Агатархид Книдский

Автор: 

Эфиопика

Книга шестая
1. Athen. VII, ρ. 297 D: Агафархид пишет в шестой книге "Европейской истории", что своих огромных копаидских угрей беотийцы даже приносят в жертву богам, украшая их венками, произнося над ними молитвы и бросая на них жертвенный ячмень. Один приезжий, изумленный таким странным обычаем, стал о нем расспрашивать, а беотиец сказал ему, что знает только одно: должно блюсти уставы предков и незачем оправдывать их перед чужими людьми.
Книга двенадцатая
2. Athen. XII, ρ. 527 F: И Агафархид в двенадцатой книге "Истории" подтверждает: "Этолийцы настолько же более других готовы встретить смерть, насколько усерднее других стремятся проматывать жизнь".
Книга шестнадцатая
3. Idem XII, ρ. 550, B: Агафархид в шестнадцатой книге "О Европе" говорит , что МАГАС, процарствовавший в Кирене пятьдесят лет и не тревожимый войнами, впал в излишества и в последние годы страдал от тяжести собственного тела. В конце концов, он задохнулся от тучности, растолстев от безделья и от непомерного обжорства.
Книга одиннадцатая
4. Idem ΧIV, ρ. 650, F: Беотийцы называют гранаты сидами - об этом пишет Агафархид в одиннадцатой книге "О Европе": "Когда афиняне спорили с беотийцами о местности, называвшейся Сидами, то Эпаминонд во время разбирательства неожиданно выхватил левой рукой спрятанный гранат и спросил афинян, как они это называют. Те ответили: "роа (ρ̉όα)", "а мы, - сказал он, - называем сидом (σίδα)". И он выиграл, потому что местность эта изобиловала этим растением и оттого получила свое название".
Книга двадцать вторая
5. Idem VI, ρ. 246, E: Агафархид Книдский пишет в двадцать второй книге "О Европе" , что у аргосского тирана Аристомаха параситом был кулачный боец-панкратиаст Антемокрит.
Книга двадцать седьмая
6. Idem XII, ρ. 550 B: в двадцать седьмой книге он рассказывает, что у лакедемонян великим позором считается как худосочность, так и толстый, выпяченный живот; поэтому молодые воины каждые десять дней нагими выстраивались перед эфорами, и, разумеется, те же эфоры каждый день придирчиво досматривали их одежду и постель. Повара у лакедемонян умели готовить мясо, но больше ничего.
Книга двадцать восьмая
7. Idem IV, ρ. 168, D: Агафархид Книдский пишет в двадцать восьмой книге "Европейской истории": "В Спарте эфоры воспретили Гносиппу общаться с юношами, потому что он показал себя мотом".
Книга тридцатая
8. Idem VI, ρ. 251, F: Агафархид пишет в тридцатой книге "Истории": "Спартиат Гересипп, отъявленный негодяй, даже и не притворявшийся порядочным человеком, был очень красноречив в льстивых речах и большой мастер услужать богатым людям, пока им сопутствовало счастье"
Книга тридцать первая
9. Idem XII, ρ. 528, A: И говорит он в тридцать первой книге о том, что закинфяне были искусными в войне, потому что они привыкли шикарно жить в достатке и богатстве.
Книга тридцать четвёртая
10. Idem IX, ρ. 387, C: Описывая в тридцать четвертой книге своей "Европейской истории" реку Фазис, Агафархид Книдский пишет и следующее: "В устье этой реки во множестве бродят в поисках пищи фазаны".
Книга тридцать пятая
11. Idem XII, ρ. 527, F: И Агафархид в тридцать пятой книге "О Европе": "Ликийские АРИКАНДИЙЦЫ, соседи лимерийцев, из-за расточительных своих прихотей оказались у них в долгу, по сластолюбию и лени не могли расплатиться и оттого склонились на посулы Митридата, полагая, что за это он сложит с них долги".
Книга тридцать восьмая
12. Idem VI, ρ. 272 D: Агафархид Книдский пишет в тридцать восьмой книге "Европейской истории", что у дарданцев хозяин имел тысячу рабов, а ... [лакуна] ... еще более. В мирное время они обрабатывали землю, а во время войны собирались в отряды под началом хозяев".
Из неизвестных книг
13. Idem I, ρ. 28, D:
Более того, Агафархид пишет, что на Иссе, острове в Адриатическом море, делают вино, превосходящее вкусом все остальные.

Азиатика

Книга вторая
14. Diod. III , 2, 1: Что касается историков, мы должны сделать различия между ними по содержанию того, что многие из них включили в труды, как о Египте, так и об Эфиопии, из которых некоторые дали доверие ложным сведениям, а другие выдумали множество историй для увеселения читателей, и таким можно смело не доверять. (2) Например, Агатархид Книдский, во второй книге своей работы об Азии, и составитель географии, Артемидор Эфесский, в своей восьмой книге, и некоторые другие, чьи жилища были в Египте, наиболее подробно изложили, что я рассказал выше, и, наоборот, точно обо всем написали. (3) Так, свидетельствую за самого себя, во время нашего посещения Египта, мы связались со многими из его священнослужителей и беседовали не с одним послом из Эфиопии, которые были тогда в Египте; и после пытливого опроса каждого из них об этих материях, и проверив рассказы историков, мы составили наш отчёт, чтобы соответствовать мнению, которое наиболее полно согласовано.
15. Idem I, 41 4: Ближе всех подошёл к истине Агатархид Книдский. Он объясняет это следующим образом: каждый год в горах Эфиопии выпадают проливные дожди от летнего солнцестояния до осеннего равноденствия, (5) и поэтому вполне естественно, что Нил должен мелеть зимой, когда получает приток воды исключительно из своих источников, но он должен увеличивать свой объем летом из-за дождей, которые вливаются в него. (6) И только потому, что ещё никому до сих пор не удалось изложить причины возникновения паводковых вод, это не является правильным, он настаивает, что его личное объяснение может быть опровергнуто, потому что природа представляет много противоречивых явлений, точные причины которых человечеству не под силу обнаружить. (7) Что касается его собственного утверждения, он добавляет, что свидетельства о его истинности предоставляются явлениями, которые имеют место в некоторых района Азии. Ибо на границе Скифии, примыкающей к Кавказским горам, ежегодно, по окончании зимы, происходят исключительно сильные снежные бури в течение многих дней подряд; в северной части Индии в определённые сезоны выпадает град, который по размеру и количеству выше всякого доверия; вокруг реки Гидасп непрерывные дожди выпадают в начале лета, и в Эфиопии точно то же самое происходит несколькими днями позже, эти климатические условия, регулярно повторяясь, всегда вызывают бури в соседних областях. (8) И вот, он утверждает, что нет ничего удивительного, если также в Эфиопии, что лежит выше Египта, продолжительные дожди в горах, приходящиеся на летний сезон, пополняют реки, тем более, что об этом простом факте свидетельствуют варвары, населяющие эти края. (9) И если сказанное является по своей природе противоположным тому, что происходит у нас, это не должно вызывать недоверие на этот счёт; потому что южный ветер, например, у нас сопровождает ненастной погодой, но в Эфиопии - чистым небом, и в Европе северные ветры неистовы, но в той стране они ласковые и лёгкие.
Книга восьмая
16. Athen IV, ρ. 155, С: Агафархид Книдский рассказывает в восьмой книге "Истории Азии", что когда друзья угощали Александра, сына Филиппа, то все лакомства на стол выставлялись завернутыми в золото; а когда их ели, то золотую обертку разворачивали и выбрасывали вместе с шелухой и косточками, чтобы люди видели роскошь царских друзей, а слуги получали свой законный доход.
Книга девятая
17.Лукиан Macrobii с.22: Иероним, побывавший не раз на войне, перенесший немало трудов и ран, жил до ста четырех лет, как передает Агафархид в девятой книге своей истории Азии, дивясь этому человеку, который до последнего дня своего оставался живым собеседником, сохранил остроту всех чувств и безукоризненное здоровье.
Книга десятая
18. Athen XII, ρ. 539, B: Филарх и Агафархид Книдский в десятой книге "Об Азии" пишут, что непомерной роскоши предавались и "товарищи Александра". Так, Агнон носил башмаки на золотых гвоздях. Клит, по прозвищу Белый, чтобы заниматься делами, выходил к посетителям, одетый в пурпурный плащ. Пердикка и Кратер, любители гимнастики, возили за собой козьи шкуры для шатра обхватом в стадий, отыскивали себе место близ походного лагеря и упражнялись под их навесом, а вьючные животные везли за ними песок для занятий борьбой. Леоннат и Менелай любили охоту и возили с собой тенета в сто стадий длины, чтобы оцеплять ими местность и травить зверей.
Из неизвестных книг
19. Josephus Flavius. Against Apion I с. 22:
Я же поспешу назвать также имя Агатархида, который упомянул о нас, подшучивая, как ему самому кажется, над нашей простодушностью. Он рассказывает историю Стратоники, говоря о том, как она оставила своего мужа Деметрия и пришла из Македонии в Сирию; когда же Селевк, занимаясь в то время созданием войска в Вавилоне, не пожелал жениться на ней, чего ей очень хотелось, она подняла восстание в Антиохии. А затем, когда царь вернулся и осадил город, она бежала в Селевкию и имела возможность тотчас отплыть, но, поверив неблагоприятному сновидению, решила остаться, была схвачена и казнена". Предварительно рассказав об этом, Агатархид смеется над суеверием Стратоники и в качестве примера упоминает в нескольких словах о нас. Вот как он пишет: "Так называемые евреи, населяющие самый неприступный из городов, который местные жители называют Иерусалимом, имеют обыкновение в седьмой день не заниматься ничем; они не носят оружия в это время, не прикасаются к земледельческим работам, не заботятся ни о каких других обязанностях, а только с поднятыми руками с утра до вечера молятся в храме. Когда в город со своим войском входил Птолемей Лаг, эти люди вместо того, чтобы защищать город, соблюдали свой безумный обычай. При этом отечество их обрело жестокого деспота, а в законе обнаружилось включенное в него никуда не годное предписание. Этот случай, кроме них самих, всех остальных научил тому, что не следует обращать внимания на сновидения и на прочие сохраненные обычаем предрассудки, которые должны уступать место здравому размышлению о том, что происходит". Агатархиду этот случай кажется смехотворным, но непредвзятым исследователям - весьма достойным похвалы, если самой свободе и спасению отечества люди предпочли верность обычаям и исконному благочестию.

Из неизвестных работ

20. Plinius Maior VII 2 ,p.4: Согласно сведениям Агатархида, подобное племя существует в Африке, их называют псиллы - в честь царя Псилла, чья гробница находится [на побережье] Большого Сирта (ср.: Ibid.). В их телах вырабатывается яд, который смертелен для змей и запах которого они используют для усыпления змей. Еще они имеют обычай подкладывать новорожденное дитя самой свирепой змее, чтобы проверить верность своих жен, поскольку змеи кусают младенцев, родившихся от связи их жен с чужестранцами. Почти все это племя было изгнано насамонами, которые теперь занимают эту землю, однако потомки тех, кто бежал или не участвовал в противостоянии [с насамонами], обитают в разных местах и по сю пору.