Polyb., VIII, 11, 13. Ср.: Athen., IV, 166, VI, 260.
[44] Это, мне кажется, видно из выражений Демосфена (De falsa leg., § 89) и выражается еще яснее в политике Филиппа относительно рудников, монетной системы и торговли; впрочем, Феопомп (fr. 249) высказывает совсем иное мнение.
[45] ΑίΟικων βασιλεύς (Tzetzes ad Lycophr., 802).
[46] Perdiccani et Leonnatum stirpe regia genitos (Curt., X, 7, 8); или, по словам Арриана (Ind., 18), Пердикка происходил из Орестиды. Трудно сказать, был ли Антиох, царь орестов, о котором упоминает Фукидид (I, 80), его предком, или stirps regia означает царский дом Македонии, к которому принадлежал Пердикка, или и то и другое вместе.
[47] Δέρδας 'Αριδαίου παις, άνέψεος Περδίκκα και Φιλίππου (Schol. Thucyd., I, 57; см. выше прим. 14). Упоминаемый среди свидетелей договора 423 года Дерда (см. выше прим. 11), должно быть, был этот же самый. Сын его, вероятно, есть упоминаемый Аристотелем Сирра (Polit, V, 8, 11), а сын этого Сирры – второй Дерда. Ср.: «Theopomp., fr. 155.
[48] άδελφην Δερδα και Μαχάτα (Satyr, ар. Athen., XI, 557). -
[49] У Демосфена (In Aristocrat., § 149) мы находим третьего брата Гарпала, где говорится, что в 336 году он передал Ификрату в заложники несколько амфиполитян. К этой же фамилии принадлежит называемый между свидетелями договора 423 года Παυς]ανίας Μαχητού (С. I. Attic, I, n° 42), вероятно, тот же самый, которого называет Фукидид (I, 62).
[50] Plut, Apophth., 24. 25. Упоминаемый Плутархом родственник Гарпала есть Кратес. Я не могу не оставить моего прежнего предположения, что Антигониды принадлежали к этому дому. Известный кривой на один глаз Антигон, сын Филиппа, несомненно происходил из знатного дома, как это еще видно из даваемого ему Сенекой названия nepos Alexandra, а не был поденщиком, αυτουργός, как это по своему излюбленному обыкновению говорит Дурис. Но его отцом, несомненно, не мог быть тот Филипп, который в 327 году был сатрапом Индии и, вероятно, принадлежал к дому Элимиотиды, так как Антигон на основании слов Порфирия о его возрасте родился не позже 384 года.
[51] Αντίπατρος γάρ έγρηγόρει (Plut., Apophth., 27). -χρή πίνειν, Αντίπατρος γάρ Ικανός 'εστι νηφεύων (Athen., Χ, 435).
[52] Anonym., ар. Boissonade, Anecdota, И, 464.
[53] Plut., Alex., 2. Ее отец Неоптолем вместе со сроим отцом Алкетом упоминается уже в постановлении афинского морского союза от 387 года (С. I. Attic., И, п° 17, строка 14). По смерти Алкеты Неоптолем и его брат Арибба, царствовавшие недолгое время вместе, разделили царство молоссов и по смерти Неоптолема опека над его детьми, Олимпиадой и Александром, перешла в руки их дяди Ариббы. В 357 году Олимпиада стала супругой Филиппа, а вскоре и ее брат является при дворе Филиппа (in Macedoniam nomine sororis arcessit omnique studio spe regni sollicitatum и т. д., Iustin., VIII, 6). Уже в 352 году Филипп был побужден воевать с Ариббой (Demosth., Olynth., I, § 14). Потом, когда Александру было двадцать лет, он уговорил его поднять оружие против своего дяди (ereptum Arybbae regnum puero admodum tradit, Iustin., ibid.). Арибба бежал в Афины и добился постановления, что афинские стратеги должны принять меры, 6'πως α[ναύτό]ς και of παίδες αύτου [κομι]σωνται την άρχην την πατρ[ώαν] (С. I. Attic., II, n° 115). В это время Филипп завоевал и передал Молоссу также и основанные элейцами города в Кассопии у Амбракийского залива. Арибба, по-видимому, вскоре после этого умер, и Александр остался единственным повелителем Эпира.
[54] Неизвестно, основано ли изображение Олимпиады на находящейся в берлинском монетном кабинете золотой монете (представляющей собою, по-видимому, уникум) на подлинной традиции, или нет. По мнению von Sallet (Num. Zeitung, III, 56), эта монета принадлежит времени Каракаллы.
[55] Об олимпийской победе (01. 106), о взятии Потидеи и о победе Пармениона над иллирийскими дарданцами (Plut., Alex., 3). По расчету Ideler'a (Abh. der Berl. Acad. 1820 и 1821, и Handb. der Chronol., I, 403 слл.) рождение Александра приходится на Боэдромион (01. 106) (16 сент. – 14 окт. 356 года). Мы увидим из Приложения, что оно должно быть помещено после 24 сентября и ранее половины декабря. Невозможно, чтобы весть об одержанной около 17 июля в Олимпии победе достигла царя только в конце сентября. Синхронизм этих трех событий, подобно многим другим синхронизмам греческой истории, есть или народная комбинация, или придуман для облегчения заучивания в школах, но бесспорно лишен всякого прагмо тического значения.
[56] Theopomp., fr., 27, ар. Polyb., VIII, 11.
[57] Если в основе этого сохраненного Плутархом анекдота лежит истина, то этот факт должен был происходить до войны с Перинфом и Византием, т. е. когда Александру еще не было пятнадцать лет. Перс Артабаз и его зять Мемнон, бежавшие из Персии, уже находились при дворе Пеллы.
[58] Несомненно, что это знаменитое уже в древности письмо есть подделка; Аристотель, которому тогда не было тридцати лет, еще не пользовался славой, какую приписывает ему это письмо.
[59] Действительно, целомудрие было одною из его лучших добродетелей и подтверждается многими примерами. Будучи юношей, он настолько бежал от любовных наслаждений, что его родители, озабоченные этим, старались соблазнить его одной красивой гетерой, которая должна была проникнуть в его спальню; Александр стыдливо отвернулся от нее и горько жаловался на этот случаи.
[60] Из множества относящихся сюда рассказов особенно характеристичен рассказ об удивительном действии, какое имела на него музыка; когда раз Антигенид пел под аккомпанимент флейты боевую песню, Александр вскочил и схватился за оружие ([Plut.], De fort. Alex… II, 2).
[61] Во время отсутствия отца ему было вверено управление страною. Плутарх так выражается об этом: απολειφτείς κύριος έν Μακεδονία των πραγμάτων και της σφραγιδος (Plut., Alex., 9).
[62] Curt., VIII, 1, 25. Это вторжение иллирийцев должно относиться к первым месяцам 337 года. Кз одного места у Демосфена (Pro Coron., § 244) видно, что оратор сам отправлялся к ним в качестве посла.
[63] Plut., Apophth. Phil. 22. По поводу преподавания Аристотеля Филипп говорит сыну: όπως μη πολλά τοιαύτα πράξης, έφ' οΐς έγω πεπραγμένος μεταμέλομαι.
[64] Древнейшее из дошедших до нас известий об этой сцене принадлежит Сатиру (fr. 3 ар. Athen., XIII, 537). Иллириянка Авдата и элимиотянка Фила, вероятно, умерли еще до 357 года, так как в этом году последовал брак Филиппа с Олимпиадой. Об обеих фессалиянках, Никасиполиде и Филинне, Сатир говорит только, что он прижил с ними детей, следовательно, они не были законными женами. Филинна была матерью Арридея. После нее Сатир называет «фракиянку» Меду и племянницу Аттала, Клеопатру, обеих с указанием έπεισήγαγε τη Όλυμπιάδι.
[65] Характер этой зависимости неясен. Сатир (fr. 5) говорит о Филиппе: προσεκτήσατο δε καΙ την Μολόττων βασιλείαν γήμας Όλυμπιάδα. Следовательно, в Эпире было в ходу право женщин на участие в престолонаследии. Олимпиада со своим братом Александром считалась наследницей одной половины страны, а другая принадлежала ее дяде и опекуну Арриббе. Этот последний со всем своим семейством, был изгнан Филиппом, который присоединил сюда еще города на Амбракийском заливе и отдал их и все царство Александру, конечно, не без известных обязательств со стороны последнего. В прежнее время Эпир находился в зависимости от Фессалии: ν Ксенофоита (Hellen., VI, 1, 7) царь Алкета называется δ εν Ήπείρω ύπαρχος.
[66] Plut., Alex., 10. Arrian., Ill, 6, 5.
[67] Полиен (V, 44, 4) определяет численность этого корпуса в 10 ООО человек. Трог (Prol., IX) говорит: quum bella Persica moliretur praemissa classe cum ducibus. Дальнейшие известия об этой посланной вперед экспедиции находятся у Диодора. Странно, что Арриан не упоминает об ней ни одним словом; не следует ли поэтому считать за басню эту традицию, идущую от Клитарха. В письме Дария к Александру после битвы при Иссе говорится, «что царь Филипп начал войну αδικίας πρώτος ές βασιλέα «Αρσην ίρξεν ούδεν &χαρι 'εκ Περσών παθών (Arrian., II 14. 2), что может относиться только к этому вторжению на персидскую территорию.
[68] Arrian., I, 25. В письме Александра к Дарию говорится, что убийцы Филиппа действовали по наущению персидского царя, ως αύτοι έν ταις 'επιστολαις προς απαντάς 'εκομπάσατε (Arrian., II, 14, 5). Плутарх (Alex., 10) говорит, что Олимпиада и сам Александр знали о замысле Павсания.
[69] Diodor, XVI, 94. Val. Max., VIII, 14. Плутарх рассказывает тот же анекдот относительно Александра. Об настоящем мотиве убийства упоминает Аристотель (Polit., VI, 10, 10).
[70] Относительно этой даты смотри Приложение в конце тома и исследование Ueber die Aechtheit der Urkunden in Demosthenes Rede von Kranz (S. 64 отдельного оттиска). По расчету Ideler'a, восшествие на престол Александра приходится на сентябрь 336 года, 01. Ill, 1, год архонта Пифодила.
[71] По словам Диодора, дающего подробное описание этих событий, вместе с присланным Афинами венком было объявлено постановление афинского народного собрания: αν τις έπεβουλεύσας Φελίππω τω βασιλει» καταφυγή προς Αθηναίους, παραδόσιμον είναι τούτον (Diodor, XVI, 92).
[72] По словам Диодора (XVII, 2), Клеопатра родила сына «за несколько дней» до смерти Филиппа. Диодор следует Клитарху, который при всей своей склонности сгущать краски все-таки слишком близок к этому времени, чтобы сообщать о рождении мальчика, когда родилась дочь; что ок заметим, отличительное имя, видно из Юстина (XI, 3, 3: Caranum ex noverca natum), хотя тот же ГОстин (IX, 7, 12) называет ребенка Клеопатры девочкой, что Грот постарался соединить в одно. Мне кажется, что показанию Клитарха должно быть отдано преимущество перед Сатиром, называющим спустя 150 лет ребенка Клеопатры дочерью.
[73] Псевдо-Плутарх, основываясь, вероятно, на словах Клитарха, говорит: πασα δ'ΰπουλος ή Μακεδονία προς 'Αμύνταν αποβλέπουσα και τους Αερόπου παιδας, т. е. линкестийцев ((Plut.) De fort. Alex., I, 3).
[74] Arrian., I, 25. Curt., VII 1, 6.
[75] Из одного места у Арриана (I, 16, 5) Schafer (Demosthenes, III, 65) выводит справедливое заключение, что immunitas cunctarum rerum, о которой говорит Юстин (XI, 1, 10), относится только к поземельной подати. Эта immunitas была, без сомнения, дана только служившим в войске македонянам, подобно тому, как Александр после битвы при Гранике даровал родителям и детям павших των τε κατά την χώραν άτέλειαν και 6σαι άλλαι ή τω σώματι λειτουργίαι ή κατά τάς κτήσεις εκάστων εισφοραί (Arrian., I, 16, 5; ср.: VII, 10, 4). Следовательно, это привилегии тех, которые несут на себе военную службу.
[76] εύπειΟή κατεσκεύασε την δύναμιν (Diodor, XVII, 2).
[77] Аминта, «сын Аррабея», должен быть братом этого Неоптолема (Arrian., I, 20, 10): будучи в Азии в войске, он, конечно, не принимал никакого участия в заговоре. Он отличился при азиатских походах.

Глава Третья

Опасность извне. - Поход 336 года в Грецию. - Возобновление Коринфского союза. - Смерть Аттала. - Северные соседи. - Поход во Фракию, на Дунай и против иллирийцев. - Второй поход в Грецию. - Разрушение Фив. - Вторичное возобновление Коринфского союза

Быстро и твердой рукой взялся Александр за бразды правления и восстановил спокойствие внутри страны. Но из-за границы получались известия крайне тревожного свойства.
В Малой Азии Аттал, рассчитывая на свои войска, которые он сумел расположить к себе, составил план овладеть престолом под предлогом защиты интересов своего двоюродного внука, сына Клеопатры; его войско, а еще более сношения, в которые он вступил с врагами Македонии, делали его очень опасным. Кроме того, в греческих землях началось движение, грозившее всеобщим отпадением. При известии о смерти Филиппа (первое известие получил Демосфен через тайных гонцов стратега Харидема, стоявшего вблизи фракийских берегов [1]) афиняне отпраздновали веселый праздник [2] и издали почетное постановление в память убийцы; эти предложения внес сам Демосфен; говоря в народном собрании, он назвал Александра дурачком, [3] который не отважится выйти за пределы Македонии, - и употребил все зависящие от него меры, чтобы добиться открытого разрыва с Македонией Афин, Фив, Фессалии и всей Греции, как будто бы клятва, которой эти государства клялись отцу при заключении союзного договора, не имела обязательной силы по отношению к сыну. [4] Он посылал гонцов и письма к Атталу и вел переговоры с Персией о субсидиях для борьбы против Македонии. Афины деятельно готовились к войне и вооружали свой флот; Фивы собирались изгнать из Кадмеи македонский гарнизон; этоляне, бывшие ранее друзьями Македонии, решили вооруженной рукой возвратить обратно прогнанных Филиппом из Акарнании жителей; амбракиоты прогнали македонский гарнизон и ввели у себя демократию; Аргос, элейцы, аркадцы - все были готовы сбросить с себя ярмо Македонии, а Спарта ему никогда не подчинялась. [5]
Тщетно посылал Александр послов, уверявших в его добром расположении к Элладе и в его уважении к существующим вольностям; эллины были опьянены надеждой, что теперь, наконец, возвратилась старая пора славы и свободы; они думали, что победа несомненна; при Херонее, говорили они, все македонское войско под командой Филиппа и Пармениона едва могло победить войска Афин и Фив; теперь все эллины объединены, а против них стоит мальчик, неуверенный даже в своем собственном престоле и который предпочтет быть перипатетиком в Пелле, чем отважится вступить в борьбу с Грецией; его единственный испытанный полководец Парменион находится в Азии и значительная часть войска с ним и его уже теснят персидские сатрапы, другая часть войска, находящаяся под командой Аттала, готова открыто стать на сторону эллинов против Александра; даже фессалийские всадники, даже воинственный народ фракийцев и пеонов освободились из-под власти Македонии, да ей прегражден и свободный доступ в Грецию, так как Александр вряд ли решится оставить свое царство на жертву набегам северных соседей и нападениям Аттала. Действительно, народы на севере и востоке грозили выйти из-под зависимости Македонии, или же при первом поводе сделать разбойничий набег на границы государства.
Положение Александра было затруднительно и требовало быстрых мер. Его друзья (возвратились даже недавно изгнанные) заклинали его уступить, пока еще не все потеряно, примириться с Атталом и привлечь на свою сторону посланное в Азию войско, предоставить грекам действовать, пока не пройдет их первый порыв, склонить на свою сторону подарками фракийцев, гетов и иллирийцев и обезоружить милостями мятежные элементы. Таким путем, конечно, Александр мог бы весьма прочно утвердиться в Македонии и мирно править своим государством; вероятно, постепенно он мог бы приобрести то же влияние над Элладой и ту же власть над живущими кругом варварами, которые имел его отец, а в конце концов мог бы даже и думать о походе в Азию, как о нем думал его отец в течение всей своей жизни. Но не такой человек был Александр; принятое им решение показывает его нам во всей мощи и смелости его ума. "Его гений влек его", как это было сказано об одном из героев позднейших времен.
Совокупность угрожавших ему опасностей разделялась на три категории: север, Азия и Эллада. Если он двинется против народов севера, тогда Аттал будет иметь время усилить свое войско, а, может быть, даже и переправиться из Азии в Европу; союз греческих городов окрепнет, и он будет принужден карать вооруженной силой как измену и открытое возмущение государств то, что теперь он может еще карать как дело партии и как внушения неверных и подкупленных персидским золотом демагогов. Если он двинется против Эллады, то даже небольшое войско будет в состоянии преградить ему путь через проходы и надолго задержать его, тогда как Аттал будет иметь возможность беспрепятственно оперировать у него в тылу и соединиться с возмутившимися фракийцами. Но рискованнее всего было бы двинуться против самого Аттала; государства Греции были бы на слишком долгое время предоставлены самим себе, македонянам пришлось бы вести междоусобную войну против македонян, в которой последнее слово принадлежало бы, может быть, персидским сатрапам; наконец, Аттад, на которого царь должен был смотреть только как на изменника, был бы признан силой, борьба с которой унизила бы царя в глазах эллинов и варваров. Но если бы суметь поразить его, то цепь была бы порвана и остальное пришло бы само собою.
Аттал, как виновный в государственной измене, был присужден к смерти; один из "друзей", [6] Гекатей из Кардии, получил приказ переправиться во главе корпуса в Азию, соединиться с войсками Пармениона и доставить Аттала в Македонию живым или мертвым. Так как со стороны неприятелей на севере в самом худшем случае можно было опасаться только опустошительных набегов, и их легко покорить при походе впоследствии, то царь решил вторгнуться с войском в Элладу прежде, чем там будут в состоянии выставить против него значительные боевые силы.
Около этого времени в Пеллу явились гонцы Аттала, называвшие клеветою распространившиеся насчет его слухи, в красивых выражениях уверявшие в его преданности и в доказательство его искренности вручившие в руки царя письма, которые он получил от Демосфена относительно готовившихся в Элладе вооружений. [7] Царь, который из этих документов и из попытки Аттала к сближению мог заключить, что сопротивление, которое его ожидает в Элладе, не будет велико, не взял назад своего приказания; на верность своему долгу старого Пармениона он мог положиться, хотя Аттал и приходился ему зятем.
Сам он двинулся в Фессалию и направился вдоль берега моря к проходам Пенея; главный проход Темпе и боковой проход Каллипевку он нашел занятыми сильным отрядом. Взять их открытой силой было нелегко, а между тем всякое промедление было опасно; тогда Александр создал себе новый путь. К югу от главного прохода высятся скалистые массы Оссы, подымаясь не так круто со стороны моря, как со стороны Пенея; к этому менее крутому месту Александр повел свое войско, приказал, где это было необходимо, вырубить в камнях ступени и, перейдя таким образом горы, спустился в равнину Фессалии [8] в тыл фессалийского пикета. Не пролив ни капли крови, он овладел страною, которую он желал не покорить, но склонить на свою сторону, чтобы обеспечить себе при войне с Персией содействие превосходной фессалийской конницы. Он пригласил собраться всю знать Фессалии; он напомнил им об их общем с македонянами происхождении от рода Ахилла, о благодеяниях своего отца, освободившего страну от ига кровожадного ферского тирана и восстановлением исконных тетрахий Алефа, освободившего ее навсегда от восстаний и тирании; [9] он требовал только тех привилегий, которые они добровольно даровали его отцу, и признания за ним предоставленной тому эллинским союзом гегемонии над Элладой; [10] подобно своему отцу, он обещал хранить и защищать права и вольности отдельных фамилий и местностей, дать при войне с Персией их всадникам полное участие в военной добыче, а Фтию, родину их общего предка Ахилла, почтить освобождением от податей [11]. Фессалийцы поспешили принять такие милостивые и почетные условия, решили общим постановлением утвердить за Александром принадлежавшие его отцу права и, наконец, в случае нужды двинуться вместе с Александром в Элладу для подавления беспорядков. [12] Подобными же льготами он, кроме фессалийцев, склонил на свою сторону и соседних с ними [13] энианов, малиев и долопов - племена, из которых каждое имело по голосу в совете амфиктионов и переход которых на его сторону открывал ему путь через Фермопилы.
Благодаря быстроте, с которой была занята и успокоена Фессалия, греческие государства не имели времени занять важнейшие проходы горы Эты. В планы Александра не входило прибегать к насильственным мероприятиям, придавая таким образом важность и значение движению, которое, насколько это было возможно, должно было выставить безумным делом одной партии. Испуганная близостью македонского войска, Эллада поспешила надеть на себя маску глубокого мира. Так как благодаря этому прежний порядок вещей, установленный Филиппом, остался без перемен, Александр созвал [14] амфиктионов в Фермопилы и потребовал от них признания за ним гегемонии, которая и была ему дарована общим постановлением.
Хотя фессалийцы и амфиктионы признали гегемонию Александра, но ни Фивы, ни Афины, ни Спарта не прислали послов в Фермопилы. Быть может, Фивы теперь только и поднялись; они могли рассчитывать на сочувствие многих городов, а может быть, и на их помощь. Конечно, готовы к войне они не были; Спарта не могла оправиться с того времени, как Эпаминонд стоял лагерем на реке Эвроте; в Кадмее, в Халкиде, на Эвбее, в Акрокоринфе [15] стояли еще македонские гарнизоны; в Афинах, как всегда, много говорили и мало делали; даже тогда, когда пришло известие, что царь уже находится в Фессалии, что он, соединившись с фессалийцами, вторгается в Элладу и что он весьма гневно отзывался об ослеплении афинян, приготовления велись по-прежнему вяло, [16] хотя Демосфен и не переставал проповедовать войну. Быстрое наступление македонского войска могло спасти Элладу от большого насилия.
Александр спустился из Фермопил в Потийскую равнину и стал лагерем вблизи Кадмеи; о сопротивлении фивян не было и речи. Когда в Афинах узнали, что Фивы уже находятся в руках Александра и что теперь двухдневного перехода достаточно, чтобы привести неприятеля к стенам города, то даже самые ярые поборники свободы пали духом; было решено наскоро привести стены в оборонительное состояние, очистить равнину и свезти все движимое имущество в Афины, "так что город, служивший предметом удивления и борьбы, как скотный двор наполнился овцами и рогатым скотом"; [17] в то же время было решено послать навстречу царю послов, которые должны были постараться смягчить его и просить прощения в том, что афиняне не сразу признали его гегемонию; таким образом, думали они, быть может еще удастся спасти обладание Оропом, который они два года тому назад получили из рук Филиппа. [18] Демосфен, бывший одним из послов, с Киферона вернулся обратно, или помня о своем письме к Атталу, или чтобы не быть вынужденным открыть своих сношений с Персией; [19] он предоставил другим послам передать просьбы афинского демоса. Александр милостиво принял их, [20] простил все случившееся, возобновил заключенные ранее с его отцом договоры и потребовал только, чтобы для дальнейших переговоров Афины послали уполномоченных в Коринф. Демос счел своей обязанностью постановить в честь молодого царя еще большие почести (чем два года тому назад в честь его отца. [21]
Александр двинулся далее к Коринфу, куда были приглашены уполномоченные союзных государств. [22] Была приглашена и Спарта; это доказывается упоминаниями о заявлении спартанцев, что у них не в обычае следовать за другими, но самим предводительствовать. [23] Александр без труда мог бы принудить их покориться, но это было бы и не умно, и не стоило бы труда; он хотел только возможно скорейшего успокоения Греции и признания гегемонии Македонии в войне против персов. В этом смысле была возобновлена и скреплена клятвой формула союза, и Александр был провозглашен полновластным стратегом эллинов.
Александр достиг того, чего желал. Было бы интересно знать господствовавшее относительно него настроение умов в греческих землях; вероятно, оно не было ни таким возмущенным, ни таким лицемерным, как в этом желает нас убедить ожесточенное служение делу свободы аттических ораторов или аффектированная тиранофобия греческих моралистов времени римской империи. Другую сторону медали показывает нам тот факт, что из Эфеса прибыл к Александру ученик Платона Делий, посланный эллинами Азии, и "более всех убеждал и разжигал его" начать войну против персов. [24] Из числа его ближайших друзей Эригий и Лаомедонт были переселившимися в Амфиполь уроженцами Лесбоса, которым было достаточно известно несчастное положение их управляемой друзьями персов родины, - грустный комментарий к автономии, которую персидский царь даровал по Анталкидову миру островам от Родоса до Тенедоса; греческий элемент был там осужден на несомненную гибель, если бы Александр не пришел и не победил. [25] В самой Элладе только Фивы, сами виновные в этом, могли жаловаться на погибель своей автономии; в Афинах настроение легкомысленнейшей черни, которая когда-либо господствовала, было постоянно в зависимости от последних впечатлений и ближайших надежд; а ворчливое недовольство Спарты свидетельствует о большей последовательности и слабости, чем силе, и более о капризе, чем об истинном чувстве собственного достоинства. Мы можем предположить, что более благоразумная, часть греческого народа сочувствовала великому национальному делу, на -пороге к которому они находились, и юному герою, явившемуся, чтобы осуществить его; проведенные Александром в Коринфе дни, по-видимому, служили тому доказательством.
Со всех сторон собрались туда художники, философы и политические деятели, чтобы посмотреть на царственного юношу, питомца Аристотеля; все теснились около него и ловили каждый его взгляд и каждое слово. Только Диоген Синонский спокойно оставался в своей бочке на палестре в предместьи города. Александр отправился к нему сам; он нашел его лежащим перед своей бочкой и греющимся на солнце, поздоровался с ним и спросил, не имеет ли он какого-нибудь желания; "Не затмевай мне солнца", был ответ философа. На это царь сказал своей свите: "Клянусь Зевсом, если б я не был Александром, я желал бы быть Диогеном". [26] Быть может, это только один из бесчисленных анекдотов, рассказывавшихся об этом чудаке.
К началу зимы Александр возвратился в Македонию, чтобы приготовиться к откладывавшемуся до сих пор походу против пограничных варварских народов. Аттал был уже устранен с дороги; Гекатей соединился с Парменионом и, не считая себя достаточно сильными для того, чтобы арестовать Аттала среди войска, которое он сумел расположить к себе, они приказали умертвить его согласно полученному ими приказу; [27] отложившиеся войска, частью македоняне, частью греческие наемники, [28] снова возвратились к исполнению своего долга.
Таково было положение дел в Азии; в самой Македонии Олимпиада воспользовалась отсутствием своего сына, чтобы со сладострастием упиться местью до последней капли. Если убиение царя и не было ее делом, то, бесспорно, оно было ее желанием; но те, благодаря которым ей и ее сыну пришлось вынести столько унижений, были еще живы; молодая вдова Клеопатра и ее младенец тоже должны были умереть. Олимпиада приказала умертвить дитя на груди матери и принудила мать задушить себя своим собственным поясом. [29] Рассказывают, что Александр рассердился за это на свою мать; более чем сердиться сын не мог. Но противники все еще не падали духом; открывались все новые и новые заговоры; в одном из планов на убиение Александра, как открылось, принимал участие Аминта, сын царя Пердикки, которому Филипп отдал руку своей дочери Кинаны; он был казнен. [30]
Между тем посланный вперед корпус распространился вдоль берега к югу и к востоку; левый фланг его опирался на вольный город Кизик на Пропонтиде, а на правом Парменион занял Гриней, лежавший к югу от Каика. В Эфесе, весьма важном опорном пункте для дальнейшего наступления Пармениона, уже поднялся демос и изгнал державшую руку персов олигархию. [31] Не подлежит сомнению, что демос, теснимый или тиранами, как в городах острова Лесбос, или олигархами, как на Хиосе и Косе, и держимый ими в повиновении персам, повсюду с возрастающим возбуждением смотрел на успехи македонского оружия. Если посылка вперед этого корпуса и была ошибкой и помехой для первых действий Александра, то теперь этот корпус и созданное им возбуждение умов могли служить прикрытием в тылу, по крайней мере, при фракийском походе; занятые им позиции и крейсировавший в Геллеспонте македонский флот делали невозможной всякую попытку персов переправиться во Фракию.
А между тем ощущалась настоятельная необходимость дать почувствовать фракийцам, гетам, трибаллам и иллирийцам превосходство македонского оружия, чтобы установить с ними сносные отношения, прежде чем приступить к великому походу в Азию. Эти народы, окружавшие Македонию с трех сторон, были во время Филиппа сделаны отчасти подданными, отчасти обязанными данью союзниками македонского царства, или же, как иллирийские племена, путем неоднократно наносимых им поражений, были остановлены в своих разбойнических набегах. [32] Теперь, по смерти Филиппа, эти варвары думали, что наступило время освободиться от тягостной зависимости и по-прежнему вольно кочевать и разбойничать со своими главарями, как это делали их отцы.
Таким образом теперь поднялись иллирийцы с князем их Клитом [33] во главе, отец которого Бардилей, бывший сначала угольщиком, а потом царем, соединил отдельные волости для общих разбойничьих набегов и в тяжелое время Аминты и алорита Птолемея занял даже пограничные области Македонии, пока наконец Филипп после тяжелой борьбы не отбросил его за Лихнитское озеро. Теперь Клит замыслил захватить в свои руки хоть проходы к югу от него. Жившие рядом и позади них вплоть до берега моря у Аполлонии и Диррахия тавлантины со своим князем Главкием во главе вооружались, чтобы воевать заодно с ними. Автариаты, два поколения тому назад поселившиеся в долинах Бронга и Ангра, сербской и болгарской Моравы, охваченные общим движением своих иллирийских сородичей и жаждою добычи, [34] точно так же готовились вторгнуться в пределы Македонии.
Еще более опасным казалось многочисленное, враждебное македонянам фракийское племя трибаллов, [35] жившее теперь к северу от горы Гема и вниз по Дунаю. Один раз уже, около 370 года, когда автариаты вытеснили их из их области на Мораве, они проложили себе путь через горы до Абдеры и затем обремененные добычей возвратились к Дунаю, где они прогнали гетов с места их жительства. Изгнанные геты удалились на обширные равнины по левому берегу Дуная, которые, равно как и болотистые леса устьев Дуная и степь Добруджи, принадлежали скифам, которыми правил тогда престарелый царь Атей; они привели его в такое стесненное положение, [36] что престарелый царь обратился, наконец, через посредство своих греческих друзей в Аполлонию с просьбой о помощи к Филиппу; но, прежде чем явилась эта помощь, он заключил с гетами мир и обратил свое оружие против того, кого сам призвал на помощь; он заплатил за это вероломство тяжелым поражением (339 г.). Но на возвращавшегося с богатой добычей домой Филиппа (он избрал себе путь через землю трибаллов) напали те, которых он уже устрашил, как он думал, отняли у него часть добычи, а полученная им при этом рана вынудила его возвратиться домой, без отместки; следующей осенью амфиктионийская война призвала его в Элладу, затем он был принужден заняться борьбой с Фивами, устройством Коринфского союза и, наконец, войной с иллирийцем Плеврием; смерть застигла его прежде, чем он мог обратиться против трибаллов. Неужели же вступление на престол юного царя и слишком хорошо известные раздоры при дворе в Пелле не были также соблазнительны для трибаллов, как и для иллирийцев?
Если они поднимутся теперь, то живущие бок о бок с ними у Гема фракийские племена, "страшные как разбойники даже для разбойников" меды, бессы и корниллы, не воспротивятся их вторжению, а соединятся с ними и сделают опасность только вдвое большей; жившие к югу от них в Родопе до долины Нессы так называемые вольные фракийцы, несомненно, как это было и ранее при походе против Абдеры, будут заодно с трибаллами. А в примыкавших к Македонии с севера полупокоренных областях, а именно в лежавшем между Стримоном и верхним течением Аксия и все еще могущественном княжестве пеонов [37] македонский царь отнюдь не мог быть безусловно уверен, хотя в настоящую минуту они еще были спокойны. Не менее ненадежными казались жившие в бассейне Гебра и простиравшиеся к югу до Пропонтиды, а к востоку до Понта, фракийцы, распадавшиеся некогда на множество маленьких княжеств, но вместе представлявшие собою значительную силу, пока в династии одрисских царей (они все происходили от этого царского дома Тира, жившего во время Перикла, одрисского царя) они имели нечто вроде объединяющего начала; после долгой и тяжелой борьбы царь Филипп уничтожил их единство и заставил их признать его власть; [38] требование Афинами от Филиппа восстановления в их правах Керсоблепта и старого Тира повело за собою тяжелую войну 340 года. Возможно, что после победы при Херонее Филипп упорядочил и свои отношения к Фракии; не подлежит никакому сомнению, что некоторые из этих князей сохранили за собой отцовское наследие, [39] но в зависимости от Македонии. Чувствовать над собою эту зависимость им было весьма тяжело, тяжело тем более, что македонские поселения по Гебру, а может быть, и бывший наместником над ними македонский стратег принуждали их оставаться спокойными. [40]
Хотя эти народы и не воспользовались наступившими после убиения Филиппа неурядицами для открытых неприязненных действий и не находились в сношениях с заговорщиками, с Атталом и с афинянами, но боязнь, возбуждаемая ими в совете Александра, была так велика, что все считали более благоразумным идти на уступки и, если бы даже они отложились, отнестись к ним мягко, чем сурово требовать от них покорности и уважения к существующим договорам. Но Александр понимал, что уступчивость и полумеры заставили бы Македонию, непобедимую, когда она нападала, стать в унизительное оборонительное положение, что они придали бы только большую смелость диким и жаждущим добычи варварам и сделали бы невозможной войну с Персией, так как нельзя было ни оставить границ открытыми для их нападений, ни отказаться от их помощи в качестве легкой пехоты при войне с Персией.
Теперь опасности в Греции были счастливо устранены и наступило такое время года, когда можно было рассчитывать перейти через горы без особенных затруднений. [41] Так как из указанных народов те, которые принадлежали Македонии, еще не предприняли никаких решительных действий или, по крайней мере, со времени возвращения Александра в Македонию, казалось, не думали о дальнейших предприятиях, и так как, с другой стороны, чтобы заставить их забыть самую мысль об отпадении и каких-либо новшествах, надо было воочию показать им превосходство македонского оружия и твердую решимость пустить его в ход, то царь положил предпринять поход против трибаллов, которые еще не были наказаны за то, что напали на Филиппа при его возвращении из скифского похода и ограбили его.
Перед царем открывалось два пути через горы в землю трибаллов: или спуститься в равнину их, поднявшись вверх по течению Аксия и пройдя через северные проходы и землю бывших постоянно верными агрианов, или пройти на восток через область свободных фракийцев в долину Гебра и подняться затем на Гем, чтобы поразить трибаллов на их восточных границах; этот второй путь заслуживал предпочтения, потому что он вел через владения ненадежных народов, а именно одрисских фракийцев. Единовременно с выступлением был послан приказ Византию послать к устьям Дуная некоторое количество военных кораблей, чтобы обеспечить переправу через эту реку. [42] Антипатр остался в Пелле для управления государством. [43]
Из Амфиполя царь [44] двинулся сначала на восток, через область свободных фракийцев, вверх по долине Несса, и перешел затем через эту реку, [45] оставив левее Филиппы, и потом Орбел; затем он переправился через Родопу, чтобы, пройдя через область одрисов, [46] достигнуть проходов Гема. После десяти дней пути, так гласит предание, Александр был у подножия горы; узкая и крутая дорога, идущая здесь между высокими горами, была занята неприятелем, отчасти обитателями этих гор, [47] отчасти вольными фракийцами, которые, по-видимому, всеми силами желали воспрепятствовать переходу. Вооруженные только кинжалом и охотничьим дротиком, покрытые лисьей шапкой вместо шлема, так что они не могли вступить в открытый бой с тяжеловооруженными македонянами, они думали разорвать и привести в беспорядок наступавшую на вершину боевую линию неприятеля, скатывая вниз во множестве свои телеги, с которыми они заняли вершины, чтобы потом напасть на приведенные в беспорядок ряды. Александр, видевший опасность и убедившийся, что ни в каком другом месте переход невозможен, отдал приказ пехоте расступаться везде, где это дозволит местность, когда покатятся телеги, и пропускать их в образовавшиеся промежутки; там же, где нельзя будет расступиться в стороны, солдаты, упершись коленом в землю, должны вплотную соединить щиты над своими головами, чтобы катящиеся вниз телеги проехали над ними. Покатились телеги и пронеслись мимо отчасти в промежутки, отчасти по щитам, не причинив никакого вреда. С громким криком бросились теперь македоняне на фракийцев; выдвинутые вперед со стороны правого крыла стрелки отражали своими стрелами натиск неприятеля и прикрывали движение в гору тяжеловооруженных; эти последние, наступавшие сомкнутым строем, без всякого труда выбили легковооруженных варваров с их позиции, так что последние уже не могли оказать никакого сопротивления наступавшему на левом крыле с гипаспистами и агрианами царю, но побросали оружие и бежали, кто как мог. Они потеряли полторы тысячи человек убитыми; их жены, дети и все имущество сделались добычею македонян и были посланы на продажу в приморские города под присмотром Лисания и Филоты. [48]
Затем Александр спустился по более отлогим северным склонам горы в долину трибаллов и переправился через Лигин (вероятно, Янтру около Тырнова), текущую здесь на расстоянии приблизительно трех переходов от Дуная. [49]
Князь трибаллов, Сирм, извещенный о движении Александра, послал вперед к Дунаю женщин и детей трибаллов и приказал переправить их на остров Певку; [50] туда же еще раньше спаслись бегством соседние с трибаллами фракийцы; [51] сам Сирм тоже бежал туда со своими людьми; но большинство трибаллов направилось назад к реке Лигин, откуда день тому назад выступил Александр, несомненно с целью завладеть проходами в тылу. Едва царь узнал это, как он быстро вернулся назад, чтобы отыскать их, и захватил их неожиданно в то время, когда они только что стали лагерем; они быстро выстроились на опушке леса, тянувшегося вдоль реки. Пока колонны фаланги выступали, Александр пустил вперед стрелков и пращников, приказав им своими стрелами и камнями выманить врага в открытое поле. Неприятель перешел в наступление и, когда он, особенно на правом крыле, слишком далеко выдвинулся вперед, справа и слева на него бросились три илы всадников; остальные илы, а за ними и фаланга, атаковали центр; неприятель, храбро державшийся до сих пор, не выдержал натиска одетых в броню всадников и бросился бежать через леса к реке; при этом бегстве погибло три тысячи человек, а остальным удалось спастись благодаря темноте леса и наступлению ночи.
Затем Александр опять продолжал свой прежний путь и на третий день достиг берегов Дуная, где его уже ожидали корабли из Византия; на них немедленно были посажены стрелки и тяжеловооруженные, чтобы атаковать остров, куда спаслись бегством трибаллы и фракийцы; но остров был хорошо охраняем, берег крут, река, сжатая в этом месте берегами, быстра, кораблей слишком мало, а геты на северном берегу реки, казалось, были готовы принять сторону неприятеля. Александр отозвал корабли обратно и решил, не теряя времени, напасть на собравшихся на противоположном берегу гетов; когда, победив их, он будет господином обоих берегов, тогда не будет в состоянии держаться и остров на Дунае.
Геты, [52] численность которых доходила приблизительно до четырех тысяч всадников и более чем десяти тысяч пехотинцев, расположились на северном берегу Дуная перед плохо укрепленным городом, лежавшим несколько в стороне от реки; они, должно быть, ожидали, что неприятелю понадобится несколько дней, чтобы переправиться через реку, так что таким образом им представится случай напасть и уничтожить отдельные отряды, которые будут переправляться. Дело происходило в половине мая, [53] поля кругом города гетов были покрыты хлебом, колосья которого были настолько высоки, что могли скрыть переправляющиеся войска от глаз неприятеля. Все дело было в том, чтобы поразить гетов быстрым нападением; так как корабли из Византия не могли принять на себя достаточного количества войска, то из окрестностей было собрано множество небольших челноков, которыми пользуются туземцы, чтобы удить на реке рыбу, разбойничать или посещать своих друзей в других деревнях; кроме того, меха, служившие македонянам палатками, были наполнены сеном и крепко связаны вместе. В тишине ночи полторы тысячи всадников и четыре тысячи пехотинцев с царем во главе переправились через реку и пристали к берегу ниже города, скрываемые обширными хлебными полями. С наступлением дня они начали наступать через поля, имея впереди пехоту, которой было приказано косить хлеб сариссами и двигаться вперед до тех пор, пока она не достигает незасеянного поля. Там конница, до сих пор следовавшая за пехотой, поскакала вперед в атаку на правом крыле, под начальством царя, а слева, упираясь в реку, перешла в наступление выстроившаяся развернутым строем фаланга, над которой начальствовал Никанор. Геты, испуганные непонятной смелостью Александра, который так легко и притом в одну ночь переправился через величайшую из рек, со всею поспешностью поспешили укрыться в город, не будучи в состоянии выдержать ни атаки всадников, ни натиска фаланги; а когда они увидали, что враги наступают и туда, то, взяв с собою столько жен и детей, сколько могли вынести их лошади, они бежали далее в глубь страны. Царь вступил в город, разрушил его, послал в Македонию добычу с Филиппом и Мелеагром и принес на берегу реки благодарственную жертву Зевсу Спасителю, Гераклу и реке. В его намерения не входило расширять пределы своего могущества до обширных равнин, тянущихся на север от Дуная; теперь, когда геты узнали силу македонян, широкая река была надежной границей, и поблизости не было никакого другого народа, сопротивления которого можно было бы бояться. Указав этими жертвоприношениями на самую северную цель своих предприятий, царь еще в тот же самый день вернулся в свой лагерь на южном берегу реки из экспедиции, не стоившей ему ни одного человека. [54]
Потерпев такое тяжелое и неожиданное поражение, придунайские народы послали в лагерь царя послов с дарами, состоявшими из продуктов их страны, и просили мира, который и был им охотно дарован; подчинился даже князь трибаллов Сирм, видевший, очень хорошо, что он не будет в состоянии удержать за собою свои острова на Дунае. В царский лагерь явилось также посольство от кельтских племен, обитавших около гор у Адриатического моря, которые, по словам одного очевидца, "велики ростом и много думают о себе" и которые, узнав о громких подвигах царя, просили его дружбы. На пиру молодой царь спросил их, чего они более всего бояться? он думал, что они назовут его; они отвечали: "Ничего, кроме того, чтобы как-нибудь на них не упало небо; но дружбу такого героя они ценят выше всего". Царь назвал их своими друзьями и союзниками и отпустил их с богатыми дарами, но впоследствии все-таки думал, что кельты хвастуны. [55]
Когда таким образом победа над вольными фракийцами принудила оставаться спокойными также и одрисских фракийцев, победа над трибаллами восстановила македонское господство над народами, жившими к югу от Дуная, нанесенное гетам поражение обеспечило Дунай как границу, чем и достигалась цель этой экспедиции, тогда Александр поспешил возвратиться на юг, в Македонию; пройдя через область своих союзников агрианов (в равнине Софии), [56] он уже получил известие, что князь Клит со своими иллирийцами овладел проходом Пелиона, что князь тавлантинов Главкий уже спешит на соединение с Клитом и что сговорившиеся с ними автариаты собираются напасть на македонское войско, когда оно будет проходить через горы.
Положение Александра было трудное; находясь от проходов восточной границы, которую иллирийцы уже перешли, на расстоянии более чем восьми дней пути, он уже более не был в состоянии спасти Пелион, ключ к обоим речным бассейнам Галиакмона и Апса (Девола); хотя нападение автариатов задержало его только на два дня, но все-таки соединенные силы иллирийцев и тавлантинов были достаточно велики для того, чтобы проникнуть от Пелиона в самое сердце Македонии, занять важную линию по течению реки Эригона и, сами сохраняя сообщение со своей родиной открытым для себя через проход Пелиона, отрезать царя от южных областей его государства и от Греции, где уже начало замечаться опасное движение. Правда, Филота с сильным гарнизоном занимал Кадмею, а в распоряжении Антипатра имелись в Македонии силы, чтобы поддержать его; но без того войска, которое находилось с царем, они не могли сделать многого; и это войско было в серьезной опасности; Александр рисковал в этой игре многим; одно неудачное сражение, и все результаты, достигнутые с таким трудом им и его отцом, пропадут.
Лангар, князь агрианов, давший ему еще при жизни Филиппа бесспорные доказательства своей верности и контингент которого в только что оконченном походе сражался с отличным мужеством, явился к нему на помощь со своими гипаспистами и лучшими и отборнейшими войсками, какие он только имел; и когда затем Александр, крайне озабоченный задержкой, которую могли причинить ему автариаты, осведомился об их численности и вооружении, то Лангар сообщил ему, что ему нечего опасаться этих людей, но именно воинственного горного народа; если царь позволит, то он сам произведет вторжение в их страну, так что им будет достаточно дела у себя дома и не придется думать о дальнейших нападениях на неприятеля.
Александр дал свое согласие, и Лангар, грабя и опустошая, вторгся в их долины, так что они не препятствовали дальнейшему движению македонян. Царь наградил своего преданного союзника за его верную службу, обручил с ним свою сводную сестру Кинну и пригласил его приехать отпраздновать свою свадьбу по окончании войны в Пеллу. Но. Лангар тотчас же после этого похода заболел и умер.
В могучем горном кряже, образующем водораздел между реками Македонии и Иллирии, к юго-востоку от Лихнитского озера (озера Охриды) находится промежуток почти в две мили шириною, через который Апс (Девол) проникает к западу; он образует природные ворота между верхней Македонией и Иллирией. Царь Филипп не знал покоя до тех пор, пока не расширил пределов своей страны до берегов озера; между господствовавшими над ведшей туда дорогой позициями и укреплениями, горная крепость Пелион была самой лучшей и самой важной; расположенная как бастион против окружавших ее кругом гор Иллирии, она прикрывала также путь, ведший к югу из долины Эригона в долину Галиакмона и в южную Македонию; ведшая отсюда к Пелиону дорога шла вдоль прорезавшего себе путь через горы русла Аксия и была местами так узка, что войско едва могло проходить, имея по четыре человека в ряду. [57] Эта важная позиция теперь находилась уже в руках иллирийских князей; Александр форсированным маршем двинулся вверх по Эригону, чтобы, если возможно, снова завладеть крепостью до прихода тавлантинов.
Подступив к городу, он стал лагерем около Апса, намереваясь на следующий день пойти на штурм. Клит уже занял покрытые лесом высоты, кругом города, угрожая таким образом неприятелю с тыла в случае, если он сделает попытку напасть; по обычаю своей страны, он принес в жертву трех мальчиков, трех девочек и трех черных баранов, и потом выступил, как бы желая завязать бой с македонянами; но когда последние приблизились к высотам, иллирийцы поспешно оставили свои крепкие позиции, оставили даже жертвы, которые попали в руки македонян, и отступили в город, под стенами которого теперь расположился Александр, чтобы, так как атака не удалась, окружить его окопами и принудить сдаться. Но уже на следующий день на высотах появился с сильным войском Главк; Александр должен был отказаться от мысли штурмовать со своими наличными силами наполненную воинами крепость, имея при этом врага в тылу на горах. В его положении была необходима величайшая осторожность. Филота, посланный на фуражировку с отрядом всадников и необходимыми подводами, едва не попал в руки тавлантинов; только быстрое появление на помощь Александра с гипаспистами, агрианами и стрелками и 300 всадниками дало Филоте возможность возвратиться и спасло важный транспорт. Положение войска становилось труднее со дня на день; почти запертый в долине, Александр не имел ни достаточно войска для того, чтобы решиться вступить в решительный бой с войсками обоих князей, ни достаточно провианта, чтобы продержаться до прибытия подкреплений. Он должен был отступить, но отступление казалось вдвое опаснее; Клит и Главк не без основания думали, что в этой весьма неблагоприятной позиции царь находится в их руках; возвышающиеся кругом горы они заняли бесчисленным множеством конницы и массой аконтистов, пращников и тяжеловооруженных, которые могли напасть на узкой дороге на войско и искрошить его, между тем как иллирийцы из крепости напали бы на отступающих с тыла.
Смелым движением, какое могло исполнить только одно македонское войско, Александр разрушил все надежды неприятеля. Пока главная масса конницы и все легковооруженные, оборотясь фронтом к находившемуся в городе неприятелю, делали невозможной всякую опасность с этой стороны, фаланга, выстроенная в 120 рядов, имея по бокам 200 всадников прикрытия, двинулась вперед по равнине, соблюдая величайшую тишину, чтобы яснее слушать всякое слово команды. Равнина была с трех сторон окружена горами, с которых тавлантины угрожали флангам двигавшегося вперед войска; но все каре метало дротики и наступало на высоты, затем оно внезапно сделало поворот направо и стало наступать в этом направлении, а когда другой отряд неприятеля начал угрожать их новому флангу, обратилось против него; сменяя таким образом неоднократно с величайшей точностью одну позицию другою, македоняне двигались между занятыми неприятелем высотами и наконец построились на левом фланге "клином", как бы желая пробиться. [58] При виде этих неотразимых и произведенных с быстротою и порядком движений, тавлантины не решились на нападение и отступили с передовых высот. Но когда македоняне испустили боевой крик и ударили дротиками в щиты, то варваров охватил панический ужас, и они поспешно бросились бежать через высоты в город.
Теперь высоты, через которые шла дорога, занимал только один отряд; Александр приказал гетайрам своей стражи [59] сесть на коней и атаковать высоты; если враг окажет намерение сопротивляться, то половина их должна спешиться и сражаться пешком вперемежку со всадниками. Но неприятель, увидав, что на него идут в атаку, удалился с высот направо и налево. Тогда царь занял высоты, поспешно приказал взойти на них остальным илам конницы, двум тысячам стрелков и агрианов, затем он приказал гипаспистам, а за ними следом и фалангам перейти через реку, двинуться в боевом порядке по тому берегу налево и выставить там метательные орудия. Сам он тем временем остался на этой возвышенности с арьергардом и наблюдал за движениями неприятеля, который, лишь только заметил переправу войска, как уже двинулся к горам, чтобы напасть на отступавший с Александром арьергард. Направленная против них атака царя и боевой крик фаланги, сделавшей вид, что она хочет обратно переправиться через реку и произвести нападение, заставили их отступить, и Александр со своими стрелками и агрианами бегом спустились в реку. Он сам переправился первым и, когда увидал, что неприятель теснит арьергард его войска, приказал расположенным на другом берегу метательным орудиям открыть действия по неприятелю, а стоявшим в реке стрелкам оборотиться и стрелять; между тем как Главк со своими тавлантинами не отваживался подойти на расстояние выстрела, последние македоняне перешли через реку, так что Александр при всем этом опасном маневре не потерял ни одного человека; он сам сражался на самых опасных пунктах и был ранен ударом палицы в шею и камнем в голову.
Этим движением Александр не только спас свое войско от очевидной опасности, но мог также со своей позиции на берегу реки видеть все пути и все операции неприятеля и держать его в бездействии, если ему понадобится потребовать подкреплений. [60] Но неприятель дал ему еще раньше случай произвести нападение, которое положило быстрый конец этой войне. Неприятель, полагая, что это отступление было делом страха, расположился длинною линиею перед Пелионом, забыв защититься валом и рвами, или обратить должное внимание на службу на форпостах. Об этом узнал Александр; на третью ночь он незаметно с гипаспистами, стрелками, агрианами и двумя фалангами переправился через реку и приказал стрелкам и агрианам перейти в наступление, не дожидаясь прибытия остальных колонн; они ворвались в лагерь с той стороны, где менее всего было возможно сопротивление; и неприятели после ужасного пробуждения от глубокого сна, безоружные, без руководства или мужества, чтобы сопротивляться, были изрублены, - одни в шатрах, другие на длинной улице лагеря, третьи во время беспорядочного отступления, а преследование остальных продолжалось до самых гор тавлантинов; кому удалось бежать, тот спасся ценою потери оружия. Сам Клит бросился в город, поджег его и под охраною пожара бежал к Главку в область тавлантинов. [61] Таким образом с этой стороны снова была восстановлена старая граница, и мир, по-видимому, был дарован побежденным князьям, под условием признания верховных прав Александра. [62]
Быстрые и сильные удары, которыми царь, не раз решавшийся на рискованные нападения, поразил иллирийцев, позволяют нам судить о нетерпении, с каким он желал покончить это дело. Пока у него еще была масса дела с иллирийцами, на юге началось движение, которое, не будь оно скоро заглушено, могло бы надолго воспрепятствовать осуществлению великого плана похода на Персию, а может быть, и сделать его навсегда невозможным.
Эллины признали гегемонию Александра и на собрании к Коринфе скрепили союз с ним присягой; но теперь его войско было далеко, и слова тех, которые напоминали о древней свободе и древней славе, скоро нашли открытые уши и сердца. Конечно, пока еще молодость Александра позволяла с презрением смотреть на него при персидском дворе в Сузах, они считали выгодным лавировать; в ушах афинян еще звучали слова, которые им недавно написал персидский царь: "Я не дам вам денег, не просите меня, потому что вы все-таки ничего не получите". [63] Но постепенно там начали понимать, какой враг родился для персидского царства в Александре. Мемнон (его брата уже не было в живых) был послан с 5000 греческих наемников против переправившихся уже в Азию македонских войск. Но движение среди азиатских греков грозило ему большими затруднениями; лучшим средством защиты было уже давно испытанное средство бороться с врагами персидского царства в Элладе и с помощью эллинов.
Дарий отправил к эллинам послание, в котором призывал их к войне против Александра; он послал деньги отдельным государствам, в Афины 300 талантов, но у демоса еще хватило благоразумия не принять их; их принял Демосфен, чтобы употребить их в интересах персидского царя и против скрепленного клятвою мира. [64] Он состоял в переписке со стратегами персидского царя, служившей, без сомнения, для того, чтобы давать и получать сведения относительно войны с Александром. Рука об руку с Ликургом и другими единомышленными с ним народными вождями, он делал все нужное для того, чтобы подготовить и возбудить новую борьбу против господства Македонии, и особенно для того, чтобы подтолкнуть к новым предприятиям фивских эмигрантов, во множестве нашедших прием в Афинах.
Чем дальше находился Атександр, чем долее он пребывал вдали, тем больше становилось мужество и усердие этой партии; распространившиеся о понесенном Александром в земле трибаллов поражении слухи были встречены с полным доверием. [65] В Аркадии, в Элладе, в Мессении, у этолян тоже пробудилась прежняя жажда новых порядков и новые надежды; но больше всех чувствовали иго македонского господства фиванцы; занимавший их цитадель гарнизон как бы постоянно напоминал им их теперешний позор и утрату их прежней славы.
В это-то время распространилось известие, что Александр пал в бою с трибаллами; Демосфен показал собравшемуся народу человека, получившего рану в том же самом сражении, в котором Александр будто бы пал перед его глазами. [66] Кто мог теперь сомневаться? Кто с радостью не склонился бы теперь на убеждения тех, которые говорили: вот наступило время освободиться от македонского ига, - заключенные с Александром договоры кончаются с его смертью, а персидский царь, готовый выступить на защиту свободы греческих государств, предоставил в распоряжение людей, которые, подобно ему стремятся единственно к благу и свободе эллинов, богатые субсидии для поддержки всех направленных против Македонии предприятий. Не менее персидских денег содействовало этим планам и то, что наряду с Демосфеном говорил за них неподкупный Ликург. Важнее всего было действовать не теряя времени и каким-нибудь великим подвигом создать центр для всеобщего восстания.
Понятно, что в понесших тяжелое наказание Фивах, что среди находившихся в Афинах и везде в других местах фиванских беглецов и изгнанников настроение умов было таково, что нужно идти на все. Изгнанники уже раз выступали из Афин на освобождение Кадмеи; их вел Пелопид, победа при Левктрах и Мантинее были славными плодами этого геройского поступка. Конечно, в союзном договоре каждый город торжественно обещал не дозволять эмигрантам предпринимать из его стен насильственное возвращение на родину; но царь, с которым был скреплен этот договор, был теперь мертв. Несомненно, не без соглашения с Демосфеном, может быть даже снабженные им частью находившихся в его руках персидских денег, многие эмигранты покинули Афины; к ночи они прибыли в Фивы, где их друзья уже ожидали их. Они начали с того, что умертвили двух вожаков македонской партии, спустившихся ничего не подозревая с Кадмеи. [67] Они пригласили граждан на собрание, сообщили о случившемся и о том, на что можно надеяться; дорогим именем свободы и прежней славы заклинали они народ сбросить иго македонян и уверяли, что вся Греция и персидский царь готовы оказать им помощь; но когда они сообщили, что Александра нечего больше бояться, что он пал в Иллирии, тогда народ определил восстановить древнюю свободу, назначить новых бетархов, изгнать из Кадмеи гарнизон и через послов пригласить на помощь другие государства.
Все, казалось, обещало самый лучший успех; элейцы уже прогнали приверженцев Александра; этоляне волновались, Афины вооружались, Демосфен послал в Фивы оружие, [68] и аркадцы выступили на помощь фиван-цам. И когда послы Антипатра явились на Истм, чтобы напомнить уже достигшим его мятежникам о заключенных договорах и чтобы потребовать от них определенной союзным договором помощи, [69] то слушали не их, а горячие мольбы фиванских послов, которые, с перевитыми шерстью оливковыми ветвями в руках, призывали на защиту святого дела. [70] Тем более велика была горячность в самих Фивах; Кадмея была окружена палисадами и другими сооружениями, так что к находившемуся в крепости гарнизону не могла проникнуть ни помощь, ни съестные припасы; рабы были освобождены; они и метеки были вооружены для войны, город был в изобилии снабжен провиантом и оружием; Кадмея должна была скоро пасть, тогда Фивы и вся Эллада будут свободны, тогда будет отомщен позор Херонеи, и Коринфский союз, этот призрак независимости и безопасности, исчезнет перед радостным светом нового утра, уже занимающегося, по-видимому, над Элладой.
В это время распространился слух, что македонское войско приближается форсированным маршем и что оно стоит в Онхесте всего в двух милях расстояния. Вожаки успокаивают народ: это ведь Антипатр; с того времени, как убит Александр, македонян нечего более бояться. Затем явились гонцы с известием, что это сам Александр; они были дурно приняты: это, говорили им, линкестиец Александр, сын Аэропа. Через день после этого царь, которого считали мертвым, стоял со своим войском под стенами города. [71]
Как все вообще в этой первой войне царя поразительно и внезапно, полно живости и силы, так главным образом этот переход. Две недели тому назад он дал последнее сражение у Пелиона; при известии о происходящих в Фивах событиях, он выступил, в неделю прошел через горы и достиг Пелины при верховьях Пенея; быстро пройдя далее к Сперхею, перейдя через Фермопилы и вступив в пределы Беотии, он стоял теперь у Онхеста, в двух милях от Фив, почти в 60 милях от Пелиона. [72] Первым последствием его внезапного появления было то, что шедшие на помощь народы Аркадии не отважились идти далее Истма, что афиняне определили не двигать своих войск до тех пор, пока не решится начатая против Александра борьба, и что орхоменяне, платейцы, феспийцы, фокейцы и другие враги фиванцев, считавшие себя уже совершенно отданными в жертву ярости своих прежних мучителей, с удвоенным рвением примкнули к македонянам. Царь не думал сразу прибегать к силе; он двинулся с войском из Онхеста и стал лагерем перед северною стеною около гимназии Иолая, ожидая, что фиванцы, увидев перед собой его войско, поймут все безумие своего предприятия и будут просить о мирном соглашении. Но они, хотя и лишенные всяких надежд на помощь, и не думали смириться, а приказали всадникам и легковооруженным произвести вылазку, причем им удалось оттеснить назад неприятельские форпосты, и с удвоенным рвением стали наступать к Кадмее. Даже и теперь Александр все еще медлил начать борьбу, которая, будучи раз начата, должна была иметь роковые последствия для греческого города; на второй день он двинулся к южным воротам, ведущим в сторону Афин и к которым с внутренней стороны примыкает Кадмея, и стал здесь лагерем, чтобы быть вблизи для поддержки находившихся в цитадели македонян; он все еще медлил с нападением. Говорят, он дал знать находившимся в городе, что, если они выдадут зачинщиков восстания Феникса и Профита, то он простит и забудет случившееся. [73] Многие в городе советовали и даже требовали, чтобы было послано к царю с просьбой о прощении; но беотархи, изгнанники и те, которые пригласили их возвратиться, не ожидая от Александра никакого дружеского приема, убеждали народ сопротивляться до последней возможности; царю, говорили они, должно ответить: если он желает мира, то пусть выдаст им Антипатра и Филоту; должно объявить, что все, кто заодно с ними и с персидским царем желает освободить Элладу, приглашаются явиться к ним в город. [74] Александр еще и теперь не хотел нападать.
Но Пердикка, фаланга которого составляла авангард македонского лагеря и стояла недалеко от неприятельских окопов, счел минуту для нападения настолько благоприятною, что, не дожидаясь приказа Александра, атаковал укрепления, прорвался через них и напал на неприятельские аванпосты. [75]
Аминта, стоявший со своей фалангой рядом с Пердиккой, тоже быстро выступил из лагеря и следом за ним напал на второй вал. Царь видел их движения и, боясь оставить их одних против неприятеля, приказал стрелкам и агрианам ворваться в окопы, а агеме велел выступить вместе с другими гипаспистами, но остановиться перед наружными окопами. При штурме второго вала пал тяжело раненный Пердикка, но две фаланги, соединившись со стрелками и агрианами, взяли вал приступом и проникли в город через ложбину ворот Электры до самого Гераклеона, когда фиванцы оборотились с громким криком и ринулись на македонян, так что последние со значительным уроном - пало семьдесят стрелков и в том числе их предводитель, критянин Эврибот - бегом принуждены были отступить к гипаспистам. В эту минуту Александр, видя, что занятые преследованием фиванцы не соблюдают никакого порядка, быстро двинулся на них с сомкнутою фалангою; они были опрокинуты и бежали так поспешно, что македоняне вместе с ними ворвались в ворота, между тем как в то же время в других местах стена, лишенная вследствие множества находившихся вне ее аванпостов всякой защиты, была занята взошедшими на нее македонянами и сообщение с Кадмеей было восстановлено. Теперь для города не было спасения; гарнизон Кадмеи с частью ворвавшихся бросился в нижний город на Амфион; другие перелезли через стены и бегом бросились на рынок. Тщетно сражались фиванцы с отчаянною храбростью; со всех сторон проникали в город враги; Александр был везде и воодушевлял своих словом и примером; фиванская конница, рассеянная по улицам, бросилась через оставшиеся еще свободными ворота в открытое поле; пехотинцы спасались, кто куда мог, в поле, в дома, в храмы, наполненные рыдающими женщинами и детьми. Теперь не столько македоняне, сколько фокейцы, платейцы и другие беотийцы, исполненные озлобления, произвели ужасное кровопролитие; не были пощажены даже женщины и дети, их кровь обагрила алтари богов. [76] Только сумрак наступившей ночи положил конец грабежу и убийству; число павших македонян равнялось пятистам, а фиванцев было уже убито шесть тысяч, когда приказ царя положил конец резне.
На следующий день царь созвал собрание членов Коринфского союза, [77] принимавших участие в борьбе, и предоставил им решить судьбу города. Судьями над Фивами были те же платейцы, орхоменяне, фокейцы, фес-пийцы, которым долго приходилось выносить ужасный гнет фиванцев, города которых были некогда разрушены ими, [78] а сыновья и дочери обесчещены и проданы в рабство. Они постановили, что город должен быть сравнен с землей, что земля, за исключением той, которая принадлежала храму, должна быть разделена между союзниками Александра, что все фиванцы с женами и детьми должны быть проданы в рабство и что свобода должна быть дарована только жрецам и жрицам, да еще лицам, связанным узами гостеприимства с Филиппом, Александром и македонянами; Александр повелел также пощадить дом Пиндара и его потомков. Тридцать тысяч человек [79] всякого возраста и состояния было продано и рассеяно по всему свету, затем стены были снесены, дома очищены и разрушены; народа Эпаминонда теперь более не существовало и город представлял ужасную груду развалин, "кенотаф их славы"; наверху к уединенной цитадели македонский гарнизон сторожил храмы и "могилы мертвых".
Участь Фив была потрясающая; только поколение тому назад они владели гегемонией в Элладе, их священный отряд освобождал Фессалию и поил своих коней в Эвроте; теперь они были изглажены с лица земли. Греки всех партий неисчерпаемы в своих жалобах на падение Фив и слишком часто несправедливы к царю, который не мог спасти их. Впоследствии, когда среди наемных полчищ Азии в его руки как военнопленные попадались фиванцы, он никогда не относился к ним иначе, как с великодушием; уже теперь, когда борьба только что была кончена, он действовал таким же образом. Одна благородная фивянка, как рассказывают, была схвачена и связанная приведена к нему; ее дом был разрушен фракийцами Александра, она сама была обесчещена их предводителем и затем со страшными угрозами ее начали спрашивать, где она спрятала свои сокровища; она повела фракийца к скрытому в кустах колодцу; здесь, сказала она, погружены ее сокровища; и когда он спустился в колодец, она забросала его каменьями до смерти. Тогда фракийцы привели ее на суд к царю; она сказала, что она Тимоклея, сестра того Феагена, который, будучи стратегом при Херонее, пал, сражаясь против Филиппа за свободу греков. Не менее правдоподобен и конец рассказа, что Александр простил мужественную женщину и даровал свободу ей и ее родным. [80]
Падение и разрушение Фив не могло не отрезвить эллинов от их мимолетного энтузиазма. Элейцы поспешили призвать обратно изгнанных ими приверженцев Александра; аркадцы вернули свои войска с Истма и осудили на смерть тех, которые подговаривали их к этому походу против Александра; отдельные племена этолян отправили послов к царю и просили прощения за то, что у них случилось. Подобно этому было поступлено и в других местах.
Афиняне, несмотря на принесенную ими в союзе клятву, дозволили возвратиться на родину фиванским эмигрантам, постановили по предложению Демосфена послать помощь в Фивы и выслать в море флот; но они не воспользовались колебаниями Александра для того, чтобы двинуть свои войска в Фивы (они могли бы быть там в два перехода). Они праздновали великие мистерии (в начале сентября), как раз в то время, когда беглецы принесли весть о падении города; празднество было прервано в величайшем смятении, все движимое имущество было снесено из деревень в город, затем было созвано собрание, которое по предложению Демада решило отправить посольство из десяти приятных царю мужей, чтобы поздравить его со счастливым возвращением из земли трибаллов и с театра иллирийской войны, а также и с подавлением и справедливым наказанием восставших Фив, и чтобы в то же время просить разрешения для города поддержать свою исконную славу гостеприимства и милосердия также и теперь относительно фиванских беглецов. Царь потребовал [81] выдачи Демосфена, Ликурга, затем Харидема, ожесточенного противника македонского господства, положившего конец его хищническому способу ведения войны, Эфиальта, который недавно отправлялся послом в Сузы, и других; они, сказал он, являются не только причиной понесенного Афинами при Херонее поражения, но и всех тех несправедливостей, которые после смерти Филиппа были дозволены против его памяти и против законного наследника македонского престола; в падении Фив они виновны не менее, чем организаторы восстания в самих Фивах; те из этих последних, которые теперь нашли убежище в Афинах, должны быть также выданы. Требование Александра вызвало жестокие дебаты в народном собрании в Афинах; Демосфен заклинал народ "не выдавать, как овцы в басне, своих сторожевых собак волку".
Народ, не зная, что предпринять, ждал мнения строгого Фокиона; его советом было: какою бы то ни было ценою купить прощение царя и не прибавлять неблагоразумным сопротивлением к несчастью Фив еще и погибель Афин; те десятеро, которых требует Александр, должны теперь показать, что они из любви к отечеству готовы лично принести величайшие жертвы. Но Демосфен убедил своею речью народ, а пятью талантами принадлежавшего к македонской партии оратора Демада, чтобы этот последний был послан к царю и просил его предоставить афинскому народу суд над виновными. [82] Царь согласился, отчасти из уважения к Афинам, [83] отчасти из желания приступить скорее к походу в Азию, во время которого он не желал оставлять в Греции никакого подозрительного недовольства; было потребовано только изгнание Харидема, этого дикого авантюриста, к которому когда-то чувствовал отвращение сам Демосфен; Харидем бежал в Азию к персидскому царю. [84] Вскоре и Эфиальт сел на корабль и покинул Афины.
Когда таким образом спокойствие в Элладе было восстановлено, а уничтожение Фив и македонский гарнизон в Кадмее могли служить достаточной гарантией против новых движений в будущем, Александр выступил из лагеря перед Фивами и осенью 335 года возвратился в Македонию. Года было достаточно, чтобы упрочить его подвергавшийся многим опасностям престол; уверенный в повиновении соседних варварских народов, в спокойствии в Элладе, в преданности своего народа, он мог назначить следующую весну для начала предприятия, которое должно было иметь решающее значение в судьбах Азии и в ходе следующих веков.
Следующие затем месяцы были посвящены приготовлениям к великой войне; из Греции, из Фессалии, с гор и из долин Фракии явились толпы союзников; вербовались наемники и приготовлялись корабли для переправы в Азию. Царь занимался совещаниями, [85] чтобы составить план операций похода согласно сообщениям, которые были получены относительно природных условий стран востока, относительно важности в военном отношении бассейнов рек, горных хребтов, городов и стран. Мы были бы весьма счастливы, если бы имели об этом более подробные сведения и особенно о том, имели ли при дворе в Пелле представление о географических условиях царства, на которое думали напасть, и о его протяжении по ту сторону Тавра и Тигра. Конечно, Анабасис Ксенофонта, а вероятно и персидская история Ктесия были известны; много сведений могло было быть получено от греков, служивших наемниками в Азии, от персидских посольств и от Артабаза и Мемнона, в течение нескольких лет живших беглецами при македонском дворе. Но как ни старательно собирались сведения, они могли быть только ненадежным материалом для планов войны до Евфрата и во всяком случае не далее Тигра; об устройстве земель, лежавших далее к востоку, о существовавших там расстояниях, несомненно, не имелось никаких представлений.
Затем был определен порядок дел на родине: Антипатр был назначен наместником, [86] с войском, достаточным для того, чтобы обеспечить спокойствие в Элладе, защищать границы Македонии и держать в повиновении окружные народы; князья союзных варварских племен были приглашены лично участвовать в войне, чтобы этим еще более обеспечить царство от перемен и чтобы их единоплеменники, стоя под их начальством, были тем храбрее. [87]
Еще одно опасение было высказано в военном совете главным образом Антипатром и Парменионом: кому в случае непредвиденного несчастия должны принадлежать права на царский престол? Они заклинали царя жениться до похода и подождать рождения наследника престола. Он отверг их предложения: недостойно, сказал он, ни его, ни македонян, ни эллинов, думать о свадьбе и брачном ложе, когда Азия уже готова к войне. [88] Неужели он должен ждать тех пор, пока придет уже собирающийся флот финикиян и киприотов, и соберется и перейдет через Тавр набираемое персидским царем войско? он не имеет права долее медлить, если желает приобрести Малую Азию и в ней базис для дальнейшей войны.
Источники говорят, что он действовал так, как будто бы навсегда прощался с Македонией. Все, что принадлежало ему на родине - имения, леса и деревни, даже пошлины с гаваней и другие доходы, он раздарил своим друзьям, и когда почти все уже было разделено, на вопрос Пердикки: что же остается ему самому, отвечал: "Надежда"; тогда Пердикка отказался от своей доли: "Позволь нам, которые будут биться вместе с тобой, разделить с тобой надежду"; и многие друзья последовали примеру Пердикки. [89] Этот рассказ преувеличен, но он соответствует настроению умов перед выступлением; царь умел вызвать все больший и больший подъем духа; наполнявший его энтузиазм сообщался его генералам, окружавшим его знатным всадникам и всему войску, следовавшему за ним; с юношей-героем во главе, они, уверенные в победе, вызывали весь мир на бой.

[1] όιά των κατασκόπων των παρά Χαρίδημου πυ$όμενος « (Aeschin., In Ctesiph., § 77).
[2] ίερά μεν ίδρύσατο παυσανίου, είς αίτίαν δέ ευαγγελίων -Ουσίας την βουλήν κατέστησε (Aeschin., In Ctesiph., § 160).
[3] Он употребил выражение Μαργίτης (Aeschin., In Ctesiph., § 77. Marsyas, fr. 8).
[4] Мы не знаем дословного текста Коринфского союзного договора; поэтому нельзя сказать, была ли редакция его такова, чтобы ей можно было придать такое толкование, что со смертью царя Филиппа прекращается не только его стратегия против персов, но и заключенная и скрепленная клятвой ή κοινή είρήνη.
[5] Участие Аргоса (Diodor, XVII, 3,8) подтверждается теперь афинским почетным постановлением в честь Аристомаха аргосского:…και συμβάντος κοινού πόλεμο [υ ΆΟηναίοις τε και τ ή] πόλει των 'Αργείων προς 'Αλέξανδ[ρον… (С. I. Attic, II, n° 161).
[6] [εΤς] των φίλων (Diodor, XVII, 2). Вопрос о том, было ли уже тогда название φίλως официальным титулом в социальной иерархии Македонии, не может быть решен на основании слов Курция ex prima cohorte amicorum (Curt., VI, 7, 17). У Арриана (I, 25, 4) Александр созывает на совет τους φίλους и для обозначения высказанных ими мнений употребляет выражение έδόκει τοις έταίροις. Но технические выражения Арриана не всегда точны.
[7] Diodor, XVII, 5.
[8] Polyaen, IV, 3, 23. Я не вижу никакой причины считать это показание за выдумку; оно стоит в третьей серии извлечений Полиена, которые все, по мнению Petersdorffa, заимствованы из разных источников: первая (§ 1–10), вероятно, из Каллисфена, вторая (§ 11–21) почти наверное из Клитарха; происхождение третьей (§ 23–32) определить теперь нельзя.
[9] Theopomp. ар. Harpocr., s. ν. τετραρκία. Относительно дальнейших подробностей см. A. Schafer (Demosthenes, II, 402).
[10] έπεισε τήν πατροπαράδοτον ήγεμονίαν της Ελλάδος αύτω συγχωρήσει κοινω της Θεσσαλίας δόγματι (Diodor, XVII, 4). Exemplo patris dux universae genu's creatus erat et vectigalia omnia reditusque suos et tradiderunt (Iustin, XI, 3, 2). Выражение Юстина, по–видимому, указывает на звание тага; по показанию Диодора, Александр требует только тех полномочий, которые ему принадлежат в качестве στρατηγός αυτοκράτωρ эллинского союза. Несмотря на титул Thessalorum reges, правовые отношения Филиппа к Фессалии неясны.
[11] Philostr., Heroic, p. 130.
[12] Aeschin., In Ctesiph., § 161.
[13] τά συνορίζοντα των έΦνων (Diodor, XVII, 4, 2).
[14] Выражение Диодора (το των 'Αμφικτυόνων συνέδριον συναγαγών) несомненно означает, что Александр созвал чрезвычайное собрание, и что речь идет не об обыкновенной πολαία όπωρινή, имевшей место уже несколько недель тому назад.
[15] Относительно Акрокоринфа мы имеем свидетельство Плутарха (Arat, 23); относительно Халкиды – место у Полибия (XXXVIII, I с, 3 ed Hultsch), а еще более вероятным делает это предположение посылка в 333 году Протея против персидского флота (ανάγεται άπο Χαλκίδος, Arrian, II, 2, 4).
[16] του νεανίσκου τό πρώτον παροξυνΟέντος είκότως (Aeschin., In Ctesiph., § 161).
[17] Таково выражение в речи Ύπερ της δωδεκαετείας (§ 14), приписываемой Демаду.
[18] τον 'Ορωπον 6:νευ πρεσβείας λα(3ών (Demad, ibid, § 9). Аристотель (fr. 561 ed. Rose) упоминает Ороп и (fr. 560) Дрим, расположенный в примыкающей к Мегариде части беотийско–аттической границы. Оба эти отрывка заимствованы из δικαιώματα Ελληνικών πόλεων, έξ ων Φίλιππος τάς φιλονεικίας των Ελλήνων διέλυιεν (Vit: Arist. Marcian, ар. Rose, Aristot. Pseudep., I, p. 246).
[19] Aeshin., In Ctesiph., § 161. По Динарху (I, § 82), он уклонился от участия в посылаемом к царю посольстве.
[20] φιλάνθρωπους αποκρίσεις δούς (Diodor, XVII, 4). Юстин, напротив, говорит: quibus anditis et graviter increpatis (Iustin, XI, 3); Юстин смешивает между собою два похода Александра, – этот и поход следующего года, и относит к первому то, что верно относительно второго. В одной надписи до нас дошло несколько отрывков из заключенного с Александром договора:…ούδ]ε βπλα έ[π]οί[σω έπι πημονη έπ' ούδενα των] εμμενόν[τ]ων έν x[rj είοήνη ούτε κατά νήν] ού'τε κατά μάλασσαν… ουδέ χωρ[ίον καταλήψομ[αι….. επι πολέ]μω ουδενος τφν τ [ης είρηνης κοινωνούν]των τέχν[η] ούδεμί[α…, и далее: και πολεμ[η]σω τώ[….. παρα]βαίνον[τι καθότι….. τω και 6 ήγεμών. (С. I. Attic., II, η° 160).
[21] Arrian., I, 1,3. Сюда, несомненно, относится то место надписи, в которой Ликург дает отчет в своем управлении (Ср.: Kohler, в Hermes, V, 224), где говорится о двух золотых венках, вотированных в честь Александра. Следует упомянуть также о почести, оказанной царю мегарянами, которые дали ему право гражданства в своем городе; Александр (είς γέλωτι Οεμενος την σπουδήν αυτών) принял эту почесть потому, что они будто бы некогда оказали ее Гераклу (Plut., De monarch., 2).
[22] - οί συνεδρεύειν είωΟότες (Diodor, XVII, 4, 9).
[23] Arrian., I, 1, 2.
[24] Plut. Adv. Colot, 32.
[25] Возможно, что теперь Тенедос уже объявил себя за греческое дело (τάς στηλας τάς πρός 'Αλεξανδρον και τους «Ελληνας γενόμενος σφίσι. Arrian., II, 2, 2). Что это присоединение произошло уже теперь, а не только в 334 году, можно заключить из того, что договоры 334 года были, по–видимому, заключены только с Александром, но не с Коринфским при том союзом.
[26] Plut., Alex. 14; Pausan., И, 2, 4 etc. Вероятно, к этому времени относится остроумно придуманное происшествие с Александром при посещении им Дельф. Когда Пифия не желала пророчествовать, так как было не время (в зимние месяцы Аполлон считался отсутствующим), то Александр схватил ее за руку, чтобы силой подвести ее к треножнику; она воскликнула: «Ты неодолим, мой сын!» и Александр с радостью принял восклицание за оракул.
[27] Diodor, XVII, 5; Curt., VII, 1, 3. Источники не говорят, каким образом совершилось убийство; Диодор дает понять, что авторитет Пармениона восстановил повиновение в войсках.
[28] Диодор (XVII, 7) говорит, что и те и другие находились под командой Калы, получившего командование после Аттала.
[29] Plut., Alex. 10; Diodor, XVII, 2; Iustin, IX, 7. Павсаний (VIII, 7, 7) говорит об еще более ужасном роде смерти.
[30] Amyntas qui mihi consobrinus fuit et in Macedonia capiti meo impias comparavit insidias, говорит Александр в процессе против Филоты (Curt., VI, 9, 17. Ср.: Arrian., ар. Phot., § 22). Время этого события определяется обручением Кинаны с князем агрианским (Arrian., I, 5, 4).
[31] События в Магнесии, где главную роль играл персидский полководец Мемнон, относятся ко времени, предшествовавшему смерти Аттала, которого Полиен (V, 44, 4) называет наряду с Парменионом, т. е. еще к 336 году.
[32] Так как Арриан (I, 5, 1), говоря об иллирийцах, употребляет выражение άφεστάναι, то их независимость должна была быть признана Македонией; в какой форме и в какой степени, мы не знаем.
[33] Приведенные Клитом иллирийцы, очевидно, принадлежат к иному племени, чем иллирийцы, находившиеся под начальством Плеврия, с которыми Александр бился два года тому назад; они, вероятно, жили южнее последних, в горах и равнинах, орошаемых Эргентом и Деволом. В это время не упоминаются дарданцы, с которыми пришлось вести тяжелую борьбу еще Филиппу и которые потом снова являются могущественной державой: места их жительства простирались от северного устья проходов Скупии по «долине черных дроздов» до того места Дрина, где эта река становится судоходной. Не был ли Плеврий князем дардайцев?
[34] Arrian., I, 5, 4. Страбон (VII, 318) говорит, что автариаты вторглись в область трибаллов и покорили их (καταστρεψάμενοι); время этого события дает Диодор (XV, 36), который, впрочем, говорит, что трибаллы выселились σιτοδεία πιεζόμενοι и притом πανδημει.
[35] Из Геродота (IV, 49) вполне ясны прежние места проживания трибаллов. Он называет πεδίον Τριβαλλικον вместе с этими двумя реками (Άγγρος и Βρογγος). Авторы не говорят положительно, что трибаллы после своего разбойничьего набега на Абдеру поселились по ту сторону Гема, восточнее своих прежних мест проживания, несколько в стороне от Тимока и Искера, но это явствует из того обстоятельства, что после царя Филиппа геты не встречаются более на правом берегу Дуная.
[36] Истрианы, теснившие царя Атея (Iustin, IX, 2, 1), не тождественны грекам города Истра на берегу Добруджи, потому что о них говорят, что они имели царя. Я полагаю, что Thirlwall был прав, предположив, что под Istriani подразумеваются жившие по Дунаю народы нескифского происхождения; он предполагал в них трибаллов.
[37] Пеоны занимали южную сторону проходов Скупии, и церемония «царского купанья» происходила в реке Астике (вероятно, теперешняя Пштинья) (Polyaen, IV, 12, 3). Существование княжества пеонов в эту эпоху не есть вещь вполне установленная. Из Диодора (XVI 22) и из текста договора, заключенного афинянами с фракийцем Кетрипорисом и его братьями, иллирийцем Грабом и пеоном Ликпеем (см. выше прим. 36 к главе 2). Диодор говорит, что Филипп победил этих трех князей και ήνάγκασε προσΟεσΰαι τοις Μακεδοσι. Материалы, которым мы располагаем, не позволяют нам решить, прекратилась ли с этим династия князей в земле пеонов или продолжала существовать дальше. Затем в 310 году снова упоминается (Diodor, XX, 19) как царь пеонов Авдолеонт, сын Патрая; мы имеем тетрадрахмы Авдолеонта с надписью Αύδολέοντος βασιλέως, совершенно сходственные по чекану и весу с монетами Александра; другие монеты, как его (без βασιλέως), так и его отца, отличаются от македонской монетной системы, – верное доказательство их слабой связи с Македонией. Тот факт, что сын Авдолеонта, у которого около 282 года Лисимах отнял его княжество, назывался Аристоном, так же как и предводитель пеонских всадников в войске Александра, позволяет нам предположить, что этот последний принадлежал к княжескому дому и что, следовательно, княжество существовало еще и во времена Александра (Arrian., I, 5, 1). Но Н. Droysen заметил, что на прекрасных дидрахмах Патрая враг, опрокидываемый пеонским всадником, есть македонянин, как это видно по его головному убору и щиту. Павсаний (X, 13, 1) упоминает в своем описании Дельф о бронзовом ex–voto, голове пеонского бизона, с надписью Δροπίων Λέοντος βασιλεύς Παιόνον; это тот самый князь, о котором говорится в найденной недавно в Олимпии надписи:…πίωνα Λέοντος…λέα Παιόνον| και κτίστην το κοινόν | των Παιόνον ανέβηκε άρετης ένεκεν | και εύνοιας είς αυτούς (Arcn. Zeitung, 1877, 38). О времени этой надписи по ее форме или содержанию нельзя сделать никаких заключений. Так как Дропион называется основателем, то мы можем заключить, что государство пеонов, сломленное, вероятно, уже присоединением к царству Лисимаха и, наверное, страшным вторжением кельтов в 280–277 годах, было, следовательно, снова восстановлено Дропионом прсле 276 года.
[38] По словам Демосфена (Philipp., Ill, § 27), царь Филипп–писал в 341 году афинянам: έμοι δ'έστιν είρήνη πρός τους άκούειν έμοΰ βουλομένους.
[39] Достоверно, что после событий 330 и 323 годов еще существовал фракийский князь по имени Севт (Seuthes Odrysas populares suos ai defectionem compulerat, Curt., X, 1, 45). Способ, каким в одной афинской надписи 330 года (С. I. Attic, II add. 175 b), о которой будет речь ниже, упоминается его сын Котис, позволяет заключить, что и Котис имел княжество. Точно так же должен был быть фракийским князем сын Тириммы, Агафон, командовавший в 334 году одрисскими всадниками в войске Александра, равно как, вероятно, и Ситалк, начальствовавший в 334 году над фракийской пехотой в войске Александра.
[40] Арриан (I, 25, 3) сообщает нам, что Александр линкестийский был сделан Александром στρατηγός έπι Θράκης. Около 330 года пост занимает Мемнон; хотя и вероятно, что стратегию эту ввел уже Филипп, но этого нельзя доказать.
[41] Арриан, рассказывающий о всех событиях, от смерти Филиппа до первого сражения при Геме, с указанием, что так Λέγεται (I, 1, 4), говорит: αμα τω ηρι έλάυνειν έπι Θράκης, ές Τριβαλλούς και Ιλλυριούς, так что слова αμα τω ηρι не должны непременно относиться к выступлению из Амфиполя. Точно так же со словами λέγουσι он рассказывает, что Александр διαβάς τον Νέσσον δεκαταιος άφίκετο έπΛ τό δρος τόν ΑΪμον. Когда Арриан употребляет слово λέγουσι, то это значит, что его источником служат не Птолемей и не Аристобул.
[42] Источники не сообщают, основались ли эти зависимые отношения Византия на особых договорах или на присоединении города к эллинскому союзу (предание об этом не говорит). Первая гипотеза более правдоподобна, судя по одному месту у Свиды (s. ν. Λέων).
[43] Из одного места у Динарха (In Demosth., § 18), где говорится о посланных во время отсутствия Александра Антипатром в Аркадию послах, видно, что Антипатр получил такие полномочия (об их имени предание не говорит).
[44] У нас нет сведений о величине армии. Но мы видим из Арриана, называющего три или, скорее, четыре илы всадников (I, 3, 5), что в армии было по меньшей мере 1500 всадников (I, 3, 6). Далее называется агема и другие гипасписты; следовательно, несколько τάξεις, затем фаланги Кена, Пердикки и Аминты (I, 6, 10; I, 8, 10); из I, 4, 5 можно заключить, что в походе участвовали также фаланги Мелеагра и Филиппа, а может быть (I, 2, 1), и еще две другие. Вместе с 2000 стрелков и агрианов, упоминаемых тоже, численность всей армии, вероятно, доходила до 20 000 человек. В армии были и метательные снаряды (μηχαναί. Arrian., I, 6, 8).
[45] Слова Арриана (διαβάς τον Νέσσον: I, 1,5) не дозволяют предположить, что Александр поднялся по долине Несса до Разлога (Меомии), чтобы оттуда, через проход Чепины и долину Эллидов, пройти в бассейн Гебра и спуститься к Филиппополю. Он должен был перейти Несс уже раньше – или около Бука, чтобы обогнуть с юга гору Крушову и через Асмилан спуститься по долине Арды к Адрианополю, или около Неврекопа, откуда лежащий к северу от Крушова проход Карабулана ведет в долину Кригмы и к Филиппополю (см. эти пути на большой карте Киперта, 1870). Который из этих двух проходов был более удобен для движения армии, – это другой вопрос; для целей Александра кратчайшим был путь через Неврекоп.
[46] Избранный Александром путь был, вероятно, приблизительно тот же, которым шел царь Филипп III, по словам Тита Ливия (XXklX, 53) и Полибия (XXIII, 8, 4): διελθών δια μέσης της Θράκης ένέβαλεν είς Όδρύσας, Βεσσους και Δενΰηλήτους. Когда Арриан (I, 25, 2) говорит, что царь, тотчас же по вступлении на престол, был прежде всех приветствован, линкестийцем Александром, ύστερον δέ και έν τιμη άμφ' αυτόν είχε στρατηγον τε έπι Θράκης στείλας и т. д., то невозможно решить, послал ли он линкестийца стратегом во Фракию уже ранее или оставил его там теперь, в 335 году.
[47] Вместо των δέ έμπορων πολλοί у Арриана с полным правом исправлено των έκ των bpov πολλοί; это, вероятно, бессы, служители храма Диониса в горах (Dio Cass., LI, 25; LIV, 34; Herod., VII, ПО). По Страбону (VII, 318) и Плинию (IV, 40), вдоль Тема (от Понта по направлению к западу) последовательно живут кораллы (вернее, корпиллы), бессы и меды. Светоний (Ang., 94) рассказывает, что Александр принес жертву на вершине горы в святилище Диониса. Я склонен считать эти στενά της ανόδου της έπι το δρος (Arrian., I, 1,6) тождественными с проходом Калифера, через который прошел Генрих Барт в 1862 году. Проход Эда (на Шумле), как его описывает Cyprien Robert (Die Slaven der Turkei, II2, 186), был бы весьма неудобен для упоминающегося проезда колесниц, и, несомненно, еще менее был удобен другой проход Эда через Карнабат, который описывает v. Hochstetter (Mirth, der К. К. Geogr. Gesellsch. in Wien, 1871, 587).
[48] Arrian., I, 2, 1; Polyaen, IV, 3, 11. Упоминаемого здесь Аррианом Филоту не следует смешивать с тем, который командовал в Кадмее, и с сыном Пармениона, который начальствовал над конницей (Arrian., I, 2, 5).
[49] Лигин в других местах не упоминается нигде. Мы не должны, как я это сделал раньше, отождествлять его с Иском — (Искром), который теперь не был более восточной границей трибаллов, как во время Фукидида (II, 96). Описание Аррианом Лигина: απέχει άπό του Ιστρου… σταϋ μούς τρεις, не указывает обязательно на то, что эта река прямо впадала в Понт; тогда это мог бы быть только Каничик, на котором лежит Шумла. Нельзя решить, спустился ли Александр с горы по направлению к Трояну или к. Грабове. Но следует заметить, что ниже Грабовой и до Тырнова, древней столицы Болгарии, Янтра течет главным образом по направлению к востоку и что расстояние между Тырновом и Дунаем, около Рущука, равно приблизительно 14 милям. R. Roesler (Rumanische Studien, 1371, 20) думает найти Лигин «в речке Льич, правом притоке текущей в Дунай Колубары»; он полагает, что Александр прошел к северо–западу через проходы около Софии (Porta Trajani); в таком случае трибаллы должны были бы теперь еще жить на Мораве, а геты на Дунае, около Белграда.
[50] Арриан говорит: ές νησόν τινα τον έν 1отрш; Страбон (VII, 310), следуя, несомненно, Птолемею, говорит: της έν αύτω (на Истре) νήσου, и оба называют его Певкой. Интерпреты принимают его за большую Певку, о которой Страбон (VII, 305) говорит: προς δε ταις έκβολαις μεγάλη νήσος έστιν ή Πεύκη и которая, по словам так называемого Скимна Хиосского (v. 789) ουκ έστ' έλάττων μεν Τοδου. Но этот образуемый устьями Дуная остров нисколько не подходит к описанию Арриана (I, 3, 4). Мы не находим здесь της νήσου τά πολλά απότομα ές προς βολήν…; еще более непонятно, что река была быстра и трудна для переправы благодаря узости своего русла, οία δη ές στένον συγκεκλεισ μένον, но, что всего страннее, так это то, что Александр, вместо того, чтобы пристать к острову, решается переправиться на другой берег, Этот остров Певка не мог быть величиной с Родос, это мог быть только речной остров, каких мы находим множество около более возвышенного южного берега выше Силистрии, И с этим, как кажется, согласуется и выражение Страбона или Птолемея: Όρων μέχρι του ΓΊστρου καθήκοντος και της έν αύτφ νήσου Πεύκης, τά πέραν δε Γέτας έχοντας (Strab., VII, 301).
[51] ται of θράκες of προσχοοροι τοις ΤριβαλλοΤς… συμπεφευγοτες ησαν (Arrian., I, 2, 3). Арриан не называет имени этих фракийцев; но мы видим, что между трибаллами и Понтом еще жили фракийцы, но уже не было фракийского племени гетов.
[52] Фракийское племя гетов еще в 340 году держало сторону царя Филиппа, потому что он воевал с теснившим их скифским царем Атеем и победил его. Из похода Александра видно, что они жили по северному берегу Дуная. Весьма возможно, что при своем выступлении
Александр не имел в вид)' напасть на них, а потребовал от Византия кораблей против трибаллов. Но когда они стянули свой войска за Дунаем, Александр счел необходимым дать урок и им.
[53] Как мне это лично передавал один ботаник, видевший здесь в половине мая хлеба величиною в рост человека.
[54] Arrian., I, 4, 5.
[55] Arrian., I, 4, 8; Strabon., VII, 301 (по Птолемею).
[56] Из положения области агрианов мы можем заключить почти наверное, что Александр пересек территорию пеонов, следуя по дороге из Софии и Кистендиля в Скупию, бывшей самым прямым путем к угрожаемой западной границе. Поэтому Арриан говорит: έπ' Άγριάγων και Παιονων προύχωρει (I, 5, 1). В Софии Александр находился еще приблизительно в 48 милях от Пелиона.
[57] Положение Пелиона, определявшееся ранее благодаря тому, что не обращалось внимания на указания Тита Ливия (XXXI, 40), слишком далеко на северо–восток, в главных чертах правильно определено Barbie du Boccage; мы должны искать древний Пелион приблизительно в области нынешней Корицы, а быть может, еще ближе к узкому Чангонскому проходу, через который Девол пролагает себе путь к западу, там, где Kiepert (Karte der Flussgebiete der Drin und des Warcrar, 1867) помещает около восточного конца прохода местечко Плиассу.
[58] Не знаю, правильно ли я понял техническую сторону этого маневра. Указанием, что τό βάθος της φάλαγγος равнялось 120 человекам, быть может, следует воспользоваться для определения количества построенной здесь «в фалангу» пехоты, так как глубина строя позволяет заключить, что было построено каре приблизительно равной величины по фронту и в глубину.
[59] τοις σωματοφύλαξι και τοις άμφ' αύτον έταίροις (Arrian., I, 6, 5) служит для обозначения не 7 знатных «телохранителей», но отряда, состоявшего из βασιλικοί παίδες, которые часто упоминаются при позднейших походах.
[60] Выражение Арриана τη παρούση δονάμει указывает, по–видимому, на то, что были вызваны подкрепления.
[61] Arrian., I, 6, 11.
[62] Корона Иллирии еще долгое время оставалась в роде Вардилиса и Клита; иллирийцы не встречаются при походе Александра в Азию, несмотря на положительное указание Диодора (XVII, 77). Поручение Антипатру в 323 году управления над τά έπέκεινα της Θράκης ώς έπι Ιλλυριούς καΐ Τριβαλλούς και Άγριανας и т. д. (Arrian., τά μετα 'Αλεξ., 7) ведет к заключению, что иллирийские князья должны были признавать верховенство Македонии.
[63] Aeschin., In Ctesiph, § 238.
[64] Arrian., II, 14, 16. Aeschin., In Ctesiph, § 239. Dinarch., In Demosth., § 10. Plut., Demosth., 20 и 23, где говорится о письмах Демосфена и о γράμματα των βασιλέως στρατηγών δηλούντα το πλήθος των δοθέντων αύτώ χρημάτων.
[65] έν Τριβάλλοις, μόνον δ'ούχ όρατόν έπι του βήματος νεκρον τον 'Αλέξανδρον προεΟηκαν (Ps. Demad., § 17).
[66] Iustin, XI, 2, 8.
[67] Арриан (I, 7, 2) называет их 'Αμύνταν και Τιμολαον των την Καδμείον εχόντων. Уже Niebuhr узнал в них вождей македонской партии, которые Демосфен приводит в списке изменников (Pro Согоп., § 295), и поэтому исправил Αμύντας* «в Άνεμοίτας.
[68] Plut., Demosth., 23. – παρα ΔτμοσΦένους οπλών το πλήθος έν δωρεαϊς λαβοντες (Diodor, XVII. 8).
[69] Динарх (I, § 18) говорит об аркадцах: την μεν παρά Αντιπάτρου πρεσβείαν απρακίον άποστειλάντων. Антипатр не ограничился тем, что потребовал их возвращения, как это видно из почетного постановления Демохарита в честь Демосфена: ται ώς έκώλυσε Πελοποννησίους έπι Θήβας 'Αλεξάνδρω βοηθησαι χρήματα δους και αυτός πρεσβεύσας (Vit. Χ Oratt., 850). Если, как утверждают авторы, с 338 года Акрокоринф был занят македонским гарнизоном, то тем удивительнее, что Антипатр приказал ему прибегнуть не к оружию, а к переговорам.
[70] Эсхин в речи, написанной лет пять спустя, излагает факты совсем иначе (In Ctesiph., § 239); аркадцы, как он утверждает, потребовали из персидких субсидий задатка за военную службу; но так как Демосфен по своей скупости ничего не хотел платить, а желал все удержать для себя, то они возвратились домой; с помощью нескольких талантов можно было бы побудить отступить и македонский гарнизон, но Демосфен не хотел отдавать ничего. Неосновательность этих подозрений видна уже из самой связи событий; может ли быть, чтобы Демосфен так плохо понимал свои выгоды, что ради удержания для себя несколько талантов он ставил на карту успех предприятия, неудача которого могла ему стоить не только его популярности, но и его имущества и жизни? Если действительно гарнизон Кадмеи можно было подкупить, то неужели сами фиванцы не могли собрать пяти талантов? То обстоятельство, что Динарх в своей речи против Демосфена сообщает приблизительно то же, что и Эсхин, не отнимает у этих сведений их апокрифического характера.
[71] Диодор (XVII, 9) определяет численность войска более, чем в 30 000 пехотинцев и не менее, чем в 3000 всадников. Хотя это число само по себе и правдоподобно, но источник Диодора, Клитарх, не заслуживает большого доверия.
[72] Arrian., I, 7, 5. Александр избрал себе путь в Фессалию не через долину Аоя (Виоссы) и через проход Меццовы, так как Арриан говорит, что он шел через Кордиею и Элимиотиду, и вдоль гор Тимфеи и Паравеи, т. е. их он оставил справа, а Галиакмон слева; он вступил в Фессалию через проходы Катакати, которые описывает Gorceix (Aperpu geogr., de la region de Khassia, в Bulletin de Geographie, 1874, VI, 7, 449).
[73] προσμιξας δέ ταις Θτ^αις και διδούς έπι των πεπραγμένων μετάνοιαν έξήτει… τα! τοις μεταβαλλομένοις προς αύτον &δειον έκήρυττε (Plut., Alex., 11). Арриан не упоминает о таком предложении.
[74] Plut., Alex., 11. Оба имени делают это сообщение подозрительным; если этот Филота – комендант Кадмеи, то странно видеть рядом с ним Антипатра; если передано правильно это последнее имя, то насмешка только тогда была бы полною, если бы вместо Филоты рядом с ним был назван его отец, Парменион.
[75] По выражению Адриана (I, 8, 2), он проник до εισω του χάρακος; теперь задача состояла в том, чтобы του δευτέρου χάρακος εισω παρελΟειν (I, 8, 3).
[76] Так рассказывает Арриан со слов, Птолемея, который сам был свидетелем этого штурма Фив. Рассказ Диодора, заимствованный из Клитарха, лишен всякого значения с военной точки зрения, и то, в чем он, по–видимому, сходится с Аррианом, доказывает только еще больше его непригодность. Планом Александра было, конечно, взять наружные укрепления фиванцев и этим принудить их к капитуляции; что город пал при первом же нападении, было делом обстоятельств. Клитарх создает из этого правильный операционный план с тремя боевыми колоннами, из которых одна должна была штурмовать укрепления, другая занимать фивян, а третья служить засадой (έφεδρευειν); мы узнаем здесь атаку Пердикки, выступление следом за ним легкой пехоты и штурм фаланги. Полиен (IV, 3, 23) сообщает еще о, дальнейшем обстоятельстве (вероятно, из другого источника), – у него засада (την κεκρυμμένην δύναμιν) находится под командой Антипатра и проникает через развалившееся и не оберегавшееся место стены в город. Но если бы Антипатр с войсками из Македонии соединился с армией, то вряд ли Арриан оставил бы это без упоминания. Это сообщение Полиена взято из второй из трех независимых серий его афоризмов, заключающей в себе много отступлений от фактов, известных из других источников. Фразы Гегесиада, заимствованные у Агафархида (ар. Phot., 446 ed Bekker), лишены всякого значения.
[77] Arrian., I, 9, 9. Диодор (XVII, 14) говорит о σύνεδροι των Ελλήνων; на основании союзного договора все союзники должны были оказать помощь против Фив; согласно установленному порядку, царь предоставил решить судьбу Фив τοις μετεχουσι του έργου συμμάχοις; (Arrian., ibid.); что свой долг, как союзники, исполнили только старые враги Беотии, включая, конечно, фессалийцев, не была вина Александра, но это было роковым обстоятельством для Фив.
[78] Быть может, мы имеем право предположить, что в союзном договоре находился пункт, на основании которого был произнесен такой приговор. По крайней мере, в договоре второй аттической морской симмахии от 378/377 года, говорится: έάν δέ τις εΐπη ή έπιχηφίση ή άρχων ή Ιδιώτης παρά τοδε τό ψήφισμα ώς λύειν τι δει των έν τωδε τ& ψηφισματι είρημένων, ύπαρχέτω μεν αύτφ άτίμω είναι και τά χρήματα αύτου δημοσία έστω… και κρινέσθω έν ΆΟηναίοις και συμμάχοις ώς διαλύων την συμμαχίαν, ξημιούντων 3έ αυτόν ύανάτω ή φυγη Ουπερ Αθηναίοι και οί σύμμαχοι κράτουσιν (С. I. Attic., II, n° 17, строка 50 слл.). Если сто лет спустя в Ахейском союзном договоре точно так же была определена смерть за измену союзу (во фрагменте договора с Орхоменом (Revue archeol., 1876, 97):…και έξέστω τω βουλομένω αύτω δίκαν θανάτου είσάγειν είς τό κοινον των Αχαιών…), если точно так же на основании эллинского союза 480 года Фемистоклу было предъявлено обвинение в государственной измене (…συλλαμβάνειν και άγειν κριΟησομενον αυτόν έν τοις ^Ελλησιν), то по правовым воззрениям эллинов, по–видимому, такая компетенция и такое наказание принадлежали к существу подобных федераций и пункт такого содержания должен был находиться также и в Коринфском союзном договоре.
[79] Эта цифра тридцати тысяч проданных и шести тысяч убитых приводится Диодором (XVII, 14), Плутархом (Alex., 11) и Эллианом (Var. Hist., XIII, 7); они не представляются невозможными, принимая во внимание то, что сражались и были проданы не только фивяне, но и отпущенные на волю и метки.
[80] Plut., Alex., 12; De vert, mulier., 24; Polyaen., VIII, 40. Арриан не упоминает фракийцев в войске Александра при этом походе; историк не упоминает и об этом анекдоте, хотя Плутарх передает его за рассказанный Аристобулом, правда не в биографии Александра, но совершенно мимоходом (Plut., Non posse suaviter, 10) в характеристической Плутарховой сентенции: «Кто предпочтет спать с прекраснейшей из женщин, чем бодрствовать при чтении того, что писали Ксенофонт о Панфее, Аристобул о Тимоклее, Феопомп о Фебе?» С моралистом легко могло случиться, что он написал Аристобула вместо Клитарха.
[81] То, что говорит Арриан: τά μέν άλλα φιλανΰρώπως προς την πρεσβείαν άπεκρίνατο (Arrian., I, 10, 3), указывает как на выдумку на другую версию (Plut., Phocion. 17), по которой он бросил письмо афинян и повернулся к посланным спиной. Если бы она была верна, то негодование царя на такую выходку аттического демоса было бы весьма легко объяснимо.
[82] Рассказанные здесь факты разбросаны у Плутарха (Жизнь Демосфена и Фокиона), Диодора и Арриана; о Фокионе рассказывают, что он принимал участие во втором посольстве; Плутарх приписывает ему все переговоры с Александром и их счастливый исход.
[83] По словам Плутарха (Alex., 13; Phocion., 17), Александр поступил с Афинами так великодушно потому, что город (таковы были будто бы его слова) должен обратить свои взоры на Грецию, так как ему подобает иметь гегемонию в Элладе, если он падет. Политика Александра не была такою детскою; но афиняне, должно быть, охотно слушали и верили таким пошлым выдумкам.
[84] Arrian., I, 10, 6. Динарх (In Demosth., § 12) представляет бегство Харидема добровольным решением патриота.
[85] Диодор (XVII, 16) называет τούς ηγεμόνας των στρατιωτών και τους άξιολογωτάτους τών φίλων, которых созвал для этого царь. К сожалению, это не технически точные выражения.
[86] Τά κατά Μακεδονίαν τε καΐ τούς Έλληνας Άντιπάτρω έπιτρωας. Официального титула его должности мы не имеем.
[87] Devi eta perdomitaque Thracia petens Asiam veritus ne post ipsius discessum sumerent anna, reges lorum praefectosque et rjmnes quibus videbatur inesse cura detractae libertatis secum velut honoris causa traxit (Frontin., II,4l, 3). – A reges stipendiarios conspectioris ingenii ad commilitium secum trahit, segniores ad tutelam regni reliquit (Iustin., XI, 5, 3). За таких князей или княжеских сыновей мы можем считать Ситалка, начальствовавшего над фракийцами, Аристона, предводительствовавшего пеонскими всадниками (Plut., Alex., 39), Аттала, начальствовавшего над агрианами, и, может быть, Агафона, сына Тиримма, командовавшего над одрисскими всадниками.
[88] Συμβουλευόντων πρότερον παιδοποιήσασθαι (Diodor, XVII, 16).
[89] Так рассказывает Плутарх; эта история вовсе не должна быть непременно выдумкой; какой–нибудь отдельный факт мог обобщиться при дальнейшей устной передаче, и Каллисфен или какой–нибудь другой ученый придал рассказу его эффектную редакцию.

Книга Вторая

Глава Первая

Приготовления к войне. - Финансы. - Союзники царства. - Армия. - Переход в Азию. - Битва при Гранике. - Занятие западного берега Малой Азии. - Завоевание Галикарнасса. - Поход через Ликию, Памфилию и Писидию. - Организация новых областей

С первого взгляда предприятие Александра кажется стоящим в большом несоответствии с теми средствами, которые находились в его распоряжении. Побить врага на поле битвы было только меньшей половиной его дела; он должен был еще подумать о том, каким образом надолго упрочить успехи своего оружия.
По своему протяжению территория, силами которой он мог располагать, едва равнялась тридцатой части персидского царства; столь же неравным являлось и отношение между численностью народонаселения здесь и там, между сухопутными и морскими боевыми силами его и Персии. Если же мы прибавим, что по смерти Филиппа македонская сокровищница была истощена и обременена 500 талантами долга, между тем как в казнохранилищах персидского царя в Сузах, Экбатанах, Персеполе и т. д. были сосредоточены огромные запасы благородного металла, что Александр, по окончании своих вооружений, для которых он должен был занять 800 талантов, имел в своем распоряжении для начала войны с Азией не более 60 талантов, [1] то его предприятие представится нам безумно смелым и почти химерическим.
Характер дошедших до нас преданий не позволяет искать в них ответа на представляющиеся здесь вопросы. Даже умный Арриан сообщает только о внешнем, почти исключительно военном ходе дела; при случае с моральной оценкой своего героя, приводя почти одни только имена тех, которые помогали ему советом и делом при этой войне; об администрации, финансах, политическом устройстве, о государственной канцелярии, кабинете царя, о лицах, бывших в этих должностях исполнителями воли его, он не говорит ничего; он не выясняет себе и читателю, каким образом дела и успехи, о которых он сообщает, были возможны и действительно осуществились, каковы были средства, насколько все было предусмотрено заранее, каковы были цели и руководящие практические точки зрения и какова была сила воли, тонкой проницательности и военного и политического гения, обусловившая их осуществление.
Из указанной нами массы вопросов на первый раз достаточно выдвинуть те, которые являются самыми существенными здесь, в начале этого изумительного ряда побед.
Многие думали понять характер Александра и его гения, представляя его фантазером, который со своими, не менее полными энтузиазма, воинственными народами двинулся в Азию поражать персов, где и как он бы их ни нашел, ожидая, что случай позволит ему идти еще дальше. Другие полагали, что он только осуществил ту мысль, которая постоянно занимала его отца, которую не уставали проповедовать философы, ораторы и патриоты и которая, в сущности, была порождена и развита греческой образованностью.
Мысль, прежде чем она перейдет в дело, есть только мечта, призрак, игра возбужденной фантазии; только тот, кто осуществляет ее, придает ей форму, плоть и кровь, импульс своих собственных стремлений, кладет на нее отпечаток места и времени своей деятельности, а условия и взаимодействия места и времени полагают ей постоянно новые пределы, придают ей все более и более резкие формы выражения, нося на себе отпечаток его силы и его слабостей.
Выступил ли Александр в поход как искатель приключений, как мечтатель с мыслью вообще завоевать Азию вплоть до окружавших ее неведомых морей? или он знал чего он хочет и чего может хотеть, и сообразно с этим наметил свои военные и политические планы и принял свои меры?
Вопрос не в том, чтобы вывести обратное заключение из ряда его успехов, указать на связывавший их план и выставить его очевидность как доказательство; спрашивается, есть ли доказательства тому, что это дело еще до своего начала представлялось его уму таким, каким ему суждено было сделаться.
Быть может, к решению этого вопроса нас приведет один факт, о котором, правда, наши источники умалчивают. Непосредственные остатки того времени, кроме немногих надписей и памятников искусства, мы имеем только в монетах, серебряных, золотых и медных, которые дошли до нас тысячи с именем Александра, в немых свидетелях, которых научное исследование заставило наконец заговорить. В сравнении с золотыми и серебряными монетами персидских царей, бесчисленных греческих городов и македонских царей до Александра, они представляют собою весьма замечательное явление.
Выше было упомянуто, что царь Филипп ввел новую монетную систему в своих землях; она, по выражению одного знаменитого ученого, была как бы первым отдаленным шагом к завоеванию Персии. [2] Она состояла в том, что, между тем как в греческом мире господствовала серебряная валюта, а в персидском царстве золотая, он начал чеканить золото по валюте дариков, а серебро по валюте, ближе всего соответствовавшей торговой цене золота. Таким образом он поставил золотую валюту "не на место, но наряду с исключительно господствовавшей до сих пор в греческом мире серебряной валютой и ввел этим в своем царстве двойную валюту". [3] Вес своих серебряных монет, которых должно было идти 15 на золотую монету в 8,60 г. он установил в 7,21 г. сообразно с отношением цены золота к цене серебра, равнявшимся в торговле 1: 12,51; это была приблизительно валюта имевших широкое распространение родосских серебряных монет.
Золотые монеты Александра по весу и содержанию золота соответствуют "филиппеям", но его серебряные монеты следуют совершенно другой системе; это тетрадрахмы в 17,00-17,20 г. и их дробные части, совершенно соответствующие аттической системе, с ценностью золота относительно серебра равной 1: 12,30. Это уменьшение было сделано не с намерением возвратиться от двойной валюты отца к чистой серебряной валюте эллинов, хотя отныне "драхма Александра" и сделалась общей, ходячей во всем царстве, единицей ценности, но - и это более важно для нашего вопроса - среди огромной массы драхм Александра нет ни одной монеты, соответствующей весом монетам Филиппа. [4]
Трудно предположить, чтобы это нововведение было произведено без существенных мотивов. Когда Филипп ввел двойную валюту, его намерением было, при упадке цены золота в торговле с греческим миром, где господствовала серебряная валюта, установить цену обоих благородных металлов и поддержать таким образом их равновесие. Дальнейшее падение цены золота повлекло бы за собой отлив серебра и из Македонии, как это уже произошло раньше с Персией, в том отношении, насколько цена серебра была выше цены золота, за которое его можно было купить. Введением новой монетной системы Александр, так сказать, объявлял войну персидскому золоту; золото было сделано простым товаром, товаром, который с завоеванием сокровищ персидского царя и с возвращением к обращению лежавших там мертвыми масс золота могло продолжать обесцениваться дальше, не влияя в равной степени на упадок определяемых серебром цен в греческом мире. Серебро аттического веса отныне сделалось мерою ценности, тетрадрахма - нарицательной величиной такой монетной единицы, в которой могли быть объединены почти все монетные системы Греции как дроби своим общим знаменателем. А через полпоколения "драхма Александра" стала всемирной монетой.
Мы не станем вдаваться в решение вопроса, имела ли эта реформа монетной системы Македонии целью финансовую помощь в настоящих денежных обстоятельствах, [5] рассчитали ли Александр и его советники экономические последствия этой меры и предвидели ли они дальнейшее падение цены золота, которое последует, когда поступят в обращение персидские сокровища. Достаточно, если коренная реформа показывает нам, до какой степени был продуман заранее великий план, прежде чем было приступлено к его исполнению.
Второй предварительный вопрос состоит в том, на каких основах было поставлено предприятие, на которое выступал Александр, и было ли его желанием немедленно после переправы через Геллеспонт покинуть этот базис и, - как было употреблено верное выражение, - сжечь за собою корабли.
Мы должны предоставить дальнейшему ходу нашего изложения объяснение того, отчего мы не вдаемся здесь в решение постановленной нами таким образом альтернативы. Во всяком случае, вначале для Александра все зависело от того, был ли надежен его базис и только постольку, поскольку он был таковым в военном и политическом отношении, он мог отважиться на первый решительный удар и рассчитывать на его дальнейшие последствия.
Царство Александра простиралось от Византия до Эврота и в глубину страны за Гем и Пинд до Дуная и Адриатического моря; эта область обнимала как бы прямым углом северную и западную из четырех сторон Эгейского моря, а его восточную сторону составляли принадлежавшие персидскому царству, но занятые греческими городами берега Малой Азии; Крит, лежащий перед открытой южной стороной этого моря, был греческим, но представлял собою особый мир, подобно Великой Греции и Сицилии и греческим городам на севере и на юге Понта.
Вполне уверен был Александр в области, лежавшей в вершине этого прямого угла и составлявшей как бы краеугольный камень его государства. Здесь в македонских землях, со включением Тимфеи и Парабеи на западе и области Стримона на востоке он был царем по рождению, которому знать, селяне и города, даже основанные греками, как Амфиполь, были безусловно преданы.
К этому ядру его государства справа, слева и сзади примыкали остальные области, в самых разнообразных формах политической зависимости, начиная с полной покорности и кончая простой федерацией.
Особенную важность представляли земли Фракии, та часть его государства, которая лежит около и напротив берегов Малой Азии, простираясь от начала Геллеспонта до конца Босфора. Фракийское царство, обнимавшее некогда бассейн Гебра до самых гор, было разрушено царем Филиппом и хотя, по-видимому, и уцелел его остаток в княжестве одрисов, но оно зависело от Македонии и было обязано военной службой. Фракия, если мы позволим себе употребить здесь римское понятие, сделалась провинцией Македонии. Чтобы удержать ее за собою, в господствующих пунктах страны были основаны и колонизованы новые города: Филиппополь, Калиба Бероя, Александрополь и другие; это были не свободные колонии в древнеэллинском смысле, но военные станции, для наполнения которых привлекались, отчасти насильственно, изблизи и издалека, поселенцы, хотя и составлявшие гражданскую общину и пользовавшиеся общинной автономией. [6] Территория Фракии, - по крайней мере, с 335 года мы об этом знаем - стояла под управлением македонского стратега. Неизвестно, насколько далеко простиралась подвластная ему область за проходы Гема и не управлял ли второй стратег, как можно предположить, судя по неясному известию от 331 или 326 года, землями "по Понту", или же народы от Гема до Дуная после похода 335 года были обязаны сохранять мирные соседские отношения и, может быть, платить дань. Греческие города по фракийскому побережью Понта, от Аполлонии и Месембрии до Каллатиды и Истра, находились, правда, в дружеских отношениях еще с Филиппом; но они, по-видимому, не вступили в более близкие связи с Македонией и после похода 335 года. [7] При этом походе Византии послал на Дунай корабли, несомненно, только на основании союзного договора; Византии во время Александра и диадохов не чеканил монет Александра, следовательно, оставался самостоятельным государством, как греческие города Коринфского союза; неизвестно, присоединился ли Византии к этому союзу, или, что важнее, заключил с Македонией сепаратный договор.
Весьма замечательно то, что почти все греческие города на нижнем фракийском побережье чеканили монеты Александра, подобно Пелле, Амфиполю, Скионе и другим городам Македонии; следовательно, подобно этим последним, они подчинены македонским монетным законам и, подобно им, не являются уже "самостоятельными государствами", [8] хотя и пользуются общинной автономией. Из этих, так сказать, царских городов во Фракии лежат Абдера и Маронея на дороге к Геллеспонту, Кардия при вступлении в Херсонес, Крифота при входе в Геллеспонт с севера против Лампсака, Сит и Килла на месте переправы в Авид (Абидос), Перинф и Селимбрия на Пропонтиде. [9]
На севере Македонии лежало княжество пеонов, а далее княжество агрианов, стоявшие под верховенством Македонии и имевшие право или обязанность нести военную службу в войске царя; мы имеем монеты, по крайней мере, пеонских князей, относящиеся ко времени непосредственно после Александра, но они не следуют македонской валюте и не имеют чекана Александра. [10]
Народы, жившие севернее их до Адриатического моря, трибаллы, автариаты, дарданцы, тавлантины и иллирийцы Клита походом 335 года были принуждены сохранять спокойствие и заключить договоры, [11] в которых они должны были признать свою зависимость от Македонии; должны ли они были платить дань, неизвестно.
Весьма своеобразны отношения эпирского царства к Македонии. С тех пор как царь Филипп отнял его у Ариббы, передал племяннику его Александру, брату Олимпиады, и расширил его пределы до Амбракийского залива, оно как естественная опора стояло рядом с Македонией; брак молодого царя с дочерью Филиппа, а быть может, и некоторое участие во власти Олимпиады, по-видимому, должно было бы еще теснее привязать их к интересам Македонии. Как странно, что несмотря на это эпироты не выступают на стороне Македонии ни в битвах 335 года, и не принимают участия в большом походе в Азию; мало того, через год, мы не можем даже сказать, с согласия ли Македонии, [12] эпирский царь "с 15 военными кораблями и множеством судов для транспорта войск и лошадей" [13] предпринимает свой поход в Италию. Если бы соглашение с Македонией можно было доказать, то мы приобрели бы важный момент для понимания политических идей этого времени. Но, быть может, мы должны припомнить, что в государственном устройстве молоссов царская власть не играла такой роли, как в Македонии, но была крайне связана присягою, которую царь давал народу, а народ царю; таким образом., царь мог свободно распоряжаться только тем, что приносили ему его царские имения; таким образом царь молоссов предпринял, вероятно, свой поход не от имени эпирского государства, но на собственный счет и риск повел в Италию войско наемников, чтобы биться на чужой службе, подобно многим спартанским царям.
О характере отношений греческих государств к Македонии мы говорили выше. Здесь необходимо возвратиться к этому вопросу, чтобы коснуться некоторых пунктов, имеющих политическое значение, хотя они, правда, не все могут быть приведены в ясность.
Фессалийцев к Александру привязывал не только Коринфский союз; их сближало с Македонией государственное устройство, соединившее в одну общину их четыре области, то устройство, которое придал им или возобновил у них царь Филипп, и в силу которого военные и финансовые средства страны находились почти в полном распоряжении македонского царя. [14] Обнимало ли это государственное устройство также и горные племена Фессалии, издревле "присоединенные области", долопов, энианов, малиев и т. д. или их привязывал к Македонии только Амфиктионский союз, мы теперь определить не можем.
Этоляне тоже, по-видимому, не принадлежали к Коринфскому союзу, но возобновили свой прежний сепаратный договор с Македонией, отдавший в 338 году в их руки Навпакт.
Коринфский союз обнимал "Элладу до Фермопил" [15] к нему не присоединилась только Спарта. Из приведенных выше параграфов союзного законодательства ясно, что оно должно было служить не одной только руководящей державе для того, чтобы обеспечить за собой гегемонию в Элладе и греческие контингенты для войны с Персией, но также и для того, чтобы поддерживать внутренний мир в пределах союзной области и границы владений на основании принятых в 338 году постановлений [16] и чтобы исключить всякое дальнейшее влияние персидской политики на отдельные государства союза. Мы имеем настолько мало дальнейших известий относительно организации союза, что не можем даже определить, постоянно ли заседал синедрион в Коринфе или собирался только в известные промежутки времени, [17] имела ли Македония в нем место и голос, или же, что вероятнее, Македония стояла вне союза, и только царь как "полномочный стратег" для персидской войны имел в своих руках определенный договором контингент войска и заведование делами внешней политики. При морской симмахии во время Перикла Афины обладали действительным господством над своими союзниками и довольно сурово пользовались им, перенеся даже ведение их процессов в аттические судилища; [18] при второй аттической морской симмахии афинское государство и совокупность автономных союзников были приравнены друг к другу таким образом, что синедрион союзников, постоянно собиравшийся в Афинах, вместе с советом и народом Афин обсуждал предполагаемые мероприятия, и по предложениям синедриона афинский демос изрекал окончательное постановление. [19] Если царь Филипп при основании Коринфского союза ограничился несравненно более свободной формой, если Александр, несмотря на дважды подаваемый ему повод, не требовал и не настаивал на более суровых формах, то, вероятно, ему казалось или ненужным, или невозможным развить эту федерацию, говоря нынешним языком, из международной лиги в государственное целое.
Мы должны это иметь в виду для правильной оценки вытекавших отсюда последствий. Способ, каким был заключен союз, как он затем был нарушен и снова заключен, достаточно ясно показывает, что данных клятв одних было недостаточно, чтобы обеспечить Александру помощь союзных государств против персидского царя и их верность* общей политике. Но, по крайней мере, суррогатом этого было существование партий почти во всяком греческом городе и старинная истопартикуляристическая вражда соседних городов друг с другом; и мы не можем упрекнуть македонскую политику за то, что она оказывала поддержку своим приверженцам, чтобы не позволить перейти власти в руки тех, которые, продолжая работать против заключенного союза, по самому положению вещей явились бы персидской партией. Для большей благонадежности в Акрокоринфе, в Халкиде, на Эвбее и в Кадмее были расположены македонские гарнизоны; и для поддержки их, а вовсе не для того только, чтобы поддерживать страх среди живших за Гемом и в Иллирии варварских племен, Александр при своем выступлении в поход оставил в Македонии значительное войско, вероятно, целую половину собственно македонского войска, которая в то же время ежегодно увеличивалась рекрутами и служила как депо для пополнения убыли в находившемся в Азии войске.
Оставался еще один весьма существенный пробел. Македонский флот далеко уступал персидскому. Персидский царь, как выяснилось сразу, мог сейчас же выставить в море 400 военных кораблей; его флотом был флот финикиян и киприотов, лучших моряков античного мира; владел лежавшими у западного берега Малой Азии островами, которые, хотя и получили по Анталкидову миру автономию, но управляемые тиранами или олигархами, находились в полном распоряжении персидского царя, он мог быть господином Эгейского моря во всякое время, когда бы только пожелал этого. Если бы государства Коринфского союза соединили свои военные корабли с флотом Македонии, - а одни Афины имели в своих верфях более 350 кораблей, - то было бы легко утвердиться на этом море еще до появления персидского флота. Но Македония ни при основании союза, ни при его возобновлении не считала возможным или удобным для своей политики требовать от греческих государств значительной поддержки на море. [20] Если она предпочитала придать борьбе с Персией уже при первом вступительном походе существенный характер территориальной войны, то ее, очевидно, побудили к этому политические, а не военные соображения.
Со своим войском Александр должен был иметь полную уверенность в успехе, или, вернее, - здесь мы переходим к нашему третьему вопросу - он должен был так рассчитать силу предназначавшейся к отправлению в Азию армии, ее вооружение, организацию и отношения между различными родами оружия в ней, чтобы иметь право чувствовать полную уверенность в успехе.
Уже царь Филипп довел численность македонского войска до приблизительно 30 000 пехотинцев и 4000 всадников; при нем оно получило свое своеобразное устройство; это была развитая военная организация греков, перенесенная в условия Македонии и усовершенствованная дальше сообразно с ними; эти реформы естественным образом были направлены к тому, чтобы иметь возможность употреблять в дело разные роды оружия, пехоту и конницу, легко- и тяжеловооруженные войска, ополчение и наемные войска с несравненно большей свободой и более совершенными результатами, чем те, которые были до сих пор достигнуты военным искусством греков.
При своем выступлении в Азию Александр, правда по известию, оказывающемуся весьма ненадежным, оставил в Македонии под начальством Антипатра 12 000 пехотинцев и 1500 всадников, а их место заступили у него 1500 фессалийских всадников, 600 всадников и 7000 пехотинцев из греческих союзных войск, 5000 греческих наемников и, кроме того, пешие фракийцы и одрисские и пеонские всадники. [21] Общая численность двинутого к Геллеспонту войска, по самому достоверному известию, была "немного более 30 000 пехотинцев и более 5000 всадников". [22]
Вся масса пехоты и кавалерии была разделена по родам оружия и по национальностям, а не так, как римские легионы и деления новейшего времени, представляющие собою благодаря соединению в себе всех родов оружия как бы армии в миниатюре. Против таких врагов, как народные полчища Азии, которые, не имея понятия о военном порядке и искусстве, собирают все свои силы только для одного решительного удара и считают все потерянным после одного поражения, а победой над организованными войсками выигрывают только новые опасности, против таких врагов распределение по роду оружия и по национальностям имеет преимущество самой простой тактической формы и естественной внутренней сплоченности; в тех же самых местах, где фаланга Александра победила войско Дария, семь римских легионов были потом опрокинуты бурными нападениями парфян.
Войско, которое Александр повел в Азию, сохранило в своей основе македонскую организацию; присоединившиеся к нему контингенты союзников, равно как и присоединенные к прежнему составу наемников наемные полчища, служили только для того, чтобы пополнять по возможности два элемента этой организации, в которую они вошли, - ее подвижность и устойчивость.
В греческой тактике тяжелая пехота была преобладающим родом оружия до тех пор, пока в пельтастах к ней не присоединилась легкая пехота, под ударами которой пали спартанцы. В боевом строю македонского войска эти две формы пехоты, фалангиты и гипасписты, составляли тоже самую сильную по численности часть войска. [23]
Особенность фаланги составляло вооружение отдельных солдат и ее строевой порядок. Фалангиты - это гоплиты в греческом смысле, хотя они несколько легче вооружены, чем греческие; [24] они вооружены шлемом, кольчугой, [25] наколенниками и круглым щитом, прикрывающим всю ширину человека; главное их оружие составляет македонская сарисса, копье в 14-16 футов длины, [26] и короткий греческий меч. Предназначенные главным образом для рукопашного боя, они должны были строиться таким образом, чтобы, с одной стороны, быть уз состоянии спокойно ожидать самого сильного натиска неприятеля, а, с другой стороны, одним верным ударом пробить ряды его; они обыкновенно строились в шестнадцать рядов, [27] причем копья первых пяти рядов выдавались перед фронтом, представляя для атакующего неприятеля непроницаемую, недоступную стену; следующие ряды клали свои сариссы на плечи передних, так что нападение этой "боевой массы" благодаря страшной двойной силе тяжести и движения было положительно непреодолимо. [28] Только пройденная каждым отдельным солдатом полная школа гимнастики делала возможными то единство, точность и быстроту, с которыми этой сплоченной на небольшом пространстве массе людей приходилось исполнять самые сложные движения; [29] в сражении они представляют собою "движущиеся крепости", как две тысячи лет спустя татарский ага назвал сплоченные бранденбургские батальоны, состоявшие из каре пикинеров и мушкетеров. Таких македонских гоплитов, "педзетайров", в двинутом в Азию войске было шесть таксисов, или фаланг, [30] находившихся под командой стратегов [31] Пердикки, Кена, Аминты, сына Андромена, Мелеагра, Филиппа, сына Аминты, и Кратера; таксисы, по-видимому, были сформированы и навербованы по областям: так, таксис Кена был из Элимиотиды, таксис Пердикки из Орестиды и Линкестиды, таксис Филиппа, которым впоследствии командовал Полисперхонт, из Тимфеи.
У греческих тяжеловооруженных, как наемников, так и союзников, были особые командиры; стратегом союзников был Антигон, бывший впоследствии царем, стратегом наемников Менандр, один из гетайров. Для крупных дел эти союзники и наемники, по-видимому, соединялись в одно целое с македонскими гоплитами таким образом, что определенное число лохов македонского таксиса, педзетайры, вместе с определенным числом лохов союзников и наемников образовали фалангу Пердикки, Кена и т. д. [32] Общая сумма тяжелой пехоты в войске Александра должна была доходить до 18 000 человек.
Затем шло специально македонское войско гипаспистов. Чтобы иметь войско более подвижное при атаке, чем гоплиты, и более тяжелое, чем легковооруженное, уже афинянин Хабрий сформировал отрад воинов, снабженных холщевыми панцырями, более легким щитом и более длинным мечом, чем у гоплитов, под именем пельтастов. В Македонии этот новый род оружия, вероятно, был введен в тех войсках, которые в противоположность призывной милиции несли постоянную службу, на что, по-видимому, указывает их имя, означающее телохранителей, прикрывавших щитом (царя). [33] При походе 335 года мы видели на многих примерах применение к делу этого корпуса. Часто условия местности не позволяли свободно пустить в дело фалангу, еще чаще было необходимо предпринимать такие атаки, быстрые движения и захваты, для которых в фалангах было слишком мало подвижности, а в легких войсках недостаточно устойчивости; эти гипасписты были более других пригодны для занятия высот, захвата речных переправ и для поддержки и дальнейшего развития кавалерийских атак. [34] Весь этот корпус, как он назывался "гипасписты гетайров", находился под командой сына Пармениона, Никанора, брат которого, Филота, начальствовал над конницей гетайров. Первый таксис назывался агемой, царской свитой гипаспистов. [35]
В кавалерии первое место занимают македонские и фессалийские илы. Они состоят из конной знати Македонии и Фессалии; одинаковые по вооружению, по опытности и по славе, они соревнуются друг с другом в желании отличиться на глазах царя, который обыкновенно сражается во главе их. Значение этого рода оружия для предприятия Александра видно в каждом из данных им больших сражений и, быть может, еще более в быстрых переездах, как последнее преследование Дария и охота на Бесса. Одинаково страшные в массовой атаке и в единоборстве, всадники Александра своей стройностью и опытностью одолевали азиатскую конницу, в каких бы больших массах она ни появлялась, а их нападение на неприятельскую пехоту обыкновенно решало дело. Они носят шлем, нашейник, панцирь, наплечники и набедренники, и вооружены копьем и мечом при бедре. [36] Македонскими гетайрами командует сын Пармениона, Филота, состоящий, по-видимому, в звании гиппарха; [37] они называются "конницей гетайров". Они составляют восемь ил или эскадронов, называемых то по своим илархам, то по македонским местностям. В битве при Арбеле отдельные эскадроны находятся под командой Клита, Главка, Аристона, Сополида, Гераклида, Деметрия, Мелеагра и Гегелоха. Эскадрон Сополида называется по Амфиполю на Стримоне, эскадрон Браклида по местности Боттиее и т. д. Эскадрон Клита [38] назывался царской илой и составлял агему конницы. Из фессалийских ил самая сильная и испытанная есть ила Фарсала, [39] фес-салийской конницей командует Калат, сын Гарпала.
В войске есть также и греческие всадники, принадлежащие к континген-там союзников; [40] они обыкновенно действуют вместе с фессалийскими, [41] но составляют отдельный корпус; они находятся под командой сына Менелая, Филиппа. Всадники, навербованные в Греции, появляются только при позднейших походах.
Наконец, следует упомянуть о легких войсках, пеших и конных. Они навербованы отчасти в верхней Македонии, отчасти в землях фракийцев, пеонов и агрианов, и все носят обычное в каждой из этих стран оборонительное и наступательное оружие. Привыкшие уже на родине к охоте, разбою и бесчисленным мелким войнам между своими предводителями, они были пригодны для летучих стычек, прикрытия во время марша, - для всего того, применять к чему научились в начале восемнадцатого века пандуров, гусаров, уланов и татар.
Среди легкой пехоты самыми многочисленными были фракийцы, находившиеся под командой Ситалка, принадлежавшего, вероятно, к фракийскому княжескому дому. [42] Что они составляют несколько таксисов, можно заключить уже из их количества; [43] они носят название аконтистов, метателей дротиков и, по-видимому, вооружены маленьким щитом, так как вооружение пельтастов составляет подражание фракийскому. [44] Затем следуют агрианы, [45] они тоже аконтисты и находятся под командой Аттала, который, вероятно, был сыном князя Лангара. Наконец, следуют стрелки из лука, отчасти македонские, отчасти наемные, главным образом с Крита; нет почти ни одного сражения, в котором они и агрианы не были бы впереди; в течение одного года место таксарха было три раза заменяемо новыми лицами; при начале войны ими командовал Клеарх. [46]
Наряду с пехотой стоит легкая конница, отчасти македонская, отчасти пеоны, одрисы, племена, которые исстари славились своей превосходной конницей; их количества определить мы не можем. Пеонами командовал Аристон, одрисскими фракийцами Агафон, сын Тирима, происходившие, вероятно, оба из княжеского рода. Они и македонский корпус сариссофоров под начальством линкестийца Аминты носят название продромов, разведчиков. [47]
Эти легкие войска внесли в войско Александра элемент, значение которого до тех пор не было вполне признано в греческом военном искусстве. Легкие войска в греческих армиях до Александра не могли приобрести большего значения ни благодаря своему количеству, ни благодаря своему применению к делу, и не могли освободиться от пренебрежительного до известной степени отношения, так как они отчасти происходили из простого народа, отчасти были наемными варварами, сила которых заключалась в искусстве нападать из засады, шумно атаковать и отступать в мнимом беспорядке, что казалось греческим воинам двусмысленным и антипатичным. Знаменитый спартанский полководец Брасид сам признавался, что нападение этих народов, когда они издают свой дикий боевой крик и угрожающе потрясают оружием, заключает в себе нечто страшное, а их своенравные переходы из нападения в бегство и из беспорядочного отступления в преследование нечто такое ужасное, что ему может противостоять только строгий порядок греческого войска. Теперь эти легковооруженные народы явились существенной составной частью македонского войска, чтобы помогать его операциям сообразно с национальными особенностями своих военных приемов и, что касается, их самих, чтобы сдерживаться господствовавшей в этой армии суровой дисциплиной и приобрести большую ценность. [48]
О расположении армии на походе и в лагере мы не имеем заслуживающих упоминания известий. В больших делах повторяется в существенных чертах одна и та же схема построения, которую мы опишем здесь в ее характеристических пунктах, чтобы избежать повторений в нашем дальнейшем изложении. Центр составляет тяжелая пехота с ее шестью фалангами в правильно сменяющемся порядке, каждая фаланга под начальством своего стратега. К фалангам примыкают справа таксисы гипаспистов, а к этим последним восемь эскадронов македонской конницы в ее правильно сменяющемся порядке; легкие войска правого крыла, илы сариссофоров и пеонов, а также и агрианы и стрелки употребляются, смотря по обстоятельствам, для разведок, для подготовительной атаки, для прикрытия флангов на конце крыла и т. д. На левом крыле фаланги прежде всего, если только они не заняты в другом месте, например, для прикрытия лагеря, строятся фракийцы Ситалка, соответствуя как пельтасты гипаспистам правого крыла; затем идут контингенты греческой конницы, затем фессалийская конница, наконец легкие войска этого крыла, одрисские всадники Агафона, а в следующие годы войны также и второй отряд стрелков. Центр боевой линии находится между третьей и четвертой фалангой и от него считают оба "крыла", из которых правое, обыкновенно предназначенное для атаки, находится под командой царя, а левое под командой Пармениона.
Особенности армии Александра всего сильнее выступают в двух отношениях.
В греческих армиях число всадников было всегда ограниченное; в битвах Эпаминонда их численное отношение к пехоте возрастает до 1:10. В войске Александра оно почти вдвое больше, равняясь 1:6. Уже при Херонее Александр во главе конницы левого крыла блистательным образом решил почти проигранное сражение. Для войны против войск персидского царя, силу которых составляли конные народы Азии, он усилил именно этот род оружия, которому предназначил собственно наступательную роль; врага должно было поразить в его сильной стороне. [49]
Заслуживает внимания то, что стремя и подковы были неизвестны грекам и македонянам; правда, они были неизвестны также и конным народам Азии, которым иначе уже одно это преимущество дало бы положительный перевес. При неимоверных трудах, при длинных переходах в зимнее время по скользкому льду горных дорог, которые при своих позднейших походах Александр заставлял делать лошадей своей конницы, мы не должны забывать отсутствие подков. Не меньшим увеличением трудностей для всадников было то, что им приходилось ездить без седла и стремян, только на крепко привязанных покрывалах; в сражении отсутствие стремян для всадника было такою помехою, как мы это с трудом можем себе представить. Будучи принужден действовать копьем и мечом, не стоя на стременах, но только сидя, он, так сказать, располагал силой только верхней части своего туловища и поэтому приходилось тем более рассчитывать на силу удара сомкнутой массы, чтобы пробиться через ряды неприятеля. Как кажется, главной целью при обучении всадников было приучить их к полной свободе движений на лошади, следы чего, быть может, мы еще можем найти в относящихся к этому времени статуях. [50]
Еще более характерным отличием этой армии является то, что в ней были не только офицеры, но настоящее офицерское сословие. Как в позднейшие века основанное Густавом Адольфом Gymnasium illustre для дворян было настоящей "Академией кавалерийских упражнений", так и "Соматофилакия", отряд "детей царских" в военном и научном отношении был школой знатной македонской молодежи; из нее вышли "гетайры" конницы, офицеры гипаспистов, педзетайров, сарриссофоров и т. д., чтобы затем дойти до более высоких степеней, как это видно еще из многих примеров такого повышения. Высшее положение занимали или, по крайней мере, ближе всего стояли к царю семь соматофилаков и, как кажется, называвшиеся гетайрами в тесном смысле, [51] причем и те и другие постоянно находились в распоряжении царя, чтобы служить ему советом и делом и временно принимать на себя командование. Затем высшим офицером после царя был старый Парменион, а в Македонии Антипатр, но носили ли они особый титул, неизвестно. Затем шли - мы, правда, не знаем, в каком порядке, [52] - гиппархи различных корпусов кавалерии, стратеги фаланг, гипаспистов, греческих союзников и наемников; затем, вероятно, илархи кавалерии, хилиархи гипаспистов, таксиархи педзетайров и т. д. Когда иногда приглашаются в военный совет также и "гегемоны" союзников и наемников, [53] то, по-видимому, под этим понимаются начальствующие лица, как Ситалк, начальствовавший над фракийскими аконтистами. Аттал, начальник агрианов, и Агафон и Аристон, командовавшие над одрисскими и пеонскими всадниками, быть может, также и командиры греческих контингентов и лохов греческих наемников. [54]
Таково было войско Александра. [55] Его отец организовал его, закалил суровой дисциплиной и многочисленными походами и, крепко соединив фессалийскую конницу с македонской, создал еще невиданную в греческом мире кавалерию. Но до полного применения к делу своего военного превосходства, до свободного и полного владения своей собственной силой, можно даже сказать, до понимания ее - Филипп не поднялся; при Херонее, где он командовал македонскими всадниками правого крыла, он не пробил наступавшей линии неприятеля и приказал даже фаланге отступить, хотя и сохраняя полный порядок; атака Александра с фессалийской конницей левого крыла на быстро наступавшую линию неприятеля решила успех дня. Уже тогда, а еще более в сражениях 335 года, Александр показал, что он умеет смелее, неожиданнее и всегда с решающим успехом применять к делу непреодолимую наступательную силу этого войска, а равным образом и то, что он в одно и то же время является полководцем и первым солдатом своего войска и его передовым бойцом в полном смысле слова. Характер его личного участия и то, что он всегда шел на неприятеля во главе решающей атаки воспламеняло более, чем что бы то ни было другое, соревнование его офицеров и войск. По численности его войско было невелико, но оно вступило в Азию, имея такую стройную организацию, такое тактическое совершенство отдельных родов оружия, такого предводителя, и такую уверенность в своем моральном превосходстве, что не сомневалось и в победе.
Персидское царство не имело задатков к тому, чтобы оказать успешное сопротивление; в его обширности, в отношении к покоренным народам, в исполненной недостатками организации управления и войска лежала уже необходимость его падения.
Если мы бросим взгляд на состояние персидского царства в то время, когда вступил на престол Дарий III, [56] то мы без труда увидим, что оно было близко к окончательному распадению и гибели. Причина лежала не в упадке нравов двора, господствующего племени и подвластных народов; постоянный спутник деспотизма, этот упадок нравов никогда не подрывал силы деспотизма, которые, как это в течение достаточно долгого времени доказало царство османов, может оказывать постоянно новые и новые успехи со всех сторон на поприще дипломатии и на поле битвы, несмотря на отвратительную жизнь двора и гарема, на постоянное коварство и низость вельмож, на насильственные перемены властителей и зверскую жестокость против бывшей еще вчера всесильною партии. Несчастием Персии был ряд слабых правителей, которые не могли держать в руках бразды правления настолько твердо, насколько это было необходимо для дальнейшего существования государства; последствием этого явилось то, что среди народов исчез страх, среди сатрапов исчезло повиновение, а в царстве - единственное поддерживавшее его объединяющее начало; среди народов, которые еще повсюду сохранили свою древнюю религию, свои законы и нравы и отчасти своих туземных князей, усилилось стремление к самостоятельности, в сатрапах, этих слишком могущественных наместниках обширных и далеких земель, жажда независимости, а в правящем народе, который, привыкнув к находившейся в его руках власти, забыл условия, при каких родилась эта власть и данные для сохранения ее долгое время: равнодушие к персидскому царю и к роду Ахеменидов. В течение следовавших за походом Ксеркса в Европу ста лет почти полного бездействия в греческих землях развилось своеобразное военное искусство, вступать в борьбу с которым Азия и избегала и разучилась; поход десяти тысяч показал, что греческое военное искусство сильнее, чем несметные полчища Персии; на это искусство полагались сатрапы, когда они возмущались, на него полагался царь Ох, когда он выступал, чтобы подавить восстание в Египте; так что государство, основанное победами персидского оружия, было принуждено поддерживать себя греческими наемниками.
Ох еще раз восстановил внешнее единство своего царства и с помощью требуемой деспотизмом кровавой строгости сумел придать авторитет своей власти; но было уже слишком поздно: он сам впал в бездействие и слабость, сатрапы сохранили свое слишком могущественное положение, а народы, особенно принадлежавшие к западным сатрапиям, не забыли под возобновившимся гнетом, что они были уже близки к тому, чтобы стряхнуть его. После ужасных новых смут престол, наконец, достался Дарию; если бы он был не добродетелен, а энергичен, не великодушен, а безжалостен, не кроток, а деспотичен, он мог бы спасти свое царство; персы его обожали, его сатрапы были ему преданы, но это не было спасением; он был любим, не возбуждал страха, и скоро должно было выясниться, для скольких вельмож его государства их личная выгода была дороже воли и милости властелина, в котором они могли изумляться всему, кроме величия монарха.
Царство Дария простиралось от Инда до греческого моря, от Яксарта до ливийской пустыни. Его господство или, скорее, господство его сатрапов не разнилось сообразно с характером различных народов, над которыми они господствовали; оно нигде не было народным, нигде не было упрочено органически развившимся и имевшим глубокие корни устройством; оно ограничивалось произволом минуты, постоянными вымогательствами и известной наследственностью должностной власти, вошедшей, совершенно вопреки смыслу монархизма, в течение долгого господства слабых царей, в обычай, так что персидский царь почти не имел над ними другой власти, кроме власти оружия или той, которой они готовы были подчиняться из личных расчетов. Национальные особенности, продолжавшие существовать во всех странах персидского царства, делали дряхлый колосс еще более неспособным подняться, чтобы оказать сопротивление; народы Ирана, Арианы и земель Бактрии были воинственны и довольны всякою властью, лишь бы она только вела их к войне и добыче; гирканские, бактрские и согдианские всадники составляли постоянные войска сатрапов в большинстве провинций; но особенной приверженности к персидскому царскому дому у них не было и следа и, насколько некогда в народных войсках Кира, Камбиза и Дария они были страшны, когда нападали, настолько же мало теперь они были способны к серьезной и упорной обороне, особенно когда против них стояла боевая опытность и мужество греков. Народы же запада, покорность среди которых поддерживалась всегда с трудом и часто только с помощью кровавого насилия, были, конечно, даже рады оставить дело Персии при приближении к их границам победоносного неприятеля. Олигархия или тираны, существование которых зависело от могущества сатрапов и персидского царства, едва были в силах удерживать греков на берегах Малой Азии в зависимых отношениях, а жившие внутри полуострова народы, испытывая постоянный гнет в течение двух столетий, не имели ни силы, ни интереса стоять за Персию; даже в прежних восстаниях малоазийских сатрапов они не принимали участия; они были тупы, пришиблены и забыли свое прошлое. То же можно было сказать и об обеих Сириях по сю и по ту сторону Евфрата; многовековое рабство согнуло этим народам спину, они принимали с покорностью все, что их ни ожидало; только на берегу Финикии сохранились старинные жизнь и оживление, представлявшие для Персии более опасности, чем верности, и только соперничество с Сидоном и собственные выгоды могли сохранять Тир верным персам. Наконец, Египет никогда не забывал и не отрекался от своей ненависти к чужеземцам, и опустошительный поход Оха хотя и ослабил его, но не склонил его на сторону Персии. Все эти земли, завоеванные персидским царством себе на гибель, при смелом нападении с запада надо было считать почти потерянными.
Поэтому издавна главной заботой персидской политики была поддержка соперничества между государствами Греции, стремление ослаблять сильных, натравливать на них слабых, поддерживать этих последних и с помощью выработанной системы подкупа и возбуждения раздоров препятствовать эллинам действовать сообща, чему Персия не была бы в состоянии оказать сопротивление. Это долго удавалось, пока, наконец, македонское царство, подвигаясь вперед быстрыми и уверенными шагами, не начало угрожать сделать все эти попытки бесполезными. После победы при Херонее с последовавшим за ней основанием Эллинского союза при дворе в Сузах должны были знать, что предстоит впереди.
Только Дарий - он сделался царем около того времени, когда был убит Филипп - принял меры против переходивших уже через Геллеспонт войск. Он поручил родосцу Мемнону, брату Ментора, наличных греческих наемников, с приказанием выступить против македонян и защищать границы государства. Нетрудно было видеть, что таким образом можно было задержать отдельный корпус, а не македонско-греческое войско, которого авангардом он был, и которое уже готовилось к переправе в Азию; точно так же было невозможно до его прихода набрать, стянуть в одно место и послать в Малую Азию персидское государственное ополчение; самым легким и благоразумным казалось убить опасность в корне. Были завязаны сношения с македонским двором., и царь Филипп - так заявляет Александр в одном позднейшем письме к персидскому царю [57] - был убит с его ведома и согласия. Возбуждавшее тревогу предприятие было, по-видимому, разрушено одним ударом, а начавшиеся в Фессалии, Греции, Фракии и Иллирии волнения заставили забыть даже самые последние опасения; когда же Аттал во главе своих войск и по соглашению с руководящими государственными мужами Афин объявил себя против вступления Александра на престол, тогда персидские интриги, по-видимому, еще раз одержали победу. Теперь Мемнон обратился против Магнесии, занятой Парменионом и Атталом, и с помощью ловких маневров нанес им чувствительный урон. Тем временем Александр привел в порядок дела в Македонии и восстановил спокойствие в Греции; Аттал был устранен и войска быстро вернулись к верности; Парменион с одной частью войска завоевал Гриней и обратился затем против Питаны, между тем как Каллат, сын Гарпала, с другой частью старался утвердиться в глубине области Троады. [58] Необходимость для македонского царя предпринять поход против фракийцев, трибаллов и иллирийцев дала персидскому двору еще более времени для приготовлений; царское войско и флот на морских берегах были собраны; но все-таки главным образом надо было рассчитывать на возмущение и отпадение в Греции и ждать, что удастся сделать Мемнону со своими незначительными боевыми силами.
Главным оборонительным пунктом против вторжения со стороны Геллеспонта был Кизик; выстроенный на острове, отделенный от близлежащего материка только мелким проливом, окруженный в последние десятилетия крепкими стенами, снабженный верфями для 200 триер, этот густо населенный свободный город представлял для того, кто им владел или чью сторону он брал, позицию, которая господствовала над Пропонтидой, азиатским берегом до Лампсака и входом в Геллеспонт с востока. Для македонского корпуса в Азии было весьма важно, что этот город не был на стороне персов. Мемнон думал захватить его врасплох; во главе 5000 греческих наемников он выступил из своих владений - в западной Вифинии [59] - и быстрыми переходами подступил к городу; ему едва не удалось овладеть Кизиком, ворота которого были не заперты, так как обитатели думали, что видят перед собою войско Каллата; когда это не удалось, он опустошил область города и поспешил в Эолиду, где Парменион осаждал Питану; появление Мемнона заставило последнего снять осаду города. Затем (город Лампсак тоже принадлежал ему) он быстро направился в Троаду, где нашел Каллата уже значительно подвинувшимся вперед; Лампсак служил Мемнону прекрасным опорным пунктом для его движений; превосходя неприятеля по численности своего войска, он одержал в сражении победу, и Каллат был принужден отступить к Геллеспонту и ограничиться занятием крепкой позиции в Ротее. [60]
Не видно, удержал ли Каллат за собой даже эту позицию; во всяком случае вскоре Парменион лично явился ко двору в Пелле. Быть может, его отозвал царь, потому что по окончании похода на север казалось нужным удержать за собою только пункты, прикрывавшие переправу в Азию и составлявшие как бы голову моста; а имея флот неподалеку, для этого было достаточно небольшого числа войска в Ротее и, пожалуй, в Авиде. [61] Тем страннее, что Мемнон, бывший превосходным полководцем, не принял более энергичных мер, чтобы очистить весь берег; сатрапы впоследствии упрекали его, что он, чтобы сделать себя необходимым, старается протянуть войну; или это была правда, или зависть сатрапов лишила его средств сделать большее.
Весною 334 года флот персидского царя был готов к выступлению в море; сатрапам и военачальникам Малой Азии был послан приказ подойти ближе к берегу и вступить в сражение с македонянами на самом пороге Азии. Это войско собралось в равнине Зелеи, - 20 000 человек персидских, бактрских, мидийских, гирканских и пафлагонских всадников и столько же греческих наемников, [62] войско, которое, как это скоро выяснилось, было храбро и достаточно велико для того, чтобы, имея хорошего вождя, преградить путь неприятелю. Но персидский царь не назначил никакого высшего военачальника; решающий голос относительно хода операций принадлежал общему совету вождей; это были, кроме Мемнона, Арсит, гиппарх Фригии на Геллеспонте, области, которой опасность грозила прежде всего, Спифридат, сатрап Лидии и Ионии, Атихий, сатрап Великой Фригии, Мифробузан, гиппарх Каппадокии, перс Омар и другие персидские вельможи. [63] Несомненно, что Мемнон был среди них самым опытным, если не единственным полководцем; но ненавидимый как грек и любимец царя, он имел в военном совете менее влияния, чем это было бы желательно для успеха персидского дела.
Во время этих делавшихся в Малой Азии приготовлений приготовления Александра настолько подвинулись вперед, что он мог выступить в начале весны 334 года. [64] Он прошел через Амфиполь на Стримоне вдоль берега через Абдеру, Маронею и Кардию, и на двадцатый день был в Сеете. Его флот был уже на Геллеспонте. Парменион получил приказ вести из Сеста в Авид конницу и большую часть пехоты. С остальной частью пехоты царь двинулся в Элеунт, лежавший напротив троянского берега, чтобы принести жертву на могильном холме Протесилая, первого героя, павшего в войне против Трои, чтобы поход на восток был для него счастливее, чем для Протесилая. Затем войско было посажено на корабли; 160 триер и множество грузовых судов [65] крейсировали в эти дни между прекрасными, блиставшими роскошной весенней растительностью берегами Геллеспонта, который некогда был порабощен и подвергнут бичеванию Ксерксом; Александр, стоя сам на руле своего царского корабля, направлял его от могилы Протесилая к лежавшей напротив бухте, которая со времен Ахилла и Агамемнона называлась гаванью ахейцев и над которой высились надгробные курганы Аякса, Ахилла и Патрокла. Посреди Геллеспонта он принес жертву Посейдону и сделал из золотой чаши возлияние нереидам. Затем они приблизились к берегу; триера Александра достигла берега первою; с носа корабля царь метнул свое копье в страну неприятеля, и затем первым из всех выскочил в полном вооружении на берег. Он отдал приказ, чтобы отныне, в воспоминание, на этом месте были воздвигнуты алтари. Затем в сопровождении стратегов и свиты гипаспистов направился к развалинам Илиона, принес в жертву в храме илионской Афины, посвятил ей свое оружие и взял вместо него оружие храма, и первым долгом священный щит, слывший щитом Ахилла. [66] На алтаре Зевса-хранителя очага он принес жертву также и тени Приама, чтобы смягчить его гаев против рода Ахилла, так как сын Ахилла убил престарелого царя у священного очага. Но особенно почтил он память своего великого предка Ахилла: он возложил венки на могилу героя и возлил на нее благоухания; его друг Гефестион сделал то же на могиле Патрокла; затем были даны разнообразные игры. Многие туземцы и эллины явились, чтобы поднести царю золотые венки, между ними был афинянин Харет, властитель Сигея, тот самый, выдачи которого Александр потребовал год тому назад. В заключение празднеств царь приказал восстановить Илион, даровал гражданам нового города автономию и свободу от податей и обещал не забывать о них и после.
Затем он двинулся к равнине Арисбы, где стояло лагерем остальное войско, высадившееся на берег у Авида под начальством Пармениона. [67] Немедленно был отдан приказ выступить навстречу неприятелю, который, как было известно, сосредоточился у Зелеи, милях в пятнадцати к востоку. Путь шел через Перкоту в Лампсак, город Мемнона; [68] граждане его не видели для себя никакого другого спасения, как через посольство просить царя о помиловании; во главе посольства стоял Анаксимен, известный ученый и радушно принимавшийся ранее царем Филиппом человек; по его ходатайству Александр простил город. [69]
Из Лампсака войско двинулось дальше, идя недалеко от берега, имея в авангарде линкестийца Аминту с илой конницы, что из Аполлонии, и четырьмя илами сариссофоров. При их приближении сдался город Приап, лежавший на Пропонтиде недалеко от устьев Граника; этот пункт, господствующий над пересекаемой Граником равниной Адрастеи, был важен именно теперь, когда по донесениям Аминты персидское войско подступило к берегам Граника и поэтому здесь следовало ожидать первого столкновения с неприятелем.
Если Александр, как это было ясно, желал дать сражение по возможности скоро, то персы тем более должны были стараться избежать его. На военном совете в Зелее Мемнон не советовал вступать в сражение, в котором нечего было рассчитывать на победу или, в случае победы, на какие-либо выгоды; пехота македонян, говорил он, значительно превосходит персидскую, и они вдвойне опаснее потому, что будут биться под начальством своего царя, тогда как в персидском войске Дарий отсутствует; предполагая даже, что персы одержат победу, все-таки тыл македонян останется прикрытым и вся их потеря будет состоять в неудачном нападении; персы же, будучи побеждены, потеряют страну, которую они должны защищать; единственно выгодным исходом является избегать всякого решительного сражения; войско Александра снабжено провиантом только на короткое время, должно медленно отступать, оставляя позади себя пустыню, где неприятель не найдет ни корма, ни скота, ни крова; тогда Александр будет побежден без боя, и небольшие жертвы спасут персов от более крупных и неподдающихся предварительному расчету. Мнение Мемнона не встретило сочувствия в совете персидских полководцев, его считали недостойным величия Персии; особенно горячо возражал Арсит, сатрап Фригии на Геллеспонте: в своей сатрапии, говорил он, он не позволит зажечь ни одного дома. Остальные персы подали вместе с ним голос за сражение, столько же из желания сразиться, сколько из нелюбви к иноземцу греку, уже теперь пользовавшемуся слишком большим значением у персидского царя и, по-видимому, желавшему затянуть войну, чтобы еще более подняться в милости царя. Они двинулись навстречу македонянам к берегам Граника, решив воспрепятствовать с крутых берегов этой реки всякому дальнейшему движению Александра, и построились на правом берегу таким образом, что самый берег был занят персидской конницей, и шедший от реки подъем - стоявшими на некотором расстоянии греческими наемниками. [70]
Тем временем Александр через равнину Адрастеи подвигался к Гранику, разделив тяжелую пехоту на две колонны, составлявшие правое и левое крыло, и имея на правом фланге македонскую, а на левом фессалийскую и греческую конницу; вьючный скот и большая часть легкой пехоты следовали за колоннами; авангард составляли сариссофоры и человек пятьсот легкой пехоты под начальством Гегелоха. Уже главная масса войска приближалась к реке, как вдруг быстро прискакало несколько сариссофоров с известием, что неприятель стоит по ту сторону реки в боевом порядке, и что конница расположена длинною линией по крутому и глинистому берегу реки, а пехота - на некотором расстоянии позади. Александр понял заключавшуюся в диспозиции неприятеля ошибку: тут поручалась войскам, задача которых состояла в стремительном нападении, оборона трудной местности, а прекрасных греческих наемников делали праздными зрителями боя, который только им и был бы по плечу; смелой кавалерийской атаки должно было быть достаточно, чтобы утвердиться на противоположном берегу и этим выиграть сражение, а следовавшие за конницей гипасписты и фаланги должны были упрочить этот успех и извлечь из него плоды. Он приказал войскам, шедшим походной колонной, растянуться направо и налево и построиться в боевой порядок. Парменион явился к нему, чтобы отсоветовать вступать в сражение: благоразумнее было бы, говорил он, сначала стать лагерем на берегу реки; неприятель, уступающий им по количеству пехоты, не решится провести ночь вблизи македонян, отступить и таким образом будет возможно произвести на следующее утро переправу без всякой опасности, прежде чем персы снова подойдут и выстроятся в боевой порядок: день близится к концу, река во многих местах глубока и стремительна, противоположный берег крут, линией переходить нельзя, а надо переправляться через реку колоннами; неприятельская конница нападет на них с флангов и перерубит их прежде, чем дело дойдет до боя; первая неудача будет чувствительна не только в настоящую минуту, но также сильно повлияет и на исход войны. [71] Царь отвечал: "Я это прекрасно понимаю, но мне было бы стыдно, если бы, когда мы так легко переправились через Геллеспонт, эта маленькая речка могла задержать нашу переправу; это не соответствовало бы также ни славе македонян, ни моему обыкновению встречать опасность лицом к лицу; персы же, я полагаю, если не узнают немедленно, перед чем трепетать, ободрятся, воображая, что они могут выдержать сравнение с македонянами". С этими словами он отослал Пармениона на левое крыло, которым тот должен был начальствовать, а сам поскакал к находившимся на правом крыле эскадронам.
По блеску его оружия, по красовавшемуся на его шлеме белому перу и по почтительному отношению к нему окружающих находившиеся на противоположном берегу персы увидели, что Александр находится против их левого крыла и что отсюда следует ожидать главного нападения; они поспешно выстроили плотными рядами ядро своей конницы у самого берега против него; здесь находился Мемнон со своими сыновьями и Арсам со своими собственными всадниками; затем следовала боевая линия фригийского гиппарха Арсита, сатрап Лидии Спифридат с гирканскими всадниками и находившимися в его свите сорока знатными персами, затем далее состоявший из отрядов конницы центр, и наконец правое крыло под начальством Реомифра. [72] Некоторое время оба войска стояли молча друг против друга в напряженном ожидании, - персы, готовые броситься на врага, когда он, переправившись через реку и не успев еще построиться, начнет подниматься на крутые берега, Александр же - ища быстрым взглядом, как и где возможно нападение. Затем он сел на боевого коня, пригласил войска следовать за ним и мужественно сражаться и подал знак к нападению. Впереди был линкестиец Аминта с сариссофорами, пеонами и одним таксисом, [73] к нему была присоединена ила Аполлонии под командой Птолемея, сына Филиппа, которой в этот день принадлежало первое место среди конницы и право произвести первое нападение. [74] Когда они вошли в реку, [75] при звуке труб и боевых песен за ними последовал царь во главе остальных ил гетайров; тем временем, пока нападение Птолемея займет крайнее левое крыло, он хотел сделать с семью илами полуоборот направо, напасть на центр неприятеля и привести его в расстройство, опираясь справа на Птолемея, а слева на наступавшую линию пехоты. Левое крыло Пармениона, следуя косой линией по течению реки, должно было ослабить правое крыло неприятеля.
Аминта и Птолемей приблизились к занятому неприятелем берегу реки и сражение началось. Персы, во главе которых здесь находились Мемнон и его сыновья, старались всеми зависящими от них мерами отразить их нападение, бросая свои метательные копья с высокого берега, или же подойдя к самой реке, и стараясь оттеснить выходивших на берег; эти последние, задерживаемые еще более находившейся на берегу вязкой глиной, только с трудом могли удержаться и понесли большие потери, особенно те, которые были направо, тогда как бывшие левее уже имели поддержку. Царь с агемой конницы [76] был уже на другом берегу, и уже атаковал то место берега, где была сосредоточена наиболее густая масса неприятеля и где находились военачальники. Тотчас же здесь, около самого царя, завязался ожесточеннейший бой, к которому одна за другой примыкали другие илы, переходившие затем через реку; этот бой конницы своим упорством, постоянством и яростью рукопашной схватки походил на битву пехоты; конь с конем, человек с человеком, македоняне бились своими копьями, персы своими более легкими дротиками, а затем своими кривыми саблями; первые старались отбросить персов от берега на равнину, вторые отбросить македонян обратно в реку. Белый султан царя виднелся среди самой густой сечи; в пылу боя его копье сломалось, он крикнул своему конюшему, чтобы ему подали другое; но и у того копье было сломано и он бился обернутым тупым концом; едва успел Демарат Коринфский подать царю свое оружие, как подскакал новый отряд избранных персидских всадников; их начальник Митридат скакал впереди прямо на Александра и его дротик ранил царя в плечо; копье Александра повергло персидского князя мертвым на землю. В ту же минуту Рисак, брат павшего, бросился на Александра и раздробил ударом сабли его шлем, так что сабля оцарапала даже кожу на лбу царя; Александр через кольчугу глубоко вонзил в его грудь свое копье, и Рисак опрокинулся назад с лошади. К царю подскакал лидийский сатрап Спифридат; уже он занес над спиной царя свою саблю, чтобы нанести смертельный удар, но его предупредил черный Клит: одним ударом меча он отделил его руку от туловища и затем нанес ему смертельный удар. Бой становился все яростнее; персы бились с величайшей храбростью, чтобы отомстить за смерть своего князя, между тем как через реку, нападая и рубя, переправлялись все новые и новые отряды; тщетно старались противостоять им Нифат, Петин и Митробузан; тщетно Фарнак, зять Дария, и Арбупал, внук Артаксеркса, старались удержать свои, готовые уже рассеяться, войска; скоро они пали мертвыми на поле сражения. Центр персов был разбит, и бегство сделалось всеобщим; на поле сражения осталось около тысячи, а по другим источникам две с половиной тысячи персов, а остальные бежали врассыпную с поля битвы. Александр не стал далеко преследовать их, так как на высотах стояла еще вся масса неприятельской пехоты под командой Омара, решившись поддержать славу греческих наемников в бою против македонского оружия. Это было все, что им оставалось; праздные зрители кровавой борьбы, которая при их участии, может быть, была бы выиграна, не имея определенных приказаний на тот случай, в возможность которого не верила гордость персидских князей, они остались стоять сомкнутыми радами на своих высотах; беспорядочное бегство конницы принесло их в жертву; предоставленные самим себе, они ожидали нападения победоносного войска и своей гибели, решившись продать свою жизнь возможно дорогою ценою. [77] Александр двинул на них фалангу и одновременно приказал атаковать их со всех сторон коннице в ее полном составе, даже фессалийской и греческой коннице левого крыла. После короткой, но отчаянной борьбы, в которой под царем была убита лошадь, наемники были побеждены; удалось спастись только тем, которые скрылись между телами убитых; две тысячи этих наемников были взяты в плен.
Потери Александра были сравнительно незначительны; при первой атаке на поле битвы осталось двадцать пять всадников из илы Аполлония и, кроме того, пало около шестидесяти всадников и тридцати пехотинцев. [78] На следующий день они были погребены в полном вооружении и со всеми воинскими почестями, а остававшиеся дома родители и дети их освобождены от податей. [79] Александр лично позаботился о раненых, обошел их, осмотрел их раны и выслушал от каждого рассказ о том, как он их получил. Он приказал похоронить также и павших персидских вождей и греческих наемников, нашедших смерть на службе врагу; но зато взятые в плен греки были закованы в цепи и отосланы в Македонию на общественные каторжные работы за то, что они, вопреки общему постановлению Греции, сражались против Греции за персов; только фиванцы получили прощение. Богатый персидский лагерь попал в руки Александра; он разделил победную добычу со своими союзниками; своей матери Олимпиаде он послал золотые кубки, пурпуровые ковры и другие драгоценности, найденные в шатрах персидских князей, а в память двадцати пяти всадников, павших первыми в бою, приказал ваятелю Лисиппу отлить столько же бронзовых статуй и выставить их в Дионе; в Афины, в дар Палладе Афине, он послал триста полных вооружений с надписью: "Александр, сын Филиппа, и эллины, за исключением лакедемонян, отняли у варваров в Азии".
Победа при Гранике уничтожила армию Персии по сю сторону Тавра; войско сатрапий, служивших передовым оплотом государства, было рассеяно, пало духом и настолько уменьшилось в своем составе, что не могло более решиться на встречу с македонянами в открытом поле; персидские гарнизоны, расположенные во всех больших городах, слишком незначительные для того, чтобы выдержать нападение победоносной армии, могли тоже считаться побежденными. Кроме того, многие предводители персов, в числе их лидийский сатрап, пали; Арсит, гиппарх Фригии на Геллеспонте, вскоре после сражения сам лишил себя жизни, как говорили, вследствие упреков совести и из боязни ответственности, и, наконец, важные приморские области тем легче должны были сделаться добычей македонян, что в богатых греческих городах все еще продолжали существовать проникнутые демократическим образом мыслей люди, которым теперь представлялся случай освободиться от персидского ига и от приверженных к Персии олигархов.
Александр не мог колебаться насчет того, куда теперь направиться, чтобы самым выгодным образом воспользоваться плодами своей победы и усилить ее значение. Быстрое движение в глубь Малой Азии доставило бы ему обширные области, крупную добычу, землю и людей; но его целью было уничтожить армию персидского царя; теперь в Эгейском море уже находился персидский флот, который, если бы он двинулся в глубь страны, мог бы оперировать за спиной царя, овладеть берегами и завязать сношения с Элладой. Александр должен был предупредить это своими успехами на суше; чтобы двинуться далее к востоку, он должен был создать себе возможно обширный и прочный операционный базис; если же он будет опираться только на Геллеспонт, то сатрапии Эгейского моря останутся в руках неприятеля, который может оттуда тревожить его фланг. Чтобы иметь возможность двинуться за Тавр, было необходимо владеть всем западным и южным берегом Малой Азии. Впечатление выигранной победы тем быстрее и тем надежнее заинтересовывало в победе греческого элемента эти приморские области, что они были полны греческих или эллинизировавшихся городов.
Александр поручил сатрапию во Фригии на Геллеспонте Калату, сыну Гарпала, который был уже знаком с этой местностью благодаря двухлетнему пребыванию в ней и казался самым подходящим лицом для управления этой столь важной в военном отношении областью; в управлении не было введено никаких дальнейших перемен, даже повинности остались теми же, как они платились персидскому царю. Большинство негреческих обитателей центральных областей Малой Азии явились с добровольным изъявлением покорности; они были тотчас же отпущены на родину. Зелиты, выступившие к Гранику вместе с персидским войском, получили прощение, потому что они принимали участие в бою по принуждению. Парменион был отправлен в Даскилий, резиденцию фригийского сатрапа; он занял город, уже очищенный персидским гарнизоном. Двигаться далее к востоку в этом направлении в настоящую минуту не было необходимости, так как для движения на юг Даскилий служил достаточным прикрытием.
Сам Александр направился к югу и пошел на Сарды, резиденцию сатрапии Лидии. Сарды были знамениты своей древней цитаделью, которая, расположенная на отдельной, обрывистой скале, выступающей от Тмола в равнину, и окруженная тройною стеною, считалась неприступной; в ней находилось казнохранилище этой богатой сатрапии, дававшее начальнику города возможность увеличивать и содержать и без того уже значительный гарнизон, а сильное войско в Сардах могло бы служить самой лучшей опорой для персидского флота. [80] Тем более приятной неожиданностью было, что, не доходя до города мили две, к Александру явился Мифрен, персидский начальник гарнизона, с самыми уважаемыми гражданами города, последние, чтобы передать царю город, первый - цитадель и "казнохранилище. Царь послал вперед занять цитадель Аминту, сына Андромена, а сам последовал за ним после небольшой остановки; перса Мифрена он оставил около себя и всячески отличал его, настолько же для того, конечно, чтобы вознаградить его за покорность, как и для того, чтобы показать, как он ее награждает. Жителям Сард и лидийцам он возвратил свободу и гражданское устройство их отцов, которого они были лишены в течение двухсот лет, проведенных ими под гнетом персидских сатрапов. Чтобы почтить город, он решил украсить цитадель храмом олимпийского Зевса; когда он искал самое подходящее место для этого в пределах Акрополя, вдруг поднялась буря, и на то место, где некогда стоял дворец лидийских царей хлынул проливной дождь с громом и молнией; это место царь и выбрал для храма, который отныне должен был украсить собою высокую цитадель знаменитого Креза. [81]
Сарды были вторым важным пунктом в операционной линии Александра, воротами к центральным землям Малой Азии, куда от этого центра переднеазиатской торговли вели большие дороги. Правителем Лидии был назначен брат Пармениона Асандр; в качестве гарнизона сатрапии под его начальством был оставлен отряд конницы и легкой пехоты; с ним остались Никий и Павсаний, принадлежавшие к числу гетайров, Павсаний как комендант сардской цитадели и ее гарнизона, который был составлен из контингента Аргоса, а Никий для распределения и сбора повинностей. Другой корпус, состоявший из контингентов пелопоннесцев и других эллинов, был послан под командой Калата и линкестийца Александра, получившего вместо Калата команду над фессалийской конницей, в область, принадлежавшую родосцу Мемнону. [82] После падения Сард могло казаться необходимым повести оккупацию дальше также и на левом фланге и, завладев более обширной частью берега Пропонтиды, обеспечить за собой ведшую в глубь страны по берегу Сангария дорогу. Наконец и флот - им командовал Никанор - после победы при Гранике получил приказ идти в Лесбос и Милет; вероятно, его появление было причиной, что Митилена примкнула к македонскому союзу. [83]
Сам царь с главными силами двинулся из Сард в Ионию, города которой уже многие годы томились под игом персидских гарнизонов или державших сторону персов олигархов и которые, как они ни были пригнетены продолжительным рабством, громко призывали к себе еще не забытую древнюю свободу, которая теперь как бы чудом богов еще раз была готова возвратиться к ним. Нельзя сказать, чтобы такое настроение везде нашло себе громкое выражение; там, где олигархическая партия была достаточно сильна, демос должен был молчать; но можно было быть уверенным, что при приближении несущего освобождение войска демократия вспыхнет ярким пламенем; во всяком случае теперь, как это свойственно греческому характеру, о начале новой свободы свидетельствовали безграничная радость и страстная ненависть к угнетателям.
Эфес, царь ионийских городов, предупредил все другие великим примером. Еще во времена Филиппа, быть может вследствие известных коринфских постановлений 338 года, демос объявил себя свободным; Автофрадат подступил с войском к городу, потребовал к себе для переговоров его должностных лиц, затем во время переговоров напал со своими войсками на население, не думавшее ни о какой дальнейшей опасности, взял многих в плен, а многих приказал казнить. [84] С этого времени в Эфесе снова находился персидский гарнизон и власть снова перешла в руки Сирфака и его рода.
В числе лиц, покинувших по смерти Филиппа двор в Пелле, находился Аминта, сын Антиоха, брат которого Гераклид начальствовал над илой конницы из Боттиеи; хотя Александр никогда не относился к нему иначе, как вполне милостиво, но Аминта, или сознавая за собою какую-либо вину, или питая какие-либо дурные намерения бежал из Македонии [85] и явился в Эфес, где олигархия встретила его с полным почетом. Тем временем произошла битва при Гранике, Мемнон с жалкими остатками разбитого войска спасся на берег Ионии и бежал далее в Эфес. Здесь весть о поражении персов произвела сильнейшее волнение; в народе пробудилась надежда на восстановление демократии, и олигархии угрожала серьезная опасность. В это время перед городом появился Мемнон; партия Сирфака поспешила открыть ему ворота и, соединившись с персидскими войсками, начала яростно свирепствовать против народной партии; могила Геропифа, освободителя Эфеса, была открыта и осквернена, священное казнохранилище в большом храме Артемиды было разграблено, находившаяся в храме колонна со статуей царя Филиппа была опрокинута, - словом, произошло все то, что всегда еще более позорит конец тирании, чем ее начало. [86] Тем временем победоносное войско Александра подступало все ближе и ближе; Мемнон уже отправился в Галикарнасс, чтобы принять там возможно лучшие меры обороны; и Аминта, не считавший себя более безопасным при таком возбужденном состоянии народа и не считавший возможным удержать в своих руках город против македонян, поспешил вместе с находившимися там наемниками захватить в гавани две триеры и бежал к персидскому флоту, который в количестве четырехсот кораблей уже появился в Эгейском море. Лишь только народ увидел себя освобожденным от войск, как он поднял знамя всеобщего восстания против олигархической партии; многие знатные граждане спаслись бегством; Сирфак, его сын и сыновья его братьев искали спасения в храме, но разъяренный народ оторвал их от алтарей и побил камнями; бросились искать еще оставшихся в живых, чтобы предать их такой же смерти. В это время Александр, через день после бегства Аминты, вступил в город, положил конец резне и приказал снова принять изгнанных в угоду ему граждан и навсегда установить демократию; повинности, платившиеся до сих пор Персии, он передал Артемиде и распространил принадлежавшее храму право убежища на одну стадию от ступеней храма. [87] Может быть, вместе с этим были определены и новые границы принадлежавшей храму области, чтобы предупредить в будущем споры между храмом и политической общиной, во всяком случае посредничество царя положило конец раздорам в средне; самой общины "и если что-нибудь служит к его славе", говорит Арриан, "то это то, что он тогда сделал в Эфесе".
В Эфесе к Александру явились уполномоченные от Тралл и Магаесии на Меандре, чтобы передать ему эти два важнейших в северной Карий города; занять эти города был послан Парменион с отрядом из пяти тысяч пехотинцев и двумястами всадниками. [88] В то же время Алкимах, [89] брат Лисимаха, был с таким же количеством войска отряжен на север в эолийские и ионические города с приказом везде уничтожить олигархию, восстановить народное правление, возобновить прежние законы и простить им платившиеся прежде Персии повинности. Последствием этих экспедиций было уничтожение также и в Хиосе олигархии, во главе которой стоял Аполлонид, падение тирании в городах Лесбоса Антиссе и Эресе и занятие Митилены македонским гарнизоном. [90]
Сам царь остался еще некоторое время в Эфесе, бытность в котором сделало для него вдвойне приятною знакомство с Апеллесом, величайшим из живших тогда художников; в это время был написан портрет Александра с молнией в руках, еще долгое время впоследствии служивший украшением большого храма Артемиды. [91] Его занимали различные планы относительно восстановления греческих приморских городов, [92] прежде всего он приказал восстановить город Смирну, распавшийся на несколько слобод со времени разрушения его лидийскими царями, соединить -плотиной город Клазомены со служившим ему гаванью островом, перерезать клазоменский перешеек до Теосы, чтобы кораблям не нужно было делать далекого обхода кругом черного мыса; это предприятие не осуществилось, но еще в позднейшее время "союз ионийцев" праздновал в память своего освободителя игры в находившейся на перешейке, посвященной царю Александру, роще. [93]
Принеся затем жертву в храме Артемиды и произведя смотр войскам, выстроенным в полном вооружении и как бы перед боем, Александр со своим войском, состоявшим из четырех ил македонской конницы, фракийских всадников, агрианов и стрелков из лука, и приблизительно 12 000 гоплитов и гипаспистов, выступил на следующий день по дороге к Милету. [94] Этот город благодаря своей обширной гавани при наступлении позднего времени года представлял величайшую важность для персидского флота. Начальник персидского гарнизона в Милете грек Гегесистрат предложил ранее в письме к царю сдать ему город, но, получив известие о близости большого персидского флота, решил сохранить для Персии этот важный порт. Тем более желал Александр завоевать его.
Милет лежит на косе на юге Латмийского залива, в трех милях к югу от мыса Микале и в четырех от острова Самоса, виднеющегося на горизонте над морем; самый город, разделяющийся на наружный и укрепленный толстыми стенами и глубокими рвами внутренний город, имеет в заливе четыре гавани, из которых самая большая и важная находится на острове Ладе, в некотором расстоянии от берега; достаточно обширная, чтобы принять под свою защиту целый флот, она не раз служила причиной того, что вблизи ее велись морские войны, решавшиеся с ее взятием; лежащие ближе к городу гавани отделены друг от друга небольшими скалистыми островками; они весьма удобны для торговли, но не так обширны, и рейд острова Лады господствует над ними. Персы не притесняли этого богатого торгового города; ему была оставлена его демократия; он мог надеяться сохранить нейтральное положение между воюющими державами; он послал в Афины просить помощи. [95]
Никанор, командовавший "греческим флотом", достиг высоты Милета еще до прибытия превосходившего его силами персидского флота и стал на якорь со своими ста шестьюдесятью триерами близ острова. Единовременно с этим под стенами города появился Александр, овладел наружным городом, обложил внутренний, а для укрепления важной позиции, которую представляла Лада, переправил на остров фракийцев и приказал флоту, как можно старательнее блокировать Милет со стороны моря. Три дня спустя показался персидский флот; персы, видя залив занятым греческими кораблями, двинулись по направлению к северу и бросили якорь у мыса Микале в количестве четырехсот кораблей.
Такая близость друг к другу греческого и персидского флота делала, по-видимому, решительное морское сражение неизбежным; многие стратеги Александра желали этого; в победе были уверены, так что даже старый осторожный Парменион высказался за сражение; на берегу, так говорит он у Арриана, у кормы Александрова корабля видели сидящего орла; греки всегда побеждали варваров на море, и этот вещий орел не оставляет никакого сомнения насчет того, какова воля богов; выигранное морское сражение принесет необыкновенную пользу всему предприятию, а в случае его проигрыша может быть потеряно только то, чего нет уже и теперь, так как персы со своими четырьмястами кораблями все-таки господствуют над морем; он сам изъявил готовность сесть на корабль и принять участие в сражении. [96] Александр не согласился; по его мнению, решиться на морское сражение при теперешних обстоятельствах было бы и бесполезно, и опасно, было бы безумной смелостью со своими ста шестьюдесятью кораблями желать сразиться со значительно превосходящим по силам персидским флотом и со своими неопытными моряками против киприотов и финикиян; македоняне, непобедимые на суше, не должны приноситься в жертву варварам на чуждом им море, где, кроме того, надобно принимать еще в соображение тысячи случайных обстоятельств; проигрыш сражения не только нанесет значительный ущерб ожидающимся от его предприятия результатам, но и послужит лозунгом к отпадению для эллинов; выгоды же победы не могут быть велики, так как ход его операций на суше сам собою уничтожит персидский флот; таков и смысл этого знамения; как орел сел на землю, так и он осилит персидский флот на земле; этого еще недостаточно, чтобы ничего не потерять, уже то, что ничего не выигрываешь, есть потеря. Флот остался стоять на рейде близ Лады.
Тем временем в лагерь царя явился один уважаемый милетянин, Главкипп, чтобы объявить от имени народа и наемных войск, в руках которых находится теперь город, что Милет одинаково готов открыть свои ворота и гавани македонянам и персам, если Александр согласится снять осаду. Царь отвечал, что он явился в Азию не для того, чтобы довольствоваться тем, что ему предложат, но сумеет заставить исполнить свою волю; пусть они ждут от его милости наказания или прощения за вероломство, побудившее город к преступному и бесполезному сопротивлению; пусть Главкипп скорее возвращается в город и объявит милетянам, чтобы они ждали штурма. На следующий день начали работать тараны и стенобитные машины и скоро часть стены превратилась в развалины; македоняне ворвались в город, а их флот, заметив с места своей стоянки начавшийся штурм города, поплыл к гавани и загородил вход в нее, так что триеры, стоя вплотную друг подле друга и оборотившись носами наружу, делали для персидского флота невозможным подать помощь милетянам, а для милетян спастись на персидский флот. Милетяне и наемники, теснимые в городе со всех сторон и потерявшие надежду вполне, искали спасения в бегстве; одни переплыли на своих щитах на один из лежавших в гавани скалистых островков, другие старались спастись от македонско-греческих триер на лодках; большинство погибло в городе. Овладев им, македоняне с самим царем во главе переправились на островок и уже с триер были приставлены лестницы к обрывистым берегам, чтобы высадиться силой; но тут царь, исполненный жалости к этим храбрецам, которые еще и теперь были готовы защищаться или умереть со славой, приказал пощадить их и предложить им помилование на том условии, чтобы они поступили на службу в его войско; таким образом спаслось триста греческих наемников. Всем милетянам, которые не пали при штурме, Александр подарил жизнь и свободу.
Персидский флот смотрел со своей стоянки у Микале на падение Милета, не будучи в состоянии сделать что-либо для спасения города. Каждый день он выступал против греческого флота, в надежде выманить его на битву, и вечером возвращался, не достигнув цели, на свой рейд у мыса, - весьма неудобную якорную стоянку, так как воду для питья он должен был добывать ночью из Меандра, находившегося на расстоянии приблизительно трех миль. Царь думал прогнать их с их позиции, не заставляя в то же время своего флота покинуть свою безопасную защищающую город позицию и послал всадников и три таксиса пехоты под командой Филоты вдоль берега к мысу Микале, с приказом препятствовать всякой высадке неприятеля; теперь блокированные на море персы при полном недостатке воды и средств к жизни, были вынуждены отправиться к Самосу, чтобы запастись необходимым. Затем они возвратились обратно и снова, вызывая к бою, выплыли вперед в боевом порядке: греческий флот продолжал стоять у Лады, вот почему они послали пять кораблей к гавани, которая, расположенная между лагерем и маленькими островками, отделяла войско от флота, в надежде нечаянно напасть на лишенные экипажа корабли, так как было известно, что матросы обыкновенно расходились с кораблей за дровами и припасами. Когда Александр увидел приближение этих пяти кораблей, он приказал имевшимся на лицо матросам взять десять триер и выступить в море на охоту за неприятелем. Прежде чем эти последние успели подойти, персидские корабли быстро повернули обратно к своему флоту; один из них, плывший медленно, попал в руки македонян и был захвачен; он был из Яса в Карий. Персидский флот после того, отказавшись от дальнейших попыток на Милет, отступил к Самосу.
. Последние события убедили царя, что персидский флот не имеет более серьезного влияния на движение его сухопутного войска, но, напротив, почти вполне отрезанный от суши дальнейшим ходом оккупации, будет принужден отказаться от какого бы то ни было участия в серьезных делах и ограничится стоянием на якоре около островов. Теперь Александр, энергично наступавший на суше, видел свой флот принужденным ограничиваться обороной, так как ему было невозможно удержаться в море против втрое сильнейшего неприятеля; насколько важные услуги оказал он ему в начале похода для прикрытия первых движений сухопутной армии, - теперь, когда войско персов в Малой Азии было побеждено, он не представлял для него особой пользы, а требуемые им расходы были необыкновенно велики; сто шестьдесят триер требовали около тридцати тысяч человек матросов и солдат, почти такого же количества людей, как и войско, которое должно было сокрушить персидское царство; они обходились ежемесячно более чем в пятьдесят талантов жалованья и, вероятно, столько же стоило их содержание, но они не делали ежедневно новых завоеваний и не захватывали новой добычи, как сухопутное войско, обходившееся немного лишь дороже. Казна Александра была истощена и на первое время не могло ожидаться значительных поступлений, так как освобожденным греческим городам их повинности были прощены, а города туземцев не должны были подвергаться сожжению или грабежу, но только обложению повинностями по старой, весьма низкой оценке. Таковы были причины, побудившие царя распустить осенью 334 года свой флот; он оставил у себя только несколько кораблей для транспорта вдоль берегов, и в числе их двадцать выставленных Афинами, - для того ли, чтобы почтить этим афинян, или чтобы иметь залог их верности на случай, если неприятельский флот, как это можно было предполагать, обратится на Элладу. [97]
Теперь, когда флот был распущен, для Александра было вдвойне важно занимать всякую прибрежную местность, всякий приморский город, всякую гавань, чтобы этим продолжать ту континентальную блокаду, которой он надеялся окончательно ослабить персидский флот. На берегу Эгейского моря теперь оставались еще Кария, а в Карий Галикарнасс, вдвойне важный по своему положению при входе в это море и тем, что в этот прекрасно укрепленный город собрались последние остатки персидского войска в Малой Азии и решились сопротивляться.
Лет пятьдесят тому назад, во время Артаксеркса второго, Кария попала во власть галикарнасского династа Гекатомна, который, считаясь номинально персидским сатрапом, был почти независим и готов при первом же поводе выступить на защиту этой независимости с оружием в руках; [98] он перенес свою резиденцию в глубь страны, в Милассу, и отсюда сумел значительно расширить свою власть. Его сын и наследник Мавсол продолжал планы своего отца, он всячески старался увеличить свое могущество и свои богатства; получив затем управление Ликией, [99] он повелевал над двумя важными приморскими провинциями Малой Азии; тем естественнее было его желание продолжать увеличивать свои морские силы (уже его отец, в звании персидского наварха, воевал против Кипра); он снова перенес резиденцию в Галикарнасс, который увеличил присоединением к нему шести маленьких местечек, возбудил союзническую войну против афинян, чтобы ослабить их морское могущество, и протянул свою руку даже к Милету. [100] Когда затем умерла его сестра и супруга Артемисия, наследовавшая по карийскому обычаю его престол, царство перешло к его второму брату Идриею; благодаря счастливому стечению обстоятельств он овладел Хиосом, Косом и Родосом. Ему наследовала его сестра и супруга Ада, но уже через четыре года ее младший брат Пиксодар отнял у нее престол, так что за ней осталась только горная крепость Алинды. Вступив в родство с царским домом Македонии, планы которого относительно Азии уже не были более тайной, Пиксодар рассчитывал подготовить борьбу за свою независимость. Уже одно то, что он чеканил своим именем также и золотую монету, на что, как полагают, не имел права ни один сатрап, показывает, насколько далеко подвинувшимся он себя считал. [101] Раздоры при дворе Филиппа помешали осуществлению его планов, так что он согласился на желание персидского царя, чтобы он выдал замуж свою дочь за знатного перса Офонтопата, [102] и после его смерти, последовавшей в 335 году, Офонтопат сделался главою карийской династии. [103]
Когда теперь Александр вступил в Карию, Ада поспешила ему навстречу; она обещала оказать ему всяческую поддержку при завоевании Карий, уверяя, что одно ее имя доставит ему друзей; зажиточная часть населения, недовольная возобновлением связи с Персией, сейчас же примет ее сторону, так как она в духе своего брата всегда была врагом Персии и другом Греции; она просила царя в залог ее расположения позволить ей усыновить его. Александр принял предложение Ады и оставил ей власть в Алиндах; карийцы, особенно греческие города, наперерыв спешили сдаться ему; он восстановил в них демократию и даровал им автономию и свободу от податей.
Оставался еще только Галикарнасс; туда удалился Офонтопат; туда же явился с остатками разбитой при Гранике армии и Мемнон, не нашедший в Эфесе и Милете ни благоприятных обстоятельств, ни достаточно времени для организации успешной обороны, чтобы теперь, соединяясь с карийским сатрапом, удержать в своих руках последнюю важную позицию на малоазиатском берегу. Город был с трех сторон окружен крепкими стенами, а четвертой, южной, был обращен к морю; он имел три цитадели, акрополь на высотах своей северной стороны, Салмакиду в юго-западном углу, у самого моря на перешейке полуострова, замыкающего с запада Галикарнасский залив, и, наконец, царскую цитадель на маленьком островке при входе в гавань, составляющую самую внутреннюю часть залива. Мемнон отослал к персидскому царю своих жену и детей под тем предлогом, чтобы не подвергать их опасности, а в действительности для того, чтобы дать знак и залог своей верности, так как его греческое происхождение очень часто давало случай относиться к ней подозрительно. Чтобы наградить эту преданность и открыть его признанному и испытанному таланту полководца подобающее ему поле деятельности, персидский царь вверил ему главное начальство над всем персидским флотом и над берегом; [104] если Персия могла еще надеяться на спасение, то он, по-видимому, был тем человеком, который мог спасти ее. С необыкновенной деятельностью он укрепил крепкий Галикарнасс еще новыми сооружениями, главное широким и глубоким рвом, увеличил состоявший из персов и наемников гарнизон и стянул в городскую гавань свои военные корабли, [105] чтобы они могли служить поддержкой при защите города и снабжать в случае продолжительной осады город съестными припасами; он приказал укрепить остров Арконнес, господствовавший над заливом на востоке, послал гарнизоны в Минд, Кавн, Феру и Каллиполь, [106] - словом, подготовил все таким образом, что Галикарнасс мог сделаться центром крайне плодотворных операций и оплотом против наступательного движения македонян. Именно поэтому весьма многие приверженцы побежденной партии в Греции отправились в Галикарнасс, в числе их афиняне Эфиальт и Фрасибуль, и из числа лиц, бежавших при убиении царя Филиппа, линкестиец Неоптолем; известный нам Аминта, сын Антиоха, [107] как кажется, тоже спасся сюда бегством из Эфеса со своими наемниками. Если бы в этой сильной позиции персам удалось удержаться против македонского войска, то оно (так как персидский флот господствовал над морем) было бы отрезано от родины и призыв к свободе без труда мог бы вызвать новое восстание в Элладе.
Тем временем Александр подступил к городу и, решившись на долгую осаду, расположился лагерем приблизительно в тысяче шагов от городских стен. Персы открыли неприязненные действия вылазкой на подступивших к городу македонян, которая, однако, была отражена без большого труда. Несколько дней спустя царь со значительною частью войска [108] перешел, обогнув город, на его северо-восточную сторону, - отчасти, чтобы осмотреть стены, но главным образом для того, чтобы отсюда занять находившийся поблизости город Минд, который мог сделаться весьма важным пунктом для дальнейшего хода осады, так как тамошний гарнизон обещал ему сдать город, если он ночью явится перед его воротами. Он явился, но ворот никто не открыл; разгневанный таким обманом царь тотчас же приказал своим тяжеловооруженным без штурмовых лестниц и машин, так как войско выступило, не приготовившись к штурму, подступить к стенам города и начать подкапывать их. Одна башня рухнула, но образованная ею брешь была слишком мала, чтобы можно было произвести успешное нападение. Когда наступил день, уход македонян был замечен в Галикарнассе и тотчас же было послано морем подкрепление в Минд; Александру пришлось вернуться на позиции перед Галикарнассом, не достигнув своей цели.
Осада города началась; сначала под прикрытием нескольких так называемых черепах был засыпан ров, ширина которого равнялась сорока пяти футам, а глубина была вполовину меньше, чтобы можно было подвезти к стенам башни, с которых производилась очистка стен от защитников, и машины, чтобы делать бреши в стенах. [109] Уже башни стояли около стен, когда осажденные сделали ночью вылазку, чтобы сжечь машины; шум быстро распространился по лагерю; пробужденные от сна, македоняне бросились на помощь своим аванпостам и после короткой битвы при свете лагерных огней осажденные должны были отступить обратно в город, не достигнув своей цели. Среди ста семидесяти пяти неприятельских тел было найдено также тело линкестийца Неоптолема. Со стороны македонян было только десять убитых, но триста раненых, так как в темноте ночи нельзя было прикрываться щитами достаточно хорошо.
Машины начали свою работу; скоро две башни на северо-восточной стороне города и стена между ними превратились в развалины; третья башня была значительно повреждена, так что при подкопе она рухнула бы без особенного труда. В это время однажды после полудня два македонянина из фаланги Пердикки сидели за вином в своей палатке и, хвастаясь друг перед другом своими подвигами, клялись поднять на конец своего копья весь Галикарнасс вместе с персидскими трусами в городе; схватив щит и копье, они направились к стенам, начали размахивать оружием и кричать находившимся в башнях воинам; стоявшие на стенах видели и слышали это и произвели вылазку против двух смельчаков; но те и не подумали отступать: кто подходил к ним слишком близко, того рубили мечом, а кто был подальше, в того бросали копьем. Но число неприятелей росло с каждой минутой, и эти двое, стоявшие к тому же на более низком месте, уже готовы были пасть под ударами более многочисленного неприятеля. Тем временем и их товарищи в лагере заметили этот оригинальный штурм и тоже бросились на помощь своим; число прибывавших из города тоже увеличивалось, и под стенами завязался упорный бой. Скоро македоняне взяли верх и отбросили неприятеля назад в ворота, а так как здесь в этот момент стены были почти лишены защитников и в одном месте уже обрушились, то для того, чтобы взять город, по-видимому, недоставало только приказа царя произвести всеобщее нападение [110] Александр не отдал этого приказа, ему хотелось сохранить город целым и невредимым; он надеялся, что граждане сдадутся на капитуляцию.
Но противники воздвигли позади этой бреши между башнями новую стену в форме полумесяца. Царь приказал направить дальнейшие работы против этой последней; во вдающийся угол, уже очищенный от мусора и развалин и сровненный для начала новых штурмовых работ, были вдвинуты сплетенные из ивовых прутьев защитные стены, высокие деревянные башни и черепахи с таранами. Неприятель снова сделал вылазку, чтобы зажечь машины, а с обеих башен и стены их нападение было поддержано самым живым образом; несколько защитных стен и даже одна башня уже пылали, стоявшие на карауле под начальством Филоты войска едва могли защищать остальные; в эту минуту на помощь явился Александр, неприятель поспешно побросал факелы и оружие и отступил за стены, откуда он, находясь во фланге и отчасти в тылу нападающих, начал опустошать их ряды выстрелами.
При таком упорном сопротивлении царь имел все причины энергичнее взяться за дело. Он снова пустил в ход машины, лично присутствовал при работах и руководил ими. Тогда Мемнон (как говорят, по настоятельному совету Эфиальта, [111] не доводить положения дел до крайности) решил произвести общую вылазку. Часть гарнизона бросилась в атаку около наиболее поврежденного места стены под начальством Эфиальта, а другие бросились на лагерь из других ворот Трипила, где неприятель всего менее ожидал нападения. Эфиальт бился с величайшим мужеством, его люди бросали в машины головни и смоляные венки; но энергичная атака царя, поддерживаемая с высоких осадных башен градом стрел и крупных камней, вынудила неприятеля отступить после весьма упорной борьбы; многие, и в числе их Эфиальт, остались на месте битвы, еще более пало при бегстве среди развалин и в узких воротах. Тем временем с другой стороны на неприятеля бросились два таксиса гипаспистов и часть легкой пехоты под предводительством телохранителя Птолемея; долго длился бой; сам Птолемей, хилиарх гипаспистов, Адей, предводитель стрелков Клеарх и много других знатных македонян уже пали мертвыми, когда, наконец, удалось оттеснить неприятеля назад; узкий мост, ведший через ров, подломился под массою бегущих, многие попадали вниз и погибли, отчасти задавленные падавшими на них сверху, отчасти пораженные дротиками македонян. При этом всеобщем бегстве оставшиеся в городе приказали быстро закрыть ворота, чтобы вместе с беглецами не ворвались в город и македоняне; перед воротами стеснилась большая толпа несчастных беглецов, которые без оружия, без мужества и надежды на спасение были все изрублены, отданные в жертву македонянам. Осажденные с ужасом видели, что македоняне, воспламененные такою удачею и покровительствуемые наступавшей ночью, собирались сломать ворота и проникнуть в самый город; вместо этого они услышали звуки раздавшегося сигнала к отступлению. Царь и теперь еще желал спасти город; он надеялся, что после этого дня, стоившего ему только сорока убитых, а неприятелю около тысячи и показавшего достаточно ясно, что за новым нападением несомненно последует падение города, со стороны осажденных будут сделаны предложения, которых он только и ждал, чтобы положить конец этой противоестественной борьбе греков против греческого города.
В Галикарнассе оба военачальника, Мемнон и Офонтопат, советовались относительно того, какие меры следует принять; они не могли не видеть, что теперь, когда часть стены уже обрушилась, другая была близка к падению, а гарнизон был ослаблен большими потерями убитыми и ранеными, они не могут более выдержать продолжительной осады; да и к чему им стараться удержать город, когда страна уже потеряна? Гавань, обладание которой было важно для флота, могла быть достаточно защищена занятием Салмакиды [112] и лежавшей перед гаванями царской цитадели, а также занятием лежавших на Карийском заливе укрепленных пунктов; они решили пожертвовать городом. Около полуночи македонские часовые увидели поднимавшееся над стенами пламя; беглецы, спасавшиеся из горящего города в чистое поле к македонским аванпостам, сообщали, что горит большая башня, воздвигнутая против македонских машин, магазины с оружием и ближайший к стенам квартал города; видно было, как сильный ветер гнал пламя в город; узналось, что оставшиеся в городе всеми мерами способствовали распространению огня. Несмотря на ночное время Александр приказал тотчас же выступить и занять пылающий город; занимавшиеся еще поджогами были перебиты, сопротивления не было встречено нигде; найденные в своих жилищах горожане были пощажены. Наконец, наступило утро; город был очищен неприятелем, он отступил на Салмакиду и на царский остров, откуда он мог господствовать над гаванью и тревожить бывшие в руках неприятеля развалины города, сам находясь в полнейшей безопасности.
Царь понял это; чтобы не останавливаться над осадой цитадели, которая при настоящих обстоятельствах не могла принести ему важных результатов, он, похоронив павших в последнюю ночь, послал вперед в Траллы парк своих осадных машин и приказал разрушить до основания остатки города, так упорно сопротивлявшегося общему делу эллинов, так как близость персов в Салмакиде и в Арконнесе делала их только более опасными; граждане были расселены по шести округам, сорок лет тому назад соединенным Мавсолом в своей резиденции. [113] Ада снова получила сатрапию над Карией, но находившиеся там греческие города были объявлены автономными и свободными от податей. Доходы страны остались за правительницей; для охраны ее и ее страны Александр оставил 3000 наемников и около двухсот всадников под начальством Птолемея, [114] получившего приказ соединиться с правителем Лидии для окончательного изгнания неприятеля из находившихся еще в его руках береговых пунктов и прежде всего начать осаду Салмакиды, окружив ее валом. [115]
Наступило позднее время года; с падением Галикарнасса Александр мог считать завоевание западного берега Малой Азии оконченным; восстановление свободы в приморских греческих городах и македонские гарнизоны во Фригии на Геллеспонте, в Лидии и Карий гарантировали эти области от новых нападений персидского флота. Преградить ему доступ также и к южному берегу Малой Азии и покорить области в глубине Малой Азии должно было быть целью ближайших операций. Так как было видно заранее, что ни приморские города, которые благодаря времени года только с трудом могли получить помощь с моря, ни лежавшие в глубине страны области, уже давно почти совершенно очищенные персами, не окажут большого сопротивления, то было не нужно привлекать к участию в этом трудном походе все войско; кроме того, для крупных операций, которыми должен был открыться поход следующего года, необходимо было усилить армию вызванными с родины свежими войсками. В армии находилось много только недавно женившихся воинов; они были уволены в отпуск на родину, чтобы провести зиму с женой и детьми. Начальство над ними приняли трое новобрачных из числа военачальников, сын Селевка Птолемей, один из телохранителей царя, зять старика Пармениона Кен и Мелеагр, оба стратеги фаланги; они получили поручение привести с собою в Азию вместе с отпущенными в отпуск как можно более свежих войск и весною присоединиться к главной армии в Гордии. Можно себе представить, каким ликованием был встречен этот отпуск, с какой радостью возвратившиеся воины были встречены дома своими и как слушались их рассказы об их подвигах и их царе, о добыче и прекрасных странах Азии; казалось, что Македония и Азия перестают быть далекими и чуждыми друг другу.
Из оставшихся в Азии мобилизованных войск (так как несколько тысяч человек были назначены в гарнизоны) Александр образовал две походные колонны; меньшая под начальством Пармениона, состоявшая из македонской и фессалийской конницы, войск союзников [116] и парка телег и машин, двинулась через Траллы в Сарды, чтобы перезимовать в равнине Лидии и с наступлением весны выступить в Гордий; большая колонна, образованная из гипаспистов, таксисов фаланги, агрианов, стрелков и фракийцев, [117] выступила под предводительством самого царя из Карий, чтобы пройти по морскому берегу и внутренним областям Малой Азии и завладеть ими.
Его маршрут шел в область Ликию через укрепленное пограничное местечко Гипарны, гарнизон которого, состоявший из греческих наемников, сдал крепость с правом свободно удалиться. Ликия со времени Кира входила в состав персидского царства, но сохранила не только свое союзное устройство, но в скором времени также настолько возвратила себе свою независимость, что платила только определенную дань в Сузы, пока затем сатрап Карий, как мы уже упомянули, не получил в управление также и Ликию. Еще в последние годы персидский царь отнес к Ликии горную область Милиаду, лежавшую на границе с Фригией. Персидских гарнизонов в Ликии не было; Александр не встретил никаких препятствий при занятии этой богатой городами и отличавшейся своими прекрасными морскими гаванями провинции. Телмисс и лежавшие по другую сторону реки Ксанфа Пинары, Ксанф, Патары и около тридцати других маленьких местечек в верхней Ликии сдались македонянам; затем Александр (это было в половине зимы) двинулся вверх к истокам Ксанфа, в область Милиаду; [118] здесь он принял посольство фаселитов, приславших ему, по греческому обычаю, золотой почетный венок, и посольства многих городов нижней Ликии, просивших у него, подобно первым, мира и дружбы. Фаселитам - из их города происходил находившийся в дружбе с царем поэт Феодект, умерший незадолго перед этим в Афинах, отец которого был еще в живых, [119] - он обещал в ближайшем будущем прибыть к ним и пробыть у них некоторое время. От ликийских послов, которые были приняты не менее приветливо, он потребовал, чтобы они передали свои города тем, кого он пошлет для этого. Затем он назначил сатрапом Ликии и прилегавших к ней с востока приморских земель одного из своих ближайших друзей, Неарха из Амфиполя, бывшего родом с Крита. [120] Из дальнейших событий видно, что в это время в персидском флоте находился контингент ликийских кораблей; мы имеем право предположить, что Александр или считал отозвание их естественным следствием достигнутого соглашения или обусловил дарованные им льготы. Ведь несомненно, что ликийцы, термелы, как они сами себя называли, сохранили свое старинное, стройное союзное устройство: двадцать три города, каждый с советом и народным собранием, со стратегом" во главе администрации, который, быть может, носил ликийское имя "царя" города, затем для всей союзной области собрание городов, в котором шесть самых значительных городов имели каждый по три голоса, средние по два, а небольшие по одному; в таком же отношении распределялись и союзные повинности, представителем союза был "ликиарх", вероятно, тоже называвшийся "царем"; он, как и другие должностные лица союза и судьи, назначался по выборам союзного собрания. [121]
Затем царь отправился в Фаселиду. Этот город, дорийский по происхождению и достаточно значительный для того, чтобы сохранить свой греческий тип в ликийской среде, имел чрезвычайно благоприятное местоположение на Памфилийском заливе со своими тремя гаванями, которым он был обязан своим богатством, на западе несколькими лежащими друг над другом террасами поднимаются до высоты семи тысяч футов горы, ровной дугою тянувшиеся кругом Памфилийского залива и лежащие так близко к морю, что пролив во многих местах только тогда не покрывает идущей вдоль берега дороги, когда северный ветер отгоняет воду от берега; нежелающие ехать по этой дороге должны избирать гораздо более трудный и длинный путь через горы, который как раз в это время был загражден одним писидийским племенем, выстроившим себе горный замок при вступлении в горы и оттуда тревожившим фаселитов. Александр вместе с фаселитами напал на это разбойничье гнездо и разрушил его. Это счастливое избавление жившего в постоянной тревоге города и победы македонского царя были отпразднованы веселыми пирами; со времени побед Кимона при Эвримедонте город, вероятно, в первый раз видел греческое войско. Александр, как кажется, тоже был весел в эти дни; после одного из пиров его видели шедшим со своими приближенными в веселой процессии на рынок, где стояла статуя Феодекта, и украшающим ее венками из цветов, чтобы почтить дорогого ему поэта. [122]
В эти-то дни и был открыт низкий план, вдвойне низкий потому, что он исходил от одного из знатнейших военачальников в войске, которому Александр многое простил, а еще большее вверил. Царя не раз уже предостерегали, еще недавно Олимпиада в письме заклинала своего сына быть осторожным со своими прежними врагами, которых он теперь считает своими друзьями.
Изменником был линкестиец Александр, в котором двусмысленные притязания его фамилии на царский престол Македонии нашли своего коварного и упорного представителя. Подозреваемый в таком же участии в заговоре против жизни царя Филиппа, которое повлекло за собою смертную казнь для его двоих братьев, он, как тотчас же подчинившийся сыну убитого и первый приветствовавший его царем, не только остался безнаказанным, но Александр удержал его около себя и не раз поручал ему важные посты, так еще в последнее время начальство над фессалийской конницей при походе на землю Мемнона и в Вифинию. Но даже доверие царя не могло изменить образа мыслей этого гнусного человека; сознание неудачного, но не вызвавшего раскаяния преступления, бессильная гордость, вдвойне оскорбляемая великодушием избалованного счастьем юноши, воспоминание о двух братьях, проливших свою кровь за их общий план, собственное властолюбие, мучившее его тем сильнее, чем безнадежнее оно было, - словом, зависть, ненависть, похоть и страх должны были быть стимулами, побудившими линкестийца снова завязать сношения с персидским двором или же, быть может, и не прерывать их; этот Нептолем, который нашел смерть под Галикарнассом в бою за персов, был его племянником; Александр послал персидскому царю устные и письменные предложения через сына Антиоха Аминту, который, эмигрировав из Македонии, при приближении македонского войска бежал из Эфеса, сперва, вероятно, в Галикарнасс и затем далее к персидскому двору, и затем в земли передней Азии явился Сизин, одно из доверенных лиц Дария, якобы для передачи приказаний Атизию, сатрапу великой Фригии, но в сущности с секретными поручениями и прежде всего начал стараться проникнуть в лагерь фессалийской конницы. Схваченный Парменионом, он открыл цель своей посылки, которую он, отведенный под стражей к царю в Фаселиду, формулировал таким образом, что он должен был обещать от имени персидского царя линкестийцу тысячу талантов и македонский престол, если тот убьет Александра.
Царь немедленно созвал своих друзей на совещание, как поступить с обвиняемым. Их мнением было, что уже ранее этого не следовало поручать такому ненадежному человеку ядро всей конницы; тем более необходимо и даже немедленно сделать его безвредным теперь, пока он не привлечет еще более на свою сторону фессалийскую конницу и не запутает ее в своих преступных замыслах. Затем к Пармениону был послан один из самых надежных офицеров, сын Кратера Амфотер, переодетый местным жителем, чтобы не быть узнанным; в сопровождении нескольких пергейцев, он неузнанный никем достиг места своего назначения; когда он передал на словах свое поручение, - так как царь не желал доверять таких опасных вещей письму, которое легко могло быть перехвачено и употреблено во зло, - линкестиец незаметно был взят и посажен под стражу, суд над ним царь продолжал откладывать еще и теперь отчасти во внимание к Антипатру, которому государственный изменник приходился зятем, а главное, чтобы не подавать повода к слухам тревожного свойства в войске и в Греции. [123]
После этой остановки Александр выступил из Фаселиды и направился в Памфилию и на важнейший пункт этой страны, Пергу. Часть войска он послал вперед длинным и трудным путем через горы, приказав фракийцам сделать его доступным для движения хотя бы только пехоты, а сам, как кажется, с конницей и частью тяжелой пехоты избрал путь вдоль берега; это было действительно рискованное предприятие, так как теперь, зимой, путь был залит водою; пришлось идти целый день вброд по воде, доходившей местами солдатам до живота; но пример и присутствие царя, не знавшего слова "невозможно", подстрекали войска упорно и весело переносить все труды; и когда, достигнув наконец цели, они оглянулись назад на пройденную ими дорогу и на покрывавший ее пенящийся прибой, это показалось им чудом, совершенным ими под предводительством своего героя-царя. Весть об этом походе, украшенная сказочными подробностями, распространилась среди эллинов: несмотря на сильный южный ветер, подогнавший воду к самым горам, говорили они, царь спустился на берег, и ветер внезапно изменился, а вода отхлынула к югу; другие утверждали даже, что он провел свое войско по морю, не замочив ног; а перипатетик Каллисфен, первый написавший историю этих походов, при которых он сам присутствовал, написал даже такую фразу, что море желало принести свое поклонение царю и пало перед ним ниц; [124] он употребил слово προσκύνηση, которым эллины называют персидский обычай падать ниц перед персидским царем. Сам царь написал в одном письме - если оно подлинно [125] - простые слова, что он приказал проложить путь через памфилийскую лестницу, как называли эти горные уступы, и прошел по ним из Фаселиды.
Таким образом, Александр со своим войском вступил в береговую полосу области Писидии, называемую Памфилией; эта приморская местность, ограничиваемая с севера горами Тавра, пролегает далее города Сиды, где горы снова подходят к самому берегу и тянутся далее к северо-востоку через Киликию, первую область по ту сторону Тавра, таким образом, что Александр, заняв Памфилию, мог назвать покорение морского берега по сю сторону Тавра оконченным. Перга, ключ к переходу во внутренние местности через лежавшие на севере и западе горы, сдалась; город Аспенд послал к царю послов, предлагая ему сдаться и в то же время прося его не ставить в города македонского гарнизона, - просьба, на которую Александр согласился под тем условием, чтобы Аспенд кроме поставки определенного числа лошадей, содержание которых и составляло платимую ими персидскому царю дань, уплатил еще пятьдесят талантов вознаграждения его солдатам. Он сам двинулся в Силу, считавшуюся основанной древними выходцами из Кимы в Эолиде; но язык этих греков - язык родины они забыли, а местного не усвоили - был весьма своеобразен. [126] Александр оставил в их городе гарнизон, который, как и весь берег Памфилийского залива, был поставлен под начальством Неарха.
После этого он двинулся в обратный путь в Пергу; взять приступом горную крепость Силлий, [127] защищавшуюся гарнизоном из туземцев и чужих наемников, ему не удалось; он поручил взять ее своему наместнику, так как он только что получил известие, что аспендяне не выдают обещанных лошадей и не желают платить пятидесяти талантов, как они обязались, но приготовились к серьезному сопротивлению. Он выступил против Аспенда и занял покинутый жителями нижний город; ни прекрасно укрепленная цитадель, куда спаслись аспендяне, ни недостаток осадных орудий не могли склонить его на уступки: он отослал послов, которых прислали к нему испуганные его присутствием горожане, желавшие сдаться на основаниях прежнего договора, назад с приказанием городу уплатить, кроме потребованных раньше лошадей и пятидесяти талантов, еще пятьдесят талантов и дать в заложники самых уважаемых граждан, подчиниться судебному решению относительно территории, в насильственном захвате которой у соседей они были обвинены, [128] повиноваться наместнику царя в этой области и платить ежегодную дань. [129] Мужеству аспендян скоро пришел конец; они подчинились.
Царь снова возвратился в Пергу, а оттуда через суровую горную страну писидов двинулся далее во Фригию. В его намерения не могло входить покорять теперь долину за долиной этот горный народ, распадавшийся на множество враждовавших между собою племен; достаточно было дать им почувствовать силу своей руки, пройдя наперекор им через их область, обеспечить за собой на долгое время открытую таким образом дорогу между памфилийским берегом и Фригией; он должен был предоставить ее своим будущим военачальникам в областях, окружавших эту горную страну.
Избранный им путь ведет от Перги к западу по прибрежной равнине к подножию гор и вступает затем в узкое ущелье, над которым господствует горная крепость Термесс [130] и в котором даже незначительный отряд может преградить путь большому войску; дорога идет кверху вдоль крутой стены, с другой стороны поднимается еще более высокая и крутая гора; а позади на находящейся между ними обоими вершине, лежит город. Обе горы царь нашел до такой степени усеянными варварами - выступил весь Термесс, - что предпочел расположиться лагерем перед проходом, убежденный, что неприятель, видя македонян отдыхающими таким образом, не будет считать опасность близкою, поставит для безопасности в проходе караул и возвратится в город. Так и вышло, главные силы удалились и на высотах виднелись только отдельные посты; царь немедленно двинул вперед легкую пехоту, [131] посты должны были отступить, высоты были заняты, войско беспрепятственно прошло через проход и расположилось перед городом. Сюда в лагерь явились послы селгов, которые, принадлежа к тому же писидийскому племени, как и термессяне, но живя с ними в постоянной вражде, заключили мир и дружбу с врагами своих врагов и не изменили ей. Взятие Термесса потребовало бы более продолжительной остановки; Александр немедленно двинулся далее.
Он двинулся против города Сагаласса, [132] который, населенный самыми воинственными из всех писидов, лежит у подножия верхней террасы писидийской горной страны и открывает доступ в возвышенную равнину Фригии, сагалассы, соединившись с термессянами, заняли лежавшие на южной стороне города высоты и преградили таким образом дорогу македонянам. Александр тотчас же построил свое войско к атаке; на правом крыле пошли в бой стрелки и агрианы, за ними следовали гипасписты и таксисы фаланги; фракийцы Ситалка образовали конец левого крыла; начальство над левым крылом он поручил линкестийцу Аминте, [133] что достаточно характерно, а сам взял правое крыло. Уже войско Александра достигло самого крутого места горы, как вдруг варвары толпами бросились на крылья наступавшего войска, с двойным успехом, так как они напали сверху на поднимавшихся в гору. Самая сильная атака выпала на долю стрелков правого крыла, их предводитель пал, и они должны были отступить; агрианы еще держались, тяжелая пехота с Александром во главе была уже близко; сильные нападения варваров разбивались о сомкнутые массы заслоненных щитами воинов, и в рукопашном бою плохо вооруженные писидийцы должны были уступить тяжелому оружию македонян; пятьсот человек осталось на месте, а остальные бежали, знание местности помогло им спастись. Александр двинулся вперед по большой дороге и взял город.
После падения Сагаласса остальные местечки Писидии были или взяты открытой силой, [134] или сдались на капитуляцию. Таким образом путь на возвышенную равнину, с которой начинается Фригия по ту сторону горы Сагаласса, был свободен. В восточной котловине этой возвышенной равнины лежит озеро Эгердир, величиною с Боденское озеро, опоясанное с юга и востока могучими горными массами; милях в восьми к востоку от него лежит несколько меньшее Асканийское озеро, милях в трех от северного конца которого тянется горный кряж, на северной стороне которого находятся истоки Меандра. В ведущих к долине Меандра проходах лежит старинный город Келены, где некогда Ксеркс, после своих поражений в Греции и на море, построил крепкую цитадель чтобы сдерживать наступательное движение эллинов со стороньг освобожденного берега; с тех пор Келены были центром фригийской сатрапии и резиденцией сатрапа.
Туда обратился Александр после взятия Сагаласса; мимо Асканийского озера он в пять переходов достиг города. [135] Он нашел крепость - сатрап Атизий бежал - в руках 1000 карийских и 100 греческих наемников; они предложили сдать город и крепость, если персидское подкрепление не явится в тот день, - они назвали его, - в который оно было им обещано. [136] Царь согласился; овладеть городом он мог только ценою значительной потери времени; а достигнув скорее Гордия и двинувшись к Тавру вместе с направленными туда другими частями своего войска, он сделает невозможной посылку городу подкреплений. Он оставил под Келенами отряд приблизительно из 1500 человек. Он поручил сатрапию Фригию Антигону, сыну Филиппа, командовавшему до сих пор контингентами союзников, а их стратегом назначил Балакра, сына Аминты.
Отдохнув десять дней под Келенами, он двинулся далее к Гордию на Сангарии, откуда через Галис и Каппадокию ведет большая дорога в Сузы.
***
По объему достигнутые Александром в этот первый год войны результаты были невелики; и государственные люди, и военные авторитеты Эллады могли с презрением пожимать плечами, видя, что1 пресловутая победа при Гранике повела только к завоеванию западного и половины южного берега Малой Азии, - завоеваниям, которые допустил умный и расчетливый Мемнон, чтобы тем временем овладеть господством над морем и островами и прервать таким образом связь Александра с Македонией.
Руководившие действиями Александра мотивы вполне ясны. Он никак не мог желать захватывать все большую и большую территорию и все глубже и глубже проникать в сердце Малой Азии, пока персидский флот еще господствовал над морем и мог породить в Элладе смуты, последствий которых предвидеть было нельзя; достаточно было того, что благодаря результатам своей первой большой битвы он совершенно отрезал персидский флот от берега и гаваней, из которых он мог вредить ему с тыла при его втором походе далее на восток.
Способ его наступления, конечно, сильно отличался от греческих традиций. Афинское войско во времена Кимона и Перикла почти ни разу не решалось проникнуть в глубь страны далее приморских городов Малой Азии; и если это сделали спартанцы в дни Фиброна и Агесилая, и Харет и Харидем с боевыми силами второго афинского морского союза, то они ведь снова ушли обратно, разграбив и сжегши несколько городов. Военные меры Александра были рассчитаны на окончательное покорение, на прочное положение вещей.
Соответствовали ли этой цели предпринятые царем политические реформы?
То, что мы слышим об этом во время первого похода, хотя и примыкает к существовавшим там ранее формам, но так, что с существенным изменением их содержания изменялось, по-видимому, и их значение. [137] Сатрапии во Фригии на Геллеспонте, в Лидии и Карий остались; но в Лидии рядом с сатрапом был назначен особый чиновник для распределения и сбора податей; в Карий сатрапию получила княгиня Ада, но над стоявшим в ней сильным войском начальствовал македонский стратег, такой же самостоятельный военачальник - конечно тоже в звании стратега - был поставлен рядом с сатрапом в Лидии. Быть может, уже здесь финансовое управление сатрапией было поставлено в непосредственную зависимость от должности казначея, которым - мы не можем более определить, впервые ли в это время - был назначен Гарпал, сын Махата. [138]
Но компетенция сатрапов была гораздо более ограничена, чем при персидском господстве: что они назначались не как властелины над своей территорией, но как должностные лица царя, видно из того обстоятельства, что до 306 года мы не имеем монет сатрапов царства Александра, тогда как в персидском царстве сатрапы пользовались правом чеканить монету уже при Дарий I, основателе административной системы Персии. [139] По-видимому, к установленному Александром порядку восходит, проводимое в одном относящемся ко времени Диадохов сочинении, такое различие между формами финансовой деятельности царя, сатрапов, городов и частных лиц, что главными звеньями в финансовой деятельности царя является монетная политика, [140] упорядочение вывоза и ввоза, заведование придворными расходами, а в деятельности сатрапов главным образом поземельная подать, затем доходы с рудников, с эмпорий, с доходов от земли и от рыночной торговли, со стад и, наконец, поголовная и ремесленная подать. [141]
Не меньшее значение имело и то, как Александр определил политическое положение национальностей. Его мыслью, как кажется, было там, где существовали теперь или прежде когда-нибудь организованные общины, предоставить им свободу во всех общинных делах. Не только греческим городам Азии была возвращена и укреплена восстановлением демократии их автономия в этом смысле; исконная федерация ликийцев, как мы должны принять, осталась тоже в полной силе, несомненно под тем условием, чтобы находившийся еще в составе персидского флота ликийский контингент из 10 военных кораблей был отозван назад. Лидийцы тоже, как говорят наши источники, "получили снова свои законы и сделались свободными". [142] Каковы бы ни были эти законы - о них мы ничего более не знаем, - во всяком случае восстановление их доказывает, что отныне в этой стране должны были господствовать не произвол и насилие завоевателей, как прежде, а законы; оно доказывает, что этот некогда храбрый, работящий и образованный народ Креза должен был быть освобожден от ига иноземного господства, под которым он пришел в упадок, и постараться снова поднять свой народный дух и единство.
От тех народов, которые - таковы "варвары" в горах Малой Фригии - не жили собственной общинной жизнью, была, если они покорялись добровольно, потребована только "дань, которую они платили доныне". [143] Не менее характерно то, что дань, которую раньше платили эфесцы персидскому царю, шла отныне в пользу храма Артемиды, тогда как Эрифры, как об этом свидетельствует одна надпись, [144] Илион, который Александр приказал восстановить в качестве города, [145] а несомненно также и другие приморские греческие города получили вместе с автономией также и свободу от податей. Города же Памфилии, бывшие уже греческими только по имени, особенно Аспенд, были обязаны платежом дани и поставлены под управление сатрапа. Галикарнасская цитадель и несколько островов продолжали еще недолгое время оставаться в руках персов; граждане Галикарнасса были расселены по тем местечкам, из которых их синойкизировали карийские династы; острова - относительно многих мы увидим, что демос на них встал за Александра - были устроены так же, как греческие города на освобожденном материке.
Что эти города не только получили свою прежнюю общинную свободу, но сделались снова свободными государствами, какими они были до Анталкидова мира, доказывают их относящиеся к этому времени монеты; они имеют не штамп царя, но автономный штамп чеканящего их города; они не следуют даже введенной Александром монетной организации, [146] но во многих случаях своей обычной. И если спустя сто лет селевкиды называют города Эолиды находящимися "с нами в союзе", то эта форма, несомненно, была создана Александром. [147]
Сам собою представляется вопрос, присоединились ли эти освобожденные и восстановленные политии островов и азиатского берега к федерации соединенных в коринфском синедрионе греческих государств? Относительно острова Тенедоса мы имеем насчет этого ясное свидетельство; [148] тот факт, что употребленное о нем выражение не повторяется о Митилене на Лесбосе и о других городах, позволяет заключить, что с ними этого не произошло. Как кажется, в интересах Александра было наиболее выгодно создать из этих освобожденных греческих городов противовес против союза тех, которые были на большей части принуждены присоединиться к Македонии силою оружия и были весьма ненадежными союзниками; кроме того, "союз эллинов в пределах Фермопил" был создан не только для войны с Персией, но в то же время и для того, чтобы поддерживать мир, право и порядок в области союза; для этой цели синедрион в Коринфе был слишком удален от островов и городов Азии и правильно посылать туда представителей было бы неудобно.
Мы имеем все основания предположить, - точных указаний насчет этого нет, - что и эти, стоявшие вне союза, греческие города Александр обязал признать себя неограниченным стратегом и оказывать ему установленное содействие в великой войне; [149] имеющиеся налицо материалы не позволяют нам решить, заключал ли он договоры в таком смысле с каждым городом отдельно или для этой цели и для поддержки внутреннего мира, как в греческом союзе, заставил их вступить в собственные аналогичные федерации, вроде эолян, ионян и т. д. [150] По крайней мере, об одном таком союзе мы имеем эпиграфическое известие, хотя и относящееся только ко времени Антигона (около 306 года); это "Κοινον των πόλεων", союз городов в области горы Иды, объединенный служением Афин Илиона, имеющий синедрион, который постановляет решения от имени городов; в надписи участвующими в этом союзе называются Гаргары у Адрамитинского залива и Лампсак на Геллеспонте. [151]
Мы видели, что Александр прилагал все свои усилия к тому, чтобы содействовать подъему этих древнегреческих городов; одаряя их так бескорыстно и так щедро, он имел право надеяться тем крепче привязать их к новому порядку вещей, который в самой Греции еще далеко не был упрочен; он имел право надеяться, что высокая благодать их нового положения, быть в царстве своего освободителя свободными политиями и городами-государствами, заставит их отвыкнуть от тех жалких выгод, которые давала им милость сильных мира сего и политика партикуляризма, и забыть о них.
Грекам, жившим в этих азиатских землях от Пропонтиды до Кипрского моря, контраст между теперешними условиями и прежними должен был представляться весьма живо; они не могли не чувствовать, что им снова возвращены свет и воздух.

[1] Такова речь Александра у Арриана (VII, 9, 6). Если она и не подлинна, то все–таки должна заключать в себе хорошие данные. Плутарх (Alex., 15) приводит другие сведения, заимствованные у Аристобула, Онесикрита и Дуриса.
[2] «C1etait comme un acheminement eloigne a la conquete de Perse, qu1il projetait deja (Mo mm sen Th. Histoire de la monnaie romaine, traduite de l1allemand par le due de Blacas// J. de Wine. Paris, 1865–1875. Vol. I. P. 69). В персидском царстве золотая валюта относилась к серебряной как 13,33: 1, тогда как в торговле золото все более и более падало в цене.
[3] Brandis, Das Μϋηζ-, Maass- und Gewichtssystem in Vorderasien, S. 250.
[4] По крайней мере, не встречаются тетрадрахмы, дидрахмы и драхмы. Из трех полу драхм берлинского кабинета, которые любезно взвесил для меня von Sallet, вес одной равнялся 2,09 г. вес двух других только 1,93 и 1,38 г; полуобол же, напротив, весил 0,32 г.
[5] Мы можем привести в пример тот факт, что Ликург в своем отчете (надпись, изданная в 1Εφημ. Αρχ., n° 3452 и КоНегом в Hermes, I, 318) говорит, что он купил более таланта золота по цене 22 драхм 54г оболов серебра за золотой статер, следовательно по курсу 1: 11,47; т. е. на 100 стратерах он выиграл почти 210 драхм. Если этот заем в 800 талантов был получен Александром серебром, прежде чем он ввел свою монетную реформу, то после нее, если мой расчет верен, он выигрывал на 800 талантах 16 800 статеров, и если он обязался платить обычные 12 процентов золотом, то на процентах он выгадывал ежегодно 2100 статеров. Названия, которые дает Арриан (VII, 23, 3) трем македонским офицерам каждого отряда при новой организации войска (δεκαδάρχης, διμοιρίτης и δεκαστάτηρος), позволяют заключить, что расчет жалованья производился статерами, следовательно золотом; и мы знаем, что уже издавна было в обычае определять размер жалованья в дариках, в статерах Кизика и т. д. Если теперь у Александра на службе было 30 000 человек с жалованьем по дарику в месяц, то он выигрывал на низком курсе золота несколько более 30 000 статеров ежегодно. Мы можем думать, что подобным же образом были заключены и контракты с поставщиками и т. д. Во всяком случае мьГ видим, что в монетной реформе возможно видеть финансовую меру.
[6] Так было поступлено с 10 000 иллирийцев из Сарнонта (Polyaen., IV, 2, 12); так была населена Колиба, Φιλίππου τους πονηρότατους ενταΰ&ζ ίδρύσαντος (Strab., VII, 320); отсюда, вероятно, происходит имя Πονηρόπολις и т. д.
[7] Существуют монеты Александра из Эдесса, Месембрии, Каллатиды, Аполлонии и Дионисополя; но в классификации Muller1a они принадлежат к IV, V и VII классам и, должно быть, выбиты или во время Лисимаха, или после него.
[8] Таково выражение договора, заключенного между Спартой и Аргосом: ται δέ αλλαι πόλιες ται έν Πελοποννάσω… αυτόνομοι και αύτοπόλιες των αυτών έχοντες и т. д. (Thucyd., V, 79). В Филиппах, как достоверно известно, наряду с золотыми монетами царя чеканились такие же монеты города (А. голова Геракла со шкурой льва, R. треножник с ΦΙΛΙΠΠΩΝ). Существуют ли также относящиеся к этому времени автономные монеты Амфиполя – остается еще неисследованным вопросом.
[9] Эти города на южном берегу Фракии, за исключением Перинфа и Селимбрии, чеканили уже монеты Филиппа. Два последних города имели монеты Александра, относящиеся уже к I и III классам. Следовательно, после смерти Филиппа и по почину Александра они стали с Македонией в отношения, отличавшиеся от отношений как Византия, так и Коринфского союза.
[10] Серебряные монеты Патрая и Авдолеонта (12,6 г) не подходят ни к дидрахмам Филиппа (14,47 г), ни к тетрадрахмам Александра (17,2 г); всего ближе они к старинным дидрахмам Фасоса (12,55–12,10 г).
[11] Фронтин (II, 5, 10) говорит об экспедиции молосского царя против иллирийцев, а в другом месте (III, 4, 5) о другой экспедиции против Лезкады; если бы первый поход был предпринят в 335 году, то оба иллирийских царя не ожидали бы нападения Македонии; еще менее оснований относить к этому году поход против Левкады.
[12] Единственное указание на связь между этими двумя предприятиями мы можем найти в том, что Тавриск, который был причиной бегства хранителя македонской казны в Мегару, отправился еще далее в Италию к молосцу Александру (Arrian., Ill, 6, 7). Слова Юстина: Simula to moerore propter Alexandri cognationem exercitui suo triduo luctum indixit (XII, 3, 1), не дают нам дальнейших указаний.
[13] Aristot., Δικαιώματα, fr. 571.
[14] У Арриана (VII, 9, 10) Александр говорит македонянам в Описе: Θεσσαλών δέ δρχοντας… (υμας) άπέφηνεν. Уже в первом классе монет Александра встречаются монеты Ламии, Фарсала и Трикки (у d. Muller1a n° 503. 527. 528). Из монет собственной Греции принадлежащие к этому классу монеты встречаются только в Халкиде и Гистиее на Эвбее (у Muller1a п 757 758). Амбракия, чеканившая прежде монеты со штампом и именем Филиппа, не чеканила монет Александра, так как в 336 году она снова сделалась автономной.
[15] Οσοι έντος Πυλών [вместо Πελοποννήσου] ησαν (Arrian., I, 1, 2 с блестящей поправкой Niebuhr1a). В то время это было, так сказать, техническим выражением, как это видно из Демосфена: ούδεις ού1τε των έξω Πυλών Ελλήνων ούτε των εισω, и т. д. (Pro coron., § 304). Уже Фукидид (II, 101) различает народы Фессалии και of μέχρι Θερμοπυλών Έλληνες.
[16] Β Vita Aristot. Marciana (в академическом издании Аристотеля, с. 157 В. 20) автор ее говорит о сочинении Аристотеля Δικαιώματα Ελληνίδων πόλεων: έξ ων Φίλλιππος τάς φιλονεικίας τών Ελλήνων διέλυσεν, ώς μεγαλο^ημον [ήσαντάπ]οτε ται είπειν «ώρισα γήν Πέλοπος». Из fr. 571 видно, что Δικοιώματα появились только позже или с дополнениями.
[17] Диодор (XVII, 48) говорит, что σύνεδροι τών Ελλήνων после битвы при Иссе послали Александру золотой венок. По словам Квинта Курция (IV, 5, 11), это постановление было сделано на Истмийских играх (в конце CXIV, 4 сл., приблизительно в июне 332 года). Важнее свидетельство Эсхина: ημερών μεν ολίγων μέλλει τά Πύθια γενέσΟασ, και τό συνέδριο τό τών Ελλήνων συλλουγεσΦαν (In Ctesiph., § 254), что не могло быть сказано о совете амфиктионов в качестве союзного суда. Можно предположить, что синедрион (ot συνεδρεύειν εΐω&ότες. Diodor., XVIII, 4) собирался также и при больших общегреческих празднествах. Мы не имеем положительных указаний на то, что он постоянно заседал в Коринфе, хотя одно место у Гиперида (Pro Euxenipp., § 32) звучит так, как будто бы они постоянно находятся вместе. Этот и другие вопросы, касающиеся устройства союза, заслуживают еще детального исследования.
[18] Павсаний проводит параллель не с этой системой, но с римским господством, когда он говорит: ού1τε γαρ Μακεδόνων οι ίσχύσαντες μέγιστον, Φίλιππος 1Αμυντου και Αλέξανδρος, τούς καύεστηκότας σφίσιν Ελλήνων ές Μακεδονίαν έβιάσαντο άπροταληναί, διδόναι δε αυτούς έν 1Αμωικτυόσιν εΐων λόγον (VII, 10, 10).
[19] Формула Αθηναίων σύμμαγοι και τών συμμάχων и ей подобные объяснены у Busolt1a, Der zweite attische Bund (Fleck. Iahrb. Suppl. VII. S. 684). На подобные же отношения между Македонией и Коринфским союзом указывает Арриан (II, 2, 2), когда он рассказывает, что персы на Тенедосе опрокидывают τάς στήλας τάς προς 1Αλεξανδρον και τούς «Ελληνας γενόμενος σφίσι. Такой же характер носят инструкции, данные Александром после победы при Гранике: 1Αλέξανδρος Φιλίππου και οί Έλληνες и т. д. (Arrian., I, 16, 7). Существенное отличие этого союза от прежних, по–видимому, заключается в том, что коринфский синедрион имеет ряд компетенций (относительно внутреннего мира и т. д.), в которых Македония не принимает участия.
[20] По Арриану (I, 11, 6 и I, 18, 4), флот Александра при переправе в Азию состоял из 150 кораблей. Неизвестно, сколько в этом числе было македонских кораблей; мы можем думать, что Византии выставил в 334 году корабли на Геллеспонте, как в 335 на Дунае; другие греческие города на фракийском берегу, вероятно, точно так же. По словам Диодора (XVII, 22), в этом флоте было 20 афинских кораблей.
[21] Видно, что каталог Диодора (XVII, 17), из которого заимствованы эти цифры, почерпал свои сведения из весьма малокомпетентного в военном отношении источника; но приведенные в тексте цифры, должно быть, правильно передают отношение не между частями войска, но между национальными элементами, из которых оно слагалось; детали вопроса были исследованы мною в особой статье в Hermes1e (XII, 266). В каталоге Диодора ошибочно названы также трибаллы и иллирийцы, о которых Арриан нигде не упоминает; только в речи Александра (Arrian., И, 7, 5) называются также и иллирийцы, что служит верным доказательством того, что эта речь заимствована не из Птолемея.
[22] Arrian., I, 11, 3. Арриан, несомненно, основывается здесь на словах Птолемея, хотя» его текст (fr. 2) дает точные цифры вместо круглых чисел. Анаксимен (fr. 15) приводит 30 000 пехотинцев и 5500 всадников, Каллисфен (fr. 33) – 40 000 пехотинцев и 4500 всадников, Аристобул (fr. 1) – около 30 000 пехотинцев и 4000 всадников и Диодор (Клитарх) – 30 000 пехотинцев и 4500 всадников. Арриан приводит точную цифру выступивших теперь в поход из Македонии воинов; из его слов не видно, находятся теперь, в полном ли составе или частью, на азиатском берегу войска, посланные два года тому назад под командой Аттала и Пармениона; число их, по Полиену, равнялось 10 000 македонян и 40 000 наемников–пехотинцев. Каллисфена можно объяснить, приняв, что эти 10 000 еще находились в Азии. Подробный расчет всего войска приводится ниже (прим. 48).
[23] Слово «фаланга» употребляется у Арриана в весьма различном смысле; оно означает: 1) боевой строй в целом (III, 12, 1; I, 28, 3), 2) совокупность пеходы за исключением ψιλοί (III, 11, 8), 3) тяжеловооруженных (ή φαλαγξ τών Οπλιτών, I, 13, 1) и 4) каждый отдельный таксис тяжеловооруженных есть фаланга (ή Περδίκκου φάλαγξ и т. д., I, 14, 2).
[24] Это видно помимо других свидетельств из Арриана (III 18, 1)
[25] В делаемом Полиеном (III, 2, 10) перечисления частей вворужения во время Филиппа недостает кольчуги; по его же словам (IV, 3, 13), тем, которые бежали, Александр приказал дать ήμιθωράκια, так что спина их оставалась незащищенной (?). Что της Μακεδόνικης φάλαγγος of κουφότατοι (Arrian., Ill, 23, 3) имели особое назначение, видно из того, что, вероятно, задние ряды были не так тяжело вооружены.
[26] Подробности относительно сариссы сообщают Kochly und Ruston, Gesch. d. gr. Kriegswesens. S. 228.
[27] Одно место у Арриана (I, 6, 1), по–видимому, позволяет нам заключить, что фаланга составлялась из рядов по восьми человек (как в греческой тактике); фаланга могла строиться в 120 рядов только при 8 человеках в ряду.
[28] Что оборона не составляла исключительного назначения фаланги, видно из штурма Фив и битвы при Пелионе.
[29] Грек Харидем описывает персидскому царю фалангу следующим образом: pedvtum. stabile agmen, vir viro, anna armis conferta sunt; ad nutum monentis intenti sequi signa, ordines servare didicere: quod imperatur omnes exaudiunt; obsistere, circumire, discurrere in cornu, mutare pugnam, non duces magis quam milites callent (Curt., Ill, 2, 13).
[30] В перечислении фаланг в битве при Гранике у Арриана (I, 14. 3) вкралась несомненная ошибка, так как фаланга Кратера названа два раза; один раз это имя должно быть зачеркнуто.
[31] Таков, по–видимому, был их официальный титул (Arrian., I, 14, 3). Таким же образом царь созывает на военный совет στρατηγούς τε και ίλάρχας και των συμμάχων τους ηγεμόνας (Arrian., II, 7, 3; ср. Ill, 9, 3). Правда, другой раз вместо этого сказано τους τε εταίρος και τους ηγεμόνας της στρατιάς και ταξίαρχος και ίλάρχας (Arrian., II, 16, 8). Численный состав таксиса мы, конечно, не должны нормировать на основании схематического расчета тактиков; он был различен, смотря по обстоятельствам.
[32] К этому заключению нас приводит то обстоятельство* что в битвах Александра тяжеловооруженные союзники и наемники никогда не упоминаются как отдельный корпус; попытку обосновать это соображение я сделал в сказанной статье в Hermese. На лохи указывает встречающееся особенно часто у Арриана (особенно характеристичным образом III, 9, 6 и II, 10, 2) выражение λοκαγός; численный состав лоха должен был равняться 512 человекам, построенным в 32 ряда, на что, по–видимому, указывают также quingenariae cohortes у Квинта Курция (V, 7,3).
[33] Herod., V, III. Так как носивший щит прикрывал им другого, то, по–видимому, значение слова развилось не из понятия «щит», а из понятия «прикрывать»; следовательно, в буквальном смысле слова гипасписты есть гвардия.
[34] О величине этого корпуса нет никаких указаний; он состоит из нескольких τόξεις, из которых два упоминаются со своими начальниками у Арриана (II, 22, 2); несколько далее (II, 22, 7) историк рассказывает о его смерти и при этом называет его хилиархом. Неизвестно, были ли также присоединены к этому корпусу греческие союзники и наемники. При походе в Индию общая численность гипаспистов определялась в 6000 человек (Arrian., V, 14, 1). Они называются οί ύπασπισταί των εταίρων (Arrian., I, 14, 2).
[35] βασιλικοί σωματοφύλακες, которых Арриан называет несколько раз (I, 6, 5; III, 17, 2 и т. д.) и которых он причисляет к гипаспистам (IV, 3, 2; IV, 30, 3), есть, несомненно, знатные юноши (ot βασιλικοί παίδες), о которых историк говорит: των πεξών πρώτους μεν τους ύπασπιστάς τους βασιλικούς… έπι δέ τούτοις τό άγημα τό βασιλικόν, έχομένους δέ τούτων τούς άλλους ύπασπιστάς (V, 13, 4). В первом из упомянутых нами мест они садятся со своими щитами на коней, а потом часть их сражается пешими. Это, как мы видим из примера Павсания при смерти Филиппа и т. д., царская σωμαιοφολακία, seminarium ducum praefectorumque (Curt., VIII, 6, 6), лейб–гвардия царя. Семь σωματοφύλακες (Arrian., VI, 28, 4), как Леоннат, Птолемей, Балакр и др., вернее было бы назвать, как они назывались позже άρχισωματοφύλακες; это не начальствующие лица известных частей войска, но как бы генерал–адъютанты царя.
[36] Остатки так называемой битвы Александра дают нам довольно наглядное представление об их вооружении. Особенно замечательна длина копий.
[37] Это, по–видимому, видно из слов Арриана (I, 24, 3), где Парменион получает των τε εταίρων ίππαρχίαν και τούς θετταλούς Ιππέας.
[38] Не следует смешивать этого Клита, по прозванию «черного», с носившим то же имя иллирийским князем (см. выше с. 340, прим. 62).
[39] Arrian., Ill, 11, 10. Если Диодор не ошибается, говоря, что армию сопровождало 1500 фессалийских всадников, то следует заметить, что во время Ясона Ферского фессалийский контингент οταν ταγεύηται θετταλια доходил до 6000 всадников (Xenoph. Hellen., VI, 19). Ту же цифру в 1500 человек дает Диодор (XVII, 17) для македонской конницы. Надо заметить, что обе эти цифры находятся на полях рукописи в виде заметки, а в тексте вместо этого оба раза стоит 1800. По словам Арриана (II, 9, 4), численность двух из этих македонских ил равнялась 300 человек, другие могли быть еще больше. На Дунае Александр имел с собою никак не меньше 1500 македонских всадников.
[40] Мы имеем теперь эпиграфический текст, указывающий на присутствие в войске Александра греческих контингентов. Найденная в беотийском Орхомене и изданная P. FoucarfoM (Bull, de corresp. hellenique, VII, p. 454) надпись гласит:
τοί ΐππεες τοΑ έν τάν Άσία[ν] σ[τρατευσάμενοι] βασιλίο]ς Αλεξάνδρου στραταγέοντος…
θε]οδωρίω Ριλαρχίοντος Διί Σωτέρι ά[νέ$εαν
Затем следует 23 имени. Следовательно, (орхоменский) контингент конницы составлял особую илу, повиновавшуюся своему местному иларху; эти 23 человека возвратились из Азии, остальные, быть может, числом столько же или еще более, не видели более своей родины. Вероятно, они, как фессалийцы и другие союзники, были весною 330 года в Экбатанах отпущены домой с богатыми дарами. Указание на другой греческий контингент Foucart нашел в одной эпиграмме греческой антологии, носящей такое заглавие: άδηλον έπι τω έν θεσπίαις βωμώ. Вот эта эпиграмма:
θέσπιαι εύρύχοροι πέμψαν ποτέ τούσδε συν οπλοις
τιμωρούς προγόνον βάρβαρον είς Άσίην οΐ1 μετ1 Αλεξάνδρου Περσών άστη καθελόντες
στήσαν 1Εριβρεμέτη δαιδάλεον τρίποδα.
Слово τούσδε указывает на приносителей, имена которых также находились нж треножнике (или алтаре), вероятно, с прибавлением их звания (лохаги феспийских гоплитов).
[41] Из одного места Арриана (III, 19, 5) видно, что фессалийские всадники служили в качестве союзников. Они находятся под начальством македонского гиппарха (первым был Калат, сын Гарпала), как и доставленные греческими государствами контингенты (ими начальствовал Филипп, сын Менелая).
[42] Может быть, мы можем заключить из слов Арриана (I, 18, 5): τούς θράκας και τών άλλον ξένον ές τετρακισχιλίους, что они не составляли контингента, но были ξένοι. Мы не имеем никаких верных указаний насчет того, были ли ξένοι или контингентами одрисские всадники с Агафоном, пеонские всадники с Аристоном и агрианы с Атталом. Но, быть может, не лишено значения то обстоятельство, что победа Харета над (пеоном) Адеем, над которой смеется комический поэт Гераклид (Athen., XII, 532), называется ή γενομένη μάχη προς τούς Φιλίππου ξένους, но здесь Адей не называется прямо пеоном.
[43] Αί τών ακοντιστών τάξεις (Arrian., I, 27, 8).
[44] Ксенофонт (Hellen., VI, 1, 9) говорит о войске Ясона, что все подвластные ему, жившие на границах Фессалии, народы были почти все аконтистами ώοτε και πελταστικώ είκος υπερέχει ν ч
[45] Τούς Άγριανας τούς άκοντιστάς (Arrian., I, 14, 1). ΎπασπισταΙ князя Лангара упоминаются у Арриана (I, 5, 2). Так как они почти постоянно пускаются в дело вместе со стрелками из лука, то, вероятно, они были вооружены легче фракийцев; быть может, у них не было щита; в войске Фразибула были πελτοφόροι τε και ψιλοί άκοντισται (Xenoph., Hellen., И, 4, 12).
[46] По Диодору (XVII, 17), в войске было 1000 агрианов и стрелков из лука. Эта цифра, вероятно, слишком низка. В походе 335 года тех и других в войске было 2000 человек, а в индийском походе of Αγριάνες of χίλιοι играли некоторую роль (Arrian., IV, 25, 6). Арриан нигде не упоминает о том, что в войске находились также и пращники, и этого нельзя заключить из одного места его сочинения (II, 7, 8).
[47] Диодор (XVII, 17) определяет численность θράκες πρόδρομοι και Παίονες в 900 человек. Один раз (Arrian., I, 13, 7) посылаются вперед как авангард τών προδρόμων καλουμένων 1ιλαι τέσσαρες. В другом месте (III, 8, 1) Арриан называет των προδρόμων τούς Παίονας. Если бы можно было верить показанию Плутарха (Alex., 16), что битва при Гранике началась переправой 13 ил через реку, то сариссофоры и пеоны вместе составляли всего 5 ил. На прекрасной дидрахме Патрая (в списке выставленных монет берлинского монетного кабинета, п 242) изображен пеонский всадник в полном вооружении, поражающий врага.
[48] В общем итоге, по расчету, подробности которого читатели найдут в моей статье в Hermes1e (XII, 266 сл.), армию Александра составляли с точки зрения национальности: 1) македоняне, разделенные по местностям на тяжелую конницу и тяжелую пехоту; 2) эллины, тоже отчасти разделявшиеся по местностям; 3) варвары, фракийцы, пеоны, агрианы, одрисы.
С точки зрения зависимости: 1) подданные царя, знатные и незнатные, которые служат одни как нечто вроде вассалов, другие как постоянные войска, а третьи как ополчение на основании всеобщей воинской повинности; 2) союзники, контингенты, выставленные союзными городами и князьями на основании заключенных договоров; 3) наемники, греческие и негреческие, обязанные служить по договору найма. Материалы, которыми мы располагаем, не позволяют нам определить, насколько фракийцы, одрисы, пеоны и агрианы являются союзниками и насколько наемниками. По родам оружия, как мы это доказали в упомянутой статье, войско распределялось следующим образом.

I. Конница
Тяжелая
Македонская конница гетайров (150–300 чел. в иле). 8 ил 1800 чел.
Фессалийская конница «« 1200 »
Греческие союзники «« 400 «
...3400
Легкая
Македонские сариссофоры πρόδρομου 8 ил 1200 чел.
Пеоны ««
Одрисские всадники «« 600
...1800
Всего ...5200 чел.

II. Инфантерия
Гоплиты
Македонские педзетайры (в каждом таксисе
около 3 лохов по 500 чел.) 6 таксисов 9000 чел
Греческие союзники 6 лохов 4000
Греческие наемники 6 лохов 6000
...19 000

Пельтасты.
Македонские гипасписты (гетайры) (5) таксисов 3000 чел
Греческие союзники (5) лохов 1000
Греческие наемники (5) лохов 1000
Фракийские аконтисты (4) таксиса 1000
….9000

Легковооруженные.
Македонские стрелки ...500
Критские стрелки ...500
Аконтисты агрианы ...1000
...2000
Всего ...30 000
Всего пехоты и конницы ...35 200

Сюда надо прибавить еще маленький отряд βασιλικοί παίδες (σωματοφύλακες), составлявший часть корпуса гипаспистов.
[49] К сожалению, наши источники совершенно молчат о тактическом устройстве конницы Александра, мы не знаем даже, шла ли она в бой построившись в три или в четыре ряда; точно так же мы не знаем, существовала ли в сражении какая–либо установленная форма колонн, которые подкрепляли бы и усиливали ее ряды.
[50] Найденная в Геркулануме бронзовая статуэтка сражающегося всадника (Mus. Borbon., Ill, tab. 43), изображающая если не Александра, то во всяком случае одного из 25 павших при Гранике гетайров (Arrian., I, 16, 5), представляет нам всадника с высоко занесенной для удара мечом правой рукой, правой ногой упирающегося сзади в круп лошади и вытянувшего левую ногу далеко вперед, – положение, если оно вообще только возможно, более подходящее для волтижера, чем для заурядного наездника.
[51] Когда Арриан (III, 9, 3; II, 6, 8) говорит о том, что вместе с другими высшими офицерами созывались гетайры и занимали первое место, или же они созывались и одни (εν τφ σ^λλόγω των εταίρων, Arrian., II, 25, 2), то он, конечно, не понимает под ними сотен гетайров, входивших в состав конницы. Арриан (I, 25, 4) говорит, что царь συναγαγών τούς φίλους предложил им на решение вопрос, и затем продолжает: και έδόκει τοις έταίροις и т. д., что и позволяет нам сомневаться, чтобы οί φίλοι было техническим названием этих гетайров в тесном смысле, как позднее при эллинистических дворах.
[52] Но должно заметить, что Пердикка, в первые годы войны являющийся стратегом фаланги, является гиппархом в индийском походе (Arrian., V, 12, 2 и т. д.); но Кен, стратег фаланги, имеет (Arrian., I, 16, 3) гиппархию кроме того.
[53] Arrian., Ill, 9 3.
[54] Мы не можем теперь определить, назначали ли греческие наемники своих низших офицеров сами, и остался ли, например, элеец Алкий, навербовавший и приведший в армию 150 злейсхих всадников (Arrian, I, 29, 4), их предводителем Следует заметить, что уже Ясон Ферский имел в числе своих наемников таких, которые получали двойное, тройное и четверное жалованье (Xenoph., Hellen., VI, 1, 6) и которые, следовательно, были офицерами этих самых наемников.
[55] Имеющиеся у нас налицо материалы не позволяют нам дать ответ на множество представляющихся здесь технических вопросов; но полезно отдать себе отчет в остающихся благодаря этому исследованию пробелах. Из битвы при Пелоне видно, что при войске находились полевые орудия. Число лошадей, которых необходимо было содержать, увеличивали не только упряжные лошади для этих машин и для телег с багажом и провиантом; по изданному Филиппом постановлению (Frontin, IV, 1, 6), каждый всадник имел право брать с собою только одного конюха; но, конечно, этот конюх был тоже верхом; один сведущий в этом деле человек заметил мне, что, если считать, как теперь, на лощадь по четыре мерки овса или ячменя в день и это было вдвойне необходимо при походе в Азию – брать с собою фураж на три дня, то вторая лошадь не могла нести на себе кроме конюха еще массы сена и 24 мерки зерна, но необходимо было иметь лошадь в поводу или вьючное животное, которое в то же время могло бы нести пожитки гетайра. Конечно, это относится одинаково к фессалийской и к македонской коннице; считая в них обеих вместе 3000 воинов, мы получаем уже 9000 лошадей; относилось ли это устройство к греческим всадникам, сариссофорам и пеонам, мы не знаем. По словам Фронтина, в том же месте каждым десяти фалангитам было разрешено иметь одного носильщика; у союзников и наемников, вероятно, было то же самое. Конечно, при главной квартире царя должна была находиться канцелярия, интендантское управление, казначейство и т. д. Между прочим упоминается, что Гарпал, один из изгнанных в 337 году друзей Александра, физически не способный к военной службе, получил в свои руки заведование казною царя, что другой из этого же кружка, митиленец Лаомедонт, Οτι δίγλωσσος ην ές τά βαρβαρικά γράμματα (Arrian., Ill, 6, 6), был назначен присматривать за пленными варварами. И, вероятно, βασιλική θεραπεία, о которой говорит Арриан (IV, 16, 6), представляла собою лазарет и т. д.
[56] По канону царей, царствование царя Арзеса кончается в течение 413 года эры Набонассара, т. е. ранее декабря месяца 336 года, а по Диодору (XVII, 6), Дарий III Кодоманн взошел на престол, около того времени (περί αυτούς τούς χρόνους), когда Александр наследовал своему отцу. Несмотря на замечание Mordtmanna1a (Zeitschr. der deutschen Morg. Ges. XIX, 1865, S. 411), в тексте удержано имя Кодоманна; хотя его называет только Юстин (X, 3, 3), но он его нашел в своих источниках; что это имя невозможно, потому что оно произведено от семитического корня (gad), а Ахеменид, конечно, не носил семитического имени – таково рассуждение Mordtmann1a – кажется мне слишком поспешным заключением.
[57] Arrian., Π, 14, 5.
[58] Это тот самый Калат, о котором мы уже упоминали, как о начальнике фессалийской конницы; конечно, этой властью он был облечен не ранее весны 334 года. Его отец не тот Гарпал, который известен своим крупным процессом в Афинах (324/323 г.), но тот, о котором упоминает Демосфен в своей речи против Аристократа (§ 149) по поводу одного события 367 года.
[59] Из Арриана (I, 17, 8) следует заключить, что ή χώρα ή Μέμνονος находилась к востоку от Даскилия и простиралась до Понта. Менее удобно принять, что он выступил из Лампсака; город принадлежал ему (Κυριεύσας Λαμψάκου [Aristot.], Occon., II, 30), что вовсе не противоречит тому, что там чеканились монеты Спифридата (ΣΠΙΘΡ на одной серебряной монете Берлинского кабинета). Ср.: Н. Droysen в von Sallets Numism. Zeitung, II, S. о1Ъ.
[60] Polyaen, V, 44, где Χάλκας δ Μακεδών, без сомнения, есть Калат.
[61] Имея в виду македонскую дисциплину, немыслимо предположить, что Парменион и Калат могли переправиться обратно через Геллеспонт без приказания, тем более, что вскоре после этого (334 г.) и тот и другой получают высшее военное назначение.
[62] Так говорит Арриан (I, 14, 4). Диодор (XVII, 19) дает 10 000 всадников и 100 000 пехотинцев, а Юстин (XI, 6, 11) даже 600 000 человек. Упоминаемый Аррианом (I, 13, 10) σύλλογος, в сравнении с подобными συλλόγοις в Зариаспе (IV, 1, 5; IV, 7, 3) и в Экбатанах (IV, 7, 3), показывает нам, что в ополчение призваны магнаты, имевшие должности и лены в Малой Азии, со своими войсками.
[63] Заслуживают внимания только те имена и титулы, которые упоминаются у Арриана. Он называет их официальным титулом только Арсита и Опифридата (I, 12, 8), Мифробузана (I, 16, 3) и Атизия (I, 25, 3 и П, 11, 8). В числе собравшихся при Зелее находились также ближайшие родственники царского дома: Митридат (Митрадат?) Ь Δαρείου γαμβρός, вероятно, тот самый, от которого происходили позднейшие пснтийские цари; затем Фарнак, браг супруги царя, наконец Арбупал, отец которого, Дарий, был сыном Артаксеркса П. Диодор часто путает титулы и имена. О septem satrapae в Itin. Alex. с. 19 мы будем говорить в приложении относительно источников.
[64] άμα τφ rpi άρχομένω (Arrian., I, 11, 3); следовательно, по обыкновенному греческому счету, в марте.
[65] Близость этого сильного флота, вероятно, побудила остров Тенедос принять сторону Александра и эллинов (Arrian., И, 2, 2).
[66] Певкест, сын Александра, из Миезы, был 6 την Ιεράν ασπίδα φέρων ήν έκ του νεώ της Αθηνάς της Ίλιάδος λαβών άμα ου είχεν Αλέξανδρος και προ αυτού έφέρετο έν ταις μάχαις (Arrian., VI, 9, 3).
[67] Strab., XIII, 593. С. I. Graec, II, n° 3595.
[68] Полиен во второй серии своих заметок (IV, 3, 15) рассказывает, что Александр, чтобы возбудить в персах подозрение против Мемнона, приказал фуражерам пощадить его владения (τών τοή Μέμνονος χωρίων).
[69] Павсаний (VI, 18, 2) рассказывает, что Александр поклялся сделать противоположное тому, о чем будут просить послы Лампсака; после этого ритор убедительно советовал ему покарать отложившийся город. Ист всяком случае недурной анекдот.
[70] Поле битвы точно определено планом, снятым на месте Н. KieperfoM в 1842 году. Оно находится как раз ниже того места, где ведущая от Геллеспонта в Бруссу дорога пересекает Бига–чай (Граник); прежнее ложе реки, сделавшееся теперь болотом (Egbe–ro), и примыкает с запада к возвышенности, тянущейся километров на шесть в северо–восточном направлении и спускающейся к прежнему ложу реки обрывом в 10–13 м высоты.
[71] Рассказ Плутарха (Alex., 16) о том, что Александр, зная, что македонские цари имели обыкновение не давать битвы (έξάγειν την στρατιάν) в течение месяца Десия, устранил эту трудность, назвав его вторым Артемисием, не может помочь нам точно определить время сражения. Никто другой не говорит о том, что Артемисий был вставным месяцем в Македонии, а отождествление афинского Фаргелиона (май) с македонским Десием может быть принято только с большою осторожностью.
[72] Диодор (XVII, 19) дает следующие указания насчет построения: он называет на правом крыле 1000 мидийских всадников, 2000 всадников Реомифра и 2000 бактров.
[73] Конечно, это был таксис гипаспистов; Арриан (I, 22, 4) называет два таких таксиса, из которых один находился под командой хилиарха Адея.
[74] Это ила Сократа, который находился налицо, как это видно из Арриана (I, 15, 1). Если, несмотря на присутствие иларха, этой илой командует Птолемей, то мы должны признать в нем соматофилака, встречающегося у Арриана (I, 22, 4), и этот факт характеристичен для определения положения семи соматофилаков.
[75] προεμβάλλει είς τον ποταμόν (Arrian., I, 14, 6). Александр сам переправляется вброд: έμβαίνει ές τον πβρον λοξήν άεί παρατείνουν την τάξιν ΐ παρεΐλκε τό ρεύμα. Полиен (IV, 3, 6) называет этот маневр Александра обходом крыла (ύπερεκέρασεν), что достаточно характеризует тот источник, которым он пользовался во второй серии своих сообщений.
[76] Мы видим из Арриана, что Александр находился во «1. плаве этого отряда (I, 15, 6).
[77] По словам Плутарха (Alex., 16), эти греческие наемники желали сдаться на капитуляцию. Весь вопрос в том, каких условий они потребовали; если они потребовали свободного пропуска к персидскому царю, то, уничтожая их, Александр делал то, что должен был сделать. Страннее то, что эти 20 000 греков в этой отчаянной борьбе не могли сделать ничего более, как позволить изрубить себя в куски. Плутарх говорит, что битва с этими наемниками была причиной главных потерь Александра; те 25 всадников пали έν τη πρώτη έσβολη
[78] Урон, понесенный в ночном бою при Галикарнассе, равнялся 16 убитым и приблизительно 300 раненым (1: 18V2); эта цифра так велика потому, что в темноте воины не могли прикрываться как следует. Если для сражения днем мы примем отношение равным только 1: 8. то в иле Аполлонии почти все должны были быть ранены.
[79] τών τε κατά την χώραν άτέλειαν έδωκε και 8σας άλλας t τω σώματι λειτουργίαι f) κατά τας κτήσεις έκαστων είς φοραΐ (Arrian., I, 16, 4; ср. VII, 10, 4), – cognatisque eorum immunitates dedit (Iustin, XI, 6, 13).
[80] Σάρδεις τό πρόσχημα της έπι Οαλάσση τών βαρβάρων ηγεμονίας (Plut., Alex., 17).
[81] Арриан (I, 17, 5) рассказывает об этом чуде так, что можно было бы думать, что он заимствовал его у Птолемея; обыкновенно источником таких чудес и знамений является Аристобул.
[82] Арриан (I, 17, 8) говорит положительно: έπί την χώραν την Μέμνονος. Не видно, подразумевается ли здесь область у Асканского озера или какая–нибудь другая. Жившие в этом углу Малой Азии вифинские племена были независимы вместе со своим предводителем Бантом, сыном Дидаиса (Memnon ар. Phot. cod. 20, 2).
[83] Мы имеем подробности относительно тирании Агониппа в Эресе в любопытных эпиграфических документах у Conze, Reise auf der Insel Lesbos, S. 35 ff; и S. 29 (С. I. Graec, II, тг 2166 b. Add. S. 1023). Из них мы узнаем, что тиран, πόλεμον έξαράμενος προς 1Αλέξανδρον και τους «Ελλανας, выгнал из города граждан, запер в цитадели их жен и дочерей, собрал 3200 статеров золота и т. д. и τό τελευταίο ν άφικομενος προς 1Αλέξανδρον κατεψεύδετο και διέβαλλε τοις πολίταις. Не видно, каким образом царь вмешался в это дело. Следует заметить, что Эригий и Лаомедонт были из Митилены.
[84] Polyaen, VII, 27, 2.
[85] Так как Арриан (I, 17, 9) говорит, что этот Аминта бежал из Македонии, то это не может быть тот Аминта, который в 336 году был послан вперед в Азию с Парменионом и Атталом (Iustin, IX, 5, 9).
[86] Как ни заманчиво предположение, что «политика храма» шла рука об руку с олигархами и стала на сторону Персии, но предание об этом молчит; что она не была просто антимакедонскою, видно из находившейся в храме статуи царя Филиппа (Arrian., I, 17, 11), которую опрокинула только победившая с помощью Мемнона олигархия; эта олигархия, а не демос разграбила сокровищницу храма (Arrian., ibid.).
[87] Анекдот об обещании Александра эфесцам окончить постройку их храма, если ему будет разрешено вырезать свое имя на фризе здания, относится к более позднему времени, как показывает анахронизм в ответе одного эфесца: богу не подобает посвящать храм богине. Если бы этот рассказ не сообщался уже Артемидором (ар. Strab., XIV, 641), его можно было бы счесть за выдумку школ декламации; это сообщение не делается более достоверным вследствие утверждения какого–то эфесца, жившего во воемя войны с Митридатом, а его другое сообщение относительно этого предложения царя τους δε 1Εφεσίους μη έ^ελησαι, πολύ μάλλον ουκ άν έ&ελήσαντας έξ Ιεροσυλίας και άποστερήσεως φιλοδοξεΐν никак не может быть понято так, что одна партия коротко и резко отклонила предложение Александра, назвав предполагавшееся им посвящение гиеросилией, а другая партия облекла свой отказ приведенной вежливой формой.
[88] Отправка его и Алкимаха, причем каждый из них, по Арриану, имел 2500 πεζοί τών ξένων και Μακεδόνες παραπλήσιοι и 200 Ιππείς τών εταίρων, ясно показывает, что распределение по фалангам в таких экспедициях не соблюдалось.
[89] Cod. Flor. имеет Άντίμαχον, другие Codd. 1Αλκίμαλον, Cod. Paris, которым пользовался С. Muller, 1Αλκίμαχον. Это тот самый Алкимах, почетное постановление относительно которого издано в С. I. Attic, II, п° 123.
[90] Об изгнании тиранов из обоих лесбосских городов упоминает [Demosth.] De foed. Alex., § 7; о занятии гарнизоном Митилены говорит Арриан (И, 1, 3); по–видимому, удержался только Аристоник в Мефимне (Arrian., Ill, 2, 4), которого Полиен [91] Plin., XXX, 5, 10. Aelian, Var. Hist., И, 2. XII, 34. Эллиан путает здесь многое. Рассказ о нагой Панкасте, на основании слов Плутарха (Alex., 21), кажется прелестной и составленной для вящего прославления Александра сказкой.
[92] К этому времени относится посвящение к постройке или реставрации храма в Приене, о котором говорит надпись в С. I. Graec, II, п° 2904 (Le Bas, III, 1, n° 187): Βασιλεύς Αλέξανδρος | άνέΟηκε τον ναόν | Άθηναη Πολιάδι. Но βασιλεύς, по–видимому, указывает на то, что посвящение состоялось позже, под конец его царствования.
[93] άλσος καθιερωμένος 1Αλεξάνδρω τω Φιλίππου και άγων υπό του κοινού των Ιώνων Αλεξάνδρεια καταγγέλλεται συντελούμενος ενταύθα ([Strab., XIV, 644). Впрочем, это не была наверное гора Мима, которую желал прорыть Александр, как говорит Павсаний (И, 1, 5).
[94] Так как две колонны, находившиеся под командой Пармениона и Алкимаха, насчитывали в себе 10 000 пехотинцев и 400 всадников, а фессалийские и греческие всадники и союзные контингенты пехоты (несомненно, более 6000 пехотинцев и 1200 всадников) были отправлены с Халатом в Вифинию, то Александр имел при себе никак не более 13 000–14 000 пехотинцев и около 3000 всадников. По пути из Эфеса в Милет к нему присоединился Парменион со своею колонной.
[95] Gell., И, 9.
[96] Arrian., I, 18, 6.
[97] Диодор говорит, что некоторые писатели видели в распущении флота стратегическое средство, употребленное царем, чтобы принудить македонян к храбрости, сделав им возвращение невозможным. Такое средство делало бы весьма мало чести стратегическому таланту царя и мужеству его войска.
[98] Theopomp. fr. III. ар. Phot. cod. 176. Isocrat, Panegyr., § 162. Исократ называет его Καρίας έπίσταΟμοζ*. по словам надписи в С I. Grac, II, п° 2691 с, его сын Мавсол был «сатрапом» (έξαιΟραπεύοντος) в Карий.
[99] Это видно из [Aristot..] Oecon., И, 15. Если около 380 года Исократ пишет: Λυκίας δ1 ούδ1 εΤς πώποτε Περσών έκράτησεν, то Ликия могла быть поручена жадному «сатрапу» Карий, чтобы приучить эту упрямую область к повиновению. Сообщенная G. Hirschfeld1oM (Monatsberichte der Berl. Акад., 1874. S. 716), к сожалению, весьма отрывочная надпись, очевидно представляющая собою договор между Мавсолом и Фаселидой, относится к этой эпохе.
[100] Известно, что во время союзнической войны карийские династы имели свои гарнизоны в Родосе, Косе и, Xuocev и еще в речи о мире (346 г.) Демосфен говорит τον καρα έωμεν τάς νήσους καταλαμβάνειν Χίον και Κών και Τοδον. Они хотели наложить также руку и на Милет, как это видно из Полнена (VI, 8); наверное неизвестно, следует ли относить милетские монеты с ЕКА и МА к Гекатомну и Мавсолу (Waddington, Mel. de Numism., S. 14).
[101] ΠΙΞΩΔΑΡΟΥ (Ω, а не О, как пишет Pinder, Die ant. Munzen des Berl. Museums, 1851, n° 350. 351); указания относительно его золотых монет дает Brandis, Munzwesen Vorderasiens, S. 475. Фарнабаз Фригийский тоже чеканил золотую монету.
[102] ΟΘΟΝΤΟΠΑΤΟ (Mionnet, III. 400, s. VI, t. 7. 5), а не Όροντοβάτης, как пишет Арриан (I, 23, 1 и 8). О ряде карийских династов см. Strab., XIII, 657. Время царствования отдельных династов не может быть вполне точно определено.
[103] Arrian., I, 23, 8 ср. Strab., XIII, 657.
[104] Του τε ναυτικού παντός ήγεμών μαι της παραλίου ξυμπάσης (Arrian., И, 1, 1). Вторым после него является Автофрадат, не тот, который тридцать лет тому назад защищал дело персидского царя (нося звание карана?) против возмутившихся сатрапов, а тот, который недавно выступал против Эфеса.
[105] AV τε τριήρεις у Арриана (I, 20, 3) указывают, по–видимому, что флот был двинут к Галикарнассу.
[106] Ajj–ian^ 5? 7. Теперь Wi не в состоянии определить положение этих двух последних местностей.
[107] См. выше с. 97.
[108] Он взял с собою илы конницы, гипаспистов и три таксиса Аминты, Пердикки и Мелеагра.
[109] Земляные работы при осаде и сооружение машин с уверенностью позволяют заключить о том, что в армии Александра была представлена и техническая часть, хотя мы и должны принять, что работы, которые предписывались и были руководимы инженерами, исполнялись самими сражающимися. Никаких подробностей относительно этого наши источники не дают.
[110] Об этом характеристическом событии рассказывает Арриан (I, 21).
[111] Diodor, XVII, 26. Диодор передает множество подробностей об этих битвах на Галикар–нессе, но мало достоверных и иногда спутанных. Так Неоптолем погибает у него как македонский стратег. Пусть эта часть его рассказа заимствована у Клитарха или Каллисфена, во всяком случае ясно видно, что ее автор хотел польстить афинянам. Может быть, и верно, что старые македонские солдаты должны были ободрять молодых, но ветеран Афаррий, несколько раз являющийся и у Курция, есть, очевидно, miles gloriosus, – фигура, необходимая для художественной историографии. Это, должно быть, Фаррий, который, по словам [Plut..] De glor. Alex., II, 7, потерял глаз при осаде Перинфа.
[112] Это Салмакида (Arrian., I, 23, 3), отличная от акрополя внутри города, как то видно на плане у Newton1a (History of discoveries at Halicarnassus, 1862).
[113] Сообщение Плиния (V, 29, § 107 ed. Detlefsen) о том, что Александр подарил городу Галикарнассу шесть городов и в числе их Педас, относится к позднейшему времени.
[114] Так как Арриан не прибавляет имени отца, то не видно, кто этот Птолемей; быть может, это тот, который начальствовал над фалангой при Иссе (Arrian., Η, 8, 4).
[115] Diodor, XVII, 27.; ч|
[116] Arrian, 1, 24, 3. Так как фессалийская конница и греческие контингенты остались у сатрапа Калата и об их движении к Галикарнассу не сообщается, то, вероятно, Парменион присоединил их к себе только на своем пути в Сарды. О том, что Калат был отражен вифинским князем Бантом, говорит Мемнон (fr. 20 ар. С. Muller, Fr. Hist. Graec, III, 537), где, правда, Калат неверно назван стратегом.
[117] Само собою разумеется, что, как это видно из Арриана (I, 28, 4), царь имел с собою в походе и всадников. Но какой это был отряд, не видно; быть может, несколько ил сариссофоров или одрисы. Так как греческие союзники были поручены Пармениону, 3000 наемников осталось в Карий, и как среди солдат, получивших отпуск, несомненно находилось много фалангитов, то пошедшие с Александром фаланги должны были быть весьма не в полном составе.
[118] έν άκμή ήδη του χειμώνος (Arrian., I, 24, 5). Местность Милиада, говорит Страбон, простирается до Сагаласса и Апамеи, начинаясь от проходов выше Термесса и лежащей за ними страны, идущей по Изинде и доходящей до Тавра.
[119] Suidas, s. v. (Westermann, Biogr., 147); его сыном, носившим то же имя, была сочинена похвальная речь Александру Эпирскому.
[120] Σατραπεύειν Λυκίας καί της έχομένης Λυκίας χώρας έστε έπί Ταυρον το δρος (Arrian., Ill, 6, 6). Следовательно, он назначил его не ликиархом.
[121] Strab., XIV, 664. Название стратегов отдельных городов дает Дион Кассий (XLVII, 34). В надписях (С. I. Graec, III, n° 4270. 4303 h. и др.) называется ή βουλή καί δ δήμος отдельных городов. Звание ликиарха встречается у Страбона и в надписях римского времени (С. I. Graec, III, n° 4198. 4247). Феопомп (fr. 111)» называет «царя» Перикла, а эпиграмма на победу сына Гарпага (ок. 100 ол.) говорит о συγγενέσι της βασιλείας (С. I. Graec, III, n° 4269), которым победитель уделил часть добычи.
[122] Plut., Alex., 17.
[123] Arrian., I, 25. Diodor, XVII, 32 и 80. Curt., VII, 1, и т. д.
[124] Калисфен (fr. 25) употребляет техническое выражение для этой персидской манеры воздавать почести: Ινα έν τω ύποκορτουσΟαί πως δοκή προσκυνειν.
[125] έν ταις έπιστολαις… ο δοποιήσαί φησι τήν λεγομένην Κλίμακα καί διελθειν δρμήσας έκ
Φασηλίδος(Ρηπ, Alex. 17).
[126] Так говорит Арриан (I, 27, 4). Древние монеты Сиды имеют буквы, в которых находят сходство с буквами Пальмиры (de Luynes, Num. des satrapes, S. 23; дальнейшую литературу приводит Imhoof–Blumer в von Sallets Num Zeitschrift, III, S. 330).
[127] По Арриану, эта крепость находилась между Аспендом и Сидой. В описании Страбона πόλις υψηλός ώς τοις έκ Πέργης έποπτος (XIV, 667) G. Hirschfeld (Monastsber. der. Berl. Akad., 1874, 724) узнал скалистую крепость Силлий и дополнил недостающее у Страбона имя. Диалект этого города мы имеем в надписи из Силлия, сообщенной Hirschfeld1ом в новой копии, в надписях на древнейших монетах ΣΕΛΥΝΙΥΣ вместо Силлия, ΕΠΤΕΔΙΙΥΣ вместо Аспенда, ΠΡΕΠΑΣ вместо Перги (I. Priedlander в von Sallets Num–Zeitschrift, IV, s. 298 ff.).
[128] Из Полибия (V, 73) можно было бы заключить, что этими обиженными соседями были жители Сиды.
[129] φόρους αποφέρει ν οσα έτη Μακεδόσι (Arrian., I, 27, 4).
[130] Термесс или Телмисс επικείμενη τοις στενοις δι1 ων ύπέρβασίς έστιν είς τήν Μιλυάδα (Strab., XIV, 666). Ср. приводимые ниже (т. И, кн. 1, гл. 4) подробности по поводу событий 319 года.
[131] Он взял для этого стрелков, τάς τών ακοντιστών τάξεις, τών οπλιτών δέο κουφότεροι (Arrian., I, 27, 8).
[132] Leake (Asia minor, 150) не ошибся, узнав этот город в местоположении Аглазона (Aghlasun у Kiepert1a на его карте в двух листах).
[133] Аминта командовал обыкновенно илами сариссофоров; всадники не шли в бой вместе с пехотой как ουκ ωφέλιμοι έν τη δυσχωρία (Arrian., I, 28, 4).
[134] Диодор (XVII, 28) упоминает об одном относящемся сюда предприятии против мармаров; но весьма обстоятельно сообщаемые Диодором детали не подходят ни к одному делу в течение этой зимы, о которых упоминает Арриан.
[135] О постройке Ксеркса упоминает Ксенофонт (Anab., I, 2, 9); соленое Асканское озеро есть Генджели–Гёль, часто посещавшееся в последнее время. Келены (Апамея Кивот) лежит в 14 милях от Сагаласса; войско, следовательно, проходило около трех миль в день.
[136] Квинт Курций (III, 1, 8) говорит о сроке в 60 дней, который сам по себе вполне правдоподобен. К сожалению, наши источники не дают никаких указаний насчет времени, потребовавшегося на переход от Галикарнасса до Гордия, и не говорят даже о снегах и непогодах в горах Писидии.
[137] Надписи подтверждают, что имя «сатрап» было удержано официально, как это прежде заключали из словоупотребления писателей; в надписи из Милассы мы читаем: βασιλεύοντος Φιλίπ[που… Άσάνδρου?] σατραπεύοντος (С. I. Graec, II, n° 2692), а ниже мы приведем иероглифический декрет египетских жрецов от 310 года, в котором Птолемей, говорящий в первом лице, называет себя сатрапом.
[138] Αρπαλον έπι των χρημάτων κατέστησεν (Arrian., Ill, 6, 6).
[139] Herod., IV, 166.
[140] τούτων τό κράτιστον τό περί νόμισμα, λέγω ποιον και πότε τίμιον ή εϋωνον ποιητέον… о вывозе и ввозе: πότε και τίνα παρά των σατραπών έν τ^ ταγή έκλαβόντι αύτω λυσιτελήσει διατί&χτ&αι ((Aristot..) Oecon., И, 1).
[141] έ1ξ ειδη των προσόδων άπό της γης, άπό των έν τη χώρα Ιδίων γενομένων, άπό εμπορίων, άπό τελών, άπό βοσκημάτων, άπό των άλλων Дальнейший текст объясняет эти шесть отделов и на основании этого сделаны сообщения в нашем тексте, которые должны быть приблизительно верны; конечно, частности остаются сомнительными.
[142] Σαρδιανούς και τούς άλλους Λυδούς τοις νόμοις τε τοις πάλαι Λυδών χρήσφαι έ1δωκε και ελευθέρους είναι άφήκεν (Arrian., I, 17, 4). Тот факт, что Никий был назначен епимелетом των φόρων της συντάξεως τε και άποφορας, показывает, что свобода лидян не исключала обязанности платить дань.
[143] Arrian., I, 17, 1. Это те же самые места, в которых Антиох, как кажется, третий, желая сделать царский подарок одному из своих приближенных, подарил ему 2000 плефров άπό της βασιλικής χώρας и постановил, что βασιλικοί λαοι этой области могут жить в крепости Петре ασφαλείας ένεκε (надпись у Schliemenn1a, Trojanische Alterthumer, s. 204). По–видимому, землю царя составляет то, что не принадлежит городам или династам, – или гиппархам и сатрапам, можем мы прибавить относительно времени персидского владычества.
[144] διότε έπι τε Αλεξάνδρου καΐ Άντιγόγου αυτόνομος ην και αφορολόγητος ή πόλις ύμων… (надпись из Эрж}эр, изданная в Monatsberichte der Berl. Akad., 1875, S. 554).
[145] Προσαγορευσαι πόλιν… έλευθέραν τε κρίναι και δφορον (Strab., XIII, 593). Наличные материалы не позволяют нам провести ясного различия между понятиями ελεύθερος, αυτόνομος, αφορολόγητος и т. д. в их государственно–правовом значении. Перечисление мест, где они встречаются, завело бы нас слишком далеко; мы должны представлять себе разнообразие их условий жизни не менее пестрым и фактически таким же, как во время первого афинского морского союза и спартанской симмахии, где кроме этого были еще понятия υπήκοος и αύτόπολις.
[146] Таковы найденные в Сайде в 1863 году золотые монеты Родоса, Киоса и Пергама (Waddington в Reme Numism., 1865, S. 8, 11, 13); таковы далее принадлежащие к этому времени серебряные монеты Халкедона, Эфеса и Родоса; особенно характеристичен Эфес, так как существуют монеты с пчелой Эфеса и надписью ΑΡΣΕ, следовательно, от того времени, когда город по имени супруги Лисимаха назывался Арсиноей, и вес этих монет не равен весу драхм Александра (4,10 г-4,25 г), но равен 4,93 г-5,59 г.
[147] Надпись из Илиона у Schliemann1a, Trojanische Alterthumer, S. 204.
[148] Когда осенью 334 года персидские адмиралы явились на Тенедос, κελεύουσι τάς στήλας τάς προς 1Αλέξανδρον και τούς °Ελληνας γενόμενος σφίσι, ταύτας μέν καΟελειν, προς Δαρειον δέ άγειν την είρήνην ήν έπι Άνταλκίδου Δαρείω συνέΟεντο (Arrian., II, 2, 2). В Милитене они требуют τούς μέν ξένους τούς παρ1 Αλεξάνδρου σφίσι κατά συμμαχίαν ήκοντας άπελΟειν, Μιτυληναίους δέ καθελειν μέν τάς προς 1Αλέξανδρον σφισι γενόμενος στήλας συμμάχους δέ είναι Δορείου κατά την είρήνην την έπ1 Άνταλκίδου γενομένην προς βασιλέα Δαρειον (Arrian., И, 1, 4) Демосфен ((Dem..) Defoe[149] Один эпиграфический текст (С. I. Graec, И, п° 2166. Add. р. 1024), более полная копия которого помещена теперь в Μουσειον και βιβλιοθήκη της ευαγγελικής σχολής (Смирна, 1876, с. 128) сообщает нам, что в 321 году Антипатром именем царя была потребована είσφορά от Насоса (Гекатоннис) и от других городов для войны против Пердикки, а островитяне были освобождены от нее, что Кассандр точно так же для войны на Кипре потребовал είδφοράς και μεγάλος δαπανάς, но облегчил их для Насоса благодаря заступничеству Ферсиппа.
[150] Указание в тексте основывается на том обстоятельстве, что мы имеем серебряные и медные монеты этого и ближайшего времени, с изображением на лицевой стороне головы Паллады, как на статерах Александра, а на задней молнию с надписью ΑΙΟΛΕ. Вряд ли уместно относить сюда же часто встречающийся на карийских монетах двойной топор. За возобновление или возобновленное значение союза ионийских городов говорит то, что Смирна, восстановленная Александром и Антигоном, по словам Витрувия (IV, 1), снова была принята в лигу. Наконец, мы имеем теперь две надписи, подтверждающие, что κοινόν ионийских городов существовал. В одной из этих надписей, весьма пространном документе, заключающем в себе предписание царя Антигона (следовательно, между 306–301 годами) относительно синойкизма Лебедоса и Теоса, определяется, между прочим, порядок посылки представителей на празднуемый ими сообща праздник Панионий (Le Bas–Waddington, II, η6 86). Другая надпись (Archaol. Zeitung, 1872, s. 188) найдена в Смирне, и начало ее гласит: έδοξεν 1Ιωνον τω κοινφ των τρισκαίδεκα πόλεων, επειδή Ίππόστρατυς Ίπποδάμου Μιλήσιος φίλος ών του βασιλέως Λυσιμάκου καί στρατηγός έπί τών πόλεων τών Ίάδον κατασταθείς и т. д. Этот текст совершенно объясняет нам свидетельство Страбона, что на Истме между Теосом и Эрифрами Александру была посвящена роща και αγών από του κοινού του Ιώνων Αλεξάνδρεια κατανγιλλεται συντελούμενος ένταΰΰα (Strab., XIV, 644). ^Надпись Илиона (Гессарлык), изданная G. Hirschfeld1oM в Archaol. Zeitung. N. F. VII,
[151] . В нем заключается шесть γνώμη τών συνέδρων и, как прибавка, предложение лампсакенца Симала в честь Малусия из Гиргары, в первой γνώμη Антигон еще называется без царского титула, во второй он уже носит его. Малусий удостаивается почетного постановления, ό1τι άνήρ αγαθός έστιν πε[ρί τό] ιερόν της ΆΟηνας καί τήν πανήγυριν και τό κοινόν τών πόλεων (с. 31. 55) и потому, что между прочим он ссудил деньги без процентов άποστελλόντων συνέδρων πρέσβεις είς τον βασιλέα ύ[πέρ] της ελευθέριος καί αυτονομίας τών πόλεων τών κοινονουσώ[ν του] ίεροΰ καί της πανηγύρεως. Эта надпись объясняет встречающиеся в других надписях формулы: Ίλιεις καί αί] πόλεις aft κ]οινωνούσ[αι της Ουσίας κτλ. (С. I. Graec, И, n° 3602), – σίνεδροι (С. I. Graec, II, nb 3601, s. 2, 9, 16), – ή τε πόλις καί αί λοιπαί πόλεις (С. I. Graec, II, n° 3595, 40).

Глава Вторая

Приготовления Персии к войне. - Персидский флот под начальством Мемнона и греки. - Переход Александра через Тавр. - Занятие Киликии. - Битва при Иссе. - Манифест. - Движение в Греции. - Осада Тира. - Взятие Газы. - Занятие Египта

В Персии весть о битве при Гранике была принята скорее с неудовольствием, чем с тревогой. Истинное значение предпринятого похода и опасность, которой он грозил государству, остались непонятыми, и успехи Александра объяснялись случайным счастием безумного смельчака, которым он был обязан облегчившим эти успехи ошибкам; если избегать последних, то все дальнейшие опасности исчезнут сами собою, и счастью македонян наступит конец. Главною причиною несчастия при Гранике признавался недостаток единства и плана в командовании войском; следовало бы, как в этом признавались себе теперь персы, последовать совету Мемнона, и с самого начала вверить ему предводительство над войском. Поэтому теперь ему была вверена полная и неограниченная власть над сухопутными и морскими силами передних сатрапий Персии.
Действительно, в этом греке, по-видимому, нашелся опасный противник для македонского царя; его талант и энергия выразились уже в упорной защите Галикарнасса; затем, вытесненный с берега за исключением немногих пунктов, он составил план воспользоваться распущением македонского флота, отрезать Александра от Европы, перенести войну в Элладу и, соединясь там с многочисленными врагами Македонии, уничтожить силу Александра в самом ее корне. Он имел сильный флот, состоявший из финикийских и кипрских кораблей, при нем находилось также десять ликийских кораблей, десять кораблей с Родоса и три из Малла и Сол в Киликии; приморская цитадель Галикарнасса была еще в его руках; аттические клерухи, занимавшие Самос, держали его сторону так же, как и Родос, Кос и все Спорады; олигархи и тираны на Хиосе и Лесбосе ждали только его помощи, чтобы положить конец демократии и союзу с Македонией; патриоты в Элладе ждали от него восстановления греческой свободы.
С галикарнасского рейда Мемнон с флотом двинулся в Хиос; ему удалось завладеть этим островом благодаря измене имевших здесь прежде правительственную власть олигархов с Аполлонидом во главе; он снова восстановил олигархию, что гарантировало ему обладание островом. [1] Он поплыл в Лесбос, куда с наемниками и кораблями прибыл из Сигея Харет, чтобы изгнать из Мефимны тирана Аристоника, тот самый афинянин Харет, который с такой преданностью приветствовал Александра при его высадке в Сигее; он обратился к Мемнону с требованием не мешать ему в его предприятии. Но Мемнон явился в качестве "друга и ксеноса отца" тирана и без труда прогнал бывшего аттического стратега. [2] Другие города острова уже сдались ему, но самый значительный из них, Митилена, верный своему союзу с Александром и уверенный в македонском гарнизоне, находившемся в его стенах, отверг его требования. Мемнон осадил его и начал сильно теснить; отрезанный со стороны суши валом и пятью лагерями и лишенный всякой надежды на помощь благодаря флоту, заградившему гавань, и другому, наблюдавшему над сообщением с Элладой, город был доведен до крайности. Уже с других островов начали являться послы к Мемнону; державшие сторону Македонии города Эвбеи готовились к его скорому появлению; спартанцы были готовы подняться. В это врем, Мемнон заболел и, едва успев передать, впредь до дальнейшего решения· персидского царя, свою власть своему племяннику Фарнабазу, сыну Артабаза, был унесен могилой, слишком рано, если не для своей славы, то для надежд Дария.
Получив весть о смерти Мемнона, Дарий, как рассказывают, созвал военный совет, не зная, послать ли ему навстречу быстро подвигавшемуся вперед противнику ближайших сатрапов или встретить его самому во главе государственного ополчения. [3] Персы советовали ему вести на бой уже собравшееся государственное ополчение самому; на глазах царя царей войско сумеет победить, и достаточно одной битвы, чтобы уничтожить Александра. Но афинянин Харидем, был тем более приятен персидскому царю, что бежал от Александра, не без согласия Дария советовал быть осторожными, не- ставить все на одну карту, не жертвовать самой Азией при входе в Азию, и приберечь государственное ополчение и присутствие верховного владыки для последней опасности, до которой дело никогда не дойдет, если суметь искусно и осторожно встретить безрассудно смелого македонянина; стоя во главе ста тысяч человек, треть которых составляли греки, он ручался за то, что уничтожит неприятеля. Гордые персы возражали самым энергичным образом; его планы недостойны персидского имени и являются несправедливым упреком храбрости персов; принять их будет знаком прискорбного недоверия к себе и признанием бессилия, вместо которого присутствие царя встретить только энтузиазм и преданность; они заклинали царя не вверять своих последних сил чужеземцу, который хочет стоять во главе войска только для того, чтобы предать царство Кира. Харидем с гневом вскочил со своего места и обвинял их в ослеплении, трусости и эгоизме: они не знают, говорил он, своего бессилия и страшной силы греков, они погубят царство Кира, если мудрость персидского царя не последует теперь его совету. Персидский царь, не доверявший самому себе и относившийся с тем большим недоверием к другим, оскорбленный в своем чувстве персидского величия, коснулся пояса чужеземца, и телохранители вывели греческого мужа, чтобы задушить его; его последние слова к царю, как говорят, были: "О моей цене скажет тебе твое раскаяние, мой мститель недалек". В военном совете было решено встретить македонян при их вступлении в верхнюю Азию с, государственным ополчением под личным предводительством персидского царя, и призвать из флота возможно большее количество греческих наемников, которых Фарнабаз должен был высадить как можно скорее в Триполисе на финикийском берегу. В Триполис был послан Фимонд, сын Ментора, чтобы принять этих людей под свое начальство и привести их в царское войско и чтобы передать Фарнабазу всю власть, которую имел Мемнон.
Тем временем Фарнабаз и Автофрадат продолжали и счастливо окончили осаду Митилены: город сдался под тем условием, что взамен возвращения изгнанников и уничтожения заключенного с Александром союзного договора македонский гарнизон получает право свободно удалиться, и город должен возобновить свой союз с Персией согласно с постановлениями Анталкидова мира. Но когда город перешел в руки этих двух персов, они перестали обращать внимание на договор, оставили в городе гарнизон под начальством родосца Ликомеда и сделали тираном Диогена, одного из прежних изгнанников; тяжелые контрибуции, потребованные ими частью от отдельных граждан, частью ото всего города, дали Митилене почувствовать всю тяжесть персидского ига. Затем Фарнабаз поспешил доставить наемников в Сирию; [4] здесь он получил приказ принять на себя главное начальство вместо Мемнона, планы которого это отозвание наемников, конечно, подрезывало в самом корне; быстрая и энергичная наступательная война, которая воспламенила бы Спарту, Афины и весь материк Греции, была теперь невозможна.
Все-таки Фарнабаз и Автофрадат сделали к этому некоторую попытку. Они послали перса Датама с десятью триерами к Кикладам, а сами с сотней кораблей направились к Тенедосу; они принудили этот остров, примкнувший к делу Греции, [5] возвратиться к постановлениям Анталкидова мира (такова была формула также и здесь). Очевидно, их намерением было занять Геллеспонт.
Чтобы сохранить за собой с помощью флота хотя бы только свободу сообщений с Македонией, Александр уже раньше послал для составления его на Пропонтиду Гегелоха, [6] с приказом задерживать все приходящие из Понта корабли и приспособлять их для военной службы. В Афины был послан Антимах с требованием, чтобы афиняне выставили союзный контингент кораблей и разрешили вооружить македонские корабли в гаванях Афин; ему было отказано. Антипатр приказал Протею собрать корабли из Эвбеи и Пелопоннеса, чтобы наблюдать за флотом Датама, стоявшим уже на якоре у острова Сифна; мера эта была крайне необходима, так как афиняне снова послали послов к персидскому царю и даже, при получении известия, что их возвращающиеся из Понта корабли с хлебом задерживаются и употребляются для войны против персов, постановили отправить в море под начальством Менесфея, сына Ификрата, флот из ста кораблей; [7] Гегелох счел более полезным отпустить задержанные афинские корабли, чтобы отнять у афинян предлог присоединить к персидскому флоту эти сто триер. [8] Еще удачнее вышло то, что Протей со своей эскадрой из пятнадцати кораблей не только удержал персидские корабли у Сифна, но и захватил их искусным нападением врасплох, так что восемь из них со всем экипажем попали в его руки, а два оставшихся обратились в бегство и с Датамом во главе спаслись к флоту, крейсировавшему в водах Хиоса и Милета и грабившему берега. [9]
Этим была устранена первая и, несомненно, наиболее серьезная опасность, которую мог повлечь за собой план Мемнона; быстрое нападение Протея предупредило отпадение греков. Но не показывали ли уже самые эти успехи, что Александр ошибся, распустив флот, который был принужден составлять сызнова по прошествии едва шести месяцев? Александр имел ясное представление о невысокой степени энергии и ума, которых он мог ожидать от персидских вождей, и оценил своих греческих союзников так, как это и показали последствия; если они и были склонны к отпадению и были готовы присоединяться со своими кораблями к персидскому флоту, то Антипатр должен был уметь обуздывать их на материке; вовсе не так трудно было, наконец, наскоро составить новый флот, чтобы прикрывать берега от неприятеля, который не умел действовать решительно там, где этого требовало место. Александр мог, не заботясь о морской войне, продолжать приводить в исполнение свой военный план, тем более, что каждый шаг вперед грозил самому существованию персидского флота, изолируя его от берегов его родины. Осуществление этого плана было целью ближайшего похода. [10]
Весною 333 года в Гордии сошлись вместе различные части македонского войска; с юга из Келен пришли войска, сделавшие с Александром зимний поход; из Сард Парменион привел конницу и обоз главной армии; из Македонии возвратились из своего отпуска новобрачные и с ними значительное число новобранцев, а именно 3000 пеших македонян и 300 конных, 200 фесалийских и 150 элейских всадников, так что у Александра, несмотря на оставленные им гарнизоны, набралось теперь только немного менее войска, [11] чем при Гранике. Каков был дух этого войска, можно видеть из их прежних успехов и из того, какой награды^рни должны были ожидать за дальнейшую борьбу; гордые одержанными ими победами и уверенные в новых победах, они смотрели уже на Азию, как на свою добычу; ручательством успеха служили им они сами, их царь и боги.
В Гордий явились также послы из Афин, чтобы просить царя освободить афинян, которые были взяты в плен в битве при Гранике и отведены в оковах в Македонию; не ссылались ли они при этом на заключенный в Коринфе союз и свою союзническую верность? Им было приказано снова явиться к царю, когда будет счастливо окончен ближайший поход.
В цитадели города Гордия, древней резиденции фригийских царей находились дворцы Гордия и Миды (Мидаса) и колесница, по которой некогда в Миде был узнан избранник богов для господства над Фригией; ярмо на этой колеснице было так искусно укреплено связанным из лыка узлом, что нельзя было найти ни его начала, ни конца; существовало предсказание оракула, что тому, кто развяжет узел, будет принадлежать господство над Азией. Александр приказал показать себе цитадель, дворец и колесницу, услышал об этом предсказании и решил исполнить его и развязать узел; он тщетно искал концы лыка и окружавшие со смущением видели его тщетные усилия; наконец, он извлек меч и разрубил узел; так или иначе, предсказание оракула было исполнено. [12]
На следующий день войско выступило в поход и двинулось в Анкиру [13] по южному склону пограничных гор Пафлагонии; туда явилось посольство пафлагонян, предложившее царю покорность пафлагонян под тем условием, чтобы в Пафлагонию не приходили македонские войска. Царь согласился; Пафлагония осталась во власти своих династов и, быть может, была подчинена компетенции наместника Фригии на Геллеспонте. [14]
Войско двинулось далее в Каппадокию, переправилось через Галис и достигло простиравшихся до Ириса областей этой обширной сатрапии, которая была пройдена без сопротивления, [15] обращена в македонскую сатрапию и отдана Сабикту, [16] хотя ее северные части и не могли быть заняты. Что демократическая партия в лежавших по Понту греческих городах надеялась получить от Александра свободу, подтверждает нам один пример. [17] Но на первое время власть осталась еще в руках персидской партии (так было в Синопе) или тиранов (так было в Гераклее). Александр не мог откладывать более важных предприятий для того, чтобы занимать отдельные берега Понта; и двинулся к берегам Средиземного моря. [18] Избранный им путь пролегал по северному склону Тавра к лежавшим выше Тиан киликийским проходам, тем самым, через которые лет семьдесят тому назад перешел со своими десятью тысячами греков Кир младший. [19]
Александр нашел эти высоты занятыми сильным отрядом; он приказал войску стать лагерем, а сам около первой стражи ночи выступил с гипаспистами, стрелками и агрианами, чтобы, воспользовавшись ночной темнотой, нечаянно напасть на неприятеля. Едва караульные услышали его приближение, как они поспешно бросились бежать и покинули проход, который они могли бы защитить без особенного труда, если бы не считали своей позиции потерянной. Арсам, сатрап Киликии, выдвинул их вперед, как кажется, только с целью выиграть время, чтобы разграбить и опустошить страну и успеть потом, оставив позади себя пустыню, отступить к Дарию, уже приближавшемуся со стороны Евфрата. С тем большей поспешностью прошел Александр через проходы и бросился со своей конницей и самыми легкими из легковооруженных к Тарсу, и все это свершилось так быстро, что Арсам, не считавший неприятеля ни столь близким, ни таким быстрым, не разграбив ни города, ни страны, спас поспешным бегством свою жизнь для скорой, однако же, смерти.
Утомленный бессонными ночами, быстрыми переходами и полуденным солнцем знойного летнего дня, Александр со своими войсками подошел к Кидну, чистому и холодному горному потоку, впадающему в Таре. Пожелав выкупаться, он быстро сбросил с себя шлем, панцырь и платье и бросился в реку; тут он страшно продрог и уже пошел было ко дну, - но был выташен из реки и отнесен в шатер полумертвым и в бессознательном состоянии. Корчи и страшный жар были единственными признаками жизни, спасти которую врачи почти не надеялись; возвращение сознания повлекло за собою новые муки; бессонные ночи и боязнь близкой смерти поглощали его последние силы. Его друзья скорбели, войско было в отчаянии; неприятель был близко, и никто не видел средства спасти царя. Наконец, акарнанский врач Филипп, знавший царя с детства, вызвался приготовить питье, которое поможет; Александр просил единственно о быстрой помощи; Филипп обещал ее. В то же самое время Александр получил от Пармениона письмо, где ему рекомендовалась осторожность: врач Филипп, стояло в нем, получил от Дария тысячу талантов и обещание на брак с дочерью персидского царя, если он отравит Александра. Александр дал это письмо своему врачу и, пока тот читал его, выпил кубок до дна. Врач спокойно прочитал письмо, не зная за собой никакой вины; он заклинал царя довериться ему и следовать его советам, говоря, что тогда его недуг скоро пройдет; он говорил с ним о родине, о его матери и сестрах, о близких победах и полных чудес странах востока; его заботливая верность была вознаграждена скорым выздоровлением царя; Александр возвратился в ряды своих македонян. [20]
Военные действия продолжались с удвоенным рвением. В цепи персидских сатрапий область Киликия была звеном, соединявшим сатрапии передней и верхней Азии. Овладев проходами Тавра, Александр быстро занял наиболее сильную оборонительную позицию персидского царства со стороны запада; чтобы захватить и удержать за собою вторую линию проходов, проходы Аманских гор в Сирию, он должен был иметь в своих руках все южные склоны этой области. Между тем как Парменион с наемниками и союзными войсками, с фессалийскими илами и фракийцами Ситалка, двинулся к востоку, чтобы занять ведущие в верхнюю Азию проходы, царь направился к западу, чтобы захватить путь в Ларанду и Иконий, так называемую суровую Киликию, жители которой, такие же независимые разбойничьи горские племена, как и их соседи, легко могли бы прервать сообщение с Малой Азией.
Из Тарса он двинулся в основанный Сарданапалом город Анхиал, где хранилась статуя этого ассирийского царя со следующей любопытной надписью: "Сарданапал основал Анхиал и Таре в один и тот же день; ты же, чужеземец, ешь, пей и люби; все другие блага человека не стоят внимания". Затем он прибыл в Солы, "родину солицизмов", которые, хотя и были по происхождению греческим городом, но были так привержены к персам, что Александр не только оставил в городе гарнизон, но и обложил его пенею в двести талантов серебра. Отсюда с тремя фалангами, со стрелками и агрианами он произвел набег на суровую Киликию; частью открытой силой, частью своей добротой в семь дней он окончательно покорил этих горных жителей и обеспечил себе таким образом свободное сообщение с западными провинциями. По возвращении в Солы он получил от своих военачальников в Карий известие, что Офонтопат, державшийся еще в приморской цитадели Галикарнасса, был побежден в упорном бою и что взято было в плен более 1000 человек. В ознаменование счастливого начала похода и в честь выздоровления царя в Солах были устроены различные празднества; большое жертвоприношение, принесенное Асклепию, торжественное шествие всего войска, бег с факелами, гимнические и художественные агоны должны были пробудить в жителях Сол, почтой отвыкших от греческих обычаев, воспоминание об их родине и предках; теперь время варваров прошло, греческая жизнь завоевала себе место в странах долголетнего рабства; греческое происхождение, еще вчера презренное и забытое среди азиатского варварства, становилось важным преимуществом. Александр дал солянам демократическое устройство, а несколько недель спустя, тотчас же после решившей участь Персии битвы, он прислал приказ, освободить их от контрибуции и возвратить им заложников. [21]
Возвратившись в Таре, царь двинул свою конницу под начальством Филоты через Алейское поле к реке Пираму, а сам с остальным войском пошел вдоль берега через Магарс в Малл (два города, в которых еще уцелели греческие традиции, которые могли помочь планам царя); в Малле народ еще до появления Александра восстал против своих прежних угнетателей; кровавую борьбу между персидской и народной партией решило и успокоило только появление Александра; он простил городу, ведшему свое происхождение из того же Аргоса, как и македонский царский дом, освободил его от дани, которую он доныне платил персидскому царю, возвратил ему свободу, и почтил его основателя Амфилоха аргосского праздником героя. [22]
Еще во время своего пребывания в Малле Александр получил известие, что царь Дарий идет от Евфрата с несметным войском и стоит уже несколько времени в сирийском городе Сохах, находящемся в двух днях пути от проходов. [23] Александр немедленно созвал военный совет; все были того мнения, что надо выступить со всею поспешностью, пройти через проходы и напасть на персов, где бы они ни встретились. Царь приказал выступать на следующее утро. Дорога из Малл в Исс шла вдоль берега залива, глубоко врезавшегося в материк.
Из Исса в Сирию вело два пути; один, менее доступный, идет сначала к северу (в Топра Калесси), а затем поворачивает к востоку через ущелья и проходы Аманских гор; Александр выбрал не этот путь, его солдаты достигли бы неприятеля утомленные сменою гор и долин и отсутствием в этом месте дорог; удаляться же от берега этого залива он мог не раньше, чем он весь будет в его власти и будет закрыт для неприятельских кораблей. Оставив больных, которые в тылу армии находились в наибольшей безопасности, он двинулся из Иссы по обыкновенной и известной грекам из описания Ксенофонта дороге к югу вдоль морского берега, через так называемые береговые проходы к приморскому городу Мириандру, лежавшему недалеко от подъема в главные сирийские проходы (проходы Байлана), чтобы отсюда двинуться на следующее утро в равнину Сирии и в Сохи. Ночью поднялась сильная буря, это было в первых числах ноября; [24] ветер и дождь сделали выступление положительно невозможным; войско осталось в лагере под Ми-риандром, милях в трех к югу от береговых проходов; через несколько дней оно рассчитывало встретить неприятеля на равнине Сох для решительного боя.
Действительно, предстоявшая встреча обоих войск должна была быть решительной. Персидское войско насчитывало в себе многие сотни тысяч, и в числе бывших в нем греческих наемников находились также и высадившиеся недавно на берег 30 000 наемников под командой акарнанца Бианора и фессалийца Аристомеда; в числе множества азиатских воинов находились около ста тысяч человек тяжеловооруженной пехоты и персидские панцирные всадники. Дарий надеялся на это войско, на свое правое дело и на свою военную славу; он охотно верил гордым уверениям, своих вельмож и - так рассказывают - виденному им незадолго перед выступлением из Вавилона сну, который был истолкован халдеями вполне благоприятно для него; он видел македонский лагерь облитый светом громадного пожара, македонского царя скачущего в персидской царской одежде по улицам Вавилона, но затем конь и всадник исчезли. Уверенный таким образом в будущем, он перешел через Евфрат; окруженный всей воинской роскошью "царя царей", сопровождаемый своим придворным штатом и гаремом, гаремами персидских сатрапов и владык, толпами евнухов и немых и, кроме сотен тысяч воинов, бесконечным караваном разукрашенных колесниц, богатых балдахинов и шумного обоза, он расположился лагерем при Сохах, здесь в обширной равнине, представлявшей ему достаточно места, чтобы развернуть свое подавляющее численным превосходством войско и, - это было главное, - успешно применить к делу свою многочисленную конницу, он желал выждать неприятеля, чтобы уничтожить его.
Как кажется, чуть ли не Арсам при своем бегстве из Киликии принес в лагерь первое известие о близости Александра и о его наступлении; судя по сообщенным им сведениям, неприятель, по-видимому, желал пройти через Аманские проходы; ежедневно ждали появления облака пыли на западе. День проходил за днем, появилось равнодушие к опасности, которая не приближалась; прежние поражения были забыты; слышались насмешки над врагом, который не осмеливается покинуть узкого прибрежья и который наверное чует, что достаточно будет копыт персидских коней, чтобы раздавить его силу. Слишком охотно внимал Дарий самоуверенным словам персидских вельмож: македонянин, говорили они, устрашенный близостью персов, не станет переходить через Таре, следует напасть на него, и он будет уничтожен. Тщетно македонянин Аминта возражал, что Александр выступит очень скоро навстречу персам и что его медлительность есть только признак тем большей опасности; ни за что на свете, говорил он, не должно спускаться в узкие долины Киликии, равнина при Сохах есть удобное поле битвы для персидского войска, здесь его полчища могут победить или спастись в случае поражения. [25] Но Дарий, не доверявший чужеземцу, который предал своего царя, опьяненный льстивыми речами своих вельмож и своими собственными желаниями, наконец гонимый вперед беспокойством слабости и своим роком, решил оставить позицию при Сохах и искать избегающего его неприятеля. Ненужная войсковая поклажа, гаремы, значительная часть сокровищницы, все, что могло препятствовать движению, было послано с Кофеном, братом Фарнабаза, в Дамаск, а царь, избегая обходного пути через Мириандр, вступил в Киликию через Аманские проходы и прибыл в Исс. Это произошло в тот же день, когда Александр выступил в Мириандр. Персы нашли в Иссе больных македонского войска, они были перебиты с жестокими мучениями; ликующие варвары полагали, что Александр бежит перед ними; они думали, что он отрезан от родины и что его гибель несомненна. Не теряя времени, орды пустились преследовать бегущих.
Действительно, Александр был отрезан; его обвиняли в том, что он поступил неосторожно, не заняв Аманских ворот и не оставив в Иссе гарнизона, и поэтому принужден был отдать на жертву жестокому врагу оставшихся позади больных; все его войско, как говорят, должно было бы погибнуть жалкой смертью, если бы персы решились избегать сражения, преградили бы выход в море своим флотом, а тыл Александра сильной оборонительной линией, препятствовали бы всякому движению вперед своими конными отрядами и сделали бы их вдвойне опаснее, прибегнув к опустошениям, как это советовал Мемнон. Но Александр знал персидское войско; он знал, что продержать столько сотен тысяч на его пути и в узкой Киликии в течение продолжительного времени есть дело невозможное, что это войско, не представляя собою органического целого, неспособно к системе боевых движений, с помощью которых оно могло бы его оценить, и что в худшем случае ряд быстрых и смелых маршей с его стороны принудил бы эту беспомощную массу отступить, придти в беспорядок, рассеяться и пасть жертвой первого неожиданного нападения. Он никак не мог ожидать того, что персы оставят столь удобную для них позицию и вступят даже на узкую береговую равнину у Пинара.
Дарий сделал это; извещенный беглецами из туземцев, что Александр стоит в нескольких часах расстояния по ту сторону береговых проходов и не бежит, он не будучи в состоянии отступить со своим громадным войском с достаточной быстротою и не решаясь двинуть его к этим Фермопилам Киликии, должен был стать лагерем в узкой равнине и приготовиться к битве, выгоду нападения в которой он должен был теперь предоставить неприятелю. Действительно, если бы существовало какое-либо стратегическое средство, чтобы принудить персидского царя оставить равнину Сох и предпринять это движение на равнину Киликии, то Александр с радостью решился бы на него, если бы оно даже стоило ему больших потерь, чем потеря лазарета при Иссе. Первый слух о близости Дария показался ему до такой степени невероятным, что он послал несколько офицеров на яхте вдоль берега, чтобы убедиться в действительной близости неприятеля.
Другое впечатление произвел тот же слух на войска Александра; [26] они ожидали встретить неприятеля через несколько дней и на открытом поле; теперь все являлось неожиданно и гораздо скорее; теперь неприятель стоял у них в тылу, завтра уже должны были произойти битвы; теперь, так говорили, у неприятеля придется с бою отнимать то, чем они уже владели, и покупать каждый шаг назад ценою крови; а быть может проходы уже заняты и преграждены, быть может теперь придется, как некогда десяти тысячам, пробиваться через внутренние области Азии и, вместо славы и добычи, принести на родину одну только жизнь; и это все потому, что двигались необдуманно вперед; простого солдата не ценят и, когда он раненый остается позади, предоставляют его своей судьбе и неприятелю. Так и еще хуже роптали солдаты, чистя свое оружие и оттачивая свои дротики, не столько из малодушия, сколько потому, что случилось иначе, чем они ожидали, и чтобы громкой бранью стряхнуть с себя неприятное чувство, охватывающее даже самые храбрые войска при приближении долго ожидавшегося решительного момента.
Александр знал настроение своих войск; его не тревожило это своеволие, порождаемое и развиваемое войною. Когда посланные офицеры донесли ему об том, что видели, т. е. что равнина устья Пинара у Исса покрыта шатрами и что Дарий близко, он созвал стратегов, илархов и начальников союзных войск, сообщил им о полученных донесениях и показал, что из всех мыслимых возможностей теперешнее положение неприятеля обещает самый верный успех; их не введет в заблуждение, так говорит он у Арриана, то, что они, по-видимому, обойдены; они слишком часто бились со славой, и не падут духом при кажущейся опасности; всегда победители, они всегда шли навстречу побежденным; македоняне против мидян и персов, опытные, поседелые в боях воины против давно отвыкших от оружия и расслабленных азиатов, свободные мужи против рабов, эллины, добровольно бьющиеся за своих богов и отечество, против испорченных эллинов, продавших за жалованье, и даже за невысокое жалованье, свое отечество и славу своих предков, воинственные и свободные автохтоны Европы против презренных племен востока, словом, сила против вырождения, твердость воли против глубокого бессилия, все преимущества почвы, военного искусства и храбрости против персидских орд, может ли тут быть какое-либо сомнение в исходе битвы? А ценой этой победы является уже не одна или две сатрапии, а все персидское царство; они победят не отряды конницы и наемников, как при Гранике, но государственное ополчение Азии, не персидских сатрапов, но персидского царя; после этой победы им останется только вступить во владение Азией и вознаградить себя за все лишения, которые они сообща перенесли. Он напомнил о том, что они совершили вместе, упомянул, как до сих пор в делах отличались отдельные лица, называя их по именам. [27] Это и многое другое, что в устах храброго полководца может воспламенить храбрых людей перед битвой, говорил Александр со свойственным ему величием и увлечением; не было никого, кого не тронули бы слова юного героя; люди теснились к нему, чтобы пожать ему руку и прибавить от себя храброе слово, требовали немедленного выступления, немедленного боя. [28] Александр отпустил их с приказом, прежде всего позаботиться о том, чтобы вдохнуть побольше мужества в войска, послать вперед несколько всадников и стрелков к береговым проходам, и быть готовыми выступить с остальными войсками вечером.
Поздно вечером войско двинулось из лагеря, около полуночи достигло проходов, и сделало привал около скал, чтобы несколько отдохнуть, выставив вперед нужные форпосты. С утренней зарей они пошли далее, чтобы вступить через проходы на береговую равнину. [29]
Эта равнина простирается от береговых проходов миль на пять к северу до города Исса; окаймленная с запада морем, а с востока высокими в некоторых своих частях горами, она становится шире по мере своего удаления от проходов. Посередине, где ширина ее превышает полмили, [30] ее прорезывает в юго-западном направлении маленькая горная речка Пинара (Деличай), северные берега которой местами круты; лежащие на северо-восток горы, из которых она вытекает, сопровождают ее течение, а вдоль ее южного берега в равнину выдается значительная возвышенность, так что вверх по течению Пинара равнина постепенно принимает гористый характер. На некотором расстоянии к северу от Пинара начинался персидский лагерь.
Когда Дарий получил известие, что Александр возвратился к береговым проходам, что он готов предложить сражение и уже наступает, тогда вся громада персидского войска была приведена в порядок, скоро и хорошо, насколько это было возможно. Конечно, ограниченное пространство не было благоприятно для громадного войска, но оно казалось тем более удобным для упорной обороны; Пинар со своими крутыми берегами был как бы валом и рвом, за которым должна была построиться вся эта масса войска. Чтобы исполнить это без всякого беспорядка, Дарий переправил через реку 30 000 всадников и 20 000 легких пехотинцев, наказав им тотчас же отступить направо и налево на крылья линии. Затем линия пехоты была построена таким образом, что 30 000 греческих наемников под начальством Фимонда составили правое крыло, [31] а левое крыло образовали 60 000 кардаков; другие 20 000 кардаков [32] были отодвинуты далеко левее к самым высотам, получив назначение тревожить правое крыло Александра; когда македоняне подступили для нападения к Пинару, то некоторая часть этого отряда стояла в тылу правого крыла. Недостаток места позволил персам назначить к непосредственному участию в битве только указанные войска; большинство народов, состоявшее из легкой и тяжелой пехоты, выстроилось колоннами позади линии, так что в сражение можно было ввести постоянно свежие войска. Когда все было в порядке, посланным вперед отрядам конницы был подан знак к отступлению; они отступили на правое и левое крыло; но, как кажется, условия местности делали невозможным пустить в ход конницу на левом крыле и поэтому назначенные сюда войска были перемещены тоже на правое крыло, так что теперь около берега была соединена вся конница, составлявшая главную силу персов, под начальством Набарзана. Сам Дарий по персидскому обычаю занял на своей боевой колеснице место в центре всей боевой линии, окруженный конным отрядом знатнейших персов, предводимых его братом Оксафром. План битвы состоял в том, что пехота должна была удержаться на своей позиции позади Пинара, для чего менее крутые места берега были заполнены укреплениями, на правом же крыле напротив персидская конница должна была со всею силою обрушиться на левое крыло македонян, между тем как войска с гор нападут на тыл неприятеля. [33]
Александр со своей стороны, когда местность сделалась шире, из своей походной колонны, в которой шли одни за другими тяжелая пехота, конница и легковооруженные, выдвинул налево и направо боевую линию, состоявшую из шестнадцати рядов тяжелой пехоты; [34] при дальнейшем движении вперед равнина становилась все шире и шире, так что могла выехать вперед и конница, - на левом крыле конница греческих союзников и навербованные в Элиде всадники, а на правом, которое, как обыкновенно, должно было начать нападение, фессалийская и македонская конница. Уже вдали показалась длинная линия персидского войска; направо виднелись покрытые неприятельской пехотой высоты и можно было заметить, как от левого крыла неприятеля спешили вдоль боевой линии большие отряды конницы, чтобы соединиться для большой конной атаки на правом крыле, где место было свободнее. Александр приказал фессалийским илам перейти позади фронта, чтобы неприятель не видал этого движения, на левое крыло и стать сейчас же после критских стрелков и фракийцев Ситалка, которые как раз в эту минуту занимали свои места в боевой линии слева от фаланг; командовавшему левым крылом Пармениону он приказал с навербованными из Элиды всадниками, следовавшими слева за фессалийцами, держаться как можно ближе к морю, чтобы со стороны моря боевой линии нельзя было обойти. На правом крыле он выстроил направо от македонской конницы илы сариссофоров под начальством Протомаха, пеонов под начальством Аристона и стрелков под начальством Антиоха. Против выстроенных на горах направо от него кардаков он составил из агрианов под начальством Аттала, части стрелков и нескольких всадников второй фронт, образовавший угол с боевой линией. [35]
Чем ближе подходили македоняне к Пинару, тем менее была заметна значительная длина неприятельской линии, которая далеко заходила за правое крыло македонского войска; царь нашел необходимым отодвинуть позади фронта на край крыла две македонские илы, илу Перида и Пантордана; в боевую линию вместо них он мог поместить теперь агрианов, стрелков и всадников бокового корпуса; энергическая атака, которую они перед этим сделали на стоявших против них варваров, опрокинула этих последних и принудила их бежать на высоты, так что теперь трехсот гетайров казалось достаточно, чтобы держать их на отдалении и обеспечивать с этой стороны безопасность движения боевой линии.
Этим, совершенным без поспешности, с маленькими остановками для отдыха, движением Александр не только далеко оттеснил выдвинутый против него справа фланговый корпус неприятеля, но в то же время получил возможность выдвинуть на правом фланге линию своей легкой пехоты и конницы далее левого крыла неприятеля, так что они могли теперь прикрывать атаку, которую он думал произвесть с илами гетайров, и отвлекать крайний левый фланг неприятеля, пока он бросится на центр его, имея по левую сторону себя гипаспистов, а позади ближайшие фаланги. Опрокинув центр неприятеля, он рассчитывал напасть единовременно спереди и с тыла со своими гипаспистами и со своими илами на его правое крыло, которому греческие союзники и многочисленная конница давали решительный перевес над крылом Пармениона, и уничтожить его. Он мог предвидеть, что успех его первой атаки повлияет на ход всего сражения, тем более решающим образом, что персидский царь находился не у конницы правого крыла, которая могла бы сделать главное нападение с персидской стороны, но в центре оборонительной линии, которая, хотя и защищенная естественными стенами берегов Пинара и земляными завалами, все-таки, по-видимому, не могла выдержать энергического нападения.
Александр медленно подвигался вперед со своей линией, чтобы в величайшем порядке и плотно сомкнутым строем напасть на неприятеля. Он скакал вдоль фронта, обращался со словами ободрения к разным частям своего войска и называл по имени того или другого командира, указывая на совершенные уже ими славные подвиги; повсюду войска громко приветствовали его и требовали, не медля долее, начать нападение. Когда вся линия приблизилась сомкнутым строем к врагу на расстояние выстрела, Александр, при боевых кликах войска, бросился с конницей в Пинар. Не понеся значительных потерь под градом стрел неприятеля, они достигли противоположного берега и с такою силою бросились на неприятельскую линию, что последняя, после короткого и тщетного сопротивления, начала приходить в беспорядок и отступать. Уже Александр увидал боевую колесницу персидского царя и бросился туда; завязалась кровопролитная рукопашная схватка между знатными персами, защищавшими своего царя, и предводимыми своим царем македонскими всадниками; Арсам, Реомифр, Атизий и египетский сатрап Сабак пали; сам Александр был ранен в бедро; тем яростнее бились македоняне; наконец Дарий поворотил свою колесницу прочь из свалки, за ним последовали ближайшие ряды, стоявшие слева около высот, и скоро бегство сделалось всеобщим. Пеоны, агрианы и две илы крайнего крыла македонян бросились справа на пришедшие в беспорядок полчища и довершили победу с этой стороны.
Между тем тяжелая пехота центра не могла ровной линией следовать за быстрым наступлением Александра, так что в ней образовались промежутки, только увеличиваемые желанием не отставать, не взирая на представляемые крутым берегом Пинара препятствия; когда Александр уже свирепствовал в центре неприятеля и левое крыло последнего уже дрогнуло, эллины персидского войска быстро бросились на македонских гоплитов, которым они заведомо не уступали по мужеству, вооружению и военной опытности, там, где в линии последних был наибольший промежуток. Дело было в том, чтобы снова выиграть уже потерянную победу; если удастся оттеснить македонян с крутого берега обратно за реку, то фланг Александра будет обнажен, и он тогда пропал. Эта опасность удвоила силы педзетайров; если они отступят, то погубят победу, которую уже выиграл Александр. Исконная ненависть между греками и македонянами делала при их равном мужестве и равных силах битву еще кровопролитнее; понимаемые неприятелем проклятия и предсмертные стоны противника удваивали ожесточение. Уже сын Селевка, Птолемей, начальствовавший над предпоследним таксисом, и многие офицеры [36] пали; битва, которая около берегов, по-видимому, решилась теперь в пользу персов, поддерживалась только с трудом и величайшими усилиями.
Набарзан с персидскими всадниками переправился через Пинар и с такой яростью бросился на фессалийских всадников, что одна из ил была разбита совершенно, а другие могли держаться только благодаря прекрасным качествам своих лошадей, каждый раз снова быстро смыкаясь и то здесь, то там снова бросаясь на неприятеля; долго сопротивляться превосходству сил и ярости персидских всадников они бы не могли. Но уже левое крыло персов было сломлено, и Дарий, вместо того чтобы быть в битве среди своих верных, искал спасения в бегстве. Александр видел угрожающую его фалангам опасность; прежде чем преследовать далее бегущего царя, он бросился спасать их; между тем как гоплиты фаланги снова перешли в нападение, он приказал своим гипаспистам сделать поворот налево и ударить во фланг греческим наемникам, которые, будучи не в состоянии выдержать нападения с двух сторон, были опрокинуты, рассеяны и разбиты. До всадников Набарзана, бывших в самом жарком бою и подвигавшихся вперед, достиг теперь крик: "Царь бежит"; они начали останавливаться, приходить в беспорядок и поворачивать назад и, наконец, понеслись по равнине, преследуемые фессалийцами. Все бросились к горам, ущелья наполнились; давка всевозможных войск и народов, дробящие удары копыт падающих лошадей, крики погибающих, злобное бешенство и смертельный страх неприятелей, падающих под ударами мечей и дротиков увлеченных преследованием македонян, и ликующие победные крики последних, - таков был конец славного дня Иссы.
Потери персов были громадны, поле битвы было покрыто телами мертвых и умирающих, ущелья гор завалены трупами и за сплошным валом тел бегство царя было безопасно.
Дарий, который после успеха первой атаки Александра повернул свою четверню назад, проскакал по равнине до гор; здесь крутизна подъема мешала колеснице быстро двигаться; он соскочил с колесницы, бросил плащ, лук и щит и вскочил на кобылицу, которая понеслась к ожидавшему ее на конюшне жеребенку с быстротой, которой желал Дарий. Александр преследовал его, пока еще был день; поимка персидского царя казалась ему победным призом дня; он нашел в ущелье его боевую колесницу, щит, плащ и лук и с этими трофеями возвратился назад в персидский лагерь, который без боя был занят и приспособлен для ночного отдыха его людьми. [37]
Добыча золотом и золотыми вещами, кроме роскошного убранства лагеря и дорогого вооружения персидских вельмож, была невелика, так как казна, походные вещи и придворные штаты персидского царя и сатрапов были отправлены в Дамаск. [38] Но в руки победителя попали вместе с лагерем, в котором они были забыты среди суматохи бегства, царица-мать Сисигамбис, супруга Дария и их дети. Когда Александр, возвратясь после преследования, ужинал со своими офицерами в ставке Дария, он услышал вблизи жалобы женских голосов и узнал, что это царские жены, считавшие Дария умершим, потому что они видели, как по лагерю с торжеством провезли его колесницу, лук и царскую мантию; он тот час же послал к ним одного из своих друзей, Леонната, чтобы уверить их, что Дарий жив, что им нечего бояться, что ни к ним, ни к Дарию он не чувствует личной вражды, что он хочет завладеть Азией в честном бою и сумеет отнестись с уважением к их высокому званию и их несчастию. [39] Он сдержал перед ними свое слово; к ним не только отнеслись с подобающим несчастию снисхождением, но и по-прежнему воздавали им почести, к которым они привыкли в дни счастия, и продолжали служить им по персидскому обычаю. Александр желал, чтобы они содержались не как пленницы, но как царицы, и чтобы величие царского сана было поставлено выше различия между греками и варварами. Здесь впервые обнаружилось, как он думал установить свои отношения к Персии. При тех же условиях афиняне и спартанцы предоставили бы своей ненависти или корыстолюбию определить участь вражеских цариц; поведение Александра настолько же служило доказательством более свободной или же более дальновидной политики, как и свидетельствовало о его великодушии. Его современники прославляли последнее, не понимая или пока они еще не поняли первой; почти ни одному подвигу Александра они не изумлялись более, чем этой кротости там, где он мог явить себя гордым победителем, и этой почтительности там, где он мог показать себя греком и царем; всего изумительнее казалось им то, что он, превосходя этим свой великий прообраз Ахилла, отказался воспользоваться правом победителя относительно супруги побежденного, считавшейся красивейшей из всех женщин Азии; когда он был близко, он запретил даже говорить о ее красоте, чтобы ни одним лишним словом не увеличить скорби благородной женщины. Впоследствии рассказывали, что царь, сопровождаемый только своим любимцем Гефестионом, явился в палатку цариц и что царица-мать, не зная, который из двух одинаково блестяще одетых мужчин царь, бросилась на землю перед Гефестионом, который был выше ростом, чтобы поклониться ему по персидскому обычаю; но когда она, увидев свою ошибку из того, что Гефестион отступил назад, пришла в величайшее смущение и считала свою жизнь потерянной, Александр сказал с улыбкой: "ты не ошиблась, и он тоже Александр"; затем он взял на руки шестилетнего сына Дария, приласкал его и поцеловал. [40]
Потери македонского войска в этом сражении определяются в 300 пехотинцев и 150 всадников. [41] Сам царь был ранен в бедро. Несмотря на это, на следующий день после битвы он посетил раненых и приказал со всеми воинскими почестями похоронить павших, выстроив все войско в боевом порядке; их памятниками были три алтаря у Пинара, [42] а город Александрия, заложенный при входе в сирийские проходы, был памятником великого дня Иссы, одним ударом уничтожившего могущество Персии.
Из персидского войска, как говорят, пало около 100 000 человек и в том числе 10 000 всадников. То обстоятельство, что оно было сначала разбито на своем левом крыле и было слишком развернуто со стороны моря, совершенно рассеяло его остатки. Главные силы бежали через горы к Евфрату; другие толпы бежали к северу в горы Киликии и бросились оттуда в Каппадокию, Ликаонию и Пафлагонию; их рассеяли отчасти Антигон во Фригии, частью Каллат в Малой Фригии. [43] Из греческих наемников около 8000 спаслось с поля битвы через Аманские горы в Сирию; [44] отступая в довольно хорошем порядке под предводительством македонского беглеца Аминты, они достигли Триполиса, где на берегу еще лежали триеры, на которых они прибыли; из них они взяли столько, сколько было нужно для их бегства, сожгли остальные, чтобы не дать им попасть в руки неприятеля, и переправились на Кипр. [45] Другие, вероятно, достигли моря другими путями и направились к Тенару искать себе новой службы. С переехавшими на Кипр наемниками Аминта направился к Пелусию, чтобы занять место павшего при Иссе с